Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Приключения Унисон наших сердец (глава 4-5)

Унисон наших сердец (глава 4-5)

Категория: Приключения
Новые знакомые

На следующий день, возможно, последняя представительница клана Узумаки проснулась полная решимости стать сильнее, чем она есть. Ей не хотелось больше позориться перед новым сенсеем, хотелось стать сильнее, чтобы доказать всем и себе в частности, что она не пальцем сделана. Поэтому, завязав непослушные волосы в косичку, Кушина бесшумно спустилась на первый этаж, в надежде на то, что все ещё спят. К её удивлению, на кухне, не смотря на ранний час уже, орудовали Цунаде и Шизуне, а Какузу сидел в кресле, читая какой-то свиток.

- Мы всегда встаём рано! – пояснила с улыбкой Като, вытирая мокрую тарелку.
- Уже встала? У тебя есть примерно полчаса до завтрака, - произнес, не отрываясь от чтения отступник, - используй их, как хочешь, потому, что после завтрака мы начинаем наши тренировки!
- Да, Какузу-сенсей, - кивнула Узумаки. Ей неожиданно пришла в голову мысль осмотреть окрестности, ведь она ещё не уходила далеко от нового жилища, поэтому идея небольшой само экскурсии показалась ей заманчивой.
- Я вот что подумала, - Цунаде посмотрела на своего сожителя, – может, стоит ещё обучить её медицинским дзюцу? Это улучшит контроль чакры, да и вообще очень полезно в бою. Тем более у ирьёнина большие преимущества над обычным противником.
- Неплохая идея. Если она быстро овладеет этими техниками, то может помогать тебе в госпитале.
- Кто о чём, - возвела глаза к потолку Сенджу, – Ладно, займёмся этим после тренировок с этим скрягой, - подмигнула она Кушине.

Куноичи, воодушевлённая идеей стать ирьёнином, отправилась погулять по деревне. Солнце уже начало освещать окрестности, окрашивая их в розоватый цвет. Подул лёгкий ветерок, немного растрепав волосы девочки. Она улыбнулась и пошла в сторону центра деревни, осматриваясь.

За исключением множества горячих источников, в Югакуре не было ничего примечательного, поэтому деревня больше походила на курорт, чем на серьёзную военную организацию. Пока Кушина гуляла, ей ещё ни разу не встретился кто-то из шиноби. Зато по пути ей встретилась довольно странная пара с грудным ребёнком, что постоянно материлась. На шеях обоих висели круглые медальоны с вписанными в них треугольниками. Народу тут было куда меньше, чем в Конохе, в большинстве случаев это были отдыхающие, что нежились в источниках. Строения были довольно просты и однообразны и большей своей частью носили развлекательный характер: несколько залов игровых автоматов, множество кафе, баров и просто отелей.

Узумаки уже подумывала вернуться, так как не нашла ничего интересного, но тут увидела шиноби, что стояли неподалёку и её сердце тут же ушло в пятки, когда она заметила их протекторы с символом Конохи. Скрывшись в одной из подворотен, девочка тут же применила технику изменения, приобретая тот же облик, что и недавно у здания обмена, после чего поспешила домой.

В душе поднялся страх, что эти шиноби пришли за ней. Если они заберут её в деревню, то ещё неизвестно, чем это всё закончится. Возможно, они просто сотрут ей память о том, что она видела, а может и убьют или сделают послушной куклой, в которую поместят девятихвостого. Ни одна из этих перспектив не совершенно устраивала юную Узумаки. Особенно после того, что она видела.

Перед глазами вновь всплыли картины Узушиогакуре, объятой пламенем. В подзорную трубу Какузу она видела выжженную огненными техниками землю и множество павших как со стороны деревни, так и со стороны Конохи. Кушине вряд ли удастся забыть эти картины.

Она не заметила, как врезалась в кого-то, и, отскочив, упала на землю. Этим кем-то оказался мужчина лет тридцати на вид с алыми глазами и зализанными белыми волосами, а на его шее висел тот самый символ, что привлёк внимание Кушины раньше. Рядом с ним стояла его жена. Это была блондинка с фиалковыми глазами и недоброй усмешкой смотрящая на Узумаки, качая на руках орущее чадо.

- Смотри куда прёшь, с**ка! – выплюнул мужчина, – Жить надоело, а? Не знаешь, что бывает, если тронуть жреца великого Джашина, б**ть?! Да я тебя сейчас отправлю извиняться, маленькая…
Он даже занёс над ней большую косу с тремя лезвиями, как его руку перехватили. К облегчению Кушины, это оказался Какузу.
- Тронешь девчонку, то сам отправишься к своему богу. Тебе ясно, Хаку? – спокойно произнёс отступник.
- Можно подумать, у тебя это получится, Какузу, - насмешливо произнёс Хаку.
- Быть может, но ведь своего отпрыска вы ещё не успели приспособить к своей вере? – ненавязчиво поинтересовался Какузу. Оба супруга заметно напряглись. Поразмыслив, мужчина убрал свою косу за спину, прикрепив к ремням. – Вот и славно.
- Да успокой ты этого щенка уже! – прикрикнул Хаку на жену. Та ответила ему такими выражениями, отчего уши Кушины свернулись в трубочку.

Она покосилась на учителя, и тот кивнул в сторону, призывая идти за ним. Узумаки не сопротивлялась. За сегодняшний день она явно успела перевыполнить план по поиску приключений на свою пятую точку. Настроение было хуже некуда.

- Не связывайся с теми, у кого увидишь тот символ, что висит на шее у тех двоих, - заговорил Какузу, – Их религия позволяет им получать удовольствие от боли, да и убить их невозможно.
- А что за религия?
- Джашинизм. Этот псевдо бог требует постоянного жертвоприношения, вследствие чего тот, кто поклоняется ему, становится бессмертным, даже если ему голову отрубить. Правда, чтобы пришить её назад, требуются такие способности, как у меня, например. С этой парочкой у нас деловые отношения.

Кушина уже не стала вдаваться в подробности и узнавать какие именно деловые отношения их связывают. Некоторое время они оба молчали.
- Кстати, а в честь чего вновь этот маскарад? – спросил он, оглядывая куноичи.
- Увидела несколько шиноби из Конохи недалеко от выхода из деревни… Как вы думаете, Какузу-сенсей, они могли нас выследить?

Отступник задумчиво почесал подбородок.
- Не думаю, - наконец произнёс он, – мне удалось запутать наши следы, да и вряд ли кто подумает, что ты можешь быть тут. Хотя осторожность не помешает, поэтому ты правильно сделала, что изменила внешность. Идём, нужно тренироваться.
- Да, Какузу-сенсей…

Оставшийся путь они преодолели без приключений. Наскоро поев, Кушина и Какузу вышли на улицу и направились на заброшенный полигон, где они тренировались вчера. В этот раз Цунаде не пошла с ним, так как её вызвали в госпиталь, где она подрабатывала.
- Вчера я об этом не подумал, но это важно для твоего дальнейшего обучения, - с этими словами отступник достал из кармана несколько бумажек. – Это чакропроводящая бумага. Зажми между пальцами и пропусти немного чакры. Если бумага размокнет, то твоя стихия вода, разложится, то земля, разрежется – воздух, сгорит – огонь.
Узумаки послушно проделала эти манипуляции. Её бумажка намокла.
- Вода. Что ж, неплохо, - произнёс Какузу, – Начнём с водных теневых клонов…

Кушина и не предполагала, что создание водного теневого клона заберёт у неё столько сил и всё из-за того, что у неё не получалось выделить из чакры воду. Догадавшись, что толку из этого вряд ли выйдет, Какузу приказал ей зайти в ручей, что был неподалёку, и попытаться почувствовать свою стихию.
- Мда, похоже, всё сложнее, чем мне казалось… - вздохнул он, – Что ж, предложение Цунаде уже не кажется таким уж и бессмысленным. Ну как успехи?
- Почувствовала! – торжественно объявила девочка, выпустив из кончиков пальцев небольшие фонтанчики. После чего сложила нужную печать и создала клона, который вырос прямо из воды.
- Неплохо, - усмехнулся отступник и тут же напрягся, почувствовав чужую чакру, – А, это ты, - произнёс он, обернувшись.

Кушина проследив за его взглядом, почувствовала, что сердце уходит в пятки. К ним направлялся тот самый отступник, что избавил её от похитителей. При свете дня она отметила, что её спаситель выглядит не старше двадцати лет. Его карие глаза были абсолютно спокойны.

- Здравствуйте, Какузу-сан, - поклонился отступник. – Я принёс всё, что вы говорили и даже больше, - он протянул Какузу свиток, – По пути я наткнулся на целый отряд из Кумогакуре, поэтому у меня в запасе целых три сердца со стихией молнии.
- Отлично! Мне как раз одно пригодится, - довольно улыбнулся мужчина.
- Тогда я вам больше сердце не должна! – тут же решила выйти из положения Кушина, обратив на себя внимание обоих отступников. Её спаситель только сейчас заметил её и был удивлён.
- Это ещё почему? – сощурился бывший шиноби Таки.
- А потому, что эти шиноби Кумогакуре были моими похитителями, - ответила куноичи, – Если бы они не похитили меня, то вряд ли они были бы в том месте и в то время.
- А, так это ты та девчонка, - протянул рыжеволосый, – Как она оказалась тут, да ещё и у вас, Какузу-сан? – он посмотрел на сожителя Цунаде.
- А ты посмотри на её волосы, Сасори, - усмехнулся тот, – Представительницу такого великого клана грех упустить. Особенно после того, что недавно произошло. Кстати, Кушина, познакомься, Акасуна Сасори, мой ученик, которому я доверю свою технику. Он мне как-то здорово помог. Так что привыкай, он тут часто будет появляться.
- Узумаки, значит, - задумчиво произнёс Акасуна, глядя на куноичи уже с большим интересом, – Да, в настоящее время их осталось всего ничего… Слышал, что несколько человек, в основном детей, шиноби Конохи забрали с собой. Некоторые и сами сбежали, осознав, что проиграют. Думаю, она не последняя, но другие сейчас в не досягаемости… Кстати, я тут побродил на пепелище и могу сказать, что там ещё множество ловушек, охраняющих свои тайны, поэтому техники клана Узумаки вряд ли достались им.
- Значит, там ещё что-то осталось? Прекрасно, - улыбнулся Какузу, – Через пару недель нужно будет сходить туда и поискать своё наследство, не так ли, Кушина? Нельзя оставлять добро на разграбление стервятникам из Конохи и других деревень.
- Да! – руки девочки непроизвольно сжались в кулаки, а в глазах загорелся мстительный огонёк, - Если хоть кто-то остался, то ещё не всё потеряно, а если ещё найти техники клана… Берегись, Коноха!

Секреты Узушио.

С тех пор, как Кушина стала ученицей Какузу, прошло около двух месяцев. За это время ей удалось освоить некоторые азы медицинских техник, что радовало Цунаде, которая решила вырастить из куноичи хорошего медика. Водные техники давались ей уже лучше, но всё же не так хорошо, как хотелось бы, но девочка не отчаивалась, ведь она только начала их изучать.

С Шизуне наладились приятельские отношения, что скрашивали её пребывание в этом месте, ведь с местными она старалась не пересекаться, особенно с семейством Джинчпачи, что были какими-то странными личностями. Правда, это не мешало Какузу контактировать с ними с какими-то своими целями.

Загадкой для Узумаки стал Сасори. После знакомства он больше не обращал на неё внимания.
После долгого разговора с отступником Таки, содержание которого Кушина не знала, Какузу применил к кукольнику свою технику нитей и пересадил ему пару сердец, после чего кукольник некоторое время отлёживался в одной из комнат, отведённой ему.

Когда Узумаки впервые зашла к нему, чтобы передать еду, то застала его спящим. Девочка сразу заметила, что тело кукольника практически не изменилось в отличие от её учителя. Несколько швов были, но только на руках и то не такие заметные как у Какузу. Поставив поднос с чаем и рисом на тумбочку, стоявшую рядом с его кроватью, куноичи остановила свой взгляд на лице юноши. Вероятно почувствовав её взгляд, Сасори открыл глаза и посмотрел на неё, отчего Кушина тут же покраснела.
- П-простите, Сасори-сан, - пролепетала она, – я п-просто принесла вам поесть…
Тот лишь кивнул и сел на постели, придвинув к себе тарелку с едой. Узумаки же тут же вышла из комнаты. Он

В целом девочка была довольна новой жизнью: никто не издевался над ней, не считая тех моментов, когда Какузу называл её помидором, и по большей части она могла делать всё что ей угодно, тренировки ей только нравились, и ей хотелось стать настолько сильной, чтобы суметь постоять за себя в случае чего.

- Похоже, всё уже в норме, - констатировала Цунаде практически месяц спустя, после осмотра Сасори, – Никаких осложнений после использования техники, да сердца прижились…
- Тогда думаю, нет смысла больше откладывать, - подал голос Какузу, отрываясь от чтения очередного свитка.
- Что именно? – поинтересовалась Сенджу, но Кушина уже понимала, к чему он ведёт.
- К походу к развалинам Узушио, конечно. Мне могут понадобятся его марионетки и знания Помидора.
- Раз так, то я тоже иду с вами, - улыбнулась Цунаде, – Вам в таком случае может понадобиться и медик.

Какузу лишь пожал плечами, а Кушина пулей умчалась на второй этаж собирать вещи. Весь этот месяц она старалась отогнать мысли о доме, ведь это мешало ей сосредоточиться на учёбе, а теперь воспоминания вернулись с новой силой. Ей хотелось надеяться, что что-то сохранилось и есть хоть какая-то надежда на то, что её родные спаслись. Окрылённая этой надеждой, через четверть часа она спустилась на первый этаж, где её ужа ждали.

Добирались они молча: каждый думал о своём. Ветерок трепал их волосы, спасая от духоты летнего зноя. На небе не было ни облачка, поэтому на море главенствовал штиль, позволивший им достигнуть страны Водоворотов без лишних проблем.

Стараясь двигаться незаметно, группа из четырёх человек, наконец, добралась до развалин когда-то гордой и сильной деревни. Сердце Кушины в очередной раз больно сжалось, когда она увидела это вблизи. Она прекрасно помнила, как ворота, да и сама деревня выглядели раньше: высокие стены, милые здания разнообразных мастей и множество жителей… Сейчас же от этого не осталось ничего, кроме развалин и кое-где пятен крови.

- Не отвлекайся, Помидор, сама знаешь, что тут может быть множество ловушек! – вернул её к реальности недовольный голос Какузу. Узумаки передёрнуло. Она не любила, когда он называл её помидором, но ничего поделать с этим не могла. Отступник Таки пообещал перестать называть её так лишь только тогда, когда она сможет стать сильнее и победить хотя бы парочку шиноби за голову которых назначена хорошая награда.

Отогнав невесёлые мысли, Кушина почувствовала сейчас себя мародёром. Ведь всё, что они найдут это ценное наследие только клана Узумаки…

- Думаешь, если оставить всё как есть, будет лучше? – Какузу видимо видел её насквозь, – Если не мы, то Коноха или ещё кто, и тогда у тебя не будет шанса сохранить ценности своего клана! Так что хватит думать, это иногда вредно.
- Да, сенсей… - куноичи вздохнула и стала бродить по руинам в поисках чего-то нужного. Остальные бродили, неподалёку выискивая следы каких-нибудь тайников.

За несколько минут Узумаки смогла найти несколько свитков с техниками клана, что были запечатаны в стене одного из домов. Когда она стала проверять другой дом на наличие печатей, то услышала голос того, кого совершенно не ожидала:

- Кушина? – куноичи вздрогнула и обернулась, увидев удивлённого Минато. Юный шиноби стоял неподалёку и смотрел на неё во все глаза, – Это действительно ты! – улыбнулся он.
- Что ты тут делаешь? – насторожилась куничи, медленно доставая из сумки кунай. Улыбка на лице мальчика сменилась удивлением.
- Нашей команде и Орочимару-сенсею поручено найти выживших, вернуть вещи и по возможности разобраться в случившемся.
- Найти выживших? Разобраться в случившемся?! Да ты посмотри вокруг! Тут уже месяц как нет никаких выживших, а вещи вам не принадлежат, так и знай! Что расследовать?! Ты сам же тогда видел, что творилось тут! Как они смеют… - сжала кулаки в негодовании Кушина, не замечая, как вытянулось лицо генина.
- Э, Кушина, я понимаю, это тяжело, но ты не права. На Узушио напали всего пару дней назад, и кто-то из ваших просил помощи, ведь люди бежали, оставляя свои пожитки. Кажется, на вас напали шиноби Киригакуре… Им вы давно мешали. Видимо тебя оглушило, и ты стала плохо воспринимать действительность, - под конец тирады в голосе Намикадзе появились такие нотки, будто он говорит с тяжелобольной. Кушина вытаращилась на него как на дурака.
- Пушок, ты чего? Или ты забыл, что меня похищали или то, что ты видел тогда на утёсе…
- Похищали? – искренне удивился Минато, – Но ты же сама уехала домой, да ещё ночью, ничего никому не сказав… После этого мы не встречались и я тем более ничего не знаю ни про какой утёс… Кушина, это всё нервное потрясение, поэтому…
- Нет, это всё твоя память у золотой рыбки, Намикадзе! – разозлилась ещё больше Узумаки.
- Успокойся, Кушина-чан, он всё равно сейчас не вспомнит, - раздался насмешливый шипящий голос, - заставивший Кушину вздрогнуть от неожиданности. Она оглянулась и заметила ухмыляющегося Орочимару, что стоял, прислонившись к стене и сложив руки на груди, наблюдая за сценой, что разворачивавшейся перед ним.
- Ментальные закладки, - скорее утверждал, чем спрашивал появившийся так же внезапно Какузу. – Что ж, я так и думал, что они не оставят свидетелей…
Смотри, Кушина, такой могла оказаться и ты, если бы не пошла со мной, если, конечно, они оставили бы тебя в живых…Хотя я удивлён, что он вообще тебя помнит. Вас послали сюда для видимости действий или чтобы избавиться? – нахмурился отступник, глядя на Орочимару, который не спешил предпринимать никаких действий. Минато же до сих пор находился в растерянности, переводя взгляд то на друга своего учителя, то на отступника.
- И то и другое. Видимость деятельности для других стран, чтобы не подумали, что мы бросили союзников в беде, да и для жителей Конохи и таких наивных, как Джирайя. Ну, а избавиться хотели, скорее, от вас, но подозреваю, что в случае чего, они и с нами могут попрощаться.
- И какие у тебя цели, Орочимару? Насколько я помню, ты ничего не делаешь без выгоды для себя.
- Не я один, как я вижу, - змеиный саннин кивнул на Узумаки, – Она, конечно, не единственная Узумаки, да и не самая талантливая, но всё же способ добыть как можно больше свитков с их техниками, не так ли?
- Вы тот, кто разрушил здесь всё и хочет забрать с собой Кушину?! – Намикадзе неожиданно выхватил кунай, и бросился на противника, который одним движением руки отправил его на землю.
- Похоже, они неплохо поработали с ним, но явно перестарались. Он не отдаёт отчёта себе в силе противника, - фыркнул учитель Кушины. Сама Узумаки пока хранила молчание, с ужасом смотря на Минато. Хоть она и знала, что Коноха не оставит всё так просто, но не предполагала, что это будет так жутко. Забвение было для неё худшей пыткой, чем всю жизнь помнить о чём-то плохом.
- Это можно исправить, - пожал плечами Орочимару и сложил печать. Злобный взгляд Намикадзе сменился ужасом. Воспоминания той ужасной ночи вернулись, а за ними тот факт, что его несколько часов держали в какой-то камере. Дальше память была как в тумане.
- Похоже, хотели избавиться именно от него, не так ли? – поинтересовался Какузу, повернувшись к змею, – Судя по всему, ты не разделяешь мнения руководства деревни?
- Третий уже не тот. Фактически он марионетка Данзо, что заслал к нему своего агента. Не многие это понимают, а те, кто просекает всю подноготную, увы, долго не живут. Так получилось с Даном, женихом Цунаде. Он был пешкой в руках Данзо, членом КОРНЯ. Старый хрыч хотел использовать её в своих целях, а как этот дурень мало того, что умудрился влюбиться, так ещё и всё узнал…
- Ты, как я вижу, до сих пор жив.
- Я оказался умнее, - ухмыльнулся Орочимару, – Стараюсь не афишировать свои знания и тем более умения. Мне ещё жить охота. К сожалению, Коноха неуклонно катиться во тьму. Вначале клан Узумаки, а потом ещё какие-нибудь сильные деревни… Выжившие попали либо в плен к КОРНЮ либо, сбежали. Погибло большинство тех, кто хотел бы защитить родную деревню…
- К чему ты это мне рассказываешь? – перебил его Какузу, покосившись на пришибленного Минато, что с потерянным видом держался за голову. Кушина с ужасом слушала рассказ старого знакомого.
- К тому, что когда-нибудь, найдётся кто-то, кто осадит этого любителя диктата. И желательно, чтобы это были знакомые и хорошо проверенные люди. Ты давно точишь зуб на эту деревеньку, как впрочем, теперь и наша Кровавая Хабанеро будет жаждать мщения за родных. Кстати, в руках КОРНЯ её сестрёнка… - как бы невзначай произнёс Орочимару, улыбнувшись своим мыслям.
- А сам? Хочешь работать нашими руками?
- С меня информация, а как вы ею распорядитесь, уже дело другое, - пожал плечами Орочимару, – Но я бы тоже хотел переделать там многое. Очень многое, ведь благодаря махинациям старейшин и самого Третьего погибла моя семья…
- Что ж, идея интересна, но идти против кучи патриотов и таких, как этот мальчика с ментальными закладками, будет самоубийством. Поэтому для начала нужно найти тех, кто бы нам поверил и согласился идти против всей Конохи.
- Вам и флаг в руки. За вами пока нет слежки, поэтому вы сможете собрать достаточно верных людей, а я посмотрю в Конохе, - кивнул довольный Орочимару – Например, этот мальчишка. Минато-кун, ты же сможешь сыграть роль патриота родной деревни или вновь поставить закладки до поры до времени?
- С-смогу… - смог выдавить Намикадзе, – П-прости, Кушина…
- А говорил, что станешь Хокаге, всё тут восстановишь… - передразнила его Узумаки, – А на деле не смог защитить даже себя!
- Не будь к нему слишком предвзята, Кушина-чан, КОРНЮ он вряд ли что смог противопоставить.

Тем временем Цунаде, бродившая по развалинам в гордом одиночестве, замерла от неожиданности, когда увидела друга детства. Джирайя стоял напротив неё такой близкий и одновременно такой далёкий. На его лице так же было написано такое же удивление от встречи, как и у неё. Она чувствовала, что что-то знакомое укололо где-то в области груди, а сама ощутила какую-то странную лёгкость.

- Не ожидала тебя встретить в таком месте. Что ты тут делаешь? – наконец произнесла она.
- Недавно к нам пришёл беженец из этой деревни и сказал, что на них напали. Нам с Орочимару было поручено разобраться с этим, а я ещё прихватил с собой Минато. Он рвался проверить жива ли Кушина… Но когда мы прибыли, стало понятно, что если на них и напали, то это было давно… Да и не помню, чтобы Кушина возвращалась домой. Если только не отослали насильно. А ты то, как тут? Мы не виделись с тех пор, как ты ушла из деревни.
- Всё гораздо сложнее, чем ты думаешь, Джирайя, - грустно улыбнулась она. – Во-первых, я временно живу с одним мужчиной… Ты его должен помнить, это тот шиноби из Таки, который бросал вызов моему деду… Просто я у него заняла энную сумму…
- Цунаде… - тяжело вздохнул саннин, – Ты совершенно не меняешься. Сколько осталось? У меня есть достаточно денег.
- Не хотелось бы, чтобы ты остался банкротом, - грустно улыбнулась Сенджу, – Да и если бы я у тебя их взяла, я бы не вернулась в Коноху. По ряду обстоятельств…

Вздохнув, Сенджу решила не таить всего того, что она знала о том, что случилось в Узушио. Джирайя помрачнел, но не перебивал, выслушивая рассказ боевой подруги.

- Орочимару подобного мнения. Он поделился им, когда мы уходили на миссию. Да и не нравится мне Минато в последнее время… Будто другой человек. Значит Коноха… Выходит, ты тут не одна, поэтому Орочимару куда-то делся, видимо пошёл разговаривать с этим Какузу…
- Джирайя…
- Не волнуйся, я не стану разбираться с Третьим, а уж тем более с Данзо, как бы ни хотелось, - он посмотрел куда-то в небо, – Я давно заметил, что с Сарутоби что-то не так… Да ещё миссии чем дальше от деревни тем лучше, девица какая-то приставучая… Что ж, посмотрим что скажет Орочимару, и продолжим играть роль дурака, который ничего не подозревает.

Цунаде улыбнулась. Каким бы он ни был, Джирайя оставался верен себе и своим убеждениям. За это она его и любила. Но как друга ли?

- Поцелуй меня, - неожиданно произнесла она, глядя ему в глаза. Жабий отшельник был весьма удивлён этой просьбой. Обычно за попытки поцеловать ему всегда доставалось по первое число, – Не бойся, ничего не сделаю. Мне хочется понять…

Пару мгновений он стоял и смотрел на неё, видимо, оценивая свои шансы, а потом прильнул к её губам, и прижал к себе. Поцелуй получился страстнее и эмоциональнее, чем она предполагала, поэтому, когда её окрикнули, была раздосадована. Они нехотя оторвались друг от друга и повернулись в сторону голоса.

Орочимару лишь улыбнулся и подошёл к товарищам. Минато вяло плёлся в стороне.
- Привет, Цунаде, вижу старые страсти надёжнее новых, - глаза змея горели лукавством.
- Иди куда шёл, иначе недосчитаешься целых рёбер, - беззлобно припугнула его Сенджу. Тот лишь пожал плечами.
- В любом случае, нам пора. Иначе мало ли что может произойти
- Да, конечно, - отозвался Джирая, всё ещё глядя на смущённую Сенджу, – Когда мы встретимся в следующий раз, ты так легко не отделаешься, Цунаде.
- Буду ждать, - улыбнулась она и пошла в противоположную сторону, где её уже жали Какузу, Сасори и Кушина. Она в последний раз оглянулась и улыбнулась.
«Быть может, всё изменится к лучшему? Это точно будет не ошибкой»

Минато грустно смотрел вслед удаляющейся Кушине, что так и не оглянулась. Ему хотелось кричать, звать её или на худой конец уйти вместе с ней, но он решил для себя, что сможет изменить Коноху изнутри, когда станет Хокаге, и это немного придавало сил.
- Почему с женщинами всегда так сложно?..
- Если бы я знал, Минато, если бы знал…
- Идёмте уже, герои любовники, - проворчал Орочимару и направился в сторону страны Огня.
Утверждено Duality
Мицуки_Сэнджу
Фанфик опубликован 04 августа 2013 года в 13:58 пользователем Мицуки_Сэнджу.
За это время его прочитали 577 раз и оставили 0 комментариев.