Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Приключения Унисон наших сердец Глава 10

Унисон наших сердец Глава 10

Категория: Приключения
Ситуация была безвыходной. Конан находилась в заложниках у Ханзо, а сами Акацки были окружены людьми не только людьми Саламандры, но и Данзо. Последний был одной из видных шишек Конохи.

Яхико нахмурился, понимая, что выхода у них нет.

«Придётся исполнить требование Ханзо и… умереть? Никогда не думал, что всё закончится вот так… Впрочем, так я спасу Нагато и Конан, а это главное»

- Нагато, возьми, - произнёс Тоширо, посмотрев на друга. В глазах Нагато читалось непонимание и страх, но он всё же подчинился.
- Яхико… - Узумаки развернулся и в этот момент Яхико бросился на кунай и…неожиданно для себя отскочил назад. Он чувствовал, что кто-то будто управляет его телом.

«Что за?..» - удивился лидер Акацки и оглядел себя, замечая нити чакры, что были прикреплены к нему. Кинув взгляд назад, он увидел позади себя рыжеволосого парня, что приходил вместе с Кушиной. Насколько он помнил, его звали Сасори.

Несколькими минутами ранее.

Кушина и Сасори мчались на пределе своих возможностей, надеясь, что успеют предупредить Акацки. Нельзя было допустить, как бы выразился Орочимару «разбазаривание ценного материала». Но всё же пришли они если не поздно, то незадолго до него.

Ханзо держал в заложниках Конан и предлагал Нагато убить Яхико, бросив ему кунай. Позади главы деревни было несколько его верных шиноби и горстка людей Данзо, во главе с ними самим. Действовать нужно было незамедлительно. Сасори отправился вниз на случай, если Акацки решатся на то, что им предлагали, а Узумаки решила действовать скрытно.

Дождавшись, пока Сасори обнаружит себя, появившись на поле боя, Узумаки стала действовать молниеносно. Дождь был ей только союзником, превращаясь в острые иглы, которые вонзались в ничего не подозревающих шиноби, убив нескольких из них.

Нападение стало неожиданностью для всех, кто находился на скале и видимо, поэтому Кушине удалось застать Ханзо врасплох и обвить его цепями Чакры. Конан сумела вырваться из захвата шиноби и, создав из бумаги кунай, хотела было нанести смертельный удар своему обидчику, но тот использовал шуншин и переместился неподалёку от куноичи.

- Кровавая Хабанеро! – прорычал Данзо, скрипнув зубами. – Никак не угомонишься мелкая пакостница?
- Не такая уж и мелкая, судя по вашей реакции, Данзо-сама! – усмехнулась Узумаки, насмешливо глядя на Шимуру.

Это началось пару лет назад. Коноха и Ива вновь воевали, не жалея ни генинов, ни средств. Это было раздолье для охотников за головами, ведь среди трупов ниндзя были такие, за которые на чёрном рынке можно было выручить неплохие деньги. Плюс, можно было немного пакостить Конохе, вставляя им палки в колёса. Мелкие, но довольно ощутимые, если о них узнают правильные люди. Именно тогда-то Кушина и оправдала свою старую кличку.

Она появлялась на поле боя и забирала то ценные свитки, которые всё же доставлялись по назначению, но обязательно с прикреплённой красной прядкой волос. То просто забирала трупы, после чего те, чьей стране они принадлежали, находили алые прядки. Больше всего доставалось корню, в штабе которого то и дело происходили взрывы. Данзо было невдомёк, что последнее – дело рук Орочимару, ведь змей легко выходил сухим из воды, подбрасывая волосы Узумаки.

- Так твоя Кровавая Хабанеро всего лишь девчонка? – усмехнулся Саламандра.
- Не недооценивай меня, - усмехнулась она и вновь слилась с местностью.
- Мейсай Гакуре но Дзюцу*? – сощурился Ханзо. – Что ж, тогда я…

Договорить он не успел, так как в это время на скале появились остальные Акацки, что жаждали мести. Данзо тут же исчез в шуншине, ведь ему совершенно не были нужны эти проблемы. Его люди были вынуждены сражаться, чтобы спастись.

Ханзо фыркнул. Он знал, что его союзник скользкий тип, поэтому особо на него не рассчитывал. Сложив печати, он активировал множество взрывных печатей, которые захватили вначале Конан, а затем Кушину, оказавшуюся на пути взрывчатки. Сасори, ловко захватив обеих куноичи нитями чакры, сумел избавить их от ужасной смерти.

Усмехнувшись, глава Аме призвал из свитка Кама** и послал его в Хабанеро, та попыталась увернуться, но подвернула ногу, столкнувшись с одним из последователей Данзо, и оружие слегка оцарапало её бок. Выругавшись, Кушина вновь исчезла, давая возможность Нагато и Яхико достать своего обидчика. Это давало ей возможность подготовиться к новой атаке.

Ханзо же в очередной раз попытался использовать печати, в ответ на техники Акацки, когда из-под земли вылетели цепи и сковали тело Саламандры. На этот раз Узумаки использовала гораздо больше чакры, чем в первый раз, что позволило укрепить технику. Шиноби попытался вырваться, но было уже поздно: Нагато и Яхико отрубили ему голову, вложив в эту атаку все силы.

Когда Кушина выбралась из земли, она почувствовала себя не очень хорошо. В глазах стоял туман, а тело знобило. Так могло быть лишь в одном случае:

- Яд… - прошептала она, потеряв сознание.

***

Вновь старый сон. Она маленькая девочка бежит домой, но дома уже нет. Родители сгорели в огне, сестра застряла в паутине, где сидит два больших паука, которые напоминали Данзо и Третьего. А её брат погибает на её глазах. Теперь к этой картине прибавился ещё и Ханзо, что с дьявольским смехом взрывал вначале Нагато, потом Яхико, а затем и Сасори.

- Нет! – закричала Узумаки, сев в кровати. По её лицу катились крупные капли пота, а в глазах стоял ужас. Когда шок прошёл, она вновь почувствовала слабость.
- Тебе лучше полежать, - произнёс знакомый голос. Кушина повернулась и увидела Сасори, что сидел рядом с ней и выглядел уставшим. – Последствия отравления ещё не прошли до конца.

Куноичи послушно легла, поморщившись от головной боли. Она вновь открыла глаза и поняла, что находится в незнакомой комнате на кровати.

- Долго я пролежала без сознания? – спросила она, повернувшись к другу.
- Повезло, что у Ханзо оказалось с собой противоядие, иначе было бы хуже, - произнёс он. – Тот яд, что он использовал довольно сложный, и я бы не успел вывести противоядие… Не хочу даже думать, что было бы дальше… Ты провела без сознания несколько дней.
- Ясно… - вздохнула куноичи. – Ты совсем не спал? – с тревогой спросила она, глядя на мешки под глазами Акасуна.
- Я не мог бросить тебя в таком состоянии, тем более я один тут разбираюсь в ядах, - спокойно произнёс он. Кушина подняла руку и коснулась его лица, после чего улыбнулась.
- Спасибо тебе, - она чувствовала, что в груди сразу стало теплее, при осознании того, что он беспокоился о ней.
- Всё хорошо, - слабо улыбнулся он. – Спи, сразу же станет легче.

Кушина кивнула и закрыла глаза, погружаясь в раздумья. Перед глазами всплыла последняя встреча с Минато.

Как-то раз она как обычно искала ценные головы, когда её вниманию предстал старый знакомый со своей командой. Минато её не заметил, ведь к тому времени Кушина смогла освоить одну из техник Ивагакуре, что позволяла ей, приспосабливается к окружающей среде и становится для врага почти невидимой*. Не имея специальных способностей, как Бьякугана или Кикайчу клана Абураме, отыскать противника очень сложно, поэтому это давало куноичи возможность всегда появляться неожиданно.

Как оказалось, ничего особенного в команде Минато не было. Девушка ирьёнин, которую называли Рин, Учиха Обито, что вёл себя совсем не как представитель своего клана, а Хатаке Какаши, сын Белого Клыка, оказался занудой, что любил следовать правилам. Намикадзе хоть и стал настоящим красавцем, совсем не привлёк к себе особого внимания.

Когда она узнала, что их миссией является подрыв моста, ей стало скучно, и Узумаки направилась своим путём. Каково было её удивление, когда она вновь встретилась с учениками Намикадзе. На этот раз их было только двое. Рин похитили шиноби Ивагакуре и Учиха хотел её спасти, а вот Хатаке же наоборот, предпочёл бы ей пожертвовать и выполнить миссию.

Дело закончилось тем, что сокамандники разошлись в разные стороны. Симпатизируя тому, кто думал о товарище, Узумаки последовала за ним. Какаши же вызвал только приступ антипатии.

Обито некоторое время сидел на дереве у входа в пещеру, где находилась его подруга, и пытался себя привести в чувство. Кушина находилась неподалёку, ожидая разрешения всей этой истории. Вскоре появился Какаши, что решил всё же последовать за другом и один из шиноби Ивагакуре, что решил проверить, откуда шум.

Джонин, как, оказалось, тоже владел техникой приспособления и мигом вычислил Кушину, которая просто растворилась в шуншине, оказавшись на земле и оттуда наблюдая как дети сражаются с этим бугаём. Кто она, чтобы мешать им становиться сильнее? Шиноби одним мощным ударом лишил Хатаке глаза, а после попытался укокошить и Обито, но удачно попал на кунай.

- Шаринган… - восхищённо прошептал он и посмотрел на землю, увидев своими новыми глазами Узумаки. – Кто вы?
- Спокойно, я вам не враг и не собираюсь драться, - рыжеволосая предстала перед шиноби Конохи в видимом виде. – Слышали про Кровавую Хабанеро?
- Кровавая Хабанеро? – шокировано произнёс Какаши, спустившись вместе с другом с дерева. – Отец рассказывал, что вы когда-то были куноичи Конохи – Узумаки Кушиной, но потом ушли… Сейчас же вы то и дело мешаете как нашей деревне, так и Ивагакуре, с чего мы должны вам верить?
- Если бы я захотела, то уже бы что-то сделала, ведь я следила за вами с тех пор, как вы разделились… Сейчас я только хочу вам помочь. Ненавижу, когда детей заставляют делать работу взрослых, бросая их на произвол судьбы.
- Лично я уже джонин, а Обито – чунин, так что мы уже не дети!
- Да ну? А упёртое следование правилам и нежелание следовать за другом, это можно назвать взрослым поступком? – усмехнулась Кушина, приподняв одну бровь. Какаши хотел было что-то возразить, но передумал. – Ладно, не время сейчас. Идёмте, а то всё интересное пропустим!

Ничего интересного не ожидалось, так как в пещере был лишь один противник, да и тот сбежал. Проследив за воссоединением команды, она хотела уже уходить, как началось землетрясение. Видимо тот шиноби решил, наконец, показать себя. Нужно было уходить отсюда, но проблемой стало то, что в Какаши угодил камень, отчего тот упал прямо под летящий на него огромный булыжник. Обито откинул друга в сторону и точно бы угодил сам под раздачу, если бы не цепи Кушины, что практически в последний момент вырвали чунина из лап смерти.

Обито пару мгновений приходи в себя, сидя на земле и представляя, как бы он сейчас лежал под скалой и обливался холодным потом. Рин и Какаши так же ошалело смотрели на него.

- Б-большое с-спасибо К-кушина-сан… - пролепетал Учиха.
- Не за что, - бросила куноичи и выскочила через дыру в своде пещеры, после чего расправляясь с врагом. К её разочарованию, ни за его, ни за голову его напарника вознаграждение не было назначено. Впрочем, она была рада, что удалось спасти эту троицу.

Команда Минато выбралась из пещеры и наперебой стала благодарить спасительницу.

- Почему бы и нет, - улыбнулась она. – Передайте вашему горе сенсею это, - она дала им несколько прядок своих волос, предварительно обработанных особым составом, который не позволил бы определить её запах даже члену клана Инузука. А на словах обязательно передайте, что он хреновый учитель, который не может защитить не только себя, но и учеников.
- Но Минато-сенсей тут не причём! – покачала головой Рин. – Это была моя ошибка…
- Это была наша общая ошибка, и если бы не Обито… - улыбнулся Какаши. Рин улыбнулась и чмокнула Учиха в щёку, заставив его покраснеть. Кушина улыбнулась, подмечая то, что чунину очень нравится эта девчонка.
- Ладно, можете слова не передавать, а вот прядки передайте точно, - вздохнула она.
- Я теперь ваш должник, Кушина-сан! – широко улыбнулся Обито.
- Ловлю на слове… О, похоже у нас гости…

Пока они разговаривали, вокруг них появилось довольно много шиноби Ивагакуре, что жаждали их крови. А когда в ней признали Кровавую Хабанеро, то сюда ещё прибавилось чувство мести. Кушина улыбнулась, предвкушая отличную битву, и посмотрела на команду Минато. Те тоже были готовы.

Как к бойне подключился Минато, никто сказать точно не мог, но факт оставался фактом, спустя некоторое время после начала боя он явился из неоткуда. Впрочем, удивление было взаимным, когда он увидел Кушину.

Намикадзе не видел её с той памятной встречи на развалинах Узушио и был поражён её красотой. Длинные развевающиеся волосы придавали ей сходство с ведьмой, в глазах плясал азарт. Фигура была не идеальной, но это ему даже нравилось. Ему очень хотелось с ней поговорить, и именно поэтому он постарался закончить со всем быстрее.

- Не ожидал, что встречу тебя тут, Кровавая Хабанеро, - улыбнулся он. Кушина лишь фыркнула.- Что ты тут делаешь?
- Выполняю твои обязанности! – выпалила она. – Я, конечно, понимаю, не это не дело Хокаге, за своими учениками следить, но если бы не я, то у тебя их стало на одного или двух меньше! Я вообще не понимаю, как тебя всё же выбрали Четвёртым.
- Это война, ничего не поделаешь… Кроме того, я защищал их на другом фронте! Тем более они уже совсем не дети, - спокойно произнёс он. – А насчёт Хокаге… я же обещал! Вот закончится война, то обязательно отстрою Узушио и верну всех Узумаки.
- Начни с моей сестры, что находится в лапах Корня или с других Узумаки, что находятся в Конохе! Да и о чём ты говоришь? Это всё уже в прошлом. Я сама восстановлю деревню.
- Кушина, успокойся, пожалуйста, - он обнял её и прижал к себе. – Всё не так просто, я всё прекрасно понимаю, но потерпи ещё немного и всё получится. Я выполню всё то, что обещал! Мне никто кроме тебя не нужен…
- Прости, Минато, - она отстранилась от него и отошла на некоторое расстояние – но это уже не имеет значения. Той любви, о которой ты говоришь, той Кушины, что когда-то была, уже нет.
- Я знаю, - грустно улыбнулся он. – Но я готов бороться за нас и ждать сколько потребуется. Я обязательно докажу тебе, что я достоин твоей любви!

Кушина лишь улыбнулась.

- О чём ты думаешь? – неожиданно подал голос Сасори, видя, что подруга только делает вид, что спит.
- Да так, вспомнилось что-то. Минато…- неохотно призналась Хабанеро
- Ты его любишь?
- Когда-то давно мне казалось, что он что-то значит для меня, и он казался другим… Но теперь…- она замолчала на некоторое время. - Всё давно изменилось.
- Ясно… - Сасори замолчал и стал смотреть куда-то в окно, где шёл дождь.

Плохая погода навевала грустные воспоминания, а тишина сводила с ума и Кушина решила заговорить, чтобы решить для себя один важный вопрос, ведь дольше тянуть было бы невыносимо.

- А что думаешь о любви ты? – Акасуна удивился и задумался.
– Видеть, как из мелкой смешной девчонки подрастает сильная и красивая куноичи и с ужасом думать о том, что могло бы быть, если бы не появился на её пути и не спас. Видеть, как её мучают кошмары, и вспоминать глупую присказку, которую ему шептала бабка и против своего обыкновения поверить в неё, лишь бы кошмар ушёл. Быть её напарником, ведь иначе неуклюжая куноичи вляпается к историю. Не спать почти неделю, лишь бы удостовериться, что с ней всё хорошо…

Он впервые смотрел в её глаза так, что ей казалось, что кукловод проникает ей в душу. Поддавшись импульсу, Кушина села на кровати и, приблизившись к другу, поцеловала его. Она никогда не чувствовала себя так хорошо, как сейчас. В душе расцветали цветы, а дождливая погода отошла на задний план.

Они с трудом оторвались друг от друга и посмотрели друг другу в глаза. На губах обоих играли счастливые улыбки, и бывшие друзья прислонились лбами друг к другу. Теперь они были уверены, что всё будет хорошо.

*Мейсай Гакуре но Дзюцу - Ниндзюцу, которым пользуются Шиноби Ивагакуре. Пользователь приспосабливается к окружающей среде и становится для врага почти невидимым.
**Кама — японский WP.png серп, использованный в качестве оружия. Представляет собой короткое изогнутое лезвие, насаженное на короткую рукоять перпендикулярно ей.
Утверждено Mimosa
Мицуки_Сэнджу
Фанфик опубликован 04 сентября 2014 года в 06:24 пользователем Мицуки_Сэнджу.
За это время его прочитали 314 раз и оставили 0 комментариев.