Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Приключения Унисон наших сердец. Глава 6

Унисон наших сердец. Глава 6

Категория: Приключения
После встречи с шиноби Конохи в мыслях куноичи поселился лёгкий бардак. Если в случае Цунаде это была лишь попытка понять свои чувства, то у Кушины шла генеральная уборка. Она старалась структурировать полученную информацию, чтобы в случае чего использовать её против Конохи.

К Минато же у неё осталась лишь жалость. Те тёплые чувства, что зародились в ней ещё раньше, как-то притухли, ведь Намикадзе оказался не героем её романа. Он не смог защитить даже себя, что можно было говорить о ней или его обещании. Поэтому она старалась гнать прочь все мысли о нём и заняться тем, что гораздо важнее. Тренировками.

Поэтому когда отступники вернулись в Югакуре, Узумаки с удвоенным энтузиазмом стала изучать новые техники, добытые в Узушио, а попутно и, совершенствуя те, которым обучал её Какузу. Сам отступник Таки был доволен её успехами, в честь чего реже называл её помидором.

Сасори же большую часть времени находился где-то за пределами деревни, выполняя работу охотника за головами. Деньгами он неизменно делился со своим учителем. Для Кушины он оставался человеком-загадкой, ведь им ещё ни разу не удавалось поговорить. Акасуна больше молчал, а если и разговаривал, то только с Какузу.

Поэтому, когда Какузу отправил её вместе с Сасори в Танзаку, для пополнения медикаментов и других запасов ( Какузу считал, что там гораздо дешевле, ведь город был большим и тем более полным разнообразных казино), она без раздумий согласилась. Ей хотелось узнать этого рыжеволосого отступника побольше, ведь он спас ей жизнь, пусть и не специально.

- Знаете, я так и не поблагодарила вас, - заговорила она с ним, как только они вышли из деревни. Узумаки изменила свою внешность на ту, что она использовала у пункта обмена. Ведь вероятность того, что они наткнутся на кого-нибудь из Конохи, очень велика – за то, что вы тогда меня спасли.
- Это вышло случайно, - спокойно ответил кукольник.
- Ну, всё равно. Если бы не вы, то не знаю, что бы со мной было… Быть может была в Кумогакуре и что бы они со мной сделали, даже страшно подумать!
- Использовали так же, как и Какузу-сенсей. Шиноби с такой чакрой как ты на вес золота. Особенно если их использовать как сосуд для биджу.

Кушину передёрнуло. Ведь именно для этого её и привезли в Коноху. Чтобы быть сосудом для Кьюби… Что если её сестре досталась подобная участь? Это ужасно. Карен, так звали её младшую сестру, была немного тише, чем Кушина, но при этом, если ей что-то пришло в голову, она могла приступить к исполнению затеи не задумываясь о последствиях и из-за этого могла попасть в неприятности.

Задумавшись о сестре, Кушина не заметила, как они успели пройти большую часть пути и сейчас находились в каком-то небольшом городке. Ничего особенного, типичный населённый пункт страны Огня, где нет и следа голода или нужды. Туда сюда снуют люди, спешащие по своим делам, не подозревающие ни о каких перипетиях в жизнях шиноби. Впрочем, они вообще не думали о шиноби, если только им что-нибудь от них не требовалось.

- Вот тебе деньги и часть списка, - с этими словами Акасуна разорвал пополам список и вручил часть Узумаки – купишь сама. Это, - он потряс бумажкой, - тебе точно не продадут. Встречаемся на этом месте через час.
- Хорошо, - куноичи взяла бумажку и пошла в сторону рынка.

Она любила ходить за покупками ещё в Узушио. На рынке, обычно, можно было узнать много интересного, да и затеряться в толпе, в случае чего. Так же можно было встретить старых знакомых, с которыми давно не виделись.

Например, сейчас Кушина заметила знакомую светловолосую макушку с протектором Конохи. Приглядевшись сквозь толпу, она узнала Сакумо Хатаке, её учителя.

Это был высокий джонин с длинными волосами цвета платины, завязанными в низкий хвост. Насколько она помнила, у него был сын шести пяти - шести лет. Характером Хатаке был мягким, но в бою становился опасным противником, не зря его прозвали Белым Клыком Конохи, по цвету его чакры. Его слава достигла таких же вершин, как и слава Легендарной Троицы.

Стараясь не попасться бывшему учителю на глаза, Кушина попыталась незаметно уйти, но на её беду споткнулась и, потеряв равновесие, упала на землю, где с хлопком обрела свой настоящий облик. На звук обернулся тот, от кого она рассчитывала скрыться, и был весьма удивлён.

- Кушина? Что ты тут делаешь?
Девушка не нашла ничего лучше как броситься бежать, чтобы смешаться с толпой или на худой конец выгадать время для использования техники изменения.

Она понимала, что если её поймают, то сразу же отправят в Коноху, а там не миновать проблем и ментальных закладок, поэтому Кушина старалась бежать как можно быстрее. На её беду она не учла, что от шиноби с репутацией Сакумо так просто не сбежать, поэтому он настиг её неподалёку от того места, где Узумаки договорилась встретиться с Сасори.

- Кушина, это же я, Сакумо-сенсей, ты не узнаёшь меня? – обеспокоенно спросил Хатаке, заглядывая ей в глаза.
«Издевается или из тех, кто ничего не знает?» - промелькнула мысль в голове Узумаки.
- Когда ты пропала, я уже предполагал худшее, но спустя пару дней пришло сообщение из Узушио, что ты просто вернулась домой. Нельзя же так, не предупредив!
«Похоже, всё же второе… Но либо верит, либо закладки… Хотя кто их там разберёт...»
- Сакумо-сан… - начала было Кушина, но почувствовала, что её тело перестало слушаться, а спустя миг так вообще само отлетело на некоторое расстояние от учителя, приземлившись кому-то на руки. Придя в себя, Узумаки поняла, что это был кукольник. – Сасори-сан!
- Сакумо… Сакумо Хатаке, не так ли? – спокойно поинтересовался Акасуна, поставив куноичи на землю. Бросив взгляд на лицо спасителя, Кушина с удивлением для себя обнаружила, что в его взгляде появилось нечто тёмное. Ненависть?
- Акасуна Сасори, как я понимаю?- посерьёзнел Белый Клык. – Не ожидал, что встречу тут отступника скрытого Песка. Уж не ты ли разрушил Узушио, похитив эту куноичи?
- Вы меня переоцениваете, Сакумо Хатаке, - так же спокойно ответил кукольник, но у Кушины мурашки пошли по коже от его тона. – Впрочем, сейчас это не важно. На чёрном рынке ваша голова расценивается в несколько миллионов…но это не идёт ни в какое сравнение с чувством отмщения.
- Отмщения? – прищурился шиноби Конохи. – Не помню, чтобы мы встречались когда-либо.
- Мы – нет. А вот с моими родителями…

Сакумо присмотрелся к отступнику более внимательно. На вид ему было лет восемнадцать, волосы рыжие, глаза карие… Неожиданно он вспомнил шиноби с похожей внешностью и его жену, что погибли от его руки десять лет назад. Кажется, они были из Суны…

- Что ж, твоё право. Не думаю, что аргумент, что тогда была война, будет оправданием.
- Вы правы, то война - это не аргумент.
- Тогда, думаю, нам следует подыскать место для боя, а тебе отпустить девчонку, - достал вакидзаси Сакумо.
- Не тебе устанавливать условия боя, - пара движений пальцами и Кушина достала из сумки пару кунаев, с ужасом осознавая, что стала оружием в руках кукольника. Она посмотрела на учителя, который сохранял хладнокровие, покрепче взявшись за оружие, и сглотнула. Ей становилось совершенно не по себе.

Мгновение противники смотрели друг на друга, а потом Хатаке бросился в атаку, надеясь видимо разрубить связь марионетки с её «хозяином». Ловкие движения кукольника позволяли Кушине уклоняться от ударов, а потом и нанести касательное ранение противнику. После чего джонин отпрыгнул на некоторое расстояние и стал складывать печати. Заметив это, Сасори заставил Кушину достать несколько кунаев и метнуть их в мужчину. Оружие было отбито, но это помешало концентрации и дало возможность отступнику атаковать в полную силу.

Благодаря тренировкам с Цунаде, Кушина научилась концентрировать чакру в конечностях, после чего урон от наносимых ударов увеличивался в несколько раз. Сама Сенджу могла одним пальцем создать огромную трещину. Этой силой и воспользовалась обладательница красных волос, но её удар прошёл мимо, открыв при этом доступ к самому Сасори, чем и воспользовался Хатаке, кинув в него кунай, который был перехвачен телом Узумаки, которым закрылся Акасуна. Раздавшийся вскрик Кушины неожиданно отрезвил мастера марионеток. В его взгляде появилась осмысленность, после чего он бросил дымовую бомбу, позволившую им скрыться с импровизированного поля боя.

Скрывшись в лесу, Сасори посмотрел на Кушину, что старательно залечивала рану в плече, и ощутил облегчение. Чтобы передохнуть они сели у корней одного из деревьев.

- Прости. Я не подумал о том, что ты просто хрупкий человек…
- Не такая я уж и хрупкая, - буркнула куноичи, продолжая своё занятие. На некоторое время воцарилось молчание. Кушина покосилась на Акасуна и заметила его отсутствующий взгляд. – Сколько вам было, когда Са… погибли ваши родители?
- Восемь лет, - отозвался отступник. – Бабушка долгое время врала, что они на долгой миссии, что они обязательно вернутся… Я слышал, что она говорила об этом с кем-то из шиноби Тогда-то и появилась идея создать марионетки родителей… Не знаю, зачем я тебе это рассказываю.
- Выговоритесь, станет легче, - робко улыбнулась куноичи.
- Не станет, уж поверь, - усмехнулся он. – Но куклы всё равно остались лишь куклами, и тогда я захотел создать идеальную марионетку, которую можно было бы оживить… Если бы не Какузу-сенсей, то я бы так и остался на том ложном пути, хоть это и избавило меня от душевных мучений, - он посмотрел на свои руки, а потом сжал их в кулаки. – Не смог простить бабку, простить деревню за то, что обманывали, поэтому и ушёл… Если встречу его ещё раз… - в его взгляде вновь загорелся огонь мести.
- А как вы познакомились с Какузу-сенсеем?
- Это не важно, - усмехнулся он. – Важно лишь то, что благодаря его технике, можно жить вечно и продолжать совершенствовать своё искусство.
- Искусство?
- Моё искусство – мои марионетки. А что ты думаешь об искусстве? – неожиданно обратился он к Кушине.
- Искусство – это что-то, что может наблюдаться вечно, - уверенно заявила она. – Оно может возникнуть совершенно спонтанно, но при этом останется на века, его будут помнить!
- Интересное мнение, - улыбнулся кукольник.- И что дальше? Планируешь через несколько лет напасть на Коноху?
- Как и ты, я не смогу простить им смерти моих родных…

Спустя пару минут, Кушина успела рассказать своему товарищу о своей семье, о своей деревне и о том, что чувствовала в ту злосчастную ночь. Она уже не боялась Сасори, чувствуя, что они в чём-то похожи, и смогла доверить ему свои чувства, как он доверил свои.
- А какова твоя цель? Почему ты ещё с Какузу-сенсеем, когда получил что хотел? – Сасори сам попросил не называть его на «вы»
- Цель? – задумался кукольник. – Собрать как можно больше сильных марионеток, а это гораздо лучше сделать, будучи наёмником. Именно поэтому я остался с Какузу-сенсеем.
- Выходит у всех свои цели, - констатировала факт Узумаки, вспоминая тех, кто остался в Югакуре. – Но мы все сходимся в одном – нам всем перешла дорогу Коноха.
- Это точно, - рассмеялся Акасуна. – Ладно, идём, а то старик будет ворчать, что мы ничего не принесли.
- Ага, - хихикнула куноичи, поднимаясь на ноги.

- Что-то вы долго, - заметил Какузу, когда парочка вернулась домой.
- Да так, встретили старого знакомого… - пожала плечами Кушина, стараясь не святить пятном крови на кофте, но всё равно его заметили.
- Как я понимаю, голова этого старого знакомого осталась на плечах…
- Ненадолго, - монотонно произнёс Акасуна, направляясь на второй этаж. Кушина задумчиво смотрела ему вслед. Она была рада, что ей удалось узнать этого шиноби, ведь в чём-то они были похожи. Они оба потеряли родных по вине Конохи и не собирались прощать обидчиков.
Утверждено Nern
Мицуки_Сэнджу
Фанфик опубликован 26 октября 2013 года в 09:46 пользователем Мицуки_Сэнджу.
За это время его прочитали 541 раз и оставили 0 комментариев.