Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Приключения Унисон наших сердец Глава 8

Унисон наших сердец Глава 8

Категория: Приключения
Рыжеволосая куноичи ещё раз огляделась и вздохнула с облегчением от того, что хвоста не было. Погода благоволила тайнам, напуская тумана, что стелился по земле, скрывая её и того, кто пришёл к ней на встречу. Незаконность их связи придавала обоим азарта. Чунин с длинными до плеч светлыми волосами лишь улыбнулся, притянул девушку к себе и поцеловал. Это была уже не первая их тайная встреча, но они до сих пор чувствовали себя неловко.

- Хотелось бы встречаться чаще, - вздохнул шиноби.
- Ты же знаешь, что это невозможно, - грустно улыбнулась та. – Если сенсей или Сасори-сан узнают об этом, то это может закончиться очень плохо, как, впрочем, и в твоём случае, Яшамару…

Они оба это понимали, но что-то тянуло их друг к другу каждый раз, когда один из них оказывался неподалёку от другого. Они не были уверены, что это то самое чувство, ради которого можно и умереть, но не хотели отказываться от этой связи, что давала им почувствовать прелесть жизни.

- Да, но кто мешает тебе, например не поискать ценные головы в стране Ветра?
- Например, то, что меня могут схватить и отдать в руки Конохи, - сложила руки на груди куноичи. – То же самое можно сказать и о тебе. Кто мешает брать миссии, где можно пересекать границы страны Ветра и какой-нибудь ещё?
- Этот разговор с самого начала был обречён на провал, - усмехнулся шиноби Сунагакуре, покачав головой. – Мы оба знаем, что всё останется иначе… Редкие встречи, опасения как бы не раскрыться, опасение жив ли кто из нас, ведь в любой момент кого-то из нас могут убить на миссии…
- А знаешь, ты прав, - холодно заметила Узумаки, сложив руки на груди – но с оговоркой, не разговор, а наши отношения были обречены на провал с самого начала. Рано или поздно тебя или меня раскроют, а я не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести… Поэтому, думаю, это всё. Тем более у тебя семья: родители, сестра… друзья и любимая деревня, тебе есть что терять.
- Быть может ты и права, - грустно улыбнулся Яшамару глядя в спину подруге – но всё же не забывай, что в Суне у тебя есть друзья… Но всё же это не правильно как-то. Кушина, знаешь…
- Извини, но мне ещё нужно встретиться с Сасори-саном, а он не любит ждать, поэтому... – куноичи исчезла в тумане.

Чунин лишь вздохнул и направился в сторону деревни. Кушина проводила его взглядом с холма и вздохнула с облегчением, покосившись на того, что появился за ней.

- Такими темпами из-за вас я без друзей останусь, Какузу-сенсей, - недовольно пробурчала она.
- Из-за меня? – усмехнулся тот. – Я же не заставлял тебя с ним расставаться.
- Угу, если бы я это не сделала, вы бы от него избавились.
- А нечего болтаться без дела! – нахмурился отступник. – Время – деньги, а ваши шуры-муры только отнимают время, которое можно было потратить с большей пользой! И тем более, этот парень какой-то мягкий и хилый. Если бы любил, то остановил бы, а не согласился. Впрочем, он сам начал этот разговор…
- Сенсей, давайте не будем об этом! – возмутилась Узумаки, развернувшись к нему лицом. Хоть она и была немного расстроена тем, что пришлось порвать с Яшамару, но чувствовала, что с души будто камень свалился. Теперь не нужно было переживать, что ему достанется из-за неё. – Сами говорили: время-деньги! Так может, сразу перейдём к делу?
- Ну, хоть не вылетает в другое ухо, как было раньше, - довольно хмыкнул Какузу. – Ладно, вы с Сасори отправляетесь в Амегакуре, там передадите кое-что одной группе. Перспективные ребята, очень перспективные.

Кушина усмехнулась. На языке её учителя это значило то, что эта группа может получить за свои головы кругленькую сумму через определённое время.

- Они не так хорошо известны в своей деревне, но есть шанс, что они заработают отличную репутацию, поэтому думаю, со временем, мы могли бы присоединиться к ним. Лидеры организации ученики Джирайи, имён не запомнил, но название организации Акацки.
- А откуда информация? – заинтересовалась Кушина.
- Орочимару, - буркнул шиноби.

Кушина прекрасно понимала, почему учитель недоволен. Змеиный саннин как-то расплатился с долгами боевой подруги и теперь Цунаде, если бы захотела, могла бы идти на все четыре стороны. Но Сенджу никуда не уходила, привыкнув к дому и Какузу, а может и потому, что идти было не куда. Орочимару наведывался к ним пару раз в месяц, принося информацию о Конохе, сведения об Узумаки, что сейчас жили в деревне и иногда передавал весточки от как он выражался «влюблённых дураков»: Минато и Джирайи.

Намикадзе никак не мог угомониться и старательно пытался добиться расположения рыжеволосой бестии. Саму Кушину эти письма развлекали, но не более того. Она не рассматривала его как своего будущего парня, считая слишком слабым, чтобы постоять за себя, не говоря уже о ней.

Цунаде же не знала, как ей поступить. Она чувствовала, что любит друга детства, но и Какузу стал для неё родным, не смотря на его противный характер. Письма она читала, даже иногда отвечала, а потом прятала у Шизуне, чтобы любовник не сжёг, поддавшись не то ревности, не то чувству собственничества. В данный момент Сенджу покинула Югакуре чтобы встретиться с Джирайей в тайне от Какузу, оставив записку, что ушла за покупками в соседний город. Так собственно и будет, если она не забудет про еду.

Кушина дождалась, пока Какузу даст последние наставления и отправилась искать Сасори, что обычно в это время медитировал на крыше их дома. Там он и был. Его лицо было таким умиротворённым, что куноичи даже залюбовалась им, не желая мешать, но, почувствовав её присутствие, кукловод открыл глаза.

- Ты же знаешь, что я не люблю ждать. Опоздала на пять минут!
- Это всё Какузу-сенсей, - пожала плечами Узумаки. – Вы уже готовы?
- Готов, готов, но Кушина, сколько раз я просил тебя не называть меня на вы? Не такая уж и большая разница, - проворчал Акасуна, поднимаясь на ноги.
- Извини, - улыбнулась виновато куноичи – Идём?

Путь предстоял не близкий и довольно рискованный, учитывая, что короткая дорога лежала через страну Огня. Поэтому, изменив внешность, отступники на высокой скорости постарались пересечь опасный участок ещё до наступления ночи, но этого им не удалось. Пришлось заночевать под одним открытым небом.

- Это так красиво… - улыбнулась Узумаки, глядя на звезды, лёжа на спине. Сасори, сидевший рядом с ней, посмотрел на небо. – Люблю такие безоблачные ночи…
- Действительно красиво и главное эта красота вечна.
- Ничто не вечно и мы сами являемся этому доказательством,- вздохнула Кушина, заложив руки за голову. – Истинная красота живёт мгновение, а запоминается на века... хотя про века это я погорячилась.

Сасори лишь усмехнулся. Он никогда не мог угадать, что именно ожидать от Кушины и именно этим она его привлекала. Необычная куноичи, что можно сказать недавно была мелкой девчонкой похожей на помидор, теперь, будучи шестнадцатилетней, стала симпатичнее. Впрочем, кукольник не думал о ней больше как о хорошем собеседнике и надёжном друге, нежели как о девушке. Такие мысли посещали его очень редко в такие минуты, когда они ночевали под открытым небом, возвращаясь или отправляясь на миссии. Умиротворённое лицо Узумаки сразу становилось таким милым и невинным, что Акасуна невольно любовался ею, подавляя желание увековечить её красоту в кукле, сделанной из неё самой.

Сам он спать совершенно не собирался, собираясь охранять подругу, на которую до сих пор охотились шиноби Конохи, с которыми у них периодически возникали стычки, стоило им встретиться друг у друга на пути.

- Нет… Не нужно… - стала шептать во сне Кушина, нервно ворочаясь. Ей в очередной раз снились кошмары. Это случалось не так часто, но довольно неприятно для куноичи, что на утро выглядела более разбитой, чем когда ложилась. Сасори посмотрел на ней с тревогой и жалостью. Хотелось как-то помочь, но как он совершенно не знал. Не найдя ничего лучше, он взял её на руки и обнял, зашептав присказку, которую ему на ухо произносила бабушка, когда внука посещали кошмары:
- Баку, кураэ, Баку, кураэ, Баку, кураэ… *
«Глупо, конечно, но вдруг…»

Глаза кукольника округлились, когда лицо Кушины вновь стало умиротворённым, а на губах появилась улыбка.
«Неужели, подействовало?» - понаблюдав за подругой, Сасори хотел положить её на траву, но Узумаки во сне уцепилась за его одежду и не желала ходить. Губы шиноби тронула улыбка, и он просто стал ждать пробуждения рыжеволосой.

В памяти неожиданно всплыл образ бабушки, с которой он расстался не очень хорошо, высказав всё то, что он думал по поводу её вранья. На душе отчего-то стало как-то не по себе, но он постарался отогнать от себя неприятные воспоминания, стараясь заняться чем-нибудь полезным. Например, понаблюдать за спящей Узумаки.

Сенджу не знала, что скажет, стоит ей увидеть старого друга, но думала, что нужные слова найдутся сами собой. Но слов не было. Они банально не пригодились. Затащив её в гостиницу, Джирайя не стал тратить времени на разговоры, переходя к языку тела. Сенджу лишь улыбнулась и не стала сопротивляться, отдаваясь страсти.
Медленно забравшись руками под верхнюю одежду подруги, Джирайя стал гладить бока и живот Цунаде, плавно переходя к груди. Возбуждённая Сенджу, с трудом подавила стон. Предметы гардероба, ставшие ненужными в данный момент, полетели на пол. Шиноби стал сжимать её пышную грудь, дразнить уже затвердевшие от возбуждения соски, теребя их пальцами, обжигая горячим дыханием, иногда проводя по ним кончиком языка. Цунаде не смогла подавить стон, сорвавшийся с губ. Джирайя улыбнулся и впился в губы возлюбленной, стараясь исследовать больше, чем когда-либо рашьше.
Он нежно ласкал её тело, оставляя на нём обжигающее следы от поцелуев, продолжая играть грудью возлюбленной, а потом ворвался в её лоно, начиная движение. Когда же Цунаде застонала от удовольствия, он ускорил темп, с каждым разом двигаясь всё быстрее. Сенджу чувствовала, что это самый лучший союз тел в её жизни. С Какузу невозможно было досчить подобного взаимопонимания, хоть в его случае были возможны эксперименты с нитями…

- Люблю, - прошептала она, обессиленно упав на кровать. Джирайя улыбнулся, расположившись рядом с подругой.

Эта ночь была самой чудесной в их жизни, и они старались не думать о том, что завтра им предстоит разойтись. Он вернётся в деревню и продолжит собирать информацию, а она отправится в Югакуре чтобы заботиться о Шизуне и Кушине, и наконец, разобраться со своими чувствами.

Какузу, что в этот момент сидел на полу у комнаты Цунаде старался ни о чём не думать, что совершенно не получалось. Если бы много лет назад ему сказали, что он влюбится как мальчишка во внучку того, из-за кого его жизнь пошла под откос, он просто бы убил этого человека, но теперь…

Кушина проснулась с первыми лучами солнца и очень удивилась и смутилась, что находится на руках кукольника. Тот лишь улыбнулся и рассказал ей о том, что хотел успокоить её. Красная как помидор Узумаки поблагодарила его и, стала собираться в путь. Им предстояла встреча с Акацки, что изменит их жизнь.

*"Баку, кураэ" – "Баку, съешь" – своеобразное заклинание, которое надо произнести трижды, чтобы Баку, Пожиратель Снов, пришёл и съел кошмар, взамен подарив хороший сон.
Утверждено Nern
Мицуки_Сэнджу
Фанфик опубликован 30 августа 2014 года в 12:43 пользователем Мицуки_Сэнджу.
За это время его прочитали 348 раз и оставили 0 комментариев.