Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Альтернативная вселенная Трещина в горизонте. Глава 1.2 Написано чернилами.

Трещина в горизонте. Глава 1.2 Написано чернилами.

Категория: Альтернативная вселенная
Трещина в горизонте. Глава 1.2 Написано чернилами.
Примечание: В «Наруто Хиден: То но Шо» указано, что Цунаде любит куриную грудку и ненавидит сашими. Так как это параллельный мир, я решила изменить вкусы Пятой, потому здесь она еще та любительница сырой рыбы.

Глава 1.2 Написано чернилами.


Ошибочно называть жизнь книгой: писатель, зачеркивая, может выкидывать, менять, дополнять события в произведение, а человек всегда в ответе за то, что сделал вчера.
Из статьи «Творческий путь Жабьего санина» для Коноха Шинбун.


Цунаде, закусив большой палец, взглянула на лежащие перед ней документы, хотя они не имели отношения к рассказу Саске, но Пятая, словно ища ответы на появившиеся вопросы, просматривала информацию по Академии.
– События приняли самый неприятный для нас расклад, – взглянув на подчиненного, Хокаге вспомнила ключевые моменты из отчета АНБУшника. – Но, как бы там ни было, нужно остановить Менму до того, как его личность станет достоянием общественности.
Сенджу принимала во внимание разные варианты исхода с демоническим ниндзя, в том числе она подозревала беглого ниндзя, отсутствовавшего в деревне около трех недель. Но итог оказался еще удручающим: все имеющие сведения о преступнике S-класса передали Акацуки для официального расследования. Сообщение от Итачи лишь подтвердило опасение Принцессы Слизней, а именно конфликт вокруг Намиказе может превратиться в очередной повод для войны.
– С этим будет трудно справиться. – Саске не тешил себя иллюзиями об объединении сил АНБУ, которое на первый взгляд было неплохим вариантом в сложившейся ситуации, но такой роскоши, находясь под полным контролем старейшин, глава Листа не могла позволить. – Менма не только под влиянием Кьюби, но и благодаря какой-то технике пользуется шаринганом.
– Есть только один способ владеть шаринганом, не украв при этом глаз у обладателя додзюцу, – до селе молчавший Джирайя, продолжая спираться о стенку, ответил на несколько важных вопросов одним махом. – Быть под контролем кого-то из клана Учиха.
– Но этот ответ не упрощает происходящего, – сложив пальцы в замок, Цунаде положила на него подбородок и, продолжая анализировать ситуацию, посмотрела вбок. – Кто-то из Учих пытается руками джинчурики дискредитировать власть Конохи. Если об этом узнают другие страны, они не только начнут охоту на Девятихвостого, но и воспользуются возможностью начать новую войну.
Частые мысли Каге о войне тревожили Жабьего санина. Он давно заметил, как часто старая подруга обращалась именно к такой развязке. И виной тому нахватавшийся за долгие годы печальный опыт потерь. Куноичи была все так же уязвима во всем, что касалось смерти. Этот недостаток женщина могла держать в узде годами, но стоило наступить критическому моменту – и любительница сашими теряла власть над эмоциями. Гибель брата и мужа оставили неизлечимые раны, но Джирайя прекрасно осознавал, что ей нельзя позволять страхам превращаться во что-то реальное.
«Обезьянка, заигравшаяся в игру, даже не заметила, как стала инициатором нападения, – вспоминая, где он прочитал об этом, писатель поднял взгляд на потолок, за которым любили прятаться члены Корня. – Это должно быть в…»
– Нет никаких сведений, подтверждающих сию теорию. – Шизуне прижала недовольную свинку еще сильнее к груди. – Все Учихи были на протяжении месяца под присмотром АНБУ. – Конечно, советник Хокаге понимала, что такое было возможно только по причине статуса клана в селении: в их распоряжении находилась Военная полиция, потому большинство обладателей шарингана не могли покинуть пределы деревни. – Чтобы взять под контроль джинчурики, нужно обладать не только Мангекё, но и иметь в своем распоряжении достаточно свободного времени.
– Отчеты о нукенинах, обладающих этим додзюцу? – сразу же поинтересовалась Хокаге.
– Проверено, – сестра Дана незамедлительно ответила, ведь этим вопросом занималась лично. – Исходя из этого, нам нужно искать другое объяснение появлению шарингана в джинчурики Девятихвостого.
– Зачем настолько сгущать краски? – вздохнув, санин подошел к столу Принцессы Слизней, практически став за спиной Саске. Шиноби укоризненно покивал головой – это был старый способ писателя облагоразумить нрав подруги, долгое время бывший под присмотром Первого. – Нам ничего не известно. Строить теории заговоров лишь на одном шарингане опасно. Если вызвать недовольство среди Учих такими предположениями, мы не только потеряем их доверие, но и наполним сполна чашу всенародного терпения. Как только поползут слухи о предателе из Учиха, весь клан станет подозреваемым и тогда восстания не миновать.
– Что ты предлагаешь, Джирайя? – Цунаде знала о своем главном недостатке, потому, наступая на хвост страхам, внимательно слушала людей, способных трезво оценить ситуацию, наверное, поэтому Саске до сих пор не услышал приказала уйти.
– Дай мне три дня на поиски Менмы. – Джонин не просто так стоял за спиной АНБУшника, ведь юноша был отличным щитом от нападений Каге, которая слишком долго не могла быть рассудительной, стоит ей хоть немного вывести из себя, и лишь сашими могло вернуть её в рабочее русло.
– Джирайя-сан, – первой подала голос Шизуне. Она ожидала подобного от сенпая, но до Жабьего санина должно дойти, когда стоит усмирить желание эффектно покинуть мир. – Ваше стремление защищать Коноху впечатляло на войне, но здесь это проявление глупости. Мы располагаем достаточными кадрами, чтобы организовать группу поисков без разгласки. Да и Тензо с Саске могут пригодиться в борьбе против джинчурики.
Во время своей тирады выдающийся ирьёнин еще сильнее вдавливала Тон-Тон в большую грудь, из-за этого животное начало издавать хорошо различимые звуки и своими маленькими копытами отбиваться, чтобы хоть как-то создать пространство и схватить жалкий глоток воздуха.
– Кто, как не медики, знает, что кидать на передовую ценных шиноби недальновидно. В борьбе с джинчурики роль играет не количество, а качество, мы в этом уже не раз убеждались, – немного устало произнес Джирайя, почесав затылок. Он словно уже хотел убраться из этой комнаты и наконец приступить к поискам мальчишки.
– Ты это делаешь, потому что он джинчурики, или тобой руководят другие чувства? – сжав замок из пальцев сильнее, куноичи посмотрела на давнего товарища по оружию. Кто-кто, а она знала, что его убеждать бесполезно. Зря потраченное время, пусть лучше учится на своих шишках.
– Цунаде, – положив ладонь на левое надплечье Учихи, джонин продолжил: – Ты должна заниматься вот этими ребятами, обеспечивать их безопасность в селении. А такие шиноби, как я, – указав указательным пальцем на себя, – охраняют Скрытый Лист вне деревни, потому оставим эти разговоры до следующего раза, ведь мои три дня уже пошли.
Похлопав юношу еще раз по надплечию, санин развернулся и, помахав тыльной стороной ладони, поспешил покинуть комнату. Лучший способ завершить разговор – улизнуть от него самым быстрым способом, не дав возможности что-то оспорить, потому писатель поторопился сделать ноги в ресторанчик, в котором они обычно с Цунаде ужинали после рабочего дня.
Хокаге вместе с Шизуне смотрела вслед мужчине, более не удивляясь его то ли глупости, то ли смелости, хотя обе склонялись к первому варианту.
– Саске, следующие три дня оставайся дома. – Осмотрев его взглядом, внучка Первого откинулась на спинку кресла и огласила свой вердикт. – Ты вовремя прекратил бой с Менмой. Если бы задержался еще на пять минут, обычной первой помощью не отделался.
Шиноби кивнул и последовавшее затяжное молчание посчитал за разрешение уйти. Но, как только член АНБУ, поклонившись, развернулся к выходу, он услышал еще один вопрос Принцессы Слизней:
– У тебя есть объяснение для Микото, где ты пропадал столько времени и почему вернулся в таком состоянии? – Хоть в компетентности Учихи сомневаться ранее не приходилось, Сенджу решила перепроверить. Возможно, встреча с Намиказе могла выбить юношу из строя.
– Да, – быстро ответил Саске, не оборачиваясь. – В Нотто проводился большой фестиваль в честь осеннего равноденствия, – после шиноби обернулся. Он закончил придумывать причину ранений, потому лицо более не выдаст его промаха, – и был побит братьями одной знатной красавицы, что танцевала на празднике. Так как город находится далеко от Конохи, я немного задержался в больнице, в которой оказалось столько заботливых медсестер.
Удовлетворившись ответом, Хокаге отпустила подчиненного. И лишь после того как двери закрылись за спиной члена АНБУ, куноичи нахмурилась. Быть может, обладатель шарингана не такой каменный, как ей казалось последние четыре года.
«Тем не менее у него нет права на ошибку ни в одном деле», – тяжело вздохнула медик, поправив очки.

Разговор с матерью откладывался до вечера, так как дома Микото не наблюдалось. Сожмакав ранее порванную для убедительности своего рассказа обыденную одежду, младший сын Фугаку отправился в ванную залечивать раны.
Изнурительные годы практики закалили тело шиноби, наверное, только благодаря этому Саске сумел выйти из схватки с Менмой без великих потерь. И если на первый взгляд его ранения казались пустяковыми, то после хорошего обдумывания приходит понимание, что во время боя джонин лишь защищался.
«Если бы я нападал, то наверняка лишился жизни», – предположил юноша, повернув кран в душе.
Холодные капли постепенно обволокли сознание ниндзя, наполнили все пустующие дыры в сознании событиями прошлого, напоминая Учихе, как он убегал от Намиказе. Гордость, текшая в крови обладателей шарингана, больно екнула в районе желудка. Что-то очень едкое не позволяло Саске забыть, как он избежал решающей схватки с другом. Вообще-то здравый смысл где-то в ушах отдавался пульсацией и напоминал, что другого выхода, в котором бы они оба выжили, не было.
– Ксо! – ударив по плитке, сын Фугаку попытался освободить блуждающий по телу гнев.
Эти вспышки ярости юноша всегда вовремя гасил благодаря самообладанию, но на сей раз АНБУшник не желал так легко с ними прощаться. Учиха помнил, как боль нефизическая ломала его в пещере, где он нашел временное убежище от врагов. Воспоминания не давали забыть, как при тусклом свете костра шиноби оказывал себе первую помощь, иногда едва не скулив от боли. Казалось, запах сырости, въевшийся в стены, до сих пор сохранился на коже, именно поэтому Саске так отчаянно желал смыть с себя то чувство.
«Бесполезный».
Намокшая челка практически закрыла весь его кругозор, но в то же время спадающие локоны скрыли истинные эмоции принимающего душ.
Лишь капли, стекающие в канализацию, стали свидетелями внутренней борьбы джонина. Не так давно он пообещал вернуть товарища по команде, помочь ему с демонами, поедающими джинчурики, но, как оказалось на самом деле, он бессилен против тьмы, душившей Намиказе. Учиха понимал, что всему есть предел, а члену АНБУ нужно скрупулезно следить за границами позволенного. В качестве доверенного лица Хокаге он сделал все, что мог, но как друг…
Сквозь шум холодной воды, как и несколько дней назад, Саске повторил данное им обещание. И если в первый раз клятву скрепили ливень и искры потухающего огня, то сейчас свои слова Учиха засвидетельствовал стекающим каплям воды и активирующимся шаринганом, образовавшимся под накалом гнева.
Утверждено kateF
kateF
Фанфик опубликован 04 февраля 2015 года в 13:57 пользователем kateF.
За это время его прочитали 1094 раза и оставили 0 комментариев.