Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трещина в горизонте. Глава 2.1. В месяц длинных ночей красивая луна скрылась за тучами.

Трещина в горизонте. Глава 2.1. В месяц длинных ночей красивая луна скрылась за тучами.

Трещина в горизонте. Глава 2.1. В месяц длинных ночей красивая луна скрылась за тучами.
Примечание к названию: девятый месяц в Японии называют месяцем длинных ночей (события работы происходят именно в эту пору). Образ луны взят из истории о том, что Нацумэ Сосэки перевел фразу «я тебя люблю», как «сегодня (когда ты со мной) луна красива». Автор не удержался от жирного намека на Саске/Сакура, в такой непонятной форме, потому ввел это в название, в эпиграфе же попыталась объяснить, почему в названии фигурируют тучи.
Эпиграф к главе переделка слов А. Камю: «Любовь, которая не выдерживает столкновения с реальностью, — это не любовь».

2.1. В месяц длинных ночей красивая луна скрылась за тучами.


Влечение, случайный интерес закаливается в огне реальности, и только тогда рождается любовь – величайшая из драгоценностей.
Ювелир Орито из Суна.


Скверное настроение Сакуры с самого утра могло спровоцировать три причины: будильник, что так не вовремя звонил после ночной смены, пустой холодильник и наличие дел за пределами дома. Сегодня все три фактора имели место, потому ученица Пятой не особо жаловала наступивший день, начавшийся с шума.
Куноичи дотянулась до нарушителя тишины и в попытке выключить его опрокинула жужжащий механизм. Более терпеть раздражающий звон девушка не собиралась, потому с привычным «Шаннаро» одним ударом растрощила лежащий на полу будильник. Он выдал на прощание короткий звук, а после умолк навечно, ведь такие повреждения ремонту не поддаются.
Прошептав несколько слов о терпении и подарке на день рождения, медик закрыла глаза, а через несколько секунд, словно маленький ребенок, начала ногами пинать одеяло. Ей так не хотелось вставать с кровати, из-за этого Харуно практически поддалась искушению темного Я: забыть о договоренности с Ино и проваляться целый день дома. Но нечто, всегда вытаскивающее ирьёнина из состояния лени, напомнило: ей не пристало разбрасываться словами, потому что она…
«Дочь Четвертого Хокаге».
Тяжело вздохнув, работница госпиталя резко подняла одеяло, прогоняя навязчивые мысли, и, пока собранные крохи силы воли не капитулировали перед обычным физическим желанием выспаться, поторопилась в душ смывать остатки сна.
Но стоило ученице Пятой отойти от первого стресса, как бурчащий живот напомнил о себе, поскольку со вчерашнего утра она не держала во рту ни крохи: на срочную операцию попали несколько сильно покалеченных шиноби АНБУ. Между медсестрами ходил слух: так потрепал элиту Листа демонический ниндзя, потому их сведенья особо важны и нужно любыми способами спасти жизнь мужчинам. И эти методы отняли у нее слишком много душевной и физической силы.
После нелегкой ночной смены Сакуру хватило лишь на то, чтобы смыть остатки тяжелого рабочего дня в душевой кабинке и доползти до кровати; об ужине, точнее уже завтраке, подумать энергии не хватало.
И вот сейчас спустя три часа, когда будильник напомнил ей о важной встрече, голод снова повелевал медиком. Заглянув в пустой холодильник, Харуно вздохнула, попутно кинув несколько предложений о новых покупках и времени, захлопнула дверки неновой техники.
Проглотив несколько солдатских пилюль, хранившихся в месте, где обычные люди держат специи, Сакура подошла к шкафу, чтобы выбрать одежду. Опершись на двери, ирьёнин рассматривала свой скудный гардероб. Что-то было уже мало, другое стоило подлатать, но у нее постоянно не находилось времени, и лишь запасная форма в больницу не требовала дополнительных действий, прежде чем надеть.
– Стоит согласиться на предложение Тен-Тен пойти по магазинам, – вздохнула девушка.
Встретиться с подругой с Академии было хорошей возможностью отлично провести свободное время, но Хината, часто находившаяся возле неудавшейся куноичи, могла устроить новые разбирательства. А перспектива получать за мифические отношения с Менмой, которого она не видела месяц, совсем не радовало дочку Мебуки.
Схватив юбку и кофту, медик разочарованно посмотрела на выбранные вещи и закрыла двери шкафа. Сегодня она впервые за долгое время не заметила плаща отца – единственное оставшееся из вещей родителей. Конечно, если в расчет не брать кулон. И если накидка Четвертого пылилась среди ненужной подростковой одежды, то металлический цветок сакуры каждую секунду напоминал девушке о горечи, что несла она как член семьи Харуно.

Самый быстрый путь к цветочному магазину Яманако лежал через проулок неподалеку от рынка: если перепрыгнуть стену, разделяющую главную улицу от торгового квартала, то можно сэкономить до пяти минут.
Еще с детства, когда Ино и Сакура только познавали ниндзюцу, невысокая стена была первой меркой их развития и секретным ходом для встреч. Спустя годы и войну каменное препятствие осталось на месте, хотя и её враги Конохи окрасили кровью. И все же для дочки Четвертого история не играла важную роль. Прошлое оставалось там, где ему место, поучая всех со своей глубины. Так, заставляя себя, думала ученица Пятой, такими мыслями пыталась обуздать гнев и боль. Но небольшой кулон, спрятанный под слоем одежды, всегда напоминал девушке: она лжет даже себе.
– Сакура-сенсей! – за спиной медика раздался возглас детворы.
Сакуру нередко окружали взрослые и дети, особенную привязанность испытывало младшее поколение, выросшее на рассказах о храбрых Кизаши и Мебуки; они могли просить совета в обучении или же просто хотели поболтать с дочерью героев.
– Сакура-сенсей, – начал мальчик, когда куноичи, присев, решила выслушать новоиспеченных учеников. – Посмотрите, у меня получилось! Как вы и говорили! – Мальчишка чем-то махал перед лицом Харуно, громко пытаясь рассказать о своем достижении.
Работница госпиталя давно привыкла к часто бесцельной болтовне с практически незнакомыми людьми, почему-то подвиг родителей жители деревни в большой мере присвоили ей. Но, как бы то ни было, если она не желала даже чуть-чуть очернить память Четвертого, ученице Принцессы Слизней следовало хотя бы кратко отвечать. Ведь люди вокруг нее – случайные прохожие, торговцы, выглядывающие из окон, или же детишки – могут в один миг разнести по Конохе весть, что дочь Кизаши загордилась.
«Не уделяй этому слишком много внимания», – вспомнив слова наставницы, ирьёнин улыбнулась детям и поздравила их с маленькими победами.
– Столь прекрасной принцессе лишь за одну красоту полмира должно склонить голову, – раздался за спиной Сакуры слащавый голос.
Протянутая роза сразу же была принята девочкой, а после её лицо окрасилось красками смущения. Ведь каким глупцом Учиху Саске не знал Скрытый Лист, а о его красоте слагали немало слухов. Неискушенная «ученица» Харуно не была готова к такому вниманию, потому все её мысли сразу же улетели куда-то ввысь.
– Сп-а-а-ас-ибо, – еле слышно выдавила из себя смущенная.
Каждый звук девчонка с трудом выговорила, словно только училась говорить. С неким восхищением новая фанатка Саске взглянула на дарователя и все более поддавалась неизвестным чарам Учихи.
– А ты кто такой? – без тени вежливости спросил один из мальчиков, заметив, как легко подруга забыла о своих товарищах.
– Я, – присев возле медика, юноша положил свою руку на дальнее плечо девушки и притянул её ближе к себе, – парень Сакуры.
Красивая улыбка, покорившая в детстве и будущую ученицу Цунаде, за годы не растеряла очарования, а наоборот, начала привлекать еще большее внимание, заставляя неискушенных краснеть, словно они подслушали великий секрет. Поэтому даже мальчики немного засмущались, ведь они никак не ожидали столкнуться со взрослыми отношениями, а неизвестность и гриф «взрослости» налаживали некий отпечаток в памяти детишек.
Надо признать, ирьёнин сдержала минутный порыв прибить знакомого с Академии лишь из-за такого количества шумных свидетелей, не умевших держать тайны.
И, чтобы не стать главной сплетней района на будущий месяц, куноичи, мило улыбнувшись, ладонью прикрылась от Учихи и немного наклонилась к детям.
– Вот что бывает, когда сильно удариться головой, так что берегите себя, иначе можете превратиться в дураков, – едва не прошептала Харуно, мотнув головой в сторону пришедшего, словно открыла ученикам новую истину.
Поучительная интонация, уверенность в голосе и одна из лучших улыбок сделала свое дело: дети синхронно покивали головками и постарались не слишком громко хихикать. Конечно, прозванный дураком все хорошо услышал, потому, надув щеки и отвернувшись в сторону, совсем тихо пробубнил:
– Совсем это не правда, Шикамару никогда головой не бился, а даже элементарные вещи путает.
«Ученики» Сакуры снова засмеялись, теперь уже громче, но кто-то из взрослых позвал детей, и ребята поторопились выбежать на главную улицу. Их любопытство исчерпало себя, а посему можно было отвлечься на что-то другое.
Когда потенциальные свидетели исчезли, девушка оглянулась по сторонам: в проулке никого не наблюдалось, впереди только памятная для нее и Ино стена. Совсем не поинтересовавшись, откуда нарисовался первый покупатель роз Конохи, куноичи нехило врезала когда-то товарищу по команде в живот, мило щебетавшему о красоте медика.
Она еще не успела забыть его предыдущего нахальства, когда он с Ли был замечен в женской раздевалке. И если ученик Майто Гая не успел надеть женскую одежду, то Учиха с интересом обследовал лифчик Харуно, что-то там говоря о размерах. К несчастью для генина, не сумевшего с четвертого раза сдать экзамен на чунина, дочка Четвертого слишком хорошо запомнила ту обиду, да и вместе с сегодняшним инцидентом: пока они прощались с ребятами, он успел положить руку на талию и медленно двигался еще ниже.
Сакура за эти годы многое прощала Саске, ну что взять с дурака. И, как показалось ирьёнину, слишком часто он отделывался лишь легким испугом, возможно, оттого ничему не научился. Но ужасное настроение с утра, недавние события и новая проделка юноши выпустили на волю стальной кулак ученицы Пятой.
Пролетев метр, Саске мысленно поблагодарил девушку, что она ударила не со всей силы. Но все же падение вряд ли можно назвать мягким, хотя новые царапины блекли на фоне боли во всем теле: еще не зажившие раны с призрачного похода в Нотто при каждой возможности напоминали о себе.
– Ксо, – потер затылок, ниндзя попытался встать и начать разговор: – Ты ж сама советовала беречь голову, а теперь сама решила меня покалечить?
– Тебе поздно об этом думать, – с долей горечи и гнева произнесла куноичи, опустив глаза.
Харуно предположила, что Учиха до падения должен был бы удачно сгруппироваться во избежание травм – это они проходили на первом году обучения в Академии. Неужели шиноби настолько деградировал за несколько лет?
Медик провела взглядом по юноше, удостоверившись, что не нанесла ему сильных повреждений, сей фокус Цунаде ей пришлось долго учить, но он несравненно приносил пользу на миссиях и в таких бытовых ситуациях. Хоть ударила она его не в полную силу, на теле Учихи не было живого места, словно после ужасного избиения.
«Где он умудрился так получить?»
Подойдя к нему, девушка протянула Саске руку: предложение помочь подняться. Пусть бывший товарищ по оружию придурок и иногда хочется его кастрировать без анестезии, но теплые воспоминания из прошлого напоминали дочке Хокаге, что таким он сделался благодаря играм клана. Ирьёнин отказывалась верить, что таким он был с самого начала.
– Ты не только не усовершенствовал свои навыки, но и растерял имеющиеся. – Таким образом ученица Пятой пыталась задеть гордость шиноби, подтолкнуть того хотя бы к мифическим тренировкам, которые смогли б ему помочь избежать драк: бегал он всегда хорошо.
Пока ниндзя немного растеряно смотрел на руку и снова надулся в знак обиды на сказанное, Сакура задумалась. Вот этим и воспользовался младший брат Итачи. Куноичи не придала особого значения изменившемуся выражению лица знакомого, ведь от него годами ничего путного не добьешься – все попытки обхитрить или же что-то доказать заканчивались полным фиаско. Потому она даже не удосужилась посмотреть на Саске с выражением «что ты снова задумал?».
И за секунду все резко поменялось. Несильно ударившись спиной о стену, медик увидела лицо сына главы клана в опасной близости.
– Всегда быть начеку… – тяжело вздохнув, Саске продолжил, глядя в глаза когда-то подруги: – Ты недооценила врага, поэтому не тебе говорить о навыках, Сакура.
То, как этот гад произнес её имя, заставило стойкое «Я» Харуно подумать о капитуляции и превратиться в обычную девушку, заодно немного пустить румянца. Румянец появился, но не оттого, что Учиха притиснул её к стене и по бокам расставленные руки не давали возможность скрыться, а от зародившегося праведного гнева: ему удалось застать чунина врасплох, доказывая, что куноичи недооценила противника, а значит, нарушила одно из базовых правил ниндзя.
– Хм. – Ухмылка, заставляющая десятки сердец ойкнуть, не ускорила сердцебиение, но вот взгляд, которого ирьёнин не встречала уже довольно долго, напомнил ей о временах, когда она добивалась внимания шиноби.
В этот момент девушку тревожил только один вопрос: насколько ж надо было тяжело дышать или же близко находиться, чтобы ощущать на своей коже теплое дыхание знакомого. И почему-то с каждым мгновением это ощущение становилось сильнее.
«Сокращает же расстояние, шаннаро».
Саске видел, как Харуно метится от одной мысли к другой, это и позволило ему остаться до сего момента в целостности и не потерять ни одной конечности. И, пока ему позволяли делать безрассудства, он, прозванный Генджи из клана Учиха, будет ими наслаждаться.
Но сияние недоГенджи не сработало на Сакуру в полной мере, потому девушка, лишенная возможности отвернуть голову, решила пойти другим путем и нехило надавила своим небольшим каблучком на левую ступню ниндзя.
Пройдет больше секунды, прежде чем юноша поймет: пора сгибаться пополам, ведь болевой порог для Саске-пикапера уже давно перешел все нормы.
– Такими темпами тебя даже ребенок сможет побить, – сделала вывод куноичи, прежде чем покинуть шиноби. – Береги хоть те оставшиеся рефлексы, присущие каждому человеку.
Более оставаться с ним не было безопасно для её сердечных дел, а о спокойствии речи не заходило вот уже десять минут после появления Учихи в проулке. Потому, не взглянув на лучшего друга Менмы, ирьёнин поторопилась уйти, до того как генин предпримет что-то еще.



От автора: эта глава должна была получиться на фоне предыдущих серозных частей очень даже веселой. Но, сколько бы я ни откладывала написание 2-ой главы, задорный настрой никак не появлялся, наоборот, чем больше я пыталась ввести повседневности и легкости, тем сильнее становилась драма. После нескольких редакций я остановилась на этом. Надеюсь, мне удалось объяснить поступки Сакуры и сгладить её резкость характера, прикрывшись скверным утром и переполненной чашей терпения.
Утверждено kateF
kateF
Фанфик опубликован 15 марта 2015 года в 22:16 пользователем kateF.
За это время его прочитали 1064 раза и оставили 2 комментария.
0
SanchoPi добавил(а) этот комментарий 17 марта 2015 в 21:45 #1
Слежу за вашими обновлениями,интересно стилизовано и описано.Жду скорейшего продолжения)
0
kateF добавил(а) этот комментарий 24 марта 2015 в 21:52 #2
kateF
Рада, что пока работа нравится)