Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Альтернативная вселенная Укол счастья. Глава 10. Потеря

Укол счастья. Глава 10. Потеря

Категория: Альтернативная вселенная
Укол счастья. Глава 10. Потеря
Новый день начался довольно хорошо. Сакура была в отличном расположении духа, что было немного странно, учитывая, сколько проблем тяжким грузом лежали на хрупких плечах. Но сегодня всё было иначе, Харуно просто чувствовала, что всё будет хорошо и не скрывала свою счастливую улыбку от посторонних глаз. Но зная бы на перёд, что произойдёт, казалось бы, в такой прекрасный день, розововолосый врач заранее морально подготовился к таким поворотам судьбы.
Напевая песню, Сакура радостно зашла в клинику, поздоровавшись по ходу с Чоуджи и другим медперсоналом. Медсёстры, услышав такое радушное приветствие от своего врага, а именно таковой считали Харуно эти девицы, раскрыли рты от удивления. Но сама мадам вовсе не обратила внимание на такую реакцию и чуть ли не вприпрыжку направилась к своему шкафчику, дабы переодеться в форму. В комнате было пусто, что было на руку женщине, так что смена одежды прошла успешно. К тому же, обычное синее одевание медсестёр и врачей клиники Сакура сменила на немного иную форму. Харуно специально купила себе белый халатик на маленьких пуговичках, который был длинною чуть выше колена. На ногах у женщины были белые лакированные балетки на тонкой подошве. Так модница решила сделать себе подарок, считая эту мешковатую синюю форму на вид просто ужасной, ну, по крайне мере, самой Харуно такое убранство ну вовсе не шло. Как не бывало зайдя в ординаторскую, красавица первым делом встретила Мадару, который не понятно по какой причине находился именно здесь. Обычно супер-пупер хирург вообще не заходил сюда, зачем ему опускаться к обычному медперсоналу. Учиха в перерывах между операциями находился в своём кабинете. Брюнет просто потребовал у Яманако выделить ему собственную комнату и бедной Ино не оставалось ничего, как согласится. Всё-таки Мадара и вправду был звездой, его знали все, часто его лицо мелькало на голубом экране. Потерять такую известную личность было бы глупо в такой нелёгкий час.
- Привет, привет, - с ухмылкой разглядывая Сакуру, поздоровался Учиха, да так, что Харуно поморщилась. Этот человек был определённо противен женщине, но что поделать? Придётся терпеть, мило улыбаясь и здороваясь через зубы.
- Здравствуйте, - ответила из вежливости зеленоглазая красавица, и потянула подол своего халатика вниз, заметив слишком уж похотливый взгляд чёрных очей. В эту минуту Сакура ой как жалела, что сменила свою форму. Если брать, конечно, в счёт прошлое Харуно, то та не была обделена вниманием мужчин. В те времена Сакура была настоящей тусовщицей, проводя ночи в клубах, и одежда была более открытой нежели сейчас. Но это было далёкое прошлое, сейчас женщина уже отвыкла от всего этого.
- Ты ведь Сакура? – поинтересовался Мадара, наконец оторвав свой взгляд от стройных ног своей младшей коллеги.
- Да, - не слишком охотно ответила та. Продолжать разговор не было ни малейшего желания.
- И ты ассистентка Саске? – вновь продолжал расспрашивать Учиха.
- Да, - вновь подтвердила женщина, нахмурив брови.
- Хорошо, хорошо, - к чему-то сказал мужчина и, обойдя девушку, не забыв ещё раз окинуть взглядом Харуно, направился прочь из ординаторской.
К этому времени как раз подошёл и второй Учиха, чьё лицо не выражало ничего хорошего. Зло зыркнув по дороге на своего, к сожалению, однофамильца, Саске подошёл к Сакуре. Схватив свою ассистентку за запястье, втянул её внутрь комнаты за собой, при этом хлопнув дверью.
- О чём вы разговаривали? – без приветствий начал разговор брюнет, скрестив руки на груди.
- Да так, ни о чём, - ещё больше нахмурилась женщина, немного обидевшись на грубый тон и такое невежество начальника. «Мог бы и поздороваться», - обижено подумала Сакура, но Саске вовсе не обратил внимание на нахмуренное лицо Харуно. Зато Учиха заметил другое.
- Что это за форма на тебе?
- Обычная форма, - отмахнулась розововолосая. - Что сегодня у нас запланировано?
Сакура попыталась перевести тему, боясь, что её слишком строгий начальник прикажет переодеться, а этого Харуно вовсе не желала. Но Саске был не дураком и не собирался закрывать глаза на внешний вид своей подчинённой. На счастье Харуно, в ординаторскую зашли Хината с Таюей. Хьюга мило поздоровалась как со своим начальником, так и с Сакурой, когда красноволосая медсестра решила проигнорировать новую коллегу.
- Здравствуйте, Учиха-сан, - с улыбкой проговорила медсестра, с не слишком добрым взглядом посмотрев на розововолосого врача.
Харуно уже не обратила на это внимание, попросту привыкла к такому отношению. Но Саске не оставил это просто так, сделав замечание не доброжелательной девушке:
- Таюя, ты не заметила ещё одного человека в комнате?
- Здравствуй, Сакура, - сквозь губы, чуть ли не прошипела медсестра, разозлившись на Харуно ещё больше.
Саске улыбнулся и обратился к своей ассистентке:
- Сакура, через полчаса операция по подтяжке лица, повтори всё, сегодня ты будешь мне помогать.
- Будет сделано, - обрадовалась женщина и хотела приложить руку к голове, как делают в армии, но неудачно задела стоящий на столе стакан с карандашами, да так что тот упал. Быстро нагнувшись, чтобы собрать все уроненные вещи, Сакура и не задумалась, что открывает отличный вид своему начальнику на свою пятую точку. Увидев такое, Саске даже поперхнулся невидимо чем, и быстро покинул кабинет. «Всё-таки форму ей можно оставить и такую», - промелькнула мысль в темноволосой голове. Сакура же, разогнувшись, лишь удивилась, куда это так помчался хирург.

Харуно была просто на седьмом небе от счастья. Сегодня она первый раз будет реально принимать участие в операции. Сакура просто уже не могла вытерпеть эти тридцать минут. Женщина который раз перечитала всё, что нужно было ей знать для операции. «Эндоскопический лифтинг лица проводится под общим или местным наркозом и длится порядка час – полтора. Через небольшие – один два сантиметра – разрезы в верхней части головы хирург получает доступ к обрабатываемой области…», - повторял ещё и ещё раз про себя врач новичок, чтобы, не дай Бог, не сделать что-то не так у операционного стола.
- Сакура, - в комнату зашла немного растерянная Хината. Харуно, подняв свои глаза на медсестру, немного нахмурилась, по лицу брюнетки Сакура поняла – новости будут не слишком хорошие. «Ну вот… Закончилась моя удачная полоса…», - разочаровано вздохнула розововолосая.
- Тебя вызывает к себе Ино, - промолвила Хьюга, как бы извиняясь, улыбнулась и ушла.
- Но у меня операция, - хотела было возразить Харуно, но брюнетка уже покинула комнату.

К кабинету Яманако Сакура чуть ли не бежала, женщина надеялась, что разговор будет не долгим и на операцию ещё можно будет успеть. Розововолосый врач остановившись перед дверью, глубоко вздохнул и, собравшись, постучал в дверь. Ответ последовал незамедлительно. «Войдите», - услышала Сакура голос блондинки и зашла внутрь. Как обычно, за своим столом сидела владелица клиники, но в кабинете находился ещё один человек, а именно Мадара Учиха. Увидев его, Харуно сперва оцепенела: что-то подсказывало – не к добру это всё.
- Здравствуй, Сакура, - поприветствовала врача Ино, - присаживайся.
- Здравствуйте, - немного боязливо ответила женщина, садясь на свободный стул.
- Понимаешь… Тут такое дело, - начала разговор блондинка, хотя сама вовсе не была рада всему происходящему. – С сегодняшнего дня ты будешь ассистенткой Учихи Мадары.
«Нет, нет и ещё раз нет!», - чуть ли не сдержалась Сакура, чтобы не выкрикнуть это прямо в лицо начальнице. Работать под начальством Мадары – это же настоящий кошмар. Одно дело когда твой шеф красавчик брюнет, с накаченным телом, с офигительно секси взглядом и до дрожи приятным голосом… А если брать в расчёт ещё и тот поцелуй. Но ко всему он понимал её. И тогда, когда они встретились случайно, он поддержал её, не упрекал, выслушал. Сакуре казалось, что Саске сможет стать ей другом или даже кем-то больше.
- Но, а что с Саске? – только и смогла вымолвить Сакура, находясь ещё в состоянии шока.
- А ты не знаешь ещё? – влез в разговор темноволосый мужчина, - Таюя теперь будет помощницей моего младшего друга, ну а я возьмусь за тебя. Раз Саске от тебя отказался, то так и быть - возьму я тебя под своё крылышко.
- Сакура, - хотела что-то возразить словам Мадары Ино, но Сакуре перебила её.
- Простите, но я должна срочно поехать домой, - быстро протараторила Харуно и чуть ли не выбежала из кабинета. Ей было плевать, как глупо она выглядела и, что скажет ей начальница. Хотелось просто уйти отсюда. По щекам уже текли непрошеные слёзы, а внутри всё просто сжалось от непонятной боли. Почему ей было так больно всё это услышать? Казалось, будто в сердце вонзили что-то острое. Давно Сакура не чувствовала такой боли, даже тогда с Дейдарой не было такого отвратительного чувства. Не раздумывая, розововолосая бедняга, попутно стирая свои слёзы, побежала в раздевалку. Не обращая ни на что внимания, Харуно переоделась и так же умчалась прочь, вовсе не заметив пару любопытных карих глаз.
Уже на полпути домой Харуно успокоилась и перестала рыдать. Подойдя к витрине магазина, Сакура попыталась стереть потёкшую тушь со своих щёк, но лишь ещё больше размазала всё по лицу. Сдавшись хоть как-то исправить свой внешний вид, Харуно, опустив голову, направилась медленным шагом домой. На душе скребли кошки. Почему она так бурно отреагировала на происшедшее? Задалась таким вопросом Сакура. Она разозлилась на Саске? На Ино? На чёртового Мадару? На себя…? Или ей было неприятно работать со старшим Учихой? Или её задело то, что от неё отказался Саске? А может всё дело в том, что она, как дура, втюрилась в своего начальника?

Как только бедная женщина переступила порог своего дома, в коридоре появилась Шизуне. Женщина была удивлена, что младшая сестра так рано вернулась с работы. Да и внешний вид просто поверг в шок женщину.
- Ты уже узнала про отца? – спросила Шизуне, поняв ситуацию по-другому.
- Что? – замерла розововолосая, внутри всё сжалось. – Что с папой?
- Ты не знаешь? – растерялась Шизуне. Она-то подумала, что Сакура приехала так рано из-за того, что узнала про отца, но оказалось брюнетка поторопилась с выводами.
- Что с папой? – с истерической ноткой в голосе повторила вопрос младшая Харуно, чувствуя, как слёзы уже второй раз за день выступают на глазах.
- Он в больнице… Охранники нашли его утром лежащим на полу. Его отправили в больницу.
- Поехали, - слишком тихо ответила Сакура, прикрыв глаза. Сердце сжалось с большей силой, а потом как будто застыло. Словно всё внутри остановилось. Харуно слишком спокойно вытерла остатки слёз, которые всё-таки потекли по щекам, слишком плавно двигаясь, развернулась. Всё было без слов, без каких-либо эмоций и это было ужасней всего на свете. Молчишь, когда хочется кричать, плакать, рыдать, крушить, ломать… Когда хочется умереть.

***

После операции Саске чуть ли не вихрем ворвался в кабинет своей подруги и по совместительству начальнице. Учиха выглядел ужасно злым. Его и так угольные глаза стали ещё темнее, губы были плотно сжаты в тонкую полоску, дышал мужчина тяжело, а руки были крепко сжаты в кулаки. Ино ожидала такой реакции от брюнета, поэтому была готова выслушать всё.
- Какого чёрта ты дала разрешение Таюее? Она не справится с этим! Ей лучше всего оставаться медсестрой! И где Сакура?
- Саске… Подожди. Сядь, я всё объясню, - вздохнула Яманако, представляя какой ужасно трудный диалог им предстоит, особенно зная характер своего друга.
Закончив свой рассказ, Ино внимательно поглядела на своего подчинённого. За все эти три минуты её повествования брюнет не сказал ни слова, но Яманако-то знала, что творится у него внутри.
- И как она отреагировала? – блондинка была удивлена именно такому вопросу. Она предполагала, что её друг сразу начнёт возмущаться поведению Мадары.
- Она убежала, - спокойным голосом ответила начальница. Ино боялась, что вот-вот - и Учиха сорвётся. Но Саске выглядел спокойным, когда он ворвался в кабинет, мужчина выглядел злым, а теперь был как камень.
- Я не буду работать с Таюей. У неё нет способностей. Лучше всего ей оставаться медсестрой, - с этими словами хирург покинул кабинет босса. Врач направлялся в кафе, к Наруто, нужно было с кем-то поговорить… открыто. А такое позволял себе Учиха лишь в разговоре с Узумаки. Да и по счастливому случаю сейчас у Саске был большой перерыв между операциями. Уже собравшись покинуть здание клиники, темноглазый врач встретил по пути Таюю. Девушка была, несомненно, рада, её состояние выдавали искрящиеся глаза и улыбка на пол лица.
- Это было потрясающе, - с восхищением, начала делится своими чувствами девушка, - я теперь твёрдо решила стать врачом!
Казалось, красноволосая вовсе не видела убийственный взгляд своего начальника. Учиха еле сдерживался, дабы не высказаться в адрес медсестры, спасала колоссальная выдержка мужчины.
- Я думаю, тебе всё-таки стоит оставаться на должности медсестры, - довольно спокойно сказал Саске и, обойдя Таюю, поспешил к своему единственному лучшему другу.
Девушка нахмурилась, не поняв пока что весь смысл сказанных ей слов. «Что значит оставаться на должности медсестры?» - немного сердито подумала она и обернулась. Проследив за хирургом, пока тот не скрылся за поворотом, Таюя поспешила к своим подругам с другого этажа. Ведь сейчас отношения с Темари и Хинатой были напряжены и всё именно за этой дуры Харуно. Так что, теперь красноволосой пришлось делиться сплетнями с медсёстрами с других отделений. А поделиться чем было. И девушка уже предвкушала, как после этого над Сакурой ещё больше будут издеваться.

***

В центральной больнице было совсем всё иначе, чем в «Водовороте красоты». Атмосфера была иной. Если в клинике Яманако люди обретали красоту, то здесь было иначе. Некоторые просто пришли с небольшими проблемами, а кто-то уже стояли на пороге жизни и смерти. Сакура держала за руку Шизуне, предчувствую большое горе. В голове стоял шум, будто ты в вакууме, а ноги делали шаги уже на автомате. Старшая сестра чувствовала себя так же. Ей было ужасно страшно, она боялась за папу. До палаты мистера Харуно оставалось пару метров. Около входа сёстры заметила свою мачеху, которая рыдала навзрыд. Тара, сидя на стульчике около входа в операционную, роняла крокодиловые слёзы, при этом пытаясь что-то говорить. Около неё стоял мужчина лет сорока в белом халате, который пытался хоть как-то успокоить брюнетку.
Шизуне сильнее сжала руку сводной сестры и пошла вперёд, когда Сакура остановилась, не дойдя пару шагов до мачехи с врачом.
- Как он мог умереть… На кого он меня оставил… О, Боже… - восклицала с истерическими нотками уже вдова, утирая слёзы. Заметив около стоящих падчериц, Тара вскочила с места и сгребла шокированных родственниц в охапку, зарыдав с новой силой. Сакура оцепенела и шокировано взглянула на врача, который с сожалением поглядел на пришедших. Руки начали дрожать, а ноги подкашиваться. Отодвинув от себя мачеху, младшая Харуно с трудом добралась до стула и рухнула на него. Молодая женщина находилась в состоянии шока. Она не могла осознать, что папы больше нет. В голове крутилось лишь одни слова: «Нет, он не мог умереть». Слёзы уже прочерчивали дорожки по лицу, стекая и срываясь с дрожащего подбородка. В горле застрял ком, а лёгкие сжало, было трудно дышать.
- Можно его увидеть? – с большим трудом спросила Сакура, подняв взгляд на мужчину.
- Я думаю, вам не стоит… - хотел было возразить врач, но был грубо прерван.
- Я хочу его увидеть, – твёрдо с некой злостью повторила розововолосая.
- Хорошо, - сдался врач, открывая дверь операционной.
Женщина встала и сперва посмотрела на старшую сводную сестру. Брюнетка плакала в объятьях мачехи, позабыв о сложных взаимоотношений с энной.
- Шизуне, - позвала Сакура родственницу.
Та, подняв своё заплаканное лицо, зарыдала ещё сильнее.
- Нет. Я не могу. Его видеть. Нет, – короткими предложениями, в перерывах между всхлипами, проговорила брюнетка.
Сакура прикрыла глаза, как бы говоря да. Медленно пройдя в операционную, розововолосая заметила лежащего отца на операционном столе. Женщина могла видеть лишь его лицо, так как остальная часть была чем-то накрыта. Подойдя ближе, Харуно внимательно посмотрела на папу. Он был бледным, очень. Глаза закрыты, губы плотно сжаты. Морщины говорили об уже не молодом возрасте, но Сакуре всегда казалось, что её папа такой молодой. Что он ещё будет долго и долго жить. Что он никогда её не покинет. Но смерть пришла так рано. А он уже не будет вести дочерей к венцу, не подержит на руках своих внуков… У него уже ничего не будет. И сейчас дочка могла отдать всё, лишь бы отец вдруг открыл глаза и вновь ей улыбнулся, а потом обнял, прижимая крепче к себе. И пусть они порой ссорились, но Сакура всегда знала, что папа её любит и что она всегда может к нему прийти и он пустит её на свой порог, выслушает, утешит, а потом поцелует в лоб и скажет, что всё будет хорошо.
- Прости меня. Прости за всё, что я когда-либо делала. Прости, что я была плохой дочкой. Прости, что кричала на тебя. Прости, за Мери. Прости, что не берегла тебя, – слова довались с большим трудом. – Я так хочу вернуть время назад. Хочу, чтобы это всё было не правдой. Хочу, чтобы ты жил. Чтобы была жива она. Чтобы мы были все вместе. Я ведь так люблю тебя папуля, я очень сильно тебя люблю. Я не знаю, как я буду без тебя. Я... Я… Я сожалею, что тогда за этой чёртовой решёткой ты был один. Я ненавижу себя, что меня тогда не было рядом. Папочка… Прости меня…
Не сдерживаясь, Сакура упала на колени. Слёзы душили её и она не могла успокоиться. Хотелось, чтобы всё оказалось сном, кошмаром и чтобы утром она проснулась и отец был жив. Хотелось вернуться в прошлое, стать маленькой девочкой и пойти с папой в парк. Хотелось, чтобы она в свадебном платье танцевала с папой танец. Хотелось, чтобы её дети радостно кричали «дедушка», когда они приезжали бы к нему в гости. Но уже ничего не изменить. Лишь понимаешь, как многое ты потерял…

***

После смерти мистера Харуно прошло две недели. За всё это время Сакура не выходила из дома, не считая одного раза.
Похороны. Харуно думала, что не выдержит этого, но держалась из последних сил, когда казалось маленький щелчок - и сойдёт ума. Подходя к гробу, бедная розововолосая чуть ли не потеряла сознание, она пошатнулась, но устояла. Просто Сакура не выдерживала этого всего. Ко всему прочему, сёстры хотели, чтобы присутствовали лишь близкие люди, но мачеха пригласила едва ли не всех знакомых, часть из них вообще не знали самого умершего. От этого Сакуре было тошно, похороны превратились в какой-то цирк. А после, Тара устроила из поминок какую-то вечеринку. Приглашённые уже вовсе позабыли причину, по которой они здесь находились, и смеялись. Лишь пару по правде близких людей молча стояли в стороне. Тогда первой не выдержала Шизуне и выгнала всех лицемеров прочь, при этом крупно поругавшись с последней женой отца. Сакура не принимала участие в скандале, у неё не было на это желания и попросту сил. К тому же, вновь вспоминалась Мери. И лишь одна мысль утешала: теперь они там вместе. Бедной женщине даже снилось, как младшая сестра с отцом гуляют вместе в парке. И это было частым явлением.
После похорон пришлось вдобавок улаживать все дела с полицией, но этим занимались Шизуне с Тарой. Вторая сестра же целыми днями находилась дома, прибывая в депрессии. За это время пару раз звонила Ино, но и с ней разговаривала не Сакура. Ей вообще не хотелось никого видеть и слышать. Вид у женщины был подавленный. Она ходила вся бледная, с красными от слёз глазами, в непонятно какой одежде. И так худая Харуно будто стала ещё тоще. Телевизор в доме включать было запрещено, так как чёртовы журналисты только и говорили о смерти мистера Харуно, не забывая придумать какой-то лживый рассказ. Шизуне, хоть и переживала не меньше, держалась лучше своей младшей родственницы. Брюнетка, ко всему переживала, за Сакуру, стараясь не отходить от неё, вдруг вздумает сделать что-то себе.
Так и проходили эти четырнадцать ужасных дней. В полной тьме для семейства Харуно. Но лишь одна Тара, казалось, уже справилась с потерей мужа. Вдова охотно рассказывала всё журналистам, мелькая на каналах голубого экрана. Да и часто звонила падчерицам, дабы напомнить о дне, когда нотариус огласит завещание. И спокойная Шизуне готова была за это лично врезать «дорогой» мачехе. Встреча нотариуса была предназначена на сегодня, но младшая сестра категорически отказалась идти.
- Я не пойду, - твердила лишь одно Сакура с кровати, как заевшая пластинка.
- Нужно, - в ответ говорила Шизуне, пока и её терпение не лопнуло. Со всей силы дёрнув на себя одеяло, которым укрывалась розововолосая, сестра взорвалась. – Ты чёртова эгоистка! Ведёшь себя, будто только тебе и плохо. Мне не лучше, Сакура! Это был и мой отец! И я его тоже любила! Мне плохо, но я не могу опустить руки, как ты! Я должна была устраивать похороны, улаживать дела с полицией, разбираться с Тарой! Мне трудно, и я ожидала, что ты поможешь мне. Я знаю, мы не очень близки. Но у нас общий отец… был общий отец. Это больно, очень больно терять близких. Но мы должны продолжать жить. Понимаешь? Папа…Мери… они не хотели бы видеть тебя такой! Ты должна жить ради них… ради меня. Ведь я тоже больше не могу всё делать одна.
Первые слова брюнетка просто кричала в лицо сводной сестры, но под конец голос был тихим, а из глаз текли слёзы. Вновь. Шизуне села на край кровати и, закрывая лицо ладонями, плакала. Почувствовав объятия, брюнетка вздрогнула.
- Прости, - услышала она тихий шёпот.
Утверждено Nern
LolyK
Фанфик опубликован 31 октября 2013 года в 22:00 пользователем LolyK.
За это время его прочитали 1658 раз и оставили 2 комментария.
+1
imankulova_1998 добавил(а) этот комментарий 04 ноября 2013 в 21:33 #1
imankulova_1998
Здравствуйте, Автор. Давно же я не видела продолжения Вашей работы. Пришлось вспоминать и немного перечитывать, но всё улажено и надеюсь такого пробела с продолжением больше не будет.)
Мне очень нравится название Вашего фанфика. Оно не напрямую, но связано и переплетено со всем сюжетом в целом. В нём есть такие оптимистические нотки, хотя слово "укол" сразу воспринимается мной как нечто довольно жуткое)
Касательно сюжета: Вышло уже достаточно много глав, поэтому я могу сказать, что у Вас, как для автора, хорошая фантазия, которая позволяет по накатанной вести сюжет, не загоняя всю идею в тупик. Достаточно продуманное, и довольно интересное развитие событий. Хорошая логическая цепочка.
НО! Качество исполнения, оформление всего этого немного хромает. Ваш стиль, он слишком обрывчатый. Что в описаниях действий, что в описаниях эмоций, не всегда конечно, но Вы резко переходите с одного на другое. Из-за этого история становится менее натуральной, в неё словно меньше веришь. Старайтесь исправить свой стиль на более плавный, мягкий.
В тексте есть гармония: присутствуют и описания, и диалоги, но некоторые из них -в смысле диалоги- фальшивят. Словно не человека слова, а машины. Оттачивайте свои навыки в этой области, я в Вас верю)))
Ещё одно, что жутко портит всю картину - это ошибки. Вашу бету нужно отругать, так как видела я не опечатки, а именно ошибки! Что грамматические, что стилистические. Вам стоит либо заменить бету, либо самой тщательнее вчитываться в то, что пишите. Выделять их сложно и долго, просто перечитайте его разок, и наверняка найдёте.
Персонажи. Многие из них мне стали довольно симпатичны. В голове мне четко прорисовываются образы Саске, Сакуры, Ино, а больше всего, как ни странно, мачехи - Тары. Её действия, слова - она не вызывает доверия, словно лиса. Тем не менее каким-то образом притягивает.) В этой главе я по другому посмотрела на Шизуне. В её словах и в той истерике сквозил действительно широкий спектр эмоций. Ей хотелось сопереживать и тайно болеть за неё. (Даже больше, чем за Сакуру))
На этом всё. Я желаю Вам удачи в продолжении этой работы, надеюсь оно будет интересным и захватывающим. Пусть у Вас в гостях чаще будут фантазия и свободное время) Совершенствуйтесь.
С Уважением, Ваш читатель.
+1
ROSARIO) добавил(а) этот комментарий 23 января 2014 в 15:36 #2
ROSARIO)
Здравствуй, Солнце! Так много времени прошло, а мне только сейчас удалось наконец оценить продолжение этой очаровательной работы. Прости, что с таким опозданием, прости. Знаешь, когда я читаю эту работу, то сразу же растворяюсь в ней, во всем происходящем. Обстановка поглощает меня, меня поглощают чувства. Ощущения без остатка выпивают напитком эту реальность, и я знаю одно – я чувствую, вижу, слышу, иду по следу тревожащих событий. Меня околдовали своей сладостной зрелостью, своей в то же время невинной чувственностью отношения Саске и Сакуры. В них и трепетный страх перед чем-то новым, боязнь вновь обжечься, потерять, в них безумное пламя влечения и чувственности, в них и понимание, и тонкость, нежность. Да, когда я вижу Саске в образе строгого хирурга, воображение просто взрывается – настолько четко и ярко я вижу его, настолько ему подходит этот образ. Красавчик хирург, мужчина небесной красоты, мужественный и статный, строгий и очаровательно холодный…Господи, его магнетизм не знает границ, к нему так и манит прикоснутся хотя бы взглядом. Сакура конечно же тоже прекрасна. Ее жизненный горький опыт в сочетании с поистине настоящей обезоруживающей невинностью чистотой красоты, наивностью, жаждой зашиты и тепла просто восхищают. Они вместе – это что-то божественное, это гармония, и истинное воплощение чувственности.
Но как же я злюсь на ненавистного Мадару1 Отравлять жизни других – его профессия тоже. Саске хранит в сердце старые раны, старые раны есть и у Сакуры, у каждого, но у них они вскрыты и болят безумно до сих пор, что не удивительно, и тут Мадара опять причиняет им двоим боль! Несносный тип, возомнивший себя повелителем чужой судьбы…
Как печально, что чернота полосы сгустилась над их головами, что такая Боль ударила Сакуре прямо в сердце. То, что случилось – это крах, это страх, это немыслимое потрясение, раскол и такая боль, что от крика может треснуть что-то внутри. И эта боль передана так точно, что устрашает, сковывает внутри душу кровавыми цепями.
И все же, с Шизуне сложно не согласится, ведь именно в такие тяжелые моменты, чья-то поддержка нужна как воздух. Поведение Тары возмущает, и огорчает немыслимо.
Только Саске, только любовь к нему, сейчас для Сакуры – отрада, пусть пока и спрятанная внутри, но будем надеяться, что чернота боли растает над ними, но нужно время, конечно.
Глава очень сильна эмоционально, и такой контраст от игривой чувственности к плохим предчувствиям и до жизненной катастрофы не может не тронуть до глубины души.
Спасибо тебе, Солнце за столь яркое запоминающееся продолжение. Я с нетерпением буду ждать следующую главу! Спасибо тебе.
Удачи и добра!
С уважением, ROSARIO)