Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Альтернативная вселенная Трещина в горизонте. Глава 1.1 Звон третьей цепи.

Трещина в горизонте. Глава 1.1 Звон третьей цепи.

Категория: Альтернативная вселенная
Трещина в горизонте. Глава 1.1 Звон третьей цепи.
Примечание (объяснение названия главы): В работе Менма является третьим человеком-джинчурики Курамы: первой была Мито, жена Первого, второй – Кушина.

Глава 1.1 Звон третьей цепи.


Играть в прятки со зверем довольно опасно. Даже если ты спрячешься от человеческих глаз - от нюха противника не убежишь.
джонин Исаки из Кумо.


– Эй, актеришка театра Но, хочешь пройти – плати. – Из-за специфической маски позвавший незнакомца ошибочно посчитал юношу актером.
На пути шиноби, желавшего незамеченным перейти границу, стала шайка разбойников, в некотором смысле очень отсталая от реальности, ведь не узнать маску АНБУ в нынешнее время могли только далекие от ниндзя люди. Эти неотесанные мужланы, напугавшие больше своим запахом, нежели грозным видом, производили столь ничтожное впечатление. Хоть по ним и не скажешь, но они удачно грабили путешественников на протяжении полугода, потому давно потеряли бдительность и не задумывались о силе будущего противника. Храбростью здесь и не пахло, а вот глупостью несло за версту.
На заднем фоне послышались одобрительные смешки – так другие члены банды пытались напугать молчаливого парнишку и похвалить главного за удачное остроумие. По их предположениям, чужак испугался столь грозного противника. Чтобы ускорить процесс «оплаты», главарь сего сброда вышел вперед и протянул ладонь, ожидая, пока недотепа поймет, во что ввязался.
Но, пока мужчина в летах подсчитывал, сколько можно выручить за сегодня, неизвестный в маске взглянул на перегородившего дорогу так, будто на пути стоял попрошайка, желавший милостыни. Хоть его взгляд был спрятан под фарфором, но, немного наклонив голову в бок, странник четко дал понять, что не собирается кого-то там слушать, а тем более что-то давать.
– Чем дольше ты молчишь, тем больше растет цена за проход, – сжав протянутую ладонь, мужчина, не наделенный с рождения терпением, постепенно его терял.
Но шиноби в теплой накидке не почтил вниманием шумную компанию разбойников, потому обошел говорящего, словно он был мелким болотцем, не стоящего того, чтобы запачкаться, и продолжил свой путь через лес.
– Ты что, глухой? – потеряв единственные крохи терпения, игнорированный разбойник достал припрятанное в рукаве оружие.
Хоть он давно не встречал достойного противника в тавернах, но отточенное умение в уличных драках не покидало своего обладателя даже в диком лесу спустя столько лет. Главарь банды был уверен, что кинул сюрикен в незнакомца так, чтобы он задел только ухо неоплатившего. Но когда кинутое достаточно метко оружие врезалось в ближайшее дерево, ни одной капли крови на нем не было. Чужак за ту долю секунды успел увернуться от столь предвиденного нападения.
Известный своими быстрыми атаками мужчина не мог поверить, что юноша так легко отделался от его лучшего удара, ведь со стороны даже не было заметно, как незнакомец сделал хоть легкое движение.
– Поймайте парщивца! – Гнев, зародившийся на основе задетой гордости, сразу вылился в краски на лице.
Но члены банды, желавшие смыть позор с предводителя, не успели даже приблизиться к цели. Ниндзя в маске, достав кунай, исчез. На то короткое мгновение преступники подумали, что мальчуган испарился в воздухе, но когда первый из семи мужчин в следующую секунду получил смертельное ранение кунаем, все встало на свои места. Скорость перемещения юноши была настолько высока, что нападавшие теряли его из виду, и это, конечно, закончилось для них печально. Всего восемь точных ударов, иногда сопровождавшихся предсмертным хрипом, занявшие не больше тридцати секунд, решили проблему путешественника: семь плюс недопопрошайка.
На границе Страны Огня часто случались стычки с беглыми шиноби, желающими за счет странников поживиться. Но после того как джинчурики двухвостого рассталась с жизнью, а буддийский храм с сутрами Разделенного неба был полностью уничтожен, молва о демоническом ниндзя распространилась по всей округе, и не каждая группировка рисковала своими людьми ради призрачной наживы. Вот только неудавшаяся труппа уличных актеров, далекая от ниндзюцу, пропустила сей слух мимо ушей.
В то время Хокаге, встревоженная таким быстрым продвижением неизвестного преступника, отправила несколько доверенных лиц по всей длине границы со Страной Горячих Источников, посчитав, что граничивший с Огнем храм мог быть промежуточным пунктом на пути ниндзя.
Вот только могли ли члены АНБУ справиться с «демоном», победившим стражу буддийского храма, оставалось пока не известным. Ведь зверь только что учуял притаившуюся жертву между деревьями.

Задания, на кону которых стояла безопасность Листа, Цунаде доверяла членам учреждения, находившегося под полным контролем Хокаге. Но особой привилегией пользовались те, кто не только довел свою преданность в многочисленных миссиях, а кого Сенджу лично выбрала в качестве АНБУ. И это отнюдь не упрощало жизнь шиноби: им Принцесса Слизней давала самые сложные и секретные поручения, о которых не каждый советник догадывался, потому и на сей раз куноичи доверила слежение за демоническим ниндзя приближенным к ней людям. И самое главное – внучка Первого могла раскрыть джонинам последнюю карту, способную уничтожить Коноху: подозрение падали на бежавшего Намиказе Менма. Пока его отсутствие можно было скрыть от глаз старейшин, но с новым днем все серьезней нависала угроза, именуемая Кьюби.
Каждый из десяти шиноби знал о подозрениях Каге, потому был наготове встретиться с врагом, превышающим его в силе. И если Тензо вручили местность, самую близкую к разрушенному храму, то Учиха следил за гремучим лесом, где хуже всего пробираться из-за высоких деревьев и горного ландшафта. Вот только этот путь, многим известный как контрабандистский, и был выбран опасным преступником ввиду меньшего хлопота с людьми.
Юноша в лисиной маске на протяжении нескольких минут не подавал виду, что заметил за собой слежку, ведь хвост очень аккуратно шел следом. Вот только одного АНБУшник не учел: даже если спрятать чакру и свести свое присутствие к минимуму, нюх зверя всегда обережет обладателя обаяния от шпионов. Демон внутри джинчурики всегда печется о безопасности своей тюрьмы.
Потому, когда шиноби исчез на ровном месте, посланник Цунаде догадался, что его присутствие более не является секретом. Обнажив катану, Саске приготовился отбить удар, который обязательно последует – Менма, если это он, всегда пользовался шансом проверить, насколько он силен.
«Слева? Снизу? – промелькнуло в мыслях обладателя шарингана, прежде чем листва над его головой зашелестела. – Сверху».
Летний ветерок в разгар сезона был слишком большим подарком, потому Учиха не поверил в такую милость, посланную Ками, когда солнце еще было так высоко. Отбив атаку некогда друга, ниндзя улизнул от последовавшего удара ногой – на кроне дерева навечно остался след от такого мощного действия.
Не успел джонин коснуться земли, как молниеносно был контратакован. Даже в воздухе джинчурики свободно перемещался без каких-либо задержек – он действительно был сыном Желтой Молнии Конохи.
Саске не помнил, когда в последний раз всерьёз сражался с Менмой. Это было так давно, что шиноби успел забыть, насколько сильны прямые удары друга. Но на миссиях, экзамене чунина и в бытовых драках между товарищами Намиказе не показывал и половины своей силы, потому сейчас давние друзья познавали друг друга заново. Перехват, удар в живот, блок – если бы не быстрая реакция, лезвие бы вскрыло сонную артерию.
Они перестали считать время, отодвинули свои цели куда-то в будущее, иногда боль в груди напоминала им, что нужно делать вдох, о котором ниндзя умудрялись забывать во время сражения, настолько они сконцентрировались на противнике. Даже когда солнечные лучи покинули небосклон, а деревья вокруг более не тянулись ввысь, двое ниндзя продолжали битву на истощение. И если Менма черпал свои резервные запасы из чакры Кьюби, то Учихе приходилось пополнять их пилюлями.
А когда Намиказе всего на секунду показалось, что Саске сдает позиции, он решил ударить сбоку, чтобы закончить все одним ударом. Джонин же за то краткое мгновение успел не только увернуться, но и ударить противника рукояткой настолько сильно, что маска джинчурики дала трещину. Правая часть фарфорового изделия отвалилась, открыв шиноби из Листа часть лица ниндзя, чей смерти желали несколько Каге.
Уклонившись от следующего удара по лицу, обладатель лиса отпрыгнул, чтобы оценить ситуацию и избавиться от мешавшей части маски. Он полностью откинул вещь, урезавшую его кругозор. Тем более Учиха давно сложил все факты, а потому отступник на подсознательном уровне чувствовал – Саске знал, кто скрывается под ней, так же как и он: во время сражения, всего на мгновение, нукенин заметил тоненькую цепочку, уж слишком она была похожа на ту, что носил Учиха.
Вот только теперь в сыне носителя светлой части хвостатого зверя пробудилась гордость. Менма собирался сокрушить надоедливого знакомого всей своей мощью, потому в следующей атаке, когда юноша заблокировал друга и попытался захватить того в иллюзию, один из появившихся хвостов из чакры нехило ранил противника Намиказе в ребра, откинув того на несколько метров. Таким ударом легко сломать несколько ребер, на что и надеялся преступник.
На долгие секунды все вокруг стихло. Один из людей Хокаге поднял свой взгляд на склонившегося на колени товарища с Академии. Менма попался в одно из его сильнейших гендзюцу. И, пока джинчурики искал путь из тьмы, ему должно хватить времени, чтобы атаковать, вот только рев, раздавшийся в следующее мгновение, заставил младшего сына Фугаку припасть к земле, чтобы не отлететь. Шиноби с трудом удавалось поверить, что перед ним стоял не кто иной, как друг детства. Но и это отошло на задний план после того, как в правом глазу Намиказе образовался шаринган.
– Ксо! – все, что смог выдавить из себя Учиха, прежде чем попытался встать. Теперь-то кто-то вляпался по-настоящему.

Саске с трудом смог подняться на ноги. После нескольких пропущенных ударов для ниндзя осталось загадкой, почему он все еще мог сопротивляться режущей боли в боку. Кое-как встав, Учиха прикоснулся рукой к ране, чтобы определить, насколько глубоки порезы, и ощущение влажности на пальцах подсказало юноше, что дела обстоят хуже, чем он ожидал. Но даже это не заставило младшего брата Итачи отвести взгляд от противника, ведь ему будет достаточно секунды, чтобы добить раненого джонина. Пошатываясь, Саске отпрыгнул на несколько метров, где между деревьями под покровом ночи ниндзя смог спрятаться от соперника.
«Кто же наделил тебя такой силой, добэ?»
Пока шиноби пытался придумать безопасный план отступления, джинчурики полностью вернул контроль над телом. Гендзюцу представителей Учих было чрезвычайно сильное, потому выход из него нелегко найти, но если в тебе сидит часть ниндзя проклятого клана, задача куда упрощалась. Потому, склонив голову набок, хозяин Кьюби с кривой ухмылкой на лице посмотрел в сторону деревьев.
– Тэ-э-мэ-э, – непривычно грубоватый голос вырвал скрывавшегося из дум, – ты считаешь, я тебя не узнаю из-за маски?
В результате битвы почва понесла большой урон, немалая территория превратилась в смесь из деревьев и глыб земли. Поэтому по шагам противника член АНБУ мог выследить, с какой стороны к нему подходил бывший товарищ по оружию, и прежде чем Намиказе одним из хвостов сравнял с землей несколько деревьев, Учиха оббежал вокруг джинчурики и оказался за его спиной.
Одержимый злостью Кьюби мальчишка учуял, как изменялось положение противника. Будучи в ожидании того, что знакомый выкинет что-то эдакое, беглый ниндзя насторожился, но стоило джонину остановиться, как владелиц демона вальяжно обернулся к нему.
– Надоело прятаться, а, Саске?
Сейчас бывший друг наконец показал свою истинную личину. Не того придурка-пикапера, что бегал за каждой юбкой, а настоящего наследника клана Учиха. Он гордо держался прямо при таких ранениях и крепко сжимал катану в здоровой руке. Местами потрескавшаяся маска АНБУ скрывала его подлинную личность, но только не от Намиказе, ведь лучшего друга легче всего узнать в сражении.
– Хм, – шиноби поправил спадающую маску. – А я вижу, ты разошелся. Сначала секретные свитки, потом джинчурики, а теперь буддийский храм, – внимательно следя за улыбкой, что скорее напоминала звериный оскал, ответил Саске. – Вошел во вкус, Менма?
Обладатель шарингана не мог не заметить, что в улыбке-ухмылке джинчурики не осталось ничего человечного. Когда-то иногда заносчивый блондинистый генин с шилом в одном месте превратился в некого злостного убийцу, желавшего подчинить себе все и вся. И если бы Саске не разбил маску с изображением лисы, то он окончательно не смог бы поверить и сопоставить факты, оставив бы призрачную надежду о невиновности друга. Причина почерневших волос отходила на задний фон, стоило преступнику активировать в одном глазу шаринган. Ведь многое можно было списать на влияние Кьюби, но не это. И лишь три оранжевых хвоста из чакры демона, выглядывавшие из-за спины, доказывали ниндзя, что перед ним стоит не кто иной, как Менма Намиказе.
– Ты ведь понимаешь, что у тебя осталось силы лишь на один удар, а значит, это твой последний шанс убраться отсюда живым.
Менма сжал и разжал кулак несколько раз, удостоверяясь в исправности конечности. Перекинув кунай с левой в только что разминавшую правую ладонь, джинчурики без предупреждения начал атаку. Не в его интересах отпускать АНБУшника целого и невредимого, тем более выпал редкий шанс доказать, что даже в полную силу Учиха ничто против него.
Хруст веток и крошение грудок земли под тяжестью человеческого тела практически сразу сопровождались звуками скрещенного оружия. Хоть сын Минато умело пользовался полученной силой, но ему не удалось остаться невредимым, ведь в Саске было одно из важнейших преимуществ: шаринган не был подарком кого-то с той стороны горизонта, а унаследованный дар от родителей.
Едва не напоровшись на клинок шиноби, Намиказе достал еще один припрятанный кунай, а потому, вовремя скрестив их, блокировал атаку когда-то товарища по команде. Джонин не мог вложить достаточно силы, чтобы разбить оборону джинчурики из-за режущей боли в правом боку – один из трёх хвостов ранее нехило его ранил. Вот и сейчас, не в силах откинуть Саске, Менма, лишенный возможности двинуться с места, воспользовался своим козырем, тремя хвостами из чакры Кьюби.
И снова шпиону Цунаде пришлось оставить идею одним ударом покончить с другом детства. Отпрыгнув назад ровно настолько, чтобы хвостам лиса не достать его, Учиха оценил ситуацию, и перспективы его совсем не радовали. Солдатские пилюли, которые под настоятельством Сакуры были предложены членам АНБУ как дополнение к снаряжению, заканчивались. А значит, совсем скоро ему нечем будет поддерживать шаринган, ведь сил у него хватит ненадолго, и даже если он сейчас придумает способ одним ударом завершить бой, чакры едва хватит, чтобы просто не умереть от истощения.
«Еще остался сигнальный свиток, – напомнил себе шиноби, но в условиях дикого леса на границе со Страной Горячих Источников помощи он будет ждать долго, если дождется. – Есть всего три выхода».
И, прежде чем младший брат Итачи выбрал один из них, Намиказе снова атаковал противника.

Прости, Менма, но в этот раз я не смог тебя вернуть.


Еще до того как они разминулись и тыльная сторона клинка ударила джинчурики, Саске решил избрать четвертый вариант, которому в Академии не учат, – побег. И если смерть героя во славу Конохи и даймё Страны Огня звучит гордо, то провал задания, порученного Пятой, был куда режущим ударом по гордости и самолюбию Учихи. Хотя надо признать, узы, связывающие этих ниндзя, были куда сильнее всех сводов правил АНБУ. И, пока поглощенный ненавистью Кьюби оправлялся от такого нехитрого удара, Саске поторопился, пусть он и выиграл несколько секунд для побега, но хвосты Менмы, что иногда, по мнению обладателя шарингана, живут собственной жизнью, были готовы отразить в любой момент следующий удар.
– Хах, – вырвалось у Намиказе, когда присутствие джонина практически не чувствовалось.
Пусть он этим ударом и перекрыл несколько потоков чакры и тем самым обезвредил его на некоторое время, но полные сил хвосты лиса, верно, защищали владельца демона. Забрав ладонь от ударенного места, ниндзя посмотрел на пальцы, хоть боль была ужасной, но ни капельки крови не пролилось.
– Чертов тэмэ, даттебайо.
Утверждено kateF
kateF
Фанфик опубликован 26 января 2015 года в 23:12 пользователем kateF.
За это время его прочитали 1359 раз и оставили 0 комментариев.