Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Третий лишний

Категория: Романтика
Знаете, как это часто бывает, все началось с девушки. Сакура Харуно была самой что ни на есть красавицей, со своей изюминкой и характером, добрая, милая, без гонора и выпендрежа. Парни за такой выстраивались в очередь, но девушка знала более чем хорошо, что на первом месте до поры до времени должна стоять учеба, а все остальное — успеется. Поэтому никогда не водила никого за нос и на ухаживания отвечала кроткими, аккуратными отказами.
Сакура Харуно отлично знала себе цену.
Но, чтобы не создавать у вас ложного впечатления, надо сразу отметить, что Сакура была далеко не недотрогой: она могла пофлиртовать, принимала комплименты и знаки внимания, однако все ограничивалось присутствием рядом друзей и четким определением границ отношений.
И впервые ей захотелось стереть эти границы, когда в их поток перевели двух новеньких ребят.

Наруто Узумаки сразу понравилась Харуно Сакура. Умная, красивая, а главное — без особого самомнения, но с должной гордостью. Сам он никогда не был обделен женским (а иногда и мужским) вниманием, многих привлекала его внешность и характер, и ни одна компания никогда не скучала, если в ней находился Узумаки. Совершенно без комплексов, он своим бесконечным обаянием сразу же нашелся на новом месте — и, конечно, тут же заметил девушку, которая ярко выделялась из серой массы. И дело вовсе не в ее розовых волосах.
Самым приятным было то, что Сакуре он тоже, видимо, нравился: он прекрасно замечал, как девчонки перешептываются с интересующей его студенткой, подглядывая за ним, как она мимолетно смотрит на него, заправляя прядки волос за ухо, как она легко улыбается — вроде как им, но в то же время определенно ему. Наруто улыбался в ответ, зная, как это действует на окружающих.
А еще был Учиха Саске — та еще заноза в заднице. Конечно, он нравился Сакуре: Наруто ведь прекрасно все замечал.
Не то чтобы он сомневался в себе.
Просто Саске с первого дня держался ото всех на расстоянии, сидел с безразличным видом на парах, ни с кем ни разу не заговорив. Наруто вряд ли бы мог вспомнить даже пару слов, слетевших с его насмешливо изогнутых губ. А тут раз — и такой интерес.
Конечно, Наруто понимал, чем ему так понравилась Сакура.
А значит, затягивать дальше было нельзя.

От Саске всегда чего-то требовали. Он и его старший брат считались гордостью клана — великими наследниками и продолжателями рода Учих. Правда, со временем Саске понял, что все эти семейные ценности не стоят и яйца выеденного, но тем не менее не мог позволить себе разочаровывать отца и расстраивать мать. Как и теперь, когда родители твердо решили найти младшему сыну достойную партию, Саске понял, что наследница Харуно была наилучшим вариантом. Весьма недурна собой, умна и порядочна, Сакура обязательно понравится его родителям, да и уж лучше она, чем какая-нибудь левая девица, которую ему внезапно подсунут, поставив перед фактом. Мнение и предпочтения самого Саске в выборе партнера учитывались в последнюю очередь, поэтому ему во что бы то ни стало необходимо было найти человека, которого он в принципе смог бы стерпеть, при этом угодив родственникам.
К тому же Саске видел, как на него смотрит сама Сакура. Как она внимательно оценивала его еще в первый день — с интересом и едва уловимым желанием. Девушка познакомилась первая и, надо отдать ей должное, даже не покраснела под его внимательным взглядом, лишь слегка резким жестом заправив волосы за ухо, выдавая свою нервозность.
Саске был уверен, что ему не придется прилагать много усилий, чтобы завоевать Харуно Сакуру.
Палки в колеса вставлял только один человек, единственный, кого Учиха вполне мог назвать конкурентом. Узумаки Наруто даже не надо было особо стараться: он и так выделялся из толпы всем, чем только можно — своей яркой внешностью, ярким характером и прочей яркостью. Он носился по университету словно вихрь, цепляя по пути все углы, столовские булочки и девчонок. Но только слепой бы не заметил, что парню нравится именно Сакура, а он нравится ей.
Не то чтобы Саске был удивлен этому.
Во всяком случае, ему не было дела до каких-то там соперников: уж в себе он сомневался в последнюю очередь.
И пора было начать действовать.

Сакура пребывала в недоумении. И, кажется, эта эмоция была еще не самой сильной. Приняв в один день два приглашения встретиться, девушка не могла отказаться ни от одного хотя бы просто потому, что никто не в состоянии устоять перед улыбкой Узумаки и глазами Учихи. Но подумайте сами, кто в своем уме согласится пойти на свидание втроем? Конечно, в какой-то момент на задворках сознания и промелькнула мысль, что, назначив встречу с двумя парнями одновременно, она могла бы разобраться в себе, своих чувствах и наконец решить, кто ей больше по нраву, но мозг тут же отмел эту идею.
Мальчикам это никогда не понравится.
Поэтому она решила не торопиться и пока что просто пообщаться с каждым из них — так что Наруто, как первому пригласившему, выпала честь и первым посидеть в неформальной обстановке какой-нибудь кафешки. Сакура доходчиво объяснила ему, что встреча будет дружеской.
Наруто со счастливой улыбкой кивал в ответ.

Собираясь на свидание с Сакурой, Наруто уже мысленно представлял себя победителем. Нет, он шел туда ради своей будущей девушки, а не ради того, чтобы кому-то что-то доказать, но все же не мог отделаться от греющего чувства, что ему таки удалось утереть надменный учиховский нос и первым получить расположение Харуно. Конечно, Сакура что-то говорила о том, что это никакое не свидание и они просто «по-дружески» поужинают, но кто был знаком с Узумаки Наруто, тот знал, что для этого человека нет принципов, отличных от его собственного миропонимания. Поэтому для него «дружеская встреча» и «свидание» в данном случае были понятиями равнозначными. Самолюбие тихо мурлыкало в груди Узумаки, пока тот наводил марафет перед своей самой важной встречей. И хотя руки немного тряслись на пуговицах рубашки, а волосы ни в какую не хотели сменить свой привычный беспорядок, он остался всецело доволен своим внешним видом, отчего улыбка на лице светилась ярче обычного. Да Учихе до него как до неба.
И ничего, что ему до Учихи как до дна океана.
Они договорились встретиться в небольшом уютном кафе в центре города. Место выбирала Сакура, и даже тут можно было видеть ее неплохой вкус, потому что кафе и впрямь было замечательным. Ну, если не считать обилие розового.
Он пришел немного раньше, зная о пунктуальности девушки и неуверенный в том, что именно сегодня Сакура пожертвует своими принципами и, как это обычно полагается женскому полу, опоздает. Наруто занял свободный столик в некотором уединении от остальных посетителей, решив, что так им обоим будет гораздо комфортнее. Тихая музыка ненавязчиво ласкала уши, еще больше добавляя атмосферы, и парень с воодушевлением понял, что испортить такой прекрасный вечер может только конец света.
Знал бы он тогда, в чьем лице представится Армагеддон.
Сакура и впрямь не опоздала — разрумянившаяся с улицы, она выглядела еще прекраснее, глаза горели даже в приглушенном свете, а на лице сияла милая улыбка. Выдохнув, Наруто поднялся, чтобы встретить и поприветствовать девушку, забрать у нее плащик и усадить напротив, как вдруг за ее спиной возникла еще одна фигура, подозрительно знакомая и как всегда с ублюдочным фейсом надменно смотрящая на все и вся.
— С-сакура? — Наруто застыл на полудвижении, так и не поднявшись до конца со своего места из-за столика. — Что он здесь делает?
Харуно сперва поджала губы, а потом извиняясь улыбнулась и, позволив Саске все же забрать свой плащ, села рядом справа. Учиха же с видом, никоим образом не выдавшим его удивление, устроился напротив, подарив опешившему Узумаки лишь снисходительный взгляд.
— Тут такое дело, Наруто, — начала девушка, ее голос не звучал как оправдание, видимо, она уже была готова к объяснениям. Наруто нахмурился и, оторвавшись, наконец, от сидящего перед ним соперника, посмотрел на Сакуру, — в общем, по дороге сюда я попала под дождь, а зонта с собой не было. Я бы так и простояла на остановке кучу времени, если бы мимо не проезжал Саске-кун, который любезно согласился меня подвезти. Представляешь, как мне повезло?
— Да уж, — пробурчал Узумаки. — Просто сказочно.
— Я не знала, как его благодарить, поэтому спросила, не хочет ли он составить нам компанию на нашем дружеском вечере, — Сакура понимала, как глупо это звучит, но ничего не могла с собой поделать.
— Ты серьезно? — процедил Узумаки, прищурившись. — И в каком это месте наша встреча выглядит «дружеской», Сакура?
— Я предупреждала, Наруто, — выдохнула она и на секунду прикрыла глаза. — Мне необходимо разобраться во всем, я хочу узнать больше и о тебе, и о Саске-куне. Прошу, давайте на сегодня вы забудете свои межличностные разногласия, и мы попробуем просто пообщаться?
Саске хмыкнул, впрочем, как и всегда, когда от него требовался ответ. Сказать однозначно, что именно означал этот звук, было сложно, но Наруто предполагал, что это все-таки согласие. Что автоматически предопределяло и его ответ, ибо, откажись сейчас от просьбы Харуно, он тем самым лишит себя возможности быть в дальнейшем с этой девушкой, не говоря уже о том, что гребаный Учиха наверняка посчитает его последним трусом.
А кто-то наивно полагал, что вечер испортить невозможно.
Саске почти не удивился, когда Харуно сегодня отказала ему. Еще перед тем, как пригласить девушку, Учиха видел ее с Наруто, и по довольному виду, с которым тот проходил практически целый день, он понял, что Узумаки таки решился на первый шаг, совсем немного опередив самого Саске.
Когда Сакура после предложения подвезти пригласила его на так называемый «дружеский ужин» с Наруто, Саске не мог отделаться от странного предчувствия. Он не горел желанием идти на свидание втроем, тем более это могло помешать его собственным планам, но что-то заставило его никак не реагировать на свои домыслы, а просто отдаться воле случая. Чем обернется вся эта выходка, он не знал.
Поэтому сейчас лицо оскорбленного, насупившегося Узумаки неимоверно веселило его. Конечно, он никак этого не показывал, но про себя невольно усмехался и почему-то даже был рад, что сейчас кроме него и Харуно здесь присутствует еще и этот неугомонный болван.
А кто-то наивно полагал, что вечер скрасить невозможно.
— Вы уже готовы сделать заказ?
Наруто оторвался от внимательного созерцания трещины в деревянной столешнице и тряхнул головой, принимая свой привычный веселый облик — по крайней мере, он попытался, чтобы это выглядело естественно. Сакура тем временем увлеченно расспрашивала официантку о каком-то блюде, а Саске невозмутимо сверлил взглядом свои скрещенные пальцы.
— Да, и, будьте добры, фруктовый чай, — прощебетала Харуно, а затем посмотрела на своих кавалеров. — А вы что же не заказываете? Здесь, между прочим, отлично готовят.
— Мне рамен, — Наруто отчетливо слышал, как фыркнул Саске на его требование.
— Добе.
— Наруто? Ты уверен? — удивленно спросила Сакура. — Тут такая отличная кухня, а ты просишь фастфуд?
Узумаки, на удивление, проигнорировал замечание девушки: в один момент она словно перестала существовать, и перед глазами парня осталось лишь одно насмешливо-снисходительное лицо. Наруто чувствовал, как клокотало внутри от злости, будто кровь вспенилась под дозой адреналина, а кулаки так и зачесались, чтобы впечататься в чью-то конкретную физиономию. Саске выводил его из себя одним своим присутствием, да как он вообще посмел придти на его свидание (ну или почти свидание) с Сакурой, рассесться тут со спокойным видом, да еще и обзывать его за выбор блюда?
— Мне онигири с тунцом и зеленый чай, — Учиха будто и не замечал мечущего молнии взгляда Наруто. Хотя, конечно, замечал, но виду не подавал. Ситуация его забавляла все больше. Признаться, он давно так не веселился, а ведь провел в компании этих двух от силы десять минут. Была ли это заслуга блондинистого придурка или же просто настроение сегодня лучше обыкновенного, он сказать не мог.
Пока официантка ушла, Сакура решила сбить напряжение, повисшее между двумя парнями — хотя она и видела, что этот негатив односторонний, потому как Саске, казалось, это никаким боком не трогает — и завела тему про увлечения. Наруто подхватил ее, видимо все же решив игнорировать Учиху и посчитав, что даже в таком положении он сможет завоевать Сакуру. На самом деле, так оно и было. Узумаки рассказывал живо, натурально, будто заново переживал то время, о котором велась речь. Все это подкреплялось широкими жестами, улыбками и мерцанием ярко-голубых глаз — Наруто в такие моменты просто очаровывал. Парень и девушка, сидящие рядом, сами не заметили, как отключили свое внимание от всего, кроме блондина, а тот словно чувствовал себя в своей стихии.
— …вот так я в двенадцать сломал руку и понял, что профессиональным скейтером мне не стать.
— Я, кстати, раньше тоже каталась, — улыбнулась Харуно, и Наруто удивленно посмотрел на нее.
— Что, серьезно?
— Ага, мне родители не покупали велосипед, а очень хотелось что-нибудь эдакое, вот я однажды и нашла потерянную доску в парке. Сначала пыталась вернуть владельцу, но он так и не объявился, поэтому пришлось оставить скейт себе. Потихонечку начала кататься, потом научилась паре трюков, а потом надоело — теперь даже не знаю, где эта доска валятся, — хихикнула девушка. Наруто думал, что она восхитительна.
— Ну, а ты, Саске? — колюче спросил Узумаки, явно надеясь, что тот сейчас облапошится перед Сакурой, начав какую-нибудь занудную бредятину про финансы или компьютеры. Не все ж ему быть таким… хм, идеальным.
Саске даже бровью не повел, тем более он знал, что очередь исповедоваться дойдет и до него. Тем не менее, не одарить идиота фирменным уничтожающим взглядом он не мог: терять лицо было непозволительно. Жест Наруто не оценил, точнее, никак под его взглядом не уничтожился, послав в ответ такой же ярый вызов.
— Я не умею кататься на скейте, — произнес Учиха, и Наруто, усмехнувшись, с довольным видом откинулся на спинку стула, будто тот сейчас признался, что не умеет вообще ничегошеньки. — Но получил мастера спорта по плаванию в тринадцать лет. Еще я занимался бальными танцами, — Саске немного сморщился, будто его насильно заставили в этом признаться. — Мама настаивала на большом спорте, но у меня не было таланта — тренер говорил, что мне не хватает эмоциональности, поэтому я давно бросил.
Наруто чуть нахмурился и скрестил руки на груди.
— Конечно, я вообще удивляюсь, как с такой сосулькой в заднице ты вообще ходить можешь.
— Наруто! — осадила его Сакура, хотя сама хохотнула, скрывая свою оплошность за кашлем.
— Очень смешно слышать это от такого добе, как ты.
— Теме! — натурально возмутился Наруто, а потом, словно взяв себя в руки, спокойно продолжил: — Я вообще-то тоже умею танцевать, причем не так уж и плохо, — он смущенно почесал пальцем нос. — В основном, конечно, учился уличным танцам, но и что-то из классики могу вспомнить. Что? — парень посмотрел на собеседников, которые пристально рассматривали его. Сакура легко, даже немного мечтательно улыбалась, и Саске… будь он проклят, но Наруто видел в его взгляде что-то тлеющее, будто черные угольки на дне его глаз медленно, тепло затухали, прежде чем вернуть им свой обычный равнодушный прищур.
Саске никогда не видел столь импульсивных людей. Казалось, Наруто злится — а в следующую секунду он уже светится улыбкой и хитро жмурится, закинув руки за голову. Он словно сам был сгустком эмоций, таким энергичным, что хотелось узнать, нет ли у него где-нибудь батареек. Его настроение передавалось окружающим, и Учиха несколько раз ловил себя на мысли, что неосознанно вслушивается в его голос и слова, какую бы чушь он не нес.
Тем временем подали заказ, и все трое немного сконфуженно принялись за еду. Сакура недолго оставалась молчаливой, вновь инициируя беседу на отвлеченные темы. Наруто, а иногда и Учиха, отвечали ей либо вставляли что-то свое, пока за столом вновь не воцарилась дружески-шуточная обстановка. В смысле, пока дело снова не дошло до взаимных подколов двух, о чем не стоит забывать, соперников. Говорили обо всем, и Саске не забыл упомянуть о безмозглости Узумаки, когда тот рассказывал о случае в горах и о том, как он застрял в кабинке подъемника, отчего катался в нем целый день, а Наруто же не преминул обозвать его бесчувственным ублюдком, потому что в тот раз действительно не мог отцепить свой язык от ледяного поручня, а позвать на помощь без этого самого языка было достаточно проблематично. Сакура весело хохотала над историей и переругиванием парней, удивляясь незакомплексованности блондина, которому, казалось, все нипочем.
Неловкий момент настал, когда пришло время уходить. Ни Наруто, ни Саске ни в какую не соглашались уступить право заплатить за ужин, даже не шли на условие разделить сумму. В итоге, Харуно пришлось оправдываться за разбитую посуду и почти драку в общественном месте. Она за шкирки вытолкнула обоих из кафе, и парни, нахохлившись, отвернулись в разные стороны, однако уходить видимо не собирались. Сакура в глубине души укорила себя за свой необдуманный поступок. Не сказать, что она разочаровалась в том, что пригласила их, но с другой стороны… она до сих пор не могла никого выбрать, а эти двое, вроде бы только что так нормально общавшиеся, опять рассорились в пух и прах, как петухи.
Вечер был теплым и действительно романтичным. Наруто снова думал о том, что Саске тут ну уж совсем ни к месту, что сейчас, не будь рядом напыщенного придурка с уткожопой прической, он бы прогулялся с Сакурой и проводил ее до дома, и, быть может, она на прощание подарила бы ему поцелуй (да что там, он бы даже на «дружеский» согласился). Саске думал примерно в том же русле: не о поцелуях, правда, но тоже считал присутствие Узумаки лишним, потому что при нем забывал, ради чего вообще устраивался весь этот цирк с Харуно. Они так бы и сверлили друг друга искоса взглядами, если бы Сакуре вдруг не приспичило пойти в парк: ну как же, погода просто отличная, да и не поздно совсем еще!
Возмущаться было нечему: не стоит забывать, что никто не хотел проигрывать, и тут уже дело даже не в девушке, которая, в сущности, действительно того стоила, а в личных принципах и собственной гордости. Поэтому парни смиренно последовали за Сакурой, теперь уже избегая смотреть друг на друга просто для тишины и покоя.

Десять из десяти — это просто в голове не укладывалось. Наруто хмуро смотрел, как Саске ловко отстреливает одну за другой мишени, при этом стоя в настолько изящной позе, что любая балерина бы позавидовала. На его лице сменились эмоции — Узумаки впервые увидел блеск азарта в глазах соперника, когда тому предложили испробовать свои снайперские навыки. Он облокачивался на стойку и очень красиво прищуривал один глаз — правда красиво, даже у Сакуры, которая стояла рядом и тоже целилась, не получалось так же. В принципе, стрелять у нее тоже не получалось, отчего она грустно вздыхала.
Сам Наруто даже не взял в руки ружье: он давно знал, что косит по-страшному даже из водяного пистолета, поэтому от позора отказался, так и сказав, что медведь в детстве перепутал его ухо с глазом и наступил не туда.
Учиха помог Сакуре прицелиться, аккуратно поправив ее руку, и несколькими движениями заставил принять ее правильное положение. Когда раздался выстрел и мишень закрутилась от попавшей в нее пули, девушка взвизгнула и подпрыгнула, на секунду радостно повиснув у Саске на шее. У Наруто в тот момент словно ухнуло что-то внутри, будто оборвалось, пока это неловкое объятие не закончилось. Что ж, ублюдок здесь действительно хорош, надо признать, очко в его пользу.
— Эй, добе, не хочешь попробовать? — спросил Саске, увидев реакцию Узумаки.
Наруто выдохнул.
— Не-не, я в этом деле вообще полный ноль. Я даже не умею эту штуку правильно держать.
— Струсил что ли?
Такая наглость не укладывалась у блондина в голове. Это он, типа, так его на понт берет? На простое детское «слабо»? Как, простите, это называется, и почему же так хочется доказать этому ублюдку, что ему вовсе не страшно?..
— Пф! Вот еще, — совершенно не по-взрослому фыркнул Узумаки, подходя к стойке. Черт возьми, попался, как простак… — Давай сюда свое ружье.
Наруто на самом деле не врал. Он понятия не имел, как правильно держать, заряжать и целиться. Он не особо так всматривался в детали, пока стреляли его товарищи, а сейчас чувствовал себя настоящим придурком — даже большим, чем когда на морозе лизнул поручень дурацкого подъемника…
Он вздрогнул, когда почувствовал чужое прикосновение к своей руке. Пальцы Учихи были холодными, но касались осторожно и мягко.
— Да не сжимай ты его так, — Саске подвинулся ближе и уже практически прижимался к его спине, отчего голос его звучал практически у самого уха Наруто. По спине побежали мурашки, и стало до ужаса жарко, потому что тело Саске, в отличие от пальцев, было очень горячим. — Поставь локоть для опоры, вот так, да, чуть наклонись. Теперь выбери мишень и прицелься, для этого надо совместить центр мушки — да-да, этого самого кружочка — с прицельной планкой, — Наруто затаил дыхание и почувствовал стук в голове: его сердце скакало как сумасшедшее. — Теперь сними с предохранителя, — послышался щелчок, и на вторую руку блондина легла бледная рука, — и медленно спусти курок…
Раздался выстрел, и Узумаки вздрогнул, сильнее вжавшись спиной в грудь Саске. Пуля не попала в маленькую железку, заставляющую двигаться нарисованного зайца, но прошла очень близко, потому что мишенька слегка тряслась от вибрации воздуха. Наруто хотелось выдохнуть, но в легких было пусто, и только тогда он вспомнил, что на время стрельбы перестал дышать.
Саске практически сразу отстранился, невозмутимо встав около Сакуры, которая довольно улыбалась и говорила Наруто, что тот не так уж и безнадежен, как хочет казаться, конечно, при наличии грамотного учителя и должного старания. Узумаки рассеянно кивал и пытался улыбнуться в ответ, а кожа на спине все еще была гусиной, то ли от холода, что проник под рубашку с исчезновением тепла, то ли от прикосновений парня, до того ощутимых, что даже сейчас казалось, будто он чувствует чужое полуобъятие. Наруто испуганно передернулся, отгоняя наваждение: ну что за глупая реакция? Да это же просто Саске-теме, всего-то…
Тем временем Сакура потащила их дальше, но так как практически все к этому времени было уже закрыто, то ребятам пришлось просто гулять, наслаждаясь вечерней прохладой. Фонари горели тусклым оранжево-желтым светом, и вокруг них собирались стайки комаров и ночных бабочек, мельтеша около практически не греющих лампочек. Они прошли по аллее, забредая в небольшой сквер, где обычно собиралась основная масса народа. Неподалеку расположилась группка уличных музыкантов, и под те самые мелодии, к которым никто не помнит названия, но которые у всех на слуху, танцевало несколько пожилых пар.
— Сакура, — тихо позвал Наруто. Саске тоже обернулся на его голос, немного приглушенный в отличие от его обычного, звонкого, — может, потанцуем?
Харуно приподняла в удивлении брови, но тут же очнулась и мягко кивнула. Наруто притянул ее к себе за руку и обнял за талию свободной. Он знал, что девушка особо не умеет танцевать, поэтому просто покачивался с ней в такт музыке. Сакура прильнула ближе к его груди, переступая на носочках, она чувствовала, что Узумаки надежно держит ее, смотря поверх ее макушки.
Звуки инструментов переливались друг в друга, и мотивы плавно сменялись, поэтому мелодия казалась бесконечной. Саске смотрел на танцующую пару, стоя чуть поодаль в тени и не в силах отвести своих глаз от глаз Узумаки, который почему-то все смотрел и смотрел на него. Было видно, как осторожно он обнимает девушку, как механически плавно двигается его тело, но не менее ясно ощущалось, что мыслями он не с ней, а ближе. Ближе к нему. Он чувствовал нечто похожее там, в тире, когда помогал Наруто стрелять: дрожь парня будто передавалась ему самому, и тело отзывалось очень странной реакцией, прежде появлявшейся только на девушек. И сейчас вот опять. В животе что-то закололо, словно маленькими иголочками, а Саске все стоял и смотрел, и ловил взгляд, будто находясь в плену этого завораживающего момента.
Да когда же уже закончится эта музыка?..

Когда совсем стемнело, оба парня вызвались проводить Сакуру до самого дома, и тут проявив недюжее упрямство. Пусть оно и ограничилось лишь безмолвными жестами плотно сжатых губ, хлестких взглядов и напряженных тел, уже даже это стало прогрессом. Харуно почему-то больше не пыталась завести разговор, а парни не нарушали повисшую в воздухе тишину, потерявшись каждый в своих мыслях.
— Черт, уже второй день не могут вкрутить лампочку, — подосадовала Сакура, заходя в темный подъезд новостройки, где находилась ее квартира. — Вам необязательно провожать меня до двери, тут уж я сама, — обернулась она, поняв, что парни последовали за ней. Наруто кивнул, Саске не выразил несогласия. Девушка вздохнула: у нее далеко не рентгеновское зрение, чтобы читать их жесты в этой темноте. — Ладно, только осторожнее на выходе, а то совсем ничего не видно.
Свет коснулся глаз, только когда приехал лифт. Сакура зашла в просторную светлую кабинку и, улыбнувшись и помахав им на прощание, скрылась за железными раздвижными дверьми. Тогда-то подъезд снова погрузился во мрак.
— Блин, тут где-то должна быть дверь, — пробормотал Узумаки, на ощупь пытаясь найти выход.
— Как проницательно, добе, — тем не менее, Саске тоже шарил по стене.
— Заткнись.
— Хн.
Ступени, по которым они только что поднимались, теперь будто проваливались под ногами. Наруто поначалу ступал осторожно, мысленно прикинув их количество, а когда нащупал ногой пол, то уже без страха ступил дальше.
Ох, зря.
Кому в этом месте понадобился порог — неизвестно, но факт в том, что он там был. А еще там была неудачно запнувшаяся нога Наруто, который, конечно же, не удержал равновесия и, развернувшись вполоборота, повалился назад с диким взвизгом. Его руки загребали воздух, пытаясь за что-то зацепиться, но когда это им, наконец, удалось, то не принесло должной пользы: вслед за блондином повалилось еще одно тело, так неудачно попавшееся под руку.
Они с грохотом упали на жесткий бетонный пол и застонали. Наруто чувствовал, что отбил задницу, локти, а перед глазами плыли мушки от качественного удара затылком. Саске же повезло больше: ему посчастливилось рухнуть на Узумаки, что существенно смягчило падение.
— Черт, ммм… — заныл от боли блондин, а потом, поняв, что на нем развалился Учиха собственной персоной, перестал шевелиться.
Саске тоже замер в своей неоднозначной позе. Он чувствовал прерывистое дыхание на своей коже и, хотя не видел ничего в темноте подъезда, понимал, что совсем близко от чужого лица. Всего в паре сантиметров, не больше.
— Ты так и будешь валяться на мне?.. — голос Наруто был тихим и немного хрипловатым, наверняка от сбившегося дыхания. Учиха сглотнул и поднял руку, чтобы коснуться лица Узумаки. Он пальцами пытался нащупать черты лица: глаза, брови и вздернутый нос, щеки с полосками-шрамами и чуть ниже… там, где горячий воздух скользил между распахнутых губ…
Наруто в какой-то момент перестал дышать, чувствуя скольжение руки Саске на своей коже. В тех местах она словно вспыхивала багровыми полосами, несмотря на то, что пальцы были холодными, как и тогда, в тире. Жар, казалось, опутал все вокруг, превратив мрак в одну большую черную огненную геенну.
А после все взорвалось, так как на смену пальцам пришли горячие губы и язык Саске. Наруто словно окунули с головой в кипящее масло и заставили втянуть его через рот. Поцелуй был тягуче-медленным, и хотя Узумаки не мог ничего разглядеть, мысленно все равно рисовался образ бледного лица с угольно-черными ресницами, прикрывающими такого же цвета глаза. Где-то в подсознании бились колокольчики, пытаясь вытеснить ментальную картину поцелуя с парнем или хотя бы как-то привести в чувство отключившийся мозг Наруто, но все было бесполезно — он забылся в настойчивой ласке, потеряв последнее дыхание и весь здравый смысл.
— Вы что за шум тут устроили, а? — дверь квартиры на первом этаже открылась ровно на цепочку, и полоса света пронзила тьму злосчастного подъезда. В щели показалась голова в бигудях и недовольное лицо причитающей бабки, явно потревоженной небольшим происшествием. — А ну идите отсюда, а то я щас полицию вызову! Ходют тут всякие, ходют, спать не дают! Ишь, молодежь какая пошла!
Наруто, мгновенно протрезвев, испуганно вскочил, ловко сбрасывая с себя тушку Учихи, словно не она только что не давала ему пошевелить даже рукой, и, мгновенно сориентировавшись, на всех парах выскочил из подъезда. Саске более спокойно поднялся и, отряхнувшись под зорким недовольным прищуром, вышел за блондином, которого уже и след простыл. В прозрачном воздухе улицы остался лишь едва ощутимый аромат его одеколона — или же Саске так казалось, и он просто надышался его запахом при поцелуе.
Старуха только покачала головой и ушла кормить свою сиамскую Кейко-чан.

~~~

Саске совершенно не удивился, когда понял, что Узумаки его избегает. На следующий день он пришел в университет в смешанных чувствах, так за ночь и не решив, как будет оправдываться за поцелуй, который, кстати, произошел по его инициативе. Но вместо того, чтобы наброситься на него с кулаками и потребовать объяснений, Наруто, видимо, решил не показываться Учихе на глаза — насколько это вообще возможно, учитывая тот факт, что они учатся вместе.
Но почему-то в глубине души он чувствовал необходимость поговорить, и, как бы ни хотелось все отрицать, его уже давно ничто так не беспокоило. Самое странное, что он ни капельки не жалел о том поцелуе, даже наоборот — он желал повторить, очень желал. Было сложно уснуть, когда воспоминания то и дело подкидывали ощущения горячих губ и дрожащего теплого тела под ним, а воображение дорисовывало образы, которые он не мог видеть на самом деле в темноте лестничной клетки многоэтажки. Наруто ответил ему, сладко и страстно, как еще никогда его не целовала ни одна девушка, но в том-то и странность. Саске был уверен, что Наруто натурал, да и что сам он натурал тоже: до этих пор его никогда не привлекали мужчины.
Его не привлекали мужчины до Наруто.
Еле сдержав стон, Учиха прикрыл глаза. Черт, родители будут в шоке. Да что там — они будут в ужасе, поведут его к лучшему психиатру, назначат реабилитационный курс, а потом отправят в другую страну, насильно женив на какой-нибудь знатной дамочке, которой кроме шмоток и его денег больше ничего в жизни не надо.
Итачи обоссытся от смеха.
Впору бы приводить в действие свой план по соблазнению Харуно (все-таки первоначальная задумка была именно такой), но теперь Саске понял, что ничего не получится: он не может думать о Сакуре. Он вообще не может думать ни о чем, кроме белобрысого идиота, сидящего на противоположном конце аудитории и шарахающегося от него как черт от ладана.
Да вы шутите.
Он просто не мог влюбиться в Наруто.

Наруто беспокойно грыз ручку и тряс ногой так, что стол, за которым он сидел, дрожал как в лихорадке. Киба уже несколько раз одергивал его, но все напрасно: он чертовски нервничал. Ему с большим трудом удалось заставить себя пойти сегодня в институт, и только мысль о том, что Учиха посчитает его трусом — а это уже дело принципа — не позволила остаться дома.
Но вести себя как прежде он не мог.
Парень избегал чужого взгляда, хотя прекрасно видел, что Саске пытается поймать его, убегал после каждой пары и, ошалело оглядываясь, искал места, где его трудно будет найти даже одногруппникам.
Наруто видел обеспокоенные взгляды Сакуры, но на все ее вопросы он только отмахивался и натянуто улыбался, надеясь, что выглядит достаточно убедительно. Не хватало ему еще других проблем, помимо Учихи.
Узумаки не знал, почему так испугался какого-то там поцелуя. Подумаешь: никто бы никогда и не узнал, что он чмокнулся с парнем в темном подъезде своей потенциальной девушки — Саске бы не стал болтать, он в этом уверен. Но на том-то вся уверенность и заканчивалась. Наруто боялся тех эмоций, которые вспыхнули вчера — еще даже до поцелуя, в тире и в сквере, когда их общение не ограничилось вербальным, и в дело пошли взгляды и прикосновения. Поцелуй стал лишь апофеозом вечера — жирной точкой, поставившей крест на его прежних убеждениях. Раньше Наруто был уверен, что Саске натурал, да и что сам он натурал тоже: его до этих пор никогда не привлекали мужчины.
Его не привлекали мужчины до Саске.
Наруто с горькой усмешкой подумал, что его внутренний мир покачнулся совсем не в ту сторону, которую он предполагал.

~~~

Знаете, если что-либо начинается с девушки, то на девушке и заканчивается. Сакуре надоели все ее самомучения, которые она вот уже неделю вынашивала у себя в голове. По правде сказать, Харуно так и не решила, кому отдать свое сердце, да и разум упорно играл в молчанку. Но чем дальше она тянула, тем яснее осознавала, что нравившиеся ей мальчики уже больше не обращают на нее былого внимания, но не понимала, что сделала не так. Быть может, парни обиделись за тот вечер? Но все рамки были соблюдены, да и вели они себя почти как друзья, хоть и выпендривались.
Почему же теперь молчат и избегают друг друга?
Наруто был пойман в конце пары, когда чуть задержался с дописыванием конспекта. Он слегка вздрогнул, когда перед ним появилась Харуно — было видно, что девушка хочет поговорить, и что она при этом дико нервничает. Сакура заламывала пальцы в совершенно несвойственной ей манере, а ее зеленые глаза задумчиво смотрели в сторону.
— Ты что-то хотела? — рассеянно спросил Узумаки.
— Да, Наруто… — шумный выдох. — Я хочу поговорить насчет того вечера.
Аудитория постепенно пустела, и на стоящих у задних парт студентов практически никто не обращал внимания. Наруто нахмурился.
— О чем, Сакура? — помолчав немного, он добавил уже тише: — Тебе не надо было приглашать нас обоих. Стоило выбрать одного.
Ему действительно было неприятно — Сакура видела это. Она сделала такому хорошему человеку больно, а ведь он достаточно упорно добивался ее внимания. И все ради чего? Чтобы на первое же их свидание — да как бы то ни называлось — привести другого парня. Глупая, глупая Сакура, как ты можешь быть такой черствой? Погрязла в своих метаниях и крутила людьми, как вздумается. Наруто точно не видел в тебе такую стерву, когда заинтересовался тобой.
Может, хватит уже выбирать?
Только сейчас Наруто заметил, что кроме них в кабинете остался лишь Саске, собирающий свою сумку. Учиха бросил в их сторону быстрый взгляд и тут же отвел глаза, но было видно, что он прислушивается к разговору, как бы ни старался скрыть этого.
— Тогда я не могла это сделать.
Наруто снова взглянул на девушку.
— Но… теперь, — легкая улыбка тронула ее губы, — я хочу попробовать.
Саске замер на полушаге, его спина напряглась. Несколько секунд тишину нарушали только жужжащие под потолком длинные лампы дневного света.
— Давай сходим на свидание? Теперь только вдвоем.
Лицо Наруто вытянулось от удивления, пока мозг пару секунд перерабатывал слова девушки.
Разве не этого он хотел?
Да.
Нет, прошедшее время здесь к месту. И сейчас он хочет, но другого.
Его взгляд смягчился, и парень улыбнулся в ответ той самой искренней улыбкой, которая завораживала всех и каждого. Краем глаза он увидел, как Учиха спешит выйти из аудитории.
— Прости, Сакура, ты немного не поняла меня. Я-то рад, что ты тогда пригласила нас с Саске, просто не хочу, чтобы ты сейчас расстраивалась, потому что…
Договорить он не успел, бросившись догонять брюнета. Он схватил его за руку на пороге и развернул к себе лицом. Саске удивленно смотрел на него, однако в глазах томилась грусть.
— Ты что-то хотел?
— Слушай, теме, — Наруто чувствовал дежавю, только теперь он сам был на месте Сакуры. — Я хочу поговорить насчет того вечера.
— Хн. Мне не надо было приходить и мешать вам. Прости.
— Не извиняйся, — оборвал Узумаки.
— И целовать тебя не нужно было…
— Заткнись.
Саске еле успел сделать вдох, прежде чем Наруто приник к его губам. От неожиданности он приоткрыл рот, и поцелуй стал глубже, но Учиха тут же прервал его и теперь внимательно всматривался в лицо Наруто.
— Видимо, ты мне действительно нравишься, — заключил Узумаки, наблюдая за растерянным выражением Саске.
— Почему ты избегал меня? Я хотел поговорить.
— Тогда я не мог это сделать.
Губы блондина расползлись в улыбке, хотя в голубых глазах еще мелькали страх и неуверенность.
— Но… теперь я хочу попробовать. Может, сходим на свидание? Теперь только вдвоем.
Саске любил отвечать молчанием, поэтому он лишь притянул Узумаки к себе снова. Но Наруто как-то сразу научился распознавать его согласие, и этот раз не стал исключением.

Сакура стояла не шевелясь, а ее уши горели от внезапного зрелища. Сердце бешено колотилось в груди, и девушка никак не могла понять, что сейчас должна чувствовать — обиду или восторг. Эти двое никогда не давали ей покоя.
Черт побери, довыбиралась, называется.
Утверждено Nern
piplopflo
Фанфик опубликован 30 апреля 2014 года в 22:53 пользователем piplopflo.
За это время его прочитали 613 раз и оставили 2 комментария.
+1
veravera добавил(а) этот комментарий 13 июня 2014 в 13:29 #1
veravera
Здравствуйте, piplopflo.
Я хотела написать что-то о стиле, грамматике, жанрах. Однако сам комментарий вышел в формате сочинения рассуждения, вот.
Кто бы мог подумать, что в этом бермудском треугольнике именно Сакура окажется лишней? Один из них изначально пошёл навстречу другому, потому как перевёлся именно в данный институт. Они оба выделялись из толпы, привлекали всеобщее внимание. Как и Харуно, впрочем. Именно она была связующей ленточкой, с помощью которой Наруто и Саске нашлись и вновь не потерялись в огромном мире. Если бы не Сакура, ни один из парней может быть и не понял бы, что есть в нём что-то ненатуральное.
Вообще, когда я читаю про Наруто, мне всегда очень весело, хочется улыбаться. Узумаки яркий парень, душа любой компании, лидер по своей природе. Что бы он ни вытворял, что бы ни говорил, всегда хочется обратить внимание именно на неиссякаемый оранжевый фантастический фонтан, а не на какую-нибудь кислую физиономию. Что тут думать, гадать, когда и так ясно, с кем и из тёмной тайги, заплутав, выберешься, и с кем на необитаемом острове не соскучишься. Однако про необитаемый остров спорный вопрос, ведь у Учихи мастер спорта по плаванию, а это его умение обеспечит и едой и водой. Хотя ещё не факт, что он поделится добычей. Тут Сакуре придётся или слёзно выпрашивать еду, или нырять с гарпуном самой... Ну, что-то мы удалились от основной темы.
Стиль. Эмоциональное произведение, не продуманное до мелочей. Настолько всё происходило осторожно, непринуждённо, без лишних самокопаний. Как и Саске, я никогда не видела настолько импульсивных людей, передающим свою заразительную энергетику всем окружающим. Вместе с героями я поучаствовала в живом разговоре, где ребята, как бы передавая эстафетную палочку, рассказывают друг другу о своих увлечениях. Вы успеваете уделять внимание диалогам, их смысловой составляющей, жестам и эмоциям персонажей, их мыслям. Как будто камера снимает ребят с трёх разных ракурсов, и ты не успеваешь забыть ни об одном из них ни на секунду.
Персонажи. Парни проявили редкостную выдержку и приняли новость как должное, лишь слегка удивившись. Что-то вроде "Я гей? Да ладно, голубой и голубой, ничего не поделаешь!"
Учиха вышел слишком frozen. Он скован рамками приличия, нетерпелив, ни капельки не сомневается в своих силах, уверен в своей победе, молчалив, особо не спешит исповедоваться, цепляется за семейные ценности, которые сам же презирает. Да, в аниме он на самом деле такой, но борется с этим. А тут вы показываете несколько обречённого молодого человека, неимоверными усилиями заставляющего себя просыпаться по утрам, что, впрочем, неудивительно, так как от него “ всегда чего-то требовали”. Так, наверное, и было бы, если бы Итачи не истребил весь клан. Саске остался бы подневольной лошадкой, которую можно обвинить в недостаточном усердии и отсутствии должной гениальности; он старался бы угодить отцу и исполнял все его прихоти. Саске принимает пассивную роль, что в отношениях с Сакурой, что в отношениях с Наруто, сваливая всю ответственность на Узумаки, хотя первым тянется к нему с поцелуями. Скорее всего, в их намечающемся тандеме девушкой будет именно Учиха.
Харуно стильная личность, которая не робеет, даже глядя Саске прямо в глаза. У неё хороший внутренний самоконтроль и намеченная траектория, по которой она движется, не позволяя интрижкам перевернуть жизнь с ног на голову. Она, как героиня, вызывает уважение, но затем перечёркивает всё сложившееся о ней впечатление одним принятым решением. На мой взгляд, она неразумно поступает, приглашая Учиху на встречу с Наруто. Сакура сталкивает лбами двух парней, которые её добиваются, рискуя получить отказ от обоих. Получившаяся ситуация со стороны выглядит как смотрины. Девушка как бы выбирает между разными, одинаково красивыми платьями, раздумывая над тем, какое больше подойдёт к её туфлям - синее или жёлтое. Харуно просто несказанно повезло, что никто не пожелал раздуть скандал и уйти, громко хлопнув дверью.
Наруто и рамен восхитительны. Они канонные, стремительные, вспыльчивые и в то же время отходчивые. Узумаки весело проводит время даже с угрюмым брюнетом, ловко сглаживая все острые углы, гипнотизируя собеседников своими жизнеутверждающими речами. Он вроде Электроника, у которого все искали кнопку вкл/выкл. Правда в некоторых местах он противоречит сам себе, подумав, что " в один момент девушка словно перестала существовать", а потом, опять возжелав "даже в таком положении завоевать Сакуру". Я не понимаю его отношения к ней. То он безнадёжно влюблён, то вдруг проявляет азартный интерес, играя на Харуно, как на какой-нибудь плюшевый приз в тире, только ради того, чтобы окончательно уделать усмехающегося однокурсника. Хотя, в чём можно упрекнуть человека, который собирался на "дружеское" свидание, а попал в западню, разрушившую его планы.
+1
veravera добавил(а) этот комментарий 13 июня 2014 в 13:29 #2
veravera
Сюжет. Ох уж это непредсказуемое "слабо"! Я скрестила пальцы, искренне надеясь, что уж наш Узумаки не подастся на провокации и вежливо пошлёт соперника лесом. Потому что, во-первых, не может же он быть настолько бестолковым, а во-вторых, это же слеш! И представлять, как Саске обойдёт Наруто сзади и, "аккуратно поправив его руку, несколькими движениями заставит принять его правильное положение", немного необычно. Ан нет, петух оказался ещё тот и попросту нахохлился, почуяв насмешливый тон Учихи.
В сущности, парни оба виноваты: один дрожит даже от лёгкого прикосновения холодной руки, другой активно приступает к разрушению неприступной крепости, толком не разобравшись, что к чему. Неудивительно, что они приглянулись друг другу, потому что даже мысли у них схожие появляются: "Раньше Наруто/Саске был уверен, что Саске/Наруто натурал, да и что сам он натурал тоже: его до этих пор никогда не привлекали мужчины". Как они будут всё объяснять окружающим, родителям, друзьям... А должны? Главное, что они самим себе доходчиво всё объяснили и вовремя спохватились, пошлёпали в одну и ту же сторону уже вместе. Да, всё опять началось с самодовольной девушки, которая никак не могла определиться и хотела всего и сразу. Как говориться, за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Вроде и намечались "дружеские" посиделки, а вон как всё обернулось! Сакура лишилась сразу и тёмного рыцаря, и светлого, осталась ни с чем. Довыбиралась, называется.
С уважением, veravera.