Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

[The]Golden age. Главы 1-3

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
1-3 глава.

Предисловие.

- Куда вы меня тащите?! – кричал парень лет девятнадцати. Его кровавого оттенка волосы торчали во все стороны, рваная челка еле доставала до глаз, цвет которых нельзя было разглядеть из-за того, что он мотал головой и пытался оторваться от назойливых врачей. - Пустите меня, я знаю, она здесь!- продолжал он, заехав кулаком одному из медбратьев в живот и вырывая свою руку у второго, но еще трое таких же амбалов были начеку и связали его смирительной рубашкой.
- Дайте ему уже дозу, я смотреть на это не могу! – возмущался мужчина, наблюдая за тем, как парни ведут пациента в его комнату. А скорее - в карцер.
- Она опять ему мерещится, Асума? – подошел ближе еще один доктор: седовласый мужчина такого же возраста. Серые глаза с печалью посмотрели на юношу, не оставляющего попыток удрать. Повязка закрывала половину его лица.
- Уже третий год, Какаши, сколько можно?! – цокнул Асума, затягиваясь. - М?
Внимание мужчин привлекли неуверенные, робкие, но слышимые шаги, ведь поздней ночью, помимо дежурных, никого нет, разве что пациенты- психопаты… Сигарета выпала, что случалось с Асумой только раз - когда он узнал о беременности супруги. Какаши упустил стаканчик с кофе на пол, окрашивая его в новый цвет, а шаги становились все четче и увереннее… Это?..
- Сакура!!! – наполнилось криком его отделение.

Флешбек. Три года назад и до наших дней.

Глава 1.

Осень. Пора, когда все идут в школу за новыми знаниями. Лето уступило место новому времени года, и на смену ему пришла золотая осень. Тысячи красок оставляли свои отметки на листьях: они ржавели, но это было не так ужасно, как могло показаться на первый взгляд. Скромно и несмело листы совершали свой полет, снисходя на мокрый от дождя асфальт, где их безжалостно растаптывал человек. Люди не видели всей прелести осени, но он видел. Спокойствие и тишина, красота сей природы, которую так упрямо пытался не замечать человеческий род, а он наслаждался этим, смотря, как очередной лист срывается с ветки и падает к чужим ногам.
Осень – его любимое время года. Немного грустно, печально и пасмурно, а поутру горячий чай согревает душу. С осенью он сравнивал свою жизнь. Да, ему всего шестнадцать, но за свои годы много чего пришлось повидать. Предательство, отчуждение, смерть родителей, ненависть со стороны брата и сестры оттого, что все наследство теперь принадлежит младшему наследнику. Государство занято более важными проблемами, и то, что в руки почти ребенка перешло целое состояние… их это не заботило. Его проблемы становились весомее, а друзей - все меньше, точнее, их совсем не было: вечные ссоры дома и затрещины от учителей в школе по поводу того, что он дружит не с теми людьми, а потому и плохое отношение к нему со стороны, драки – все надоедало. Жизнь казалась скучной, и он считал, что увидел достаточно, чтобы прийти к выводу – этот мир прогнил насквозь.
«Что же творится с ним?!» - промелькнула философская мысль.
- Гаара?! – кто-то положил ему руку на плечо. Он улыбнулся. Как и тогда…
«Ты никогда не изменишься», - подумал Гаара, повернувшись к нарушителю его наблюдений за листопадом. Его встретили чистого неба глаза и сияющая улыбка. Блондинистое чудо с тремя полосами на каждой щеке.
- Привет, Наруто, - встав с лавочки, поприветствовал его друг.
- Собаку, - состроил собеседник рожицу недовольства, - вы опять шлялись с негодником Удзумаки не пойми где?! – копировал он кого-то, вызывая тем самым смешок со стороны красноволосого.
- Тебе в кино и театрах играть, ты - вылитая Куренай-сенсей, - похлопал он парня по плечу, закидывая рюкзак на спину. - Пойдем, хоть раз на урок вовремя успеем.
- Это произведет фурор, - хохотал блондин, подстраиваясь под друга и шагая в ногу.
Удзумаки Наруто считался давним другом Собаку. И единственным. Не беря в счет мнения других, они были как братья, да Наруто считался для Гаары роднее кровных. Это солнышко не жалело себя ради друга и старалось находиться как можно ближе к его проблемам. Он протянул руку помощи Собаку еще в детстве, будучи ребенком… мальчиком, которого считали монстром, как и его, мальчиком, понимающим его и весь устроенный для него мир, мальчиком, заменившим ему семью… Настоящую семью. Пусть Наруто и был немного глуповат, но никто, кроме Сабаку, не видел его настоящего. За этой придурковатостью скрывался решительный, сосредоточенный и серьезный парень, на людях выставляющий себя недоумком. Он носил свою маску шута, но его притворства никто не замечал, считая это нормальным. Ха, как же они глупы….
А между тем, ребята росли и познавали что-то новое, но вместе с взрослением исчезали мечты на то, что когда-нибудь все изменится, и они будут счастливы с наступлением нового года в их жизнях. Слезы и боль считались их спутниками на протяжении десяти лет, но дети окрепли и встали на ноги, смотря на все свысока. Им было плевать… И это не горькие чувства, а окружающие убили в нем и его друге человека.
- О чем задумался? – дернул парня за рукав куртки Наруто.
- Да так… - отвел бирюзовые глаза в сторону Гаара. Друг резко развернул его и заставил посмотреть на себя.
- Не стоит вспоминать о том, что было, никто из них не заслуживает нашего внимания, приди в себя, - искренне улыбнулся он в свои тридцать два зуба.
- Хорошо, - кивнул Собаку и скинул с плеч руки товарища, заходя в школу.
Удзумаки хвостиком поплелся за ним. Черт. Его смены настроения пугали парня в последнее время. То веселый, то грустный, то злой, как Дьявол, просящий своей смерти. Не найди Наруто его раньше, только Бог знает, чтобы с ним было, хотя и в Бога верить глупо с их-то засадой в жизни.
- Явились-таки раньше звонка, - строго посмотрела на двоих женщина. Куренай–сенсей, которой давненько перевалило за двадцать пять, сидела на своем рабочем месте. Тот же костюмчик, делающий из симпатичной учительницы ту еще мымру, линзы алого оттенка - насмотрелась всякого бреда про вампиров и сама недалеко ушла от упырей, но, в отличие от них, она пила не кровь, а нервы и пожирала мозги учеников за считанные секунды. Одним словом – черноволосая бестия.
- Доброе утро, сенсей, - включил Наруто свою постоянную роль идиота, глупо улыбаясь злой брюнетке.
Его слова, конечно же, она пропустила мимо ушей, не удосужившись взглянуть на Гаару. Что ж, осталось еще два года, включая этот, и парни избавятся от своего класса и нудных учителей, а они, в свою очередь, распрощаются с парой подростков, которых ненавидят больше всего на свете.
Дело в том, что все учившиеся в классе – сироты, а то, что только у двоих были родители, взбесило одноклассников сразу, но они ликовали, когда узнали о гибели родственника одного из парней. Вскоре родители покинули Наруто, затем и Гаару, но наезды в их сторону не прекращались. Как глупо с их стороны…
- Опять они, - раздался писк кого-то из толпы, мрачно смотрящей на парочку. - Когда они уже сдохнут? Я хочу танцевать на могиле каждого!
- Посмотри на это убожество, - кивнула девушка в сторону Гаары.
- Им не место здесь, они позорят наш класс, - отозвался староста.
- Хм… Чего же вы в лицо им все не скажете? – оттолкнулся от стены парень, презрительно смотря на собравшихся одноклассников. Гул голосов прервался. Наруто прыснул. Гаара фыркнул: его еще им не хватало для полной картины. - Чего замолчали, я, кажется, вопрос задал, - встал перед ними брюнет. Ониксовые глаза обошли каждого насмешливым взглядом. Наруто повторно прыснул - его бесил этот «защитник», больше напоминающий ежика с его торчащими сзади в разные стороны волосами. Богато одетый, он так и показывал, кого надо уважать, что раздражало Гаару не меньше, чем блондина.
- Саске-кун, не поступай так с нами, ты должен быть на нашей стороне, - вылезла из толпы блондинка. - Они, - указала она пальцем на «изгоев», - не ровня нам, они – ничтожества.
- Во-первых, я вам ничего не должен. Во-вторых, повторюсь, так бесит их присутствие – подойдите и скажите, а не шушукайтесь. И, в-третьих, когда выскажете все, что думаете, можете заказывать себе надгробья, так как я лично поубиваю вас всех. Всем понятно? – ледяным голосом говорил он, обращаясь в данный момент непосредственно к девушке.
- Да, - пискнула она, забившись обратно в толпу.
- Мы не нуждаемся в твоей защите, Учиха, - шикнул на парня голубоглазый.
- Да ладно, - насмешливым тоном вымолвил он.
- А теперь прекратили разборки и сели по местам, - недовольно проорала Куренай-сенсей, тут же прозвенел звонок на долгожданный урок.
Как ни странно, Гаара и Наруто сидели вместе на второй парте, где обычно в них запускали бумажками, угрозами, содержание которых они знали наизусть. Никакого разнообразия. Удзумаки недовольно покосился на впередисидящего Учиху. Гаара понимал чувства друга, ведь знал: Саске - гей и давно положил глаз на Наруто, точнее, на его задницу, ему даже раз удалось притронуться к блондину, но это прикосновение стоило одного месяца в больнице с тремя переломами и выбитой челюстью. Но, как все знают, Учихи не сдаются, и сорванец пытался заманить друга красноволосого в свои сети. Он ревновал Наруто к Гааре и лелеял мечту о том, что голубоглазое чудо прибежит к нему и бросится в объятья. Как бы ни так. Удзумаки относился к геям нейтрально, но этот… Саске его бесил больше всего, так как совал свой нос в чужие дела.
Вздохнув, Собаку посмотрел в окно. Пасмурно. Снова. Болтовня сенсея его не волновала, а смысл? Она говорит обо всем, кроме своего предмета, но дает проверочные работы чуть ли не каждый урок.
- И не забудьте, на завтра запланирована контрольная, - повторила Куренай.
«Что и требовалось доказать», - покидал свои школьные принадлежности в сумку парень.
- Наруто, - позвал он друга, - мне хреново что-то, я домой.
- Точно? – подозрительно посмотрел на него Удзумаки. - Я имею в виду, ты точно идешь домой или же куда-то еще?!
- Наглая лисья морда! Что за допрос? – цокнул Собаку и ушел прочь из класса.
- Эй, Наруто, сходим в кино? – подкатил Учиха снова, стреляя глазами.
- Сгинь, - замогильным голосом вымолвил Удзумаки, отпугивая от себя Саске.
***
Солнце заходит. Появляется тьма. В надежде не утонуть в пучине черного, люди «зажигают» город, что поднимает его и освещает искусственным светом. Шлюхи выходят на работу. Обычные граждане покоятся в своих кроватках, видя десятый сон. Убийцы и грабители, наоборот, просыпаются, дабы приступить к любимое делу, в то время как правосудие гребет деньги с честных и играет на стороне зла. Клубы окрашиваются в яркие цвета, и танцующий в зале народ сходит с ума от музыки и собственных движений, вовлекающих на более смелые поступки. Посмотри налево… там сидит девушка, ждущая и пожирающая тебя глазами, ну же подойди… Или… посмотри направо…в углу сидит тот, кого ты дожидался весь день…
Парень сделал смелые шаги, навстречу мужчине в капюшоне, который исчезал каждую секунду из поля зрения из-за толпы никчемных людишек, мешающих ему, наконец, дойти до своей цели. Еще пара шагов и…
- Ты принес дозу? – неслышно произнес парень и получил в ответ кивок, после чего победно ухмыльнулся. Его день… только начинается.

2.

Ощущение не всем известного полета. Шаг вперед, еще один. Поворот. Помещение шаталось из стороны в сторону. Так казалось ему или же было на самом деле, он не знал, но чувствовал себя вполне счастливым и… свободным.
- Дава-а-а-ай! – орала толпа, прося большего. Краски смешивались в те цвета, которых парень еще никогда не видел. Рядом танцевала незнакомая ему девушка, казалось, даже пол, на котором все находились, кружился вместе с ними, а толпа не прекращала вопить от действий двоих.
- Еще-е-е-е! – кричали с одной стороны. Майка незаметно исчезла с его тела и полетела куда-то в сторону немало шатающегося бармена.
- Да-а-а-а! – орали с другой.
Девушки оценивающе пробежались по накаченному телу. Определенно, он отсюда не вылезет целым. Шаг назад, еще пара и еще, потухающие звуки чьих-то голосов, разочарованный вой толпы оттого, что «звезда» покинула их.
Под весом партнерши он был прижат к стене, но быстро исправил ситуацию, схватив ту за плечи и грубо впечатав девушку в то же место, где был сам секунду назад, а дальше… жадный, дикий поцелуй, наполненный лишь одним – животной похотью, которую никто не мог контролировать. Ее язык уже бесстыдно исследовал неизвестную территорию, руки блуждали по молодому телу, скользя по торсу и спускаясь ниже, в то время как ладони парня забрались под ее топ и сжимали довольно немаленькую грудь. Его рот был занят другими делами, после чего он плавно перешел на столь привлекательную и гостеприимную шейку, манящую впиться губами в бледную и нежную кожу. Глаза молодых людей блестели искрами похоти, руки пылали, лица горели от огня и желаний, забегающих в их головы по мере распущенности, но тела просили большего, что и не дало следующего хода: игра закончилась также быстро, как и началась.
Схватив парня за волосы, неизвестный мужчина оттянул его от девушки, отшвырнув в сторону.
- Совсем страх потерял, щенок? – надвигаясь на него, прошипел спутник красотки. - Какого хуя ты присосался к моей девушке, блять?
- Следить за своей шлюхой нужно, - сплюнул юноша.
- Не трогай его, - оттянула девушка взбешенного мужчину, готового перегрызть глотку сопернику, от красноволосого.
- Я тебя еще найду, сука, - бросил он, уводя за собой спутницу.
- Проститутка, - фыркнул школьник, поднимаясь и шатаясь, направляясь к барной стойке. - Майку, - протянул он руку и сразу же получил желаемое. Его «настроение» оборвалось там же, где и внезапное возбуждение во время танца с этой дешевой, но весьма привлекательной блядью.
Красноволосого, при выходе на улицу, встретил прохладный ночной воздух и звуки сирен скорой помощи. Кто-то опять помирает на ночь глядя, возможно, Наруто уже его ищет по ночным улицам Токио.
«Как же мне это надоело, - выудив пачку сигарет из кармана, парень посмотрел на название. Курить, нет? Сжав ее, он поплелся по тротуару до первой попавшейся на глаза урне. – “Скажи сигаретам «Нет!»” - всплыла в сознании недавняя реклама, про которую столько жужжал блондин, тыкая парня носом в телевизор и твердя, что курение – это плохо. Выставив руку вперед, он отпустил так и неоткрытую пачку на тот свет, в бездну урны, а сам сел на рядом стоящую лавочку, глубоко вздыхая. Он снова… снова спустил все деньги на наркоту и был уверен: Наруто догадывается об этом увлечении и помешанности на таблеточках. Удивительно, как быстро деньги могут заканчиваться. Неожиданно послышался тихий кашель, парень закатил глаза. - "Ну хотя бы на этот раз можно обойтись без алкашей и бомжей?!" - повернув голову в сторону звуков, он опешил. - "Девушка… в три часа ночи… плачет… - нет, он, конечно, не в первый раз видит такую картину, но чтобы школьница – на первый взгляд, - в легкой форме, в середине ночи прогуливалась по городу, заливаясь… это что-то новое." Длинные пряди падали на белоснежную рубашку, стоп! Они что… розовые?
– "Эмо", - просветила нетрезвую голову первая догадка. Пододвинувшись ближе, парень осторожно коснулся торчащей прядки, ощущая прохладу. Промелькнуло чувство, будто он гладит шелк. - " Разве перекрашенные волосы такие приятные на ощупь?» - взбрело ему в голову, не замечая пораженный и испуганный взгляд девушки. Парень очнулся в тот момент, когда обнаружил в ладони пустоту. Большие изумрудные заплаканные глаза смотрели с опаской и скрытым любопытством.
- Почему ты плачешь? – вдруг неожиданно для себя начал разговор красноволосый. Старый фонарь подрагивал и затухал, скрывая лица тех, кто сидел под ним.
- Я не разговариваю с незнакомыми мне людьми, - шмыгнула носом девушка.
- А сейчас что ты делаешь? – усмехнулся юноша.
- Говорю…
- С незнакомым тебе человеком, - перебил он ее, повторно усмехнувшись. - А мне втираешь, будто не говоришь.
- Тебе… - пробежал в ее глазах страх, - нужны деньги? Я дам, только не трогай меня, - ища в сумке кошелек, протараторила она.
- Нет-нет, с чего такие мысли? – вскинул брови парень.
- Ты похож на… - прикусила губу розововолосая.
- Гопника? Жулика? Наркомана? – перечислил он и осекся. - «Твою мать».
- Не знаю… - протянула она. - Обычно в такое время гопники, жулики и наркоманы только и ходят.
- Тогда ты одна из них? – тихо засмеялся красноволосый.
- Нет, просто… - растерялась девушка. Он одним движением осторожно стер с ее щеки потекшую тушь, вызывая мелкую дрожь в теле.
- Так, почему ты плакала? – не отнимая руки от лица незнакомки, спросил парень.
- Я не хочу жить, - тихо сказала она.
«Точно эмо», - обрадовался своей догадке парень, но поменял точку зрения в следующую секунду.
- …С таким убожеством на лице, - убрав руку парня, закончила она, отвернувшись.
«Я… ослышался?»
- Хэй, - развернул ее к себе парень, смотря на подступающие слезы. - Какой придурок сказал тебе, что ты - страшная?
- Так считают все… и я… тоже так считаю…
- Не смотри на этих дур, ты красивее, честно, - начал убеждать ее красноволосый. Девушка горько усмехнулась.
- Ты просто пытаешься меня уте… - продолжила она, но Гаара перебил.
- Они - жертвы насилия, - не останавливаясь, тараторил он. - Не плачь! Это я тебе говорю, как парень и чертов наркоман! - «Блядь! Что я ляпнул?!» - прикусил язык юноша.
- Наркоман? – переспросила девушка, вытерев рукавом остатки слез. – И давно?
«Ха? Она еще тут?» - снова мелькнула шальная мысль.
- С пятнадцати лет, - ошарашено прошептал он. - «Обычно после такой глупости и длинного языка прохожие шугаются, а она…» - всматриваясь в глаза собеседницы, думал красноволосый.
- Бросишь, - вздохнула девушка, - я точно знаю, - улыбнулась она.
- Как… как тебя зовут?
- Сакура.
- Гаара.
- Гаара? – услышал он знакомый голос за спиной.

***
- Я не просил тащиться за мной, а просто спросил: видел ли ты его. Ты ответил: нет. Ну раз нет – вали домой, - раздраженно пыхтел блондин, затылком чувствуя прожигающий насквозь взгляд парня.
- А вдруг тебя за углом кто-нибудь трахнет? – хмыкнул собеседник. Удзумаки был похож на помидор.
- Заткнись! – развернулся к нему Наруто, - Единственный, кто хочет меня трахнуть за углом – ты!
- Ммм, не отказался бы, - усмехнулся брюнет.
- Домой, сказал, иди! – рявкнул на него одноклассник и толкнул руками в грудь. - Домой-домой-домой, мне еще Гаару искать!
«Гаару искать», - эхом отдались слова в учиховской голове. Схватив блондина за руки, он притянул того к себе.
- Вместе поищем, - бесцветно вымолвил он, теряя недавний азарт от игры с «ребенком». Какого хрена? Гаара-Гаара-Гаара. В мире для этого идиота есть только одно имя и единственное: Саске.
- Блять, ладно, только без лап, - фыркнул парень, вырвав свои руки из клешней одноклассника. - «Как же ты меня бесишь, - повторно фыркнул Удзумаки, устремляясь вглубь города. Он найдет… найдет этого идиота и надерет ему задницу. Но не успел он завернуть за угол, чтобы начать с нового переулка, как сильные руки вновь потащили на себя. - Заебал», - развернувшись к наглому парню, моментально заехал кулаком в челюсть Наруто. - Сказал же: без лап!
- Сволочь! – заорал на весь переулок Учиха, схватившись за ушиб одной рукой и показав куда-то в сторону другой. - Вон твой Гаара!
Но парня и след простыл. Как ненормальный, он пролетел мимо брюнета к своему другу, намереваясь убить того к чертям за вранье.
- Гаара, - зачем-то произнес друг свое имя.
- Гаара? – привлек к себе внимание блондин. Красноволосый дернулся. - Козел! – залепил ему подзатыльник Наруто.
- Удзумаки, какого хрена?! – подскочил Собаку.
- Какого хрена? – повысил голос парень. - КАКОГО ХРЕНА?! – заорал он, намереваясь навалять этому идиоту. - Я обзвонил все больницы и бегал с этим педиком, - не переставая, орал он, не замечая остановившегося позади Саске, - по всему городу, чтобы найти твою задницу, а ты спрашиваешь: «Какого хрена?» Ты сказал мне: «Я пойду домой, мне хреново». Но приходит идиот Наруто домой, а там никого нет. Нет, понимаешь? - рявкнул он.
- Успокойся, - невозмутимо произнес Гаара, перехватив руки друга, - успокойся, Удзумаки, ты мне не мамочка и прекрасно знаешь, что я так не в первый раз. Хватит повторять одно и то же вот уже в двадцать третий раз, - отпустил блондина парень и повернулся к девушке. - Сакура? – но той след простыл, как будто ее и не было.
- Причем тут дерево? – взбесился Наруто.
- Какое дерево? Тут была девушка! – оглядывался по сторонам красноволосый.
- Тут никого не было, Собаку, - ледяным голосом отчеканил Учиха.
- Я тебя не спрашивал! Она была тут! – настаивал на своем парень. - Сакура! – заорал он, надеясь, что она появится.
- Никого здесь, кроме нас, нет в такой час, Гаара.
- Но она была!
- Идем домой, - потащив друга в сторону квартиры, вымолвил Наруто, но остановился: - Саске, - не поворачиваясь, сказал он.
- Да?
- Спасибо, - уводя красноволосого, прошептал он, надеясь, что брюнет не услышит.
«Пожалуйста», - посмотрев в ночное небо, улыбнулся Учиха. День прошел не зря.

3.

Минуты сменяют секунды, месяц заменяет дни, а у него… обычное сушняковое утро. Чрезмерная боль, готовая раскромсать его голову на миллион маленьких частей и над каждой в отдельности поиздеваться, даря красноволосому все больше и больше «счастья».
Бирюзовые глаза нехотя открылись и сфокусировались на знакомом белом потолке с узорами, уходящими к массивным и толстым стенам. Голова загорелась внутри адским пламенем, испепеляя несчастные граммы и извилины пораженного наркотиком мозга. Четкие очертания, похожие на лицо друга, и яркого цвета глаза, со злостью и ненавистью смотрящие на него, а затем откровенно преподнесенное ему на завтрак громкое:
- Лови кайф, Гаара, пока имеешь возможность, - не без Наруто начался его день. Да, он был недоволен, но удосужился рассказать немного подзабывшему парню о том, что они вдвоем поплелись к Собаку, вваливаясь в дом, где их встретила любовная парочка, состоящая из кровных брата и сестры. Именно парочка, так как эти двое после смерти родителей не стали скрывать симпатии друг к другу и теперь были вместе во всех смыслах. Узы, род – для них не имело значения, единственное, что важнее всего – наследство, доставшееся младшему брату, которого они люто ненавидели и всеми возможными способами пытались избавиться. Как бы ни так. Верный, как пес, по мнению пары, Наруто был всегда рядом. Он еще на прошлой неделе заметил в однокласснике некоторые… «отклонения» от прежнего человека, с которым находился рядом чуть ли не всю жизнь. Это насторожило блондина, и он, подобно ищейке, вынюхивал и следил за каждым шагом парня, привлекая этим излишнее внимание со стороны Учихи, что бесило его не меньше. Так, в один из дней, он наткнулся на мужика, любезно протянувшего его другу пакетик с таблетками, после чего, вечером, обнаружил вполне «трезвого» Гаару, при виде которого даже смерть убежала бы с воплями.
«Убей меня» - всплыли в голове его слова, а после блондин нашел того самого гада и избил, подкинув «тушку» к ближайшему полицейскому участку.
Удзумаки встрепенулся. Ой, как ему не нравилась вся эта история и новые новости, о которых его лучший друг не оповещает. Разве они не должны делиться друг с другом всем?! Вновь опущенные глаза, и он с жалостью смотрит на горе-наркомана. До чего дожил…

***

И снова наступает холодное утро. Никому не нужный и отреченный, он поднимается, оставляя свою хорошо прогретую постель, и спускается вниз под эти чудные, на его взгляд, аккорды. Итачи вновь взялся за старое. Где-то в глубинах этого старого пристанища, в одной из комнат, стояло то, от чего сердце брата обливалось кровью – пианино. Слегка несмелые, но в следующую секунду четкие нотки, приглушенные идеальным голосом, играли в его голове. Грубое «до» и мягкое «си» – две противоположности, напоминающие ему себя и Наруто. Приставучее «ля», до боли схожее с Гаарой, от которого так и не отлипал блондин. И бархатное «ми» – нота Итачи. Вечером исчезнет и в самый неподходящий момент ворвется в его жизнь без приглашения, разбивая привычные для него порядки в пух и прах. Ненависть и любовь в одном флаконе, вдыхая запах которого все сходят с ума. Его нежность в глазах промелькнула на секунду, после чего сменилась на сталь и холод… Безразличность ко всему. Он не понимал его редких визитов без цели и утренних концертов, что помнил на протяжении всего времени от встречи до встречи. И каждый раз эта новая мелодия души брата. Последнее «до» - и он закрывает за собою дверь, отмечая в голове, что вечером его утренний гость исчезнет на неопределенный срок. Ранее навязавшаяся на ум мелодия играла, а слова всплывали, заставляя напевать под нос непринужденную и придуманную за минуты песню. Каждый день и каждую ночь он будет помнить голос брата и бледные пальцы, с тяжестью опускающиеся на предмет его роскоши.
А в школе снова мимо пройдет тот, кому плевать, и испортит или поднимет настроение своей новой выходкой. Он не знал. Но глаза, его голубые глаза, горечь и ненависть в которых всплывала ежесекундно, скрывали за собой слабую нежность и ноющую боль. Распинаться перед тем, кто и мизинца не стоит… Как глупо.
Тихий шепот листвы, шуршание, движение и гулкие крики, отпугивающие природу от города все дальше, дальше и дальше. «Спасибо» - отозвавшееся в его голове слово, каждая буква которого добавляла нотки и подталкивала к жизни. Легкие вновь наполнятся воздухом, сердце чаще забьется, он сделает шаг к новому дню, все такому же хмурому, как и он сам, надеясь из последних сил на капельку счастья в бесконечной, всепожирающей тьме, имеющей название «Его жизнь».
- Отсутствующие? – услышит Учиха, касаясь холодного металла и опуская ручку вниз, без извинений направится к своей парте.
- Собаку, Акамичи, Акаши и…
«Только не…»
- Удзумаки, - и он вновь поник, скрыв за безразличностью огорчение и некую обиду. На день. На жизнь. На Наруто. Парень был готов послать к чертям все, бросившись на поиски блондина и оттащив от него Гаару. Как в танце: он то приближался, то отталкивался от того, кто был для него чем-то большим, нежели вся эта толпа безмозглых бездарей. И снова беспорядок в голове. Что делать? Стоит ли вообще бегать? Зачем?!
Звонок. Коридор наполнится народом, и его черные глаза будут судорожно искать светлую копну волос, что направится к нему. Желаемое ускользнет, как песок сквозь пальцы, оставив после себя ощущение какой-то неполноценности и опустошенности. Он закроет свои глаза и представит «солнце» рядом, но иллюзия хуже оригинала, и тот прекрасно понимает, с глубоким вздохом распахивая глаза. Кто-то толкнет в плечо, прошипев то самое:
- Смотри, куда прешь, Учиха, - грубо произнесет самый дорогой ему человек, существование которого он еще не признал, считая его появление и отголосок тем самым плодом воображения. Не поймет, что его «солнце» вернулось в школу, попутно таща за собой отпирающегося и ненавистным для брюнета Гаару. Удзумаки пройдет мимо, удивленно повернувшись ему в след и надеясь на то, что этот неугомонный обратит сегодня на него хоть какое-то внимание. Странный.
- Чего ты так пялишься на него? – угрюмо озвучит свой вопрос Собаку, и они в тишине, не смея смотреть друг на друга, направятся в столовую. Отодвинув свои стулья, сядут за стол и примутся разделываться с обедом, думая о личном.
Он снова поймет, что ему мало и стоит увеличить дозу, чтобы ощутить тот самый кайф, полученный в первый раз, безнадежно гонясь за предметом обожания. Темные круги под глазами, тяжелый взгляд буравил друга насквозь, пытаясь заставить его забыть то, свидетелем чего оказался много значивший для него парень.
«Ты не должен был видеть, - смотря на него в упор, вдалбливался в его голову мыслью Гаара. - Забудь».
Но он помнил. Помнил и раздумывал над тем, как избавить приятеля от следующей дозы, как вернуть на место. Но из головы так и не выходил пустой взгляд Учихи.
«Блять, какого хрена?!» - бесился блондин, метая взгляд на последний столик в углу, окруженный очередными фанатками черноволосого засранца. Хотелось подлететь, растолкать всех к черту, схватить этого идиота и наорать. Так, чтобы он посмотрел на него. Так, чтобы услышал. Так, чтобы сам Удзумаки остался довольным и ясным, ибо мысли не покидали его головы, и он вот уже десять минут водит вилкой по тарелке.
- Может, хватит таращиться? Он что, за то время успел тебя заразить своей ориентацией? – усмехнулся собственным словам Гаара, видя заинтересованность в голубых глаза, - Удзумаки, - чуть рассержено повторил красноволосый. Друг недовольно цокнул.
- Я знаю свою фамилию и все еще злюсь, - не отрывая зрительного контакта, пробормотал парень, чей голос был плохо различим из-за восторженных воплей фанаток.
Сделав глубокий вздох, блондин из-под челки удосужился посмотреть на друга и вновь погрузился в свои мысли. Определенно. Он должен всеми силами удержать приятеля. Даже если придется применить физическую силу. Сможет. Возьмет и отучит.
Посмотрев на свой салат, брюнет отложил вилку. Его обожаемые помидоры не радовали глаз. Любимый яблочный свежевыжатый сок остался нетронутым. Что с ним, черт побери?! Со всех сторон будто не не фанатки и фанаты окружают, а грусть и уныние, которое он признал в следующую секунду, но не позволил завладеть собою. Безразличность ко всему, отсутствие чего-либо - и он поднимается со своего места, оставляя огорченных девушек и парней наедине друг с другом, махнув на все рукой и отправляясь на крышу школы. Не беря в счет то, что на улице бьет по окнам ливень, он приближался, ступенька за ступенькой, к своему месту. Не спеша открыв дверь, остался в проеме, достав из кармана пачку и вытащив из нее одну сигарету. Раз чиркнув зажигалкой, он вдохнул легкий яд, медленно отравляя свой организм, приглашая дым в легкие и выпуская его через ноздри. Легкая дымка накрыла глаза, уголки губ чуть вздрогнули в полуулыбке, получая особенный наркотик и чувство легкости, но лишь на секунды, чтобы вновь затянуться и расслабиться. Шум дождя создавал некую идиллию, удовлетворяя его. Капли безжалостно разбивались о поверхность и разлетались, оставляя след своего «самоубийства». И он шагнул. Тихое шипение. Сигарета потухла, с писком почернев и намокнув, после чего парень выкинул окурок в сторону и подставил свое лицо, зная, что завтра уже заболеет и будет лежать в постели. Никто важный не придет, но надоедливые бабы будут орать под окнами, требуя узнать причину его отсутствия в школе, на что тот закутается в холодное одеяло и, градус за градусом, будет пылать внутри, чувствуя огромное желание закрыть глаза и провалиться в сон. Только этого не произойдет: а вдруг тот, о ком он думает, появится на пороге, захочет находиться рядом? Все те дни, что Саске пролежит в смятении, ничего не будут значить, если тот, кого так долго ждал… окажется рядом.
Над головой нависло что-то темное, казалось, небо упало, но не коснулось его головы, боясь растаять.
- Ты сдурел? – недовольно пробурчал стоящий сзади и державший над ним зонт Наруто.
На крыше. Когда идет урок, но им похрен. Совершенно. Что-то неправильное, но плевать. В сторонке невозмутимо покуривал Гаара.
- Я тебе ее в очко засуну, если не выбросишь, - прорычал Удзумаки на друга. Ишь чего удумал. Мало ему наркоты, так этот дуралей еще и сигареты курит. - Еще раз увижу – заставлю весь табак сожрать, - а ведь так и будет, Гаара знал друга довольно давно, чтобы понимать, когда товарищ шутит, а когда говорит на полном серьезе. Но сейчас не понимал одного: какого хрена его потащили на крышу? Почему Наруто так себя повел? Почему выхватил зонт у грозной и бешеной Куренай-сенсей, не подумав своей головой, что теперь она сожрет их со всеми потрохами. - Мне еще раз повторить? – фыркнул блондин, двинув разок Саске в плечо. Прилипшая ко лбу челка прикрыла глаза, и он невозмутимо, даже не кинув взгляда, развернулся и поплелся прочь, на секунду остановившись и посмотрев на Собаку. Промокшая насквозь рубашка, затуманенные глаза и прохладные ладони, которые ощутит на своем лице Гаара, подавившись дымом. А последовавшее далее не то, что взбесило, скорее напугало до ужаса. Учиха, чуть поддавшись вперед, невесомо коснулся щеки красноволосого своими губами, запечатывая на них прохладный поцелуй. Наруто уронил челюсть. Твою мать. Как вкопанный он смотрел на то, как Гаара вмиг схватил за воротник охреневшего парня и остановился, таращась ему в глаза.
- Гаара? – не смел сделать и шага блондин, смотря, как рука парня застыла в воздухе в десяти сантиметрах от расслабленного брюнета. Бирюзовые глаза столкнулись со взглядом Саске. Почти черные… Красноволосый увидел расширенные, глубокие, пожирающие свет и реальность, зрачки парня. Но как?!
- Нару, его колбасит, - не веря в происходящее, пробормотал Собаку.
- Ч-что? – заикнулся голубоглазый. Он… шутит, да?!
- Его колбасит и, возможно, не в первый раз, - грубо впечатав одурманенного брюнета в дверь, Гаара закатил ему рукава, всматриваясь в бледную кожу.
- Не может быть, - рассматривая след от недавнего укола, парень посмотрел на вторую руку и облегченно выдохнул. По крайней мере, не так часто, но… - Он ведь был с тобой весь вечер, - повернул голову в сторону друга парень.
- Мы ушли к трем часам, ты ведь помнишь…
- Я не помню, идиот, - вскинул брови друг.
- Эй! – обиженно заметил Наруто, но примолк, уставившись на вальяжно разлегшегося на полу Учиху. – Мусор, наконец-то, нашел свое место в жизни.
- Из-за этого мусора ты весь день сам не свой.
- Примолкни, это из-за тебя я весь день сам не свой. У нас не школа, а притон для наркоманов, - не боясь оскорбить или обвинить друга, начал он. - Нет, ребят, я все понимаю, но ответьте мне честно: какого… хрена? – вскинул в сторону руку Удзумаки, другой держа зонт и быстро сокращая между ними дистанцию.
- Чтобы такой дурак, как ты, спросил, - фыркнул Собаку, пнув ногой лежащего парня в бок. - Соизволишь свою задницу поднять? – с отвращением смотрел на него он. Теперь парень понимал, что Наруто думал о нем самом, видя его состояние. Омерзение. Ничего более. Учиха что-то промычал. - И что нам с ним делать? – в ответ послышалось лишь негромкое «Пфф…»
- Я тащил тебя, а Учиха нашел. Теперь нашел его я, а ты вполне трезв. Понимаешь, к чему клонит Япония? – смешок слетел с его уст, и Наруто шагнул к лестнице.
- Да он мне нахрен не нужен, оставим и дело с концом, - последовал его примеру красноволосый, спускаясь вниз.
- Не наглей, - крикнул Удзумаки, но друга и след простыл. Поняв, что его кинули, блондин посмотрел на посапывающего брюнета. - И сдался ты на мою голову?
***
«Наглости через край», - возвел к небу глаза парень, покидая пределы школы. Дождь прекратил свою серенаду под визг шин старой машины. Кто-то кричал о проблемах. Где-то пробегали соседские собаки, хозяин которых разгуливал, не пойми где. Школа более не нужна ему. Скучная жизнь тянулась весьма медленно и утомительно, за то время, что он появился на пороге своего дома, но не был рад. Потому что…
- Соизволил-таки, - натянутая улыбка брата убивает в нем все здравые мысли. Прилично помятый и подерганный парень с глазами черта смотрел на стоящего в дверях. Разрисованное в какой-то хрени - название этому парень так и не придумал - лицо резало глаз. Яркий и противный до боли фиолетовый цвет, накрашенные черным губы и непонятная шапка, торчащая по бокам и напоминающая кошачьи уши. Обычно, видя своего брата в подобном одеянии и макияже, он думал, что побочные действия наркоты так влияют на его организм и больную фантазию.
- Канкуро, свали, - угрожающе зыркнув на старшего Собаку, произнес Гаара, но тот и бровью не провел. - Тупой?
- Хочу сказать тебе, милый братец, - повиснув на плече своего возлюбленного, подала голос Темари, - что так как ты живешь в нашем доме, то должен платить за проживание в нем.
- Чего?
- Что слышал, - продолжил парень, обняв блондинку за талию и притянув к себе поближе. - Ты нам должен денег.
- А морды ваши набить я не должен? – огрызнулся красноволосый, услышав в ответ смех.
- Либо плати, либо вали, - отрезала парочка. Каверзные улыбки озарили их лица. Гаара недовольно поморщился, входя внутрь дома и направляясь в свою комнату. Переглянувшись между собой, брат с сестрой увязались за младшим родственником, ликуя, что их очередное «но» удалось, только рано обрадовались, обнаружив Гаару за упаковкой своих вещей.
- Да, - подтвердил он, приложив к уху телефон. - Нет, я не буду. Да, но… Черт, ты дашь мне сказать?! Да, жди, - запихав последнюю кофту в сумку, он повернулся лицом к родным. - Надеюсь, я в последний раз вижу ваши лица. Счастливо оставаться.
Его новая жизнь началась.
Утверждено Mimosa
ArtemTeplov579
Фанфик опубликован 09 июня 2014 года в 13:12 пользователем ArtemTeplov579.
За это время его прочитали 827 раз и оставили 0 комментариев.