Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Экшн Точка соприкосновения. Лист и Песок. Часть 20

Точка соприкосновения. Лист и Песок. Часть 20

Категория: Экшн
- Не хочу показаться грубым. Но, сестрица, нам уже пора.

Темари чуть не пропахала песок носом, услышав равнодушный голос Гаары за спиной. Ее спутник испуганно шарахнулся в сторону с вытаращенными глазами, чем и спровоцировал ее "падение". Парень неловко пригладил вылезшие из-под банданы каштановые волосы, несмело улыбнулся - правда под испытывающим взглядом глаз джинчурики его улыбка быстро померкла - и опустил взгляд. Темари натянуто улыбнулась, лихорадочно придумывая, чтобы такое сказать, да не выглядеть при этом первоклашкой, впервые застуканной с молодым человеком. Но благо, ее Гаара не был обычным младшим братом, который, как Канкуро например, обязательно бы ехидно подкалывал девушку.

- Сестрица? - Гаара выделял это слово таким тоном, что у Темари не поворачивался язык съязвить, с каких пор он зовет ее так. Да и смотрел он не на нее, уничтожая новоявленного поклонника сестры своим равнодушием. Разумеется, ни сцен, ни чего-либо подобного Гаара устраивать не стал бы никогда. Он лишь кинул на застывшую Темари слегка раздраженный взгляд.

- М-м-м... Баки-сенсей уже пришел? - тут же воскликнула Темари, вспомнив, что, собственно, здесь делает и по какому поводу. Парень, конечно, миленький, но задание важнее. Поэтому Темари без тени сожалений помахала шатену, уже забывая его имя, и пошла прочь от уединенного переулка в этом городе. Гаара шел за ней, безразлично оглядывая городскую архитектуру, больше думая о чем-то своем. Его не волновал ухажер сестры, он уже понял, что в этом мире Темари несколько ветреная, чего не замечал за ней в родной Суне (в плане отношений с мужчинами, конечно). Пытаться повлиять на уже состоявшуюся сестру было глупо и его "отповедь" подорвала бы те хрупкие отношение, сформировавшиеся между ними за две недели пребывания в этом месте.

В ответ Гаара лишь кивнул, ведя разговор с Ичиби. Временами его взгляд словно проваливался в никуда - это парень тренировал свою способность "входить" в подсознание, не теряя сознания. Было сложно одновременно следить за внешним миром и находиться во внутреннем, но Гаара был уже привычен, осталось только приучить тело и часть души, не принадлежавшую ему.

Шуукаку плевался ядом, рычал, крушил стены в подсознании джинчурики, но исправно помогал тому искать бреши в ментальной защите. Этим стоило озаботиться, ведь Яманака из Конохи не единственные менталисты, и было бы очень плохо, если кто-нибудь из их братии заглянет в его разум.

Защита давалась с треском и неохотно. Вот уже месяц Гаара мучился с ней, перед этим потратив много времени на удаление закладок, хотя здесь львиная доля заслуги принадлежала биджу. Шуукаку не был силен в менталистике, но кое-что все же знал. Биджу - не кладезь знаний, они многого не понимают и не знают. И тем не менее прожившие долгие века на земле, пусть и большую часть будучи запертыми за семью печатями, демоны были умны. И к их советам, когда они благоволят, стоило прислушаться.

"- Если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, сейчас у Нару-чана с Ку Та Самая Миссия", - между делом поведал Шуукаку. Гаара итак это знал, все же Наруто был той еще болтушкой и о своей первой серьезной миссии, где они встретились с Самим Демоном Тумана Забузой, разумеется, поведал. Именно тогда впервые пробудился Кьюби, именно тогда Саске признал его, именно тогда Наруто впервые столкнулся с жестокой реальностью, в виде смерти Хаку.

"- И?"

"- Не, ничего. Просто вспомнил. Через два месяца мы наконец встретимся..."

"- Ага. И станем большой дружной семьей", - усмехнулся Гаара.

"- Наш разговор настолько соплив... Я щас расплачусь", - хмыкнул биджу.

"- Я подотру тебе сопли. Для чего еще нужны джинчурики?"

Гаара фыркнул, сдерживая смех. Внутренний мир сотряс булькающий хохот Шуукаку.

В следующий миг атмосфера кардинально поменялась. Прежде чем джинчурики успел что-либо понять, песок взметнулся перед ним и послышался характерный лязг железа. Песок немного рассыпался, позволяя Гааре заметить несколько теней, метнувшихся в их сторону. Темари рядом мгновенно напряглась, а ее рука потянулась к вееру за спиной.

Они находились в километре от города, их задание наконец закончилось и пора было идти на поклон к Казекаге. Однако в чьи-то планы такое мирное разрешение конфликта видимо не входило. Брат с сестрой были несколько расслаблены, хотя причины на это были разными. Темари чертыхнулась, проклиная незадачливого кавалера, косточки которого она перемывала в тот момент в мыслях, Гаара проклял биджу, расшатавший его сознание своим смехом.

- Кья-а-а-а-а-а! - джинчурики резко выгнулся назад, уходя от размашистого удара танто. Парень перед ним явно был чуунином. Слишком небрежно оставлял перед открытым, выписывая широкий замах мечом. Песок принял форму острых кольев, которые сию минуту вонзились в податливую плоть. Лицо врага застыло в выражении удивления, зверства и страха. А Гаара искал свою следующую жертву.

Вот сестра прыгнула на ветку дерева, затем еще раз наверх и еще, пока не нагнала своего противника. Мужчина явно обладал таким же типом чакры, что и девушка: кору дерева, за которое резко спряталась Темари, пронзили Лезвия Ветра.

Темари быстрым движением вытащила веер и поставила его перед собой. Глаза ее насмешливо блестели, хотя сама она выглядела более чем серьезной.

- Ichi no Hoshi!*

- Futon, - враг замер на месте, а его пальцы мелькали, складываясь в печати. - ...Daitoppa!**

Девушка спрыгнула с ветки, хватаясь за нее кончиками пальцев. Струя сильно сжатого воздуха пронеслась над ее головой, а дерево, что было позади Темари, с грохотом переломилось. Мужчина выругался, быстро перепрыгивая на соседнее дерево, когда Сабаку-но отпустила ветку и в полете замахнулась веером.

Гаара не утруждал себя увертками, прыжками и сальто. Тот единственный раз за всю битву, когда он пропустил удар танто над собой, и все. Дальше он шел напролом. Второй противник напал сверху: его нога могла бы разбить голову Гааре, если бы не защита песка. Парень оттолкнулся от образовавшейся под ногами платформы и прикрепился к дереву.

- Вот оно что... Песок, значит... - задумчиво произнес он, выпрямляясь. Его рука зарылась в волосы невообразимо рыжего цвета, а вторая потянулась к поясу.

"- Что случилось? На вас напали?" - подал голос Шуукаку. Гаара не ответил, однако открыл доступ биджу к осязанию и слуху, его зрение итак делил Песчаный глаз. Пальцы напряженно подрагивали.

Волна песка ударилась в то место, где стоял противник, но его там уже не было. Гаара ощутил чужое присутствие за спиной, скосил взгляд вправо и взмахнул рукой. Невербальное управление песком еще плохо давалось ему, благо чакрой Шуукаку делился достаточно щедро, чтобы не упасть от чакроистощения.

Внимание Гаары было отвлечено врезавшимся прямо напротив него противником Темари. Сестра стояла в нескольких метрах от него, опираясь на раскрытый на две луны веер. Усмешка, блуждавшая по губам, предназначалась поверженному врагу, что посмел тягаться с ней по части фуутонниндзюцу. Беспечность наказуема, Темари почувствовала неладное поздно. Быстро повернув голову вправо, девушка увидела лишь клыкастую пасть, а потом ноги и руки что-то захлестнуло, и она упала.

Гаара сжал челюсти и взмахом руки послал песок в форме руки на рыжего парня. Темари пропала, когда рухнула вниз с дерева, только ее веер одиноко лежал у его подножия. По поляне пополз легкий туман, явно не естественного происхождения. Чувство опасности усилилось, а перед глазами все поплыло.

- Sabaku...

Рука из песка устремилась вверх, вслед за бегущим по кругу деревьев противником. Гаара прижимал ладонь к лицу, прикрывая левый глаз, когда Даисан но Ме узрел незнакомую девушку в кустах.

-... Soso***... - и в этот момент правый бок обожгло болью.

Песок сомкнулся вокруг врага, однако тот успел вырваться, оставив одну ногу в плену. Страшный хруст, вскрик боли и сознание Гаары помутилось. Туман был явно не безобиден, а стрела в боку пропитана ядом. Шуукаку что-то крикнул, но джинчурики уже ничего не слышал. Мир перевернулся, Гааре показалось слишком долгим падение головой в землю, а сам удар ощутился словно сквозь воздушную подушку.

Последним, что увидел Гаара была яркая, слепящая вспышка голубого цвета.

***


Четвертый Райкаге правил беспощадно, резко и агрессивно. Его не волновало чужое мнение, пусть даже брата-джинчурики или верной секретарши, для него существовало только его собственное. Он не терпел поражений, был вспыльчивым и яростным. Ему было что защищать, и остальных это не касалось. Те, кто покусился на его семью или деревню должны быть уничтожены, любой ценой.

Кулак Эя врезался в стол, проделав несколько трещин. Не в силах совладать со своим темпераментом, Райкаге привычно рыкнул. Рядом немедленно появилась Мабуи, спокойно обозревшая погром. Однако потом стало ясно, что пришла она не из-за этого.

- Райкаге-сама, - начала девушка. Злобный взгляд заставил ее вздрогнуть, но Мабуи перевела дух и продолжила: - Райкаге-сама... Вы... Вы точно уверены в своем решении? Казекаге не спустит на тормозах похищение их оружия и дочери бывшего Казекаге. Боюсь, что будет война.

Эй отвернулся, предпочитая вид из окна обеспокоенному лицу секретаря. Его, конечно, волновал вопрос возможного сопротивления и мести Казекаге. Но все это меркло по сравнению с тем, что в его руки наконец попал джинчурики Ичиби. Так было нужно.

- Ты знаешь мой ответ, - судя по вздоху, Мабуи признала это, но попытка не пытка. Еще можно было обернуть ситуацию в свою пользу и вернуть джинчурики, не раскрывая своего участия в этом. Но Райкаге сказал, как отрезал.

В дверь постучали. Мабуи развернулась, увидев входящего в кабинет Даруи.

- Райкаге-сама. Задание выполнено, джинчурики и девушка связаны печатями, - поклонился парень, его белоснежные волосы прилипли к лицу. За окном шел дождь. Райкаге так и не развернулся, но Даруи и Мабуи буквально всей кожей ощутили волны удовлетворения, исходившие от него. Он был доволен, а буйство стихии всегда пробуждало в нем что-то кровожадное, будто это не в его брате запечатан биджу, а в нем самом.

- Можешь идти, Даруи. Отдыхай, битва с молодым джинчурики была... кровавой.

Мабуи только сейчас заметила, как странно шел шиноби. Нахмурившись, девушка преодолела иллюзию на ноге. Чтобы вскрикнуть, когда вместо стопы она увидела подвязанную штанину. Иллюзии Рей, материальные иллюзии, были чакроемкими. Вот почему на доклад подошел только один Даруи, Рей поддерживала иллюзию.

- Успокойся, Мабуи. Мелкий крысеныш еще заплатит за это.

Через минуту Даруи услышал звон разбитого стекла за спиной. Обернувшись, он увидел вылетевший через окно стол, который в полете разделился на две половины, видимо, сломанный кулаком Райкаге. Парень отвернулся, с немой горечью понимая, что ярость правителя не вернет ему потерянную ногу. Но жаловаться или таить против него злобу глупо. Даруи был предан деревне, хоть и не одобрял некоторых действий своего каге.

Нога протяжно заныла, реагируя на холодную погоду. Да, теперь о переменах в атмосфере его всегда будет предупреждать ноющая иллюзия стопы.

- Как бы этот дождь не был предзнаменованием, - запрокинув голову, тревожно произнес беловолосый ниндзя.

***


Гаара не знал, сколько времени прошло с момента заключения. Он помнил, как проснулся в стылой каменной комнате, где полы выложены сеном, а света практически нет. Весь интерьер начинался и заканчивался с неудобной, вытесанной из камня, кровати и постеленного сверху футона. Подушку заменял выступ на "кровати", а одеяло, видимо, забыли выдать. Два раза в день снаружи раздавался стук чего-то железного о прутья решетки, шорох отодвигаемой дверцы, специально выделанной в стене для выдачи пищи. Это был знак того, что пора есть. Кормили не хорошо, не плохо. Либо какой-нибудь суп либо второе, иногда добавляли один онигири.

Естественно, Темари рядом не было. На животе Гаара обнаружил замысловатую печать, кажется, из-за нее он не мог поговорить со своим биджу и пользоваться чакрой. Ситуация была патовой.

Больше всего Гаару раздражала неизвестность. Он не знал, кто напал на них и где их держат. Не знал, какую цель преследовали похитители, хотя определенные задумки были (от шантажа Советника до уничтожения "Оружия" деревни). Внутренние часы словно сломались или у них кончились батарейки, но если не принимать в расчет часы или дни, которые он провел без сознания, то выходила... Неделя.

"Шуукаку... Слышишь?"

Гаара перевернулся, не сводя взгляда с каменного потолка. Очень маленькое окошко, выходящее наружу, давало мало информации. Место, где он заточен, располагается за пределами населенных пунктов, явно не в Суне и даже не в Казе но куни, природа явно не подходящая. Леса, раскинутые в нескольких сотнях метров от его темницы больше походили на джунгли, в тропической зоне континента. Значит, либо Хи но куни, Тсучи но куни или Каминари но куни. Было бы просто прекрасно, если это Страна Огня. Было бы. В его мире. Но здесь Суна не связана ни с одной из деревень договором, а политика Пакуры, ущемлявшей права маленьких стран несколько отталкивала мирно настроенную Коноху.

"Конечно не слышит..."

Парень закрыл глаза. Какая разница, смотришь ты на унылую обстановку этой комнаты или нет, если она не меняется? Холод пробрался под одежду Гаары, и он в который раз похвалил себя за то, что накинул поверх привычной одежды плащ. Хоть его не забирали.

Через некоторое время Гаара уснул тревожным сном. Ресницы дрожали, отбрасывая причудливые тени на лицо, губы что-то напряженно шептали, а тело пробивала дрожь. Кажется, ему снился кошмар.

Впервые за пять лет.

***


- Что значит, "Я потерял их"?!

Баки прикрыл глаза. Пятая Казекаге стояла перед ним, в буквальном смысле пылающая от гнева. Вокруг нее летали три миниатюрных подобия солнц - излюбленное дзюцу Шакутона, которое одним легким касанием способны высушить живое существо. Похоже, Пакуре было несколько плевать, кто стоит перед ней.

Канкуро стоял рядом, только он был не в состоянии отвечать на ее вопросы. На них также напали, можно сказать, они отделались легкой кровью, только Канкуро был поражен неизвестной техникой. Похоже, она изолировала звук в пределах тела Канкуро, другого объяснения его вынужденного молчания не было. Его лицо было мрачным, с того момента, как он узнал, что его брата и сестру кто-то похитили, и неизвестно живы ли они или нет.

- Докладывай!

- По дороге назад на нас напали. Мы разделились, так как нужно было встретиться с разведчиком. Я взял с собой Канкуро, могли понадобиться его способности как марионеточника, а Темари и Гаару я отправил по старому маршруту. Мы отставали от них на час, и когда прибыли на место происшествия нас ждала группа неизвестных шиноби. Сражались с нами двое, причем один из них явно джоунин, было довольно трудно противостоять ему. Канкуро ранил третий, под прикрытием второго. Их описания ничего не дадут, потому что они были одеты как наемники Гильдии "Карасу Тенгу", но это явно были не они...

- Запрос в гильдию. Живо! - рявкнула Пакура дрожавшей, как осиновый лист, секретарше. Девушка торопливо кивнула и застрочила что-то в блокноте. Взгляд Казекаге вновь устремился к Баки, призывая продолжать. Женщина уже немного взяла себя в руки и деактивировала Кайджосатсу****.

- Я создал клона, и мы втроем прошестерили близлежащие районы. Вернулись в город, обшарили там каждый уголок, но ни намека на Гаару или Темари не нашли. Их чакрослед тянулся исправно вплоть до того места, а затем все как будто стерли...

В кабинет вошел Танака. Пакура мысленно рыкнула, только Советника тут не хватало! Ей бы самой разобраться в ситуации, а не приплетать сюда заботливого папочку.

- Что тут происходит? - его требовательный взгляд остановился на молчащем Канкуро, без труда обнаружил скрываемые им травмы и переместился к Баки. Мужчина хмурился, предчувствуя разборки Казекаге. - Пакура?

Брюнетка поморщилась и встала со своего места. Белый плащ взметнулся за ней.

- Джинчурики похищен. С ним куноичи Темари, оба в неизвестном месте.

Казалось, напряжение в кабинете можно резать как нож масло. Пакура и Танака будто сражались взглядами, пока, наконец, Казекаге не отвела глаза в сторону, признавая поражение. Опыта у Четвертого явно было гораздо больше, а если напрячься, то он и Пакуру сможет одолеть. Как морально, так и физически.

Кулаки Пакуры сжались, но длинные рукава скрыли этот признак раздражения и некого волнения.

- Продолжай, Баки, - отдал команду джоунину Танака, невольно задумываясь, почему молчит импульсивный Канкуро. То, что он переживает и ежу ясно, но молчать при этом... Было слишком непохоже на его сына.

Дальнейший пересказ событий потек, как по писанному. И с каждым предложением, с каждой фразой и предположением Баки лица Четвертого и Пятой правителей мрачнели все больше и больше.

Примечания автора:
* Ichi no Hoshi - Первая Звезда
** Futon: Daitoppa - Высвобождение Ветра: Великий прорыв
*** Sabaku Soso - Похороны песчаного Водопада
**** Shakuton: Kajosatsu - Высвобождение жара: Испаряющее убийство
Matthew
Фанфик опубликован 19 апреля 2014 года в 23:09 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 385 раз и оставили 0 комментариев.