Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Фэнтези/Фантастика Ты ужасна, но я всё ещё раздет. Глава VI: Пьяное позволение

Ты ужасна, но я всё ещё раздет. Глава VI: Пьяное позволение

Категория: Фэнтези/Фантастика
He says, «Oh, baby girl, donʼt get cut on my edges.
Iʼm the king of everything and oh, my tongue is a weapon.
Thereʼs a light in the crack thatʼs separating your thighs
And if you wanna go to heaven you should fuck me tonight».

Он сказал: «Эй, малышка, не испытывай моё терпение.
Мне подвластно всё, и о, язык — моё оружие.
Между твоих бёдер пробивается луч света,
И если ты хочешь попасть в рай — трахни меня сегодня».

Halsey — Young God


Саске рассудил, что лучше уж самому быстрее избавиться от груза в виде девушки, чем швырнуть подчинённую на растерзание таксисту, который, несомненно, не побрезгует воспользоваться ситуацией со стороны ебательных мотивов. Всё же молодой человек был не настолько конченным, чтобы подвергнуть девушку возможным неприятностям.

Кое-как устроив розоволосую на пассажирском сидении красного феррари и пристегнув её, Учиха уселся за руль, врубив музыку как можно громче. Нельзя было допускать, чтобы Харуно засыпала: работодатель не знал её адреса, да и тащить на руках охуевшую алкашку до квартиры не очень-то и хотелось. Вот только из-за шумных песен девушка подвякивала, заполоняя салон автомобиля грёбаными ароматами смешенных напитков из своего раскрытого рта.

С трудом выпытав из несговорчивой гниды её адрес, темноглазый тронулся, гоня на грани нарушения правил. Сакура частенько брыкалась, игралась с чёрными рваными прядями своего директора, мешая тому сконцентрироваться на поворотах. Именно под градусом в ней пробуждалось мразотное желание ощутить человеческое тепло, хоть оно и исходило от постороннего парня. Все чувства, запрятанные в трезвой Харуно, начинали проявляться в ней ужратой. Поэтому раньше барменша и не позволяла себе выпивать в обществе кого-либо, кроме Ино. Но что на неё нашло сегодня… Вероятно, так подействовал недавний стресс из-за совпадений ублюдочных снов и обосранной реальности, но в околдованных мыслях эти подозрения не проскальзывали, а всё внимание завлекал сидящий шлюхоёб напротив.

Учиха мужественно держал себя в руках, но иногда всё же отрывался от дороги и скользил взором по пассажирке. Странный огонёк в её сучих глазах чертовски манил, а длинные ножки, которые девушка свободно расставила впереди себя, притягивали как магнитом его руки. Разве возможно захмелеть от вдыхания алкогольных паров, что источала зеленоглазка? Видимо, это вполне осуществимо. Иначе то, что крепкая рука легла на оголённое бедро и принялась поглаживать его с внутренней стороны, нихрена не объяснить.

Сакура сомкнула веки и наслаждалась охуительными для несведущей неё, немыми ласками. Его тёплая ладонь разгоняла кровь в жилах, согревая администраторшу и пуская в путешествие по её телу бесчисленные блядские мурашки. Она и не подметила того факта, что машина давно остановилась, а угольные очи с вожделением очерчивали изгибы её обнажённой топом талии. Через несколько минут в сознание розоволосой закралось ощущение подвоха, и её ресницы взметнулись вверх, а взгляд приковался к поросшему уёбищной щетиной лицу Учихи, на котором красовался оскал, сравнимый со звериным, что парень, похоже, считал пиздато-обворожительной улыбкой. Харуно немного подскочила на сидении, но ремень безопасности удержал её в том же положении.

— Приехали, — оповестил Саске, непозволительно близко наклоняясь к девушке.

Её глаза округлились в ахуе, но страх оказался развеян щелчком отстёгнутого ремня. Вот только настойчивая рука брюнета продолжала вырисовывать на светлой коже странные узоры, а сам молодой человек не спешил отстраняться.

От волнения у розоволосой пересохло во рту. Она набрала слюны и, сглотнув излишки, непостижимо почему облизнула языком нижнюю губу, а затем, моментально осознав всю опрометчивость своего провокационного жеста, прикусила ту же ёбаную губу, не разрывая контакта зелёных и чёрных глаз.

Темноволосый держался как мог. Его левая рука уже практически нажимала на падлючий дверной замок, чтобы выпустить подчинённую, но овцеёб никаким хреном не смог устоять, не слизав проступившую на пухлых устах влагу. Осторожное движение его умелого язычка привело к осознанию, что её дыхание не дерьмовое от выпитого, а даже в каком-то смысле пикантное. Ему захотелось распробовать отчётливее.

Конечно, Сакура сосалась не впервые. Но прошлые поцелуи, коих было не так много, состоялись ещё в школе, так что времени разучиться у неё было предостаточно. Хотя Саске по вкусу пришлись её хуёвенькие познания в этом вопросе. В его постели побывало довольно много шалав, что изворачивались различным образом, лишь бы угодить черноглазому. А сидевшая перед ним подчинённая полностью доверилась брюнету, призывно раскрывая губы и позволяя его языку задавать невъебенный темп, вовлекая обоих в блядострастный поцелуй.

Зеленоглазой нравилось доминирование начальника. Харуно совершенного не ебали её действия: она пиздецки ласково поглаживала молодого человека за плечи, начиная льнуть к нему всем телом. Возвысившись над ней горой, прикрывающей хрупкую девушку от вставшего солнца и его падлючего света, Учиха вызывал в пьяном мозгу ассоциации со стеной, за которой хотелось укрыться и согреться. Но ведь девушки склонны всё преувеличивать. А нетрезвые девушки склонны преувеличивать всё в ещё более охуительных размерах.

Не отрываясь от заебически-податливых губ, Саске распахнул пуговицы чёрного топа розоволосой, приспуская лямки светлого лифчика с плеч, а сам предмет нижнего белья сдвигая на плоский живот. Разгорячённая мужская ладонь легла на небольшую грудь с уже набухшим соском. Охеренно, блять, поднялась самооценка темноволосого, когда он убедился, что парой касаний может возбудить нелюдимую девушку.

У Учихи в планах не было трахнуть Харуно сегодня. Хоть он и долбанный засранец, но пользоваться положением барменши и не думал. Остатки совести черноглазого застраховали её от такой участи, ведь темноволосый и без этого знал, что многие готовы отдаться ему, не находясь под влиянием бухла. Но послушание тёкшей под ним сучки заслуживало похвалы и награды. Сакура разрешала вытворять со своим телом любую хуйню, комфортнее устраиваясь на сидении. Она даже зарывалась в иссиня-чёрных волосах и поглаживала выпирающую плоть через брюки, когда руки брюнета повелевали её руками. Девушка совершенно отключилась от происходящего и нырнула в омут охуительных ощущений, чем подкупала Саске. Он задумал с помощью продолжения своих действий привязать к себе эту невинную девушку. Чтобы розоволосая сама вскоре пришла к нему ради продолжения банкета, то есть настоящей ебли, ей необходимо показать, что она теряет при своём грёбаном воздержании. Брюнет ухмыльнулся в непрекращающемся поцелуе, довольный только что придуманными, зашибенными правилами новой игры.

Целеустремлённые пальцы блядуна забрались под белую юбку, невесомо поглаживая намокшее кружево. Зеленоглазка судорожно выдохнула в рот начальнику, но его руку из интимного места не убрала. Напротив, она, согласная быть выебанной, развернулась на сидении: облокотилась затылком на тонированное стекло, пока молодой человек помог ей удобно расположить ноги на его плечах.

Он не собирался затягивать прелюдию. Сакура была уже готова, а ему продолжительные ласки приносили лишь долбоебучий дискомфорт в брюках. Прокручивая в пальцах левой руки один из её сосков, пока девушка запрокинула голову и жадно выдыхала, образуя эффект запотевшего стекла, Учиха расстегнул ширинку свободной рукой, чтобы член чрезмерно не сдавливало. Сейчас барменше всё равно не до внимания к подобным деталям. Продолжая офигенно приятный для неё массаж упругой груди, изредка покидая её пределы и проводя грубыми подушечками пальцев по животу и вниз, до соблазнительно выпирающих косточек, открытых приспущенной юбкой, черноглазый начал путешествие губами от заострённых коленок вверх, чередуя нежные касания с жёсткими захватами светлой кожи резцами. Один из таких ублюдочных укусов, на внутренней стороне бедра, что должна быть скрыта одеждой, оказался сильнее, чем брюнет предполагал: начинающий алеть след парень с упоением зализал и подул сверху — влажная кожа вмиг остыла, а от прохлады на ней образовались игривые мурашки.

Темноволосый, под разочарованное оханье подчинённой, оторвался от ласк, чтобы избавить Харуно от её чёртовых трусиков, лишних при таком развитие событий. Так как это действие пришлось выполнить практически перед самым его лицом, парень уловил сладковато-пряный запах соков возбуждения её, несомненно, узкой дырки, пропитавших нижнее бельё. Эрегированный член отозвался на пойманный аромат несколькими жалобными подрагиваниями. Жалобными потому, что разрядка с распростёртой рядом девушкой ему не светила. Пиздатый расклад! Красноватая головка вылезла из-под резинки боксёров, сверкая капельками проступившей смазки.

Белое кружево было с успехом откинуто куда-то под сидение, а того же цвета юбка переместилась на талию, прямо под лифчик. Перед взором молодого человека открылись поблёскивающие от влаги под проникшими в салон автомобиля лучиками солнца аккуратные складочки. Сразу видно, что её промежность не раздолблена к хуям.

Тонкие мужские губы опустились на один уровень с взбухшим клитором, а язык Учихи водил кругами рядом со средоточием нервных окончаний зеленоглазой, дразня её и пиздецки распаляя. Щетина не совсем приятно царапала кожу, но нахлынувшее удовольствие не позволяло зацикливаться на этом. Подчинённая нетерпеливо поёрзала на сидении и, неожиданно для брюнета, подмахнула бёдрами навстречу, отчего его язык таки прошёлся по самой чувствительной части её женского естества. Это мразотное движение едва не перечеркнуло всё её послушание до этого, и в наказание Саске до покрасневшего отпечатка ладони ёбнул её со смачным шлепком по левой ноге. Розоволосая от внезапности даже убрала свою конечность с его плеча, упираясь стопой в бок водительского сидения.

Ему особенно приносило удовольствие вылизывать у Сакуры-бревна. То, что обычно представляло для Учихи один разврат и животную похоть, в его подчинённой выражалось в беспрекословном доверии неопороченного тела в крепкие мужские руки, упокоившиеся на стройной талии и удерживающие барменшу от дальнейших рефлекторных движений навстречу скользкому языку темноволосого. Парень поймал себя на мысли, что её сдерживаемые и стеснительные стоны возбудили бы его больше, но на данный момент его устраивали и раскрепощённые, шумные выдохи, вызванные алкогольной смелостью. Эта девочка стоила куни и некоторого ожидания перед тем, как её выебать. А молодой человек был уверен, что вскоре он найдёт, где прижать её, и трахнет.

Начальник ускорился, привыкнув к положению своей головы между ног Харуно, а девушка беспокойно захуевертила руками по потолку машины в поисках опоры. Ей неистово хотелось приблизиться к ранее не испытываемому ощущению, так как что-то неведомое продолжало скапливаться в плотное образование внизу её живота, а начавшие сокращаться внутренние мышцы только способствовали закручиванию и приумножению её заебатого наслаждения.

Саске, под участившееся дыхание барменши, переместил правую руку вверх, находя возле распахнутой одежды оголённую грудь зеленоглазой. Предчувствуя её оргазм, брюнет грубо стиснул уместившееся в руке полушарие, замедлив работу блядолизальческого языка и сделав его шевеление размашистее. Он резко всунул во влагалище палец, но, наткнувшись на натянутую преграду, убрал его. Темноволосый не подозревал, что она реально девственница, а вскрывать целку сегодня был не намерен.

Внутренности розоволосой моментально и невъебически скрутило: она словно почувствовала все части своего тела единым целым. Раздвинутыми ногами, затёкшими до этого, завладела дрожь, а девичьи пальчики на автомате вцепились в чернявую шевелюру, не позволяя начальнику отстраниться. Её удовлетворённый голос, казалось, заполонил весь бедный квартал.

— Ебать! — выстонала она, не прекращая трепетать под парнем. — Чёрт, Учиха, это пиздато! — такое сорваться могло лишь с её пьяных губ.

Черноглазый не останавливался. Ему было интересно, сможет ли Сакура кончить несколько раз подряд. Вот только девушке стало гнидски щекотно от его влажного языка, и она отстранила шалавовставляльщика за волосы, выпрямляясь на сидении и откидывая голову с затёкшей шеей на мягкую, по сравнению со стеклом, поверхность.

Саске, хмыкнув, прикрыл свой выставленный на показ член рубашкой, оглядывая подчинённую. Распидорашенная коса, опущенный лифчик и задранная юбка, висящий на предплечьях топ и розоватые, до сих под набухшие бусинки сосков, а также хуеплётские следы смазки на сидении под её несомкнутыми ногами — весь её охуительный вид доводил до исступления, но брюнет сдерживал себя. Конечно, можно было бы попробовать заставить её отсосать, но после их мини-вечеринки в клубе салон может оказаться заблёванным, что начальника не радовало. Он молчаливо наблюдал и ждал, когда Харуно очнётся и сообразит, что произошло.

Сначала она вспомнила о том, что никогда ещё не испытывала оргазма. Не опробовав такое ни разу, зеленоглазая не имела потребности в дрочке. После ей стало прохладно, а её взгляд скользнул вниз. Девушка испуганно расправила перекрученную юбку так, что боковой шов оказался на середине, натянула лямки бюстгальтера и завязала топ, не удосужившись застегнуть пуговицы. До конца не веря в произошедшее, она оставила лицо опущенным, чтобы не спалить перед Учихой пиздецкий румянец стыда. Всё ещё задурманенный, хоть и менее, чем в начале поездки, мозг выдал администраторше единственную команду — бежать. Что она и сделала, даже не захлопнув дверь машины.

Темноволосый в голосину заржал, вытащив из-под сидения белые кружевные трусики и, точно маньяк, сжал их в ладони. Охуенно, что розоволосая так сразу свалила, ведь Саске практически сорвался. Ещё минута, и он бы выебал раскрасневшуюся и запыхавшуюся от удовольствия барменшу. Проследив через запотевшее окно за тем, как его подчинённая, спотыкаясь без причины, скрылась в подъезде, парень, не приводя себя в порядок из-за стоящего колом члена, завёл мотор.

***


На улице противно моросил спидозный дождь, но Сакура какого-то хуя не намокала под ним. Редкие капли точно растворялись в воздухе, не достигая её одежды, волос и кожи. Девушка обнаружила себя шароёбищейся в проёме между двумя высотками. Видимо, она находилась в центральном районе города, но не помнила, как сюда припиздовала. Её зелёные глаза искали хотя бы какую-то зацепку, пока из-за угла не показалось дохрена знакомое лицо. Это определённо был трахарь её лучшей подруги — Сай.

Его уёбищно-надменный взгляд встретил из-за угла ещё одного человека — неизвестную хуесоску, блондинку, очень напоминающую Ино, но ниже ростом и с другой причёской. Яманака никогда не носит локоны, если только они не подходят под тематику её фотосессий.

Харуно видела, что выражение лица Акаши было прихуевшим. Вероятно, молодые люди ругались. Любопытство подвигло розоволосую подойти ближе, чтобы расслышать их пиздёж, ведь именно в этом случае барменша поняла и признала, что смотрит очередной грёбаный сон. Что-то в ней требовало не держаться в стороне. Ебись оно всё конём!

— Совсем забыл обо мне, дорогой, — по-шлюшенски протянула незнакомка, словно случайно задев Сая за руку, которую последний брезгливо вытер о край футболки-поло. — Разве моя замена лучше?

— Дей, андрогины уже вышли из моды. А Ино прекрасно справляется со всеми съёмками, где требуется её типаж внешности, — монотонно объяснил брюнет.

Ахуеть! Андрогин?! Сакура не верила услышанному. Конечно, она знала об их существовании и стебалась над изображениями недотёлочек в интернете, но в живую с этим не сталкивалась. Да и как эта утончённая, хоть и без сисек, мандавошка может быть мужиком? Женственное короткое платье и босоножки на шпильке кричали об обратном. Просто пиздец, если он ещё и заднеприводный, что вполне предсказуемо по его поведению с черноглазым.

— Всё ведь в твоих руках, милый! — улыбнулся блондин. — С твоей фантазией и моей внешностью мы сами можем создать моду!

— Дей, ты конченный? Оставь меня в покое. Я уже сказал: я не буду тебя снимать. Ищи работу у других, — разгневанно рыкнул Сай, порываясь покинуть подворотню.

Вот только андрогин за секунду развернул парня на себя, используя неожиданность, чтобы выплеснуть Акаши прямо в ебло нехуёвое количество непонятной жидкости. Фотограф тут же оглушительно вскрикнул.

— Заебись, значит, тебе самому придётся искать другую работу. Глядишь и на восстановление зрения насосёшь, — с улыбкой вымолвил Дей, быстрым шагом уёбывая из закоулка.

— Ублюдок! Я тебя из-под земли достану! Сука, мои глаза! — Харуно была свидетельницей того, как темноволосый, трясясь, возможно, от пиздецкой боли, осел по стенке на корточки и яростно стал тереть руками закрытые веки. — Твою мать, я ничего не вижу!

Девушка не знала, как ему помочь во сне. Она не могла оставаться безучастной, слыша его страдания. Пришлось только зажмуриться и молиться, чтобы она проснулась, а мучительный вой Сая стих.
Утверждено Evgenya Фанфик опубликован 27 мая 2016 года в 05:21 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 875 раз и оставили 0 комментариев.