Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Тень правды — 1: Борьба за проклятый город. Глава 3. В змеиной пасти

Тень правды — 1: Борьба за проклятый город. Глава 3. В змеиной пасти

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Глава 3. В ЗМЕИНОЙ ПАСТИ.

Опасность всюду ниндзя ждёт.
Попутный ветер шепчет вслед:
«Не сдайся! Выживи! Вперёд!
Только не будь змеёй согрет...»


Узумаки вместе с напарником вела ничего не понимающую группу за собой и объяснять ничего не желала. Впрочем, вопросов ей всё равно не задавали, понимали, что этот человек, о котором пока ничего неизвестно, Орочимару, явно не из простых. Хотя что-то о нём всё же слышали… Катсура тщетно пытался вспомнить, где слышал это имя – хотя оно чудовищно напоминало о мифическом змее Ямато-но Орочи.
- Что-то мне Отофоку не кажется красивым… – невольно поёжилась Сакура, припоминая разговоры Тсубаки.
- Начали мы знакомство – с тьмы, – пожала та плечами и прошла за Карин в следующий проулок.
По дороге в другой конец красноволосая куноичи пару раз коснулась кирпичей, после чего оглянулась на Джуго, тот ей кивал. Старались не шуметь. Ниндзя проходили мимо свалок, труб, на и под которыми бегали разной вшивости крысы, порой встречались змеи – но они не бросались в атаку, несмотря на готовность к ним людей. Парни решили не обращать на всякую живность внимания, но куноичи было труднее справиться с этим. Сакура хмуро заметила:
- Эти змеи… Они необычные. Не нападают, но… следят.
- Прислушайся к имени этого парня, Сакура, – посоветовала Тсубаки. – Орочимару*. Может, судьба распорядилась так, что имя его стало говорящим?
- Хм, возможно. – Сакура снова посмотрела на змей и незаметно поёжилась: – Не нравится мне вся эта живность.
Хаюми старалась не слушать болтовню сестёр, её куда больше волновал этот Орочимару. Кто он? Как к нему попала Узумаки? И Карин говорила о “базе”, ему принадлежащей, то есть Орочимару уже стал некой самостоятельной силой, вроде клана шиноби – вот только слабее ли? И путь, которым шли ниндзя – тёмные переулки, узкие почти щёлки меж домами, и эти постоянные касания кирпичей и переглядывания с кивками – всё настораживало. Скорее всего, вводят какой-то пароль.
- Ведите себя тихо, – велела им Узумаки, приближаясь к невзрачному на вид магазинчику. – Незнакомцев не пускают, а так вы сойдёте за пешек Орочимару.
- Хорошо.
- Саске с Суйгетсу нашли нескольких охотников, избавились. Возвращаются. – Джуго отпустил синицу обратно в небо, та резво вспорхнула на крышу грязного домишка.
- Сами пусть пароль вводят.
Дверные петли явно давно не смазывали, они жутко скрипели, когда куноичи заходила внутрь вместе с остальными. На ребят дохнуло затхлым воздухом, от которого запершило в горле: похоже, строители не обременяли себя системой вентиляции. Шиноби быстро прошагали к продавцу. Попутно Тсубаки мельком огляделась по сторонам – товары предлагались явно не первой свежести, не для элиты их мира, скорее, на покупку бедным или среднего класса. Хотя последние отоваривались наверняка в других местах.
- Обычную рубашку SX16, – попросила более говорливая Карин.
Джуго предпочёл молчать и дальше. Продавец хмуро глянул на двоих в чёрных плащах, потом посмотрел на тех, что за ними – но ничего не сказал и откинул доску, впуская всех за прилавок и скрываясь на складской. Карин жестом велела идти следом.
В конце небольшого пыльного склада скрывался подвал, спустившись в который, ниндзя увидели одну-единственную голую каменную стену. Вдоль остальных шли покосившиеся стеллажи с не менее старыми книгами, которые, казалось, уже и гнить начинали. Оглянувшись на рыжего напарника, Карин кивком указала на стену, продавец же без слов поднялся обратно.
- Карин, – позвал её Наруто, та подошла к брату, пока Джуго пускал чакру по камню. С неё снова требовали ответ: – Кто этот Орочимару?
- Пока толком ничего не знаю, я его новая подчинённая. Но вряд ли он обычный шиноби – аура у него не такая.
- А задание?
- Потом.
Вход открывал Джуго – отпечаток его чакры тут же считался системой, повсюду установленной Орочимару. Карин не могла ничего открыть просто потому, что её чакру ещё не ввели туда.
Камень подёрнулся лёгким туманом, который быстро развеялся, открывая взгляду далеко идущий тёмный коридор, слабо освещённый чадящими лампами. По фиолетовым стенам шёл странный волнистый узор, который постоянно перебивала другая узорная “волна”. Атмосфера не предвещала ничего хорошего.
- Поставить на вход барьер-генджутсу… – присвистнул Наото. – Умно.
Скоро все скрывались в проходе, который за идущей последней Конан вновь обратился стеной. Под землёй царил холод, от ламп не шло ни капли тепла – они лишь спасали от мрака. Шаги гулким эхом отражались от стен, в тишине каждый звук казался громом. Снова кинув недоверчивый взгляд на Карин, Тсубаки, всё ещё мрачная, сухо поинтересовалась:
- Не расскажете, как вы вообще попали к этому Орочимару, Карин-сан?
Ей ответили просто:
- Шантажом.
Скрывать эту историю было бесполезно так же, как и рассказывать её, так что куноичи предпочла последнее, чем проводить путь в тягостном молчании. Она понимала, что фамилию её никто не должен узнать, это грозит куда большей опасностью, нежели висящая над ними сейчас, и для того же Джуго почти ничего понятно не было, в отличие от Наруто и людей Харуно. Карин не называла фамилии. Конан же не особо вслушивалась в слова Узумаки, пока в её рассказе не промелькнуло знакомое имя. Имя… “Нагато”.
Путь шёл линейно, никаких поворотов не предвиделось, и Карин постепенно погружалась в неприятные воспоминания. Приятностей в жизни вообще стало мало, они почти исчезли под грузом жестокой реальности.
Четыре дня назад всё было ещё в относительном беспорядке, он хотя бы не напоминал тот хаос, что творился в её голове сейчас.

Она вздрогнула как от неожиданности, когда старейшина позвал её:
- Карин! – В ответ куноичи лишь склонила голову. – В таком состоянии в боях ты участвовать вряд ли сможешь. На тебе разведка, отныне ты – обычная, самая обычная девчонка. Прятать чакру ты обучена, актриса сносная, трудностей возникнуть не должно. Но если кто-нибудь узнает, что ты Узумаки, жди беды. Многие пожелают добить наш клан.
Девушка и сама всё это понимала, но даже привычно проворчать сил не нашлось.
- Слушаюсь, Фукуто-сама, – пустым голосом подчинилась девушка, после чего вместе с Минато-саном и Кушиной-сан поднялась на ноги и пошла прочь.
Её бывшая комната находилась в разрушенных частях поместья, там не сохранилось почти ничего из того, что было. Она быстро скрылась в тёмных переплетениях когда-то родного дома, по пути вспоминая, где жила последние четыре дня – там её оружие и немного других вещей.
После резни и пожара собрали всё, что сохранилось, пытались прийти в себя, но до сих пор шок не спал. Нашлось немного оружия, некоторые архивы удалось спасти, что-то сохранилось, но было всего этого так мало, столь ничтожно, что и за имущество считать было стыдно. Но все эти мысли проходили у неё в голове без интонаций, без чувств, равнодушно – казалось, её душа стала самим отчаянием, ни на что боле не способная.
Вот и её “комната” – и Карин понимала, что уже вряд ли сюда вернётся когда-нибудь. Без церемоний дёрнув сёдзи в сторону, не волнуясь о хрупкости бумажных дверей, куноичи прошла внутрь, сразу кинувшись к оружию. Переодеваться не надо было, она ещё перед советом облачилась в форму, так что оставалось лишь запастись ресурсами и выступать.
На так и не застеленном футоне девушка развернула свёрток с прикреплённым ремешками негабаритным оружием. Здесь были в основном хирургические приборы – девушка училась медицинским техникам и даже провела уже парочку операций. Слабо улыбнувшись паре спасённых жизней, Узумаки разложила рядом кунаи и шурикены, которых нашлось не особо много, зато для пары боёв хватало. Экономить на оружии и не сражаться в пути ей помогут сенсорные навыки, и сейчас осталось лишь определить – куда держать путь. Недолго думая, Карин достала карту из-под такого же, как и у старейшины, в пятьдесят сантиметров высотой, стола.
Отофоку. Крупный центр и поближе того же Танзаку.
- Свитки…
Глянув на гардероб, чудом не тронутый пожаром, как и вся эта комната, красноволосая хотела было вернуться к проверке оружия и свиткам печати, когда вздрогнула от неожиданной мысли: всё-таки надо переодеться. Миссия – зажить жизнью обычного человека, так какого чёрта на ней форма ниндзя?! Посетовав на свою невнимательность, куноичи переоделась в тёмные хлопчатобумажные штаны и кофту, не стесняющие движения, обулась во всё те же сандалии и, поморщившись, прихватила дорожный плащ. Последнее явно давно не стирали, но выбирать не приходилось.
Через полчаса сборов и перепроверки, запечатав большую часть оружия, немного провизии и одежды в пару свитков, куноичи уже готовилась к выходу. Она шла на задание одна, попутчиков не нашлось, все разбежались на собственные миссии. Хотя без напарника даже лучше, настроение было ужасное, делать не хотелось ничего – вообще умереть казалось самым оптимальным вариантом, но Карин понимала, какие это будут глупость и эгоизм.
Девушка покачала головой: «Нет… Я не настолько слаба». Как она могла вообще допустить мысль о таком тогда, когда недавно говорили о возрождении?
И всё равно, что бы Узумаки себе ни говорила, желания жить не было – только ответственность камнем висела на шее. Когда-нибудь она утянет Карин на дно. Её соклановцы жаждали мести, покойники ждали отмщения, расплата обойдётся дорогой ценой. Но она ничего не чувствовала – даже жажды мести, будто она ничего всё равно бы не принесла.
С такими мыслями куноичи и шла в Отофоку. Ей ничто не мешало, даже природа не лезла – ни дождя, ни сильного ветра, ни песка в глаза, солнце не слепило и не пекло, хищники искали себе другую добычу, как и промышлявшие на больших дорогах разбойники. Может, последние понимали, что она шиноби? Тогда надо замаскироваться лучше, хотя оружие скрыто под просторным дорожным плащом, что бесформенно на ней висел.
Через некоторое время идти обычным ходом ей надоело. Карин росла шиноби и привыкла двигаться быстро и желательно поверху по тайным путям. Вспоминать о задании попросту не хотелось, и когда куноичи скрывалась под сенью деревьев, она об этом не думала. Тень мягко укрыла её от света, прохлада встретила Карин, на миг заставив улыбнуться. Оценив тяжесть поклажи, девушка чуть отклонилась назад, после начиная разбег. И скоро по лесу мчалась едва заметная непривычному глазу тень.
И прошло, наверное, полдня с начала миссии, когда девушку резко окатило опасностью – и чувствовалась быстро приближавшаяся в направлении девяти часов чакра. Раз, два… Пять! Со столькими она могла не справиться! Да и тратиться на бой не желала. Сразу поняв это, куноичи резко остановилась, едва не упав по инерции с ветви, и быстро огляделась по сторонам. Времени оставалось всё меньше, надо было найти убежище – и скоро Карин скрывалась в кронах соседнего густого дерева. Понадеявшись, что средь врагов сенсоров нет, она как можно более скрыла чакру и притихла, не дыша носом застыв с открытым ртом. Единственное, что могло выдать… Красные, малинового оттенка волосы.
Узумаки резко сдвинула брови. Четыре чакры она не знала, но вот пятая… Это же был!..
Едва не дёрнувшись в ту сторону и тут же выругавшись на саму себя, девушка успела поймать взглядом пронёсшихся метрах в семи от неё шиноби в тёмно-синих плащах, у одного лицо покрылось волдырями, как от ожога, и связанного парня – в бордовом. У последнего были тёмно-красные волосы до плеч и светлая кожа, но больше них за шиноби говорила чакра… Куноичи беззвучно прошевелила губами:
- Нагато…
Её удивление не передать словами, благо что не забыла о маскировке и бесшумности, иначе пришлось бы биться – и не столько за свободу родни, сколько за жизнь. Карин была слаба, куда ниже уровня Нагато – так она себя оценивала. Вмешайся она, и дяде-ровеснику понадобилось спасать бы и её.


Об этом Карин говорила совершенно не стесняясь, будто не малодушие то было, не слабость. Но не стала долго говорить о дяде, сразу сказала, что верит в него – Нагато наверняка уже выбрался из лап Учиха. На последних двух именах Конан едва заметно вздрогнула, но боле ничем не выдала интерес. Опустив взгляд, она ничего не сказала, молча решив что-то для себя.
- Я верю в Нагато. А может, просто не хочу себе лишних проблем. – Наруто быстро глянул на сестру, но той, казалось, всё равно на брата по крови.
- Как так можно, Карин? – нахмурился он.
- Мораль читать потом будешь, – живо заткнула его та. – Кстати говоря, нам ещё половина осталась – скоро будете в логове змея. Я продолжу? Так вот… – Спрашивала куноичи скорее для галочки. – Скоро я пожалела, что выбрала Отофоку… Можно было идти в Танзаку, но нет же, он ведь далеко! В общем, поплатилась я жестоко…

С момента встречи с Учиха прошло полдня, когда она подходила к Отофоку. День догорал разлитым алым по небу закатом, ветер начинал холодить, а не грел, и теперь плащ не казался такой уж лишней вещью. Опушка леса, на которой и решила остановиться Карин, неуютно шелестела, будто скрывала в листве врага. Поёжившись от холода, куноичи быстро нашла небольшую полянку, укрытую тенями деревьев, и отправилась за хворостом – скоро охапка веток лежала рядом с ямкой для костра, который уже разгорался. За весь день она прилично устала и собиралась нормально отдохнуть, уже успела распечатать из свитка спальник, который каким-то чудом уцелел, но в один миг Карин поняла, что сегодня ночью ей будет не до отдыха.
Замерев на мгновение, после девушка медленно поднялась на ноги. Не поворачивая головы обведя взглядом поляну, окружённую шелестящими листвой деревьями, куноичи вся напряглась, бдительность вновь довелась до предела. Она чувствовала чакру – её окружили трое, но вот кто – понять пока не смогла. Одна чакра была прекрасная, сразу располагала к себе, две другие же были грязные, перемешанные, одна из них – вообще дерьмовая. Все – довольно сильные шиноби. И когда враг попытался приблизиться, Узумаки почти выхватила кунай и метнула бы в него, но вспомнила о предназначенной ей роли и остановилась. Вздрогнув, резко обернулась на следующий шорох. На лице отпечатался испуг.
- Что и следовало ждать от сенсора, – раздалось откуда-то сбоку.
Отпрыгнув в противоположную от голоса сторону, Карин прищурившись посмотрела на появившегося из-за дерева парня. Он оказался её ровесником, внешность такая же необычная для большинства – наверняка чакра повлияла на гены его клана. Светлые голубые с бирюзовым отливом волосы с чёлкой, скрывавшей лоб, наглый взгляд фиолетовых глаз, из-под верхней губы торчал клык. Незнакомец улыбнулся, и Карин чуть передёрнуло – акульи зубы, такие встречались у ниндзя Страны Воды. Говорят, это чакра свойства воды так повлияла на их внешность. Парень был одет в чёрный плащ, прятавший оружие так же, как её собственный.
- Ты ещё кто такой? – сузила глаза Карин. Этот наглец ей категорически не нравился.
- Это не так уж и важно, тебе так не кажется? – развёл тот руками, издевательски ухмыляясь. – И кончай спектакль разыгрывать – не испугалась ты нас ничуть.
- Нас? – вздрогнула она снова. Пусть лучше эти парни думают, что она не поняла, что их трое.
- Суйгетсу, – послышалось у Узумаки за спиной, тут же заставив последнюю повернуться и посмотреть на черноволосого бледнолицего юношу с поразительными чёрными глазами. – Кончай разводить демагогию, нам приказано её схватить, значит, мы схватим.
- Приказано? – отшатнулась от второго Карин, но сразу напряжённо глянула на первого. – Да кто вы такие, что вам от меня надо? – Теперь она отступала в сторону от обоих. – Я… Не сметь меня трогать! Я буду кричать!
Последние её слова вызвали лишь смех Суйгетсу:
- Ты куноичи, тебе духу не хватит плюнуть на гордость и закричать, как последняя трусиха!
- Куноичи? – переспросила Карин. – Вы меня с кем-то спутали! – «Чёрт возьми, а он ведь прав…»
- Ну да, ну да, это ведь не ты чуть не метнула в Джуго кунай, верно? – демонстративно соглашался с ней Суйгетсу.
Раньше этот Джуго скрывался в кроне лиственницы, сейчас же выходил под лунный свет на поляну и остановился рядом с брюнетом. Последний казался лидером этой троицы, у него был наиболее солидный вид, да и личико смазливое, к таким девчонки мухами липнут.
- Лучше тебе идти с нами подобру-поздорову, иначе заставим. – Черноволосый вытаскивал из ножен длинную катану, после чего наставил оружие на неё.
Карин не могла выдать того, что воспитывалась куноичи, и сделала ещё несколько шагов назад. Противники ровно столько же прошагали вперёд, она остановилась – остановились и они. Повисшее безмолвие нарушал лишь весело трещащий костёр, да порой ветер забредал в древесные кроны, люди же будто и не дышали вовсе. Каждый выжидал момент, и длилось бы это ещё несколько секунд, если бы у Суйгетсу не кончилось терпение:
- Ну раз приказали схватить, так давайте схватим!
Парни тут же кинулись на неё, а девушка резво развернулась и метнулась прочь, решив за вещами вернуться позже, если их вообще не утащит ворьё. Прыгнув вперёд и в кувырке приземлившись, Карин пропустила шурикены над собой, тут же кинувшись за дерево. Спиной прислонившись к стволу, куноичи ненамного выглянула из укрытия, и тут же на миг зажмурилась от взрыва – печати сработали, но незнакомцы оказались ловкими, быстро уходя от огня и дыма.
- И она ещё пыталась обмануть нас! – ухмыльнулся водяной парень, возвращая телу плотность.
Карин сглотнула. Этот парень, Суйгетсу… Странная у него способность – обращать собственное тело в воду, и сейчас казалось, что это вода говорит слова, а не человек. Жуткое впечатление, и оно не развеялось и когда шиноби вернулся в прежнее состояние. Больше ловушек не было, куноичи же собралась было бежать, но в следующий миг ощутила вражью чакру совсем рядом и резко обернулась в ту сторону – но никого не увидела. Отпрыгнув назад, Карин не стала ждать и скрылась в листве, вскочив на ближайшую ветку и прыгая на другую, но не успела уйти далеко.
По лезвию пробежали молнии, когда главарь её атаковал, Карин еле отбилась кунаем и отскочила, сразу поняв, что кинжал теперь бесполезен. Молния… Какой неприятный противник. Двое остальных остановились позади неё, заключив куноичи в своеобразный треугольник. Узумаки быстро просчитывала варианты событий, в плен ей не хотелось, но нельзя и выдавать, откуда она родом.
- Что вам от меня надо? – настороженно спросила она, метая взгляд от одного к другому. – Вы даже не знаете, кто я такая.
- А с чего ты взяла, что не знаем? – ухмылялся бирюзовласный.
- Что?
- Ты права, мы этого не знаем, но нам и не надо, – не сводил с неё меча брюнет. – Приказ есть приказ.
Куноичи мыслила здраво и понимала, что тренированных парней ей не одолеть просто от того, что она женщина, но сдаться равнялось самоубийству. Двигаясь неторопливо, без резкости, чувствуя внимательные взгляды врагов, Карин замерла, готовясь к атаке. Противники не расслаблялись, даже этот Суйгетсу посерьёзнел, и когда она резко взметнула полы плаща, выхватывая из подсумка свиток, те уже неслись в атаку. Спрыгнув вниз, Узумаки уклонилась от меча и кунаев, попутно разворачивая свиток и выхватывая материализовавшиеся шурикены, которые сразу метнула в рыжеволосого, потом отбилась кунаями от бирюзовласого, когда её ударом в живот сбил на землю брюнет.
Быстро сгруппировавшись и приземлившись на четвереньки, Карин вскинула взгляд на противников, остановившихся на ветвях близстоящих деревьев. Суйгетсу с прежней ухмылкой посмотрел на главного:
- Эй, Саске, как думаешь, ей можно отрубить руки? От кровопотери не умрёт, Орочимару-сама и не такие случаи спасал.
- Орочимару-сама?
Её проигнорировали.
- Суйгетсу, в идеале решим всё без крови. Насколько я знаю, тебя зовут Карин? – обратился Саске уже к ней. – Что думаешь насчёт просто идти с нами?
- Пошли вы!
- Это был твой выбор.
Она не была слабее них намного, но трое ниндзя её одолели. Джуго потерял контроль лишь на несколько минут, после чего его успокоил Саске, но этого хватило, чтоб отбросить Карин далеко к деревьям, на которые та налетела спиной и упала почти без сил. Но сдаваться она не хотела, ярость придавала сил, куноичи пусть и не сразу, но поднялась на ноги и крикнула:
- Чтоб вас всех, никуда я с вами не пойду!.. – и кинулась в атаку, выхватив наизготовку кунай.
Ниндзя лишь ждали её атаки, и когда та приближалась, в прыжках тенями скрылись в лесу, когда Карин ощутила их чакру за спиной и обернулась, сразу вогнав кунай в Суйгетсу, но тот обратился водой. Ухмыльнувшись, он схватил её за плечи, вода же обхватила её голову, мешая дышать нормально. Узумаки пыталась отбиваться, но ничего не получалось, силы быстро её покидали вместе с кислородом, и когда стоять она почти не могла, Саске приказал напарнику прекратить. Тот его послушался, Карин же упала на колени, откашливая воду и судорожно хватая ртом воздух.
- У… Ублюдок…
Ей было не сбежать, а к горлу приставили катану, по которой в любой момент могли пустить молнии. Жариться девушке не хотелось, и она подчинилась, согласившись идти к Орочимару. Путь предстоял недолгий – база крылась в Отофоку, и если и бежать, то вовсе из города, иначе так и так бесполезно. Карин понятия не имела, что её ждёт, и именно это и пугало. Но не так уж и сильно – в сравнении с уничтоженным кланом… это была мелочь.
Они проделали длинный путь, как ей объяснил Джуго, вводя пароль и развеивая генджутсу, прятавшее вход от незнающих. Убежище представляло собой большой подземный лабиринт, который давил на психику со всех сторон – от стен так и отдавало отчаянием и безнадёжностью. Порой встречались другие ниндзя, которые провожали их группу кто равнодушным, кто неприязненным взглядом. Однажды Карин заметила и клетку с людьми внутри, которые, вопреки здравой логике, не бушевали и свободы не требовали. По этому поводу ей никто ничего не сказал, а она не спрашивала – вряд ли правда ей понравится.
Саске открыл дверь, без стука входя в просторный зал, потолок которого терялся где-то в вышине, куда устремлялись тёмно-фиолетовые колонны, порой покрытые паутинкой белых трещин.
- Орочимару, я привёл её.
Ранее этот человек говорил о чём-то с сероволосым очкариком в фиолетовых кофте с бежевыми рукавами и штанах, но на словах Саске повернулся к нему – а на губах играла довольная ухмылка:
- Молодец, Саске-кун, можешь идти. Тренировка будет завтра.
Суйгетсу и Джуго без слов поспешили скрыться, не желая задерживаться здесь, скоро и Саске ушёл, а Карин осталась стоять напротив этого человека. Было страшно неуютно. Взгляд янтарных глаз, казалось, пронзал насквозь, гипнотизировал, завораживал, как танцующая кобра. Кивком позволив подчинённому уйти, Орочимару неторопливо пошёл к Карин. Та напряглась и сразу встала наизготовку:
- Учти, то, что я дала себя привести, ещё ничего не значит!
- Узумаки Карин, – не обращал он внимания на её слова. Куноичи удивлённо уставилась на него, сразу попытавшись вернуть невозмутимость, но… откуда он знает?! – Одна из выживших в резне клана Узумаки. Специализируешься на медицине, провела пару успешных хирургических операций, отличный сенсор, что называется, как Великий, – помянул он святого. Орочимару приблизился к ней, поражённой его словами так, что ничего не могла ответить, и остановился в паре шагов, продолжив всё тем же глубоким, хриплым голосом: – Ты ведь совсем недавно осиротела, верно, Карин?
Дрожа, Карин в испуге отшатнулась от мужчины. Откуда он знает? – билась в голове отчаянная мысль. Откуда?! “Осиротела” эхом отдавалось в черепной коробке, вновь перед глазами возник пожар, кровь, сталь и трупы… Снова раздался в ушах треск огня и сёдзи. И эта ужасная чакра… Орочимару – непростой противник. Резко замотав головой, куноичи обхватила себя за плечи, силясь успокоиться и всё обдумать. Схватившие её парни внезапно показались букашками. Надо узнать всё, надо узнать…
- Откуда? – тяжёлым тоном спросила она, медленно отпуская себя и опуская руки. – Откуда ты всё это знаешь, Орочимару?
- У меня свои источники, – мерзко ухмылялся “собеседник”.
- И? – мрачно смотрела на него она, во взгляде искрилась еле сдерживаемая ярость. – Что ты хочешь за молчание?
- Сущую малость, – добивал её Орочимару и подошёл ещё ближе. – Узумаки у себя в подчинённых.
Намёк был более чем жирным. Тишина надолго не задержалась. Сжимая кулаки с такой силой, что ногти чуть ли не до крови впились в ладони, Карин процедила сквозь зубы:
- Х… Хорошо. Я буду служить. Но если ты сболтнёшь лишнее! – Орочимару, будь уверен – я убью тебя.
Мужчина только рассмеялся в ответ. Это почти мгновенно вывело куноичи из себя, и та атаковала его, но он легко увернулся от кулака, в следующий момент блокируя удар ногой. Схватив её за лодыжку, Орочимару просто не отпускал её и внимательно смотрел ей в глаза – Карин поражённо уставилась вперёд пустым взглядом. Она заново переживала тот ад…


- И я уже три дня подчинённая Орочимару. Хотя ещё он меня тренирует. Их тоже, кстати говоря, – кивнула Карин на Джуго, что шёл впереди.
Впереди уже виднелся тупик, рядом с которым остановился рыжеволосый парень и снова приложил ладонь к камню, пуская чакру и рассеивая генджутсу. Техника не была такой слабой, дилетант или незнающий сначала ничего и не поймёт, как, например, Наруто.
Тсубаки, что стояла возле него, поумерила подозрительность, поняв, что им Узумаки врать не будет, и по-прежнему сухо поинтересовалась:
- А что вы делали в том переулке?
- Задание, – пожали в ответ плечами.
- Ну, – ухмыльнулась Харуно, – мир и правда надо чистить от охотников.
Когда генджутсу за ними восстановилось, группа пошла за свернувшими направо Карин и Джуго.
Конан не спускала глаз с Узумаки, но делала это незаметно – так, как и должно шиноби. О Нагато упомянули вскользь, но и этого хватило с лихвой, чтоб не доверять этой красноволосой. Может, было бы больше доверия, работай Конан раньше в дипломатии, но по большей части её задания политики не касались или касались очень косвенно. Воспоминания о семье с силой резанули по сердцу, но Хаюми постаралась ничем боль не выдать – только снова вспомнила, что за день до встречи с Наруто сутки думала о самоубийстве.
Встряхнув головой, куноичи постаралась отогнать от себя такие мысли. Лучше заняться планом, как узнать о Нагато у этой Узумаки… Она не виделась с ним вот уже как месяц, а в начале восьмой луны должна встретиться с друзьями – и с Нагато, и с Яхико.
- Джуго! – Вздрогнув от резкого голоса Карин, Конан посмотрела на облачённых в чёрные плащи шиноби. Красноволосая обращалась к рыжему: – Ты лучше меня убежище знаешь, где зал Орочимару?
- Собираешься его использовать для своих людей? – равнодушно спросил тот.
- Неважно, тебе незачем знать.
Напарник лишь пожал плечами в ответ, ему вообще было всё равно. Карин не меняла недовольного выражения лица всё то время, что Джуго вёл их в нужный куноичи зал. На подходе к нему Узумаки едва заметно ощутила знакомую чакру внутри лабиринта – значит, Саске и Суйгетсу вернулись.
- Орочимару здесь? – Карин вошла в зал. Тот пустовал, только огонь потрескивал в лампах. Нахмурившись, куноичи оглянулась на группу. – По ходу, у него какие-то дела…
- Я здесь, Карин, – раздался из тени довольно неприятный голос – он будто липкой паутиной опутывал душу. – Что-то случилось?
Уняв пробившую тело дрожь, девушка развернулась к хозяину, не меняя дерзкого тона:
- Да, случилось. Я встретила старых знакомых, им не помешает убежище или временная ночёвка. Места в лабиринте вашем много – можете уделить им пару комнат?
Не став ждать рядом с остальными, Карин подошла к Орочимару ближе и уже тише вела разговор, он что-то ей отвечал, тоже негромко. Наруто внимательно рассматривал этого человека – а производил он внушительное впечатление. Высокий, длинноволосый брюнет с мертвецки бледной кожей, но больше всего пугала не схожесть с трупом, а глаза – они были янтарные, жёлтые, как у змеи или кошки, с вертикальным зрачком. И эти фиолетовые тени вокруг глаз – это больше татуировка, а может, родимые пятна, чем возможная косметика или грим.
- Это и есть Орочимару? – хмурился он. Посмотрев на их сенсора, Наруто повернулся к Тсубаки уже корпусом: – Тсубаки?
Та резко выдохнула застывший в груди воздух. И проговорила:
- Он может быть главой клана. Его чакра поразительна – и не столько количеством, сколько силой. Страшно иметь такого во врагах.
- Да он и внешне не ахти… – оценила Сакура, не сводя с Орочимару цепкого взгляда. – Пусть и в отличной форме, а уж аура его… Скользкий, будто змея. – Неприязненно прищурившись, куноичи посмотрела на старшую сестру, та же повернулась к остальным шиноби:
- Что думаете?
Конан не стала делиться впечатлениями, вся уйдя в свои мысли, а вот братья Харуно негромко высказались, но так, чтобы сам Орочимару не слышал ни слова – этот человек их напрягал. От такого жди подлянки, даже не так – подлости, предательства. Орочимару не был похож на человека, который погнушается пройти к цели по трупам.
Когда Карин подошла к ним, шиноби уже не обсуждали Орочимару, а каждый ушёл в собственные думы. Тем же для мыслей хватало, слишком уж много проблем за последние две недели.
- Орочимару согласился, а теперь идёмте к комнатам. Те районы я узнала, не потеряемся. – С этими словами красноволосая куноичи прошла мимо удивлённого брата и зашагала к выходу, всем своим видом показывая, что ждать никого не собирается. Переглянувшись, все последовали за ней, не расслабляясь ни на секунду, ведь они на вражьей территории.
Разнообразием подземелье не отличалось. Стены были всё того же цвета с одним и тем же узором, по бокам шли лампы, слабо освещающие мрачные коридоры. Некоторые двери были наглухо заперты, а какие-то открытые нараспашку. Шагали ниндзя по возможности бесшумно, неторопливо, не желая напрягать врага. Карин держалась спокойно, пытаясь производить впечатление сильной, Джуго же, казалось, на это всё равно – у него явно были свои причины оставаться у Орочимару. Наруто шёл рядом с Конан, на шаг отставая от сестры, остальные же, что из Харуно, следовали за ними – братья держались поближе друг к другу так же, как и сёстры.
Джуго не стал пропадать в неизвестном направлении, будто ему надо было туда же, куда и им. Молча Карин его поблагодарила.
На протяжении всего пути их провожали неприязненными взглядами. Наруто не нравилось это чувство, но выдавать этого не стал – нельзя. Всю дорогу они проделали в мрачном молчании. Ситуация напрягала, и то, зачем Орочимару понадобилась Карин, и нападение на них охотников, и другое. На уничтоженный клан это накладывалось лишней головной болью – кто-то знает, что Узумаки ещё остались. Хотя сейчас маячила другая и куда более мелкая проблемка…
Карин лично следила, чтобы к её товарищам никто не лез – она не верила здесь никому. Комнату им выдали общую, но достаточно большую, чтобы все влезли. Особым разнообразием она не отличалась, как и всё остальное убежище. Правда, ночевать приходилось в своих спальниках, большинство из которых ниндзя купили сегодня же в Отофоку. И Карин уже уходила прочь, когда следом пошла Конан.
Узумаки не останавливалась до самой своей комнаты, игнорируя шагающую следом синеволосую. Карин не знала, кто это вообще такая, и не чувствовала к ней никакой ответственности или чего-нибудь подобного. Пару раз мимо них проходили мрачные типы, вроде шестирукого смуглого парня с торчащими в хвосте чёрными волосами или сиамских близнецов, сросшихся телами. Хаюми постаралась держать себя в руках – мало ли какие ещё твари в их мире водятся. Думать так об этих неудачниках было, конечно, кощунственно и вообще неправильно, но Конан не было до этого дела. Её волновало другое. И даже на сидящих в комнате, ограждённой от прочих барьером чакры, пленных в белых больничных рубашках она не обратила почти никакого внимания.
- Ты ведь Карин, верно? – обратилась к красноволосой Конан, когда обе остановились у комнаты Узумаки.
- Верно. А ты?
- Конан. И у меня к тебе пара вопросов. О Нагато.
- И что же тебе надо от дяди? – грубо поинтересовалась Узумаки, отпирая дверь и входя внутрь вместе с Хаюми. Последняя спокойно закрыла за собой дверь, вновь погружая комнату во тьму. Но скоро мрак разогнал слабый свет от небольшой лампочки.
- Для начала… ты точно видела Нагато?
Карин ответила не сразу – пожала плечами, с равнодушным видом расстелив футон и уже устраиваясь на нём:
- Орочимару взял меня за сенсорные способности. Ты до сих пор думаешь, что я что-то спутала? – Последнее куноичи сказала, закинув руки за голову и отворачиваясь к стене.
- Ясно. Где ты видела Нагато? Скажешь точное место?
- А тебе координаты с широтой и долготой не назвать? – с толикой презрения фыркнула куноичи, резко садясь и оборачиваясь к собеседнице. – У меня свои условия: ты передашь Наруто и остальным, что у меня за миссия и чтобы меня не трогали, а сама здесь и сейчас расскажешь, что тебя связывает с дядей. Если этого окажется достаточно – я расскажу, если нет – вали лучше сразу.
Хаюми резко прищурилась, всё так же не сводя с неё взгляда. Эта девчонка, Карин, явно не из спокойных, дерзко вздёрнувшая нос и скрестившая руки на груди, уже сидя к ней лицом на драном футоне будто на троне. Чёрный плащ она так и не сняла.
Молчание затягивалось.
- Не хочешь рассказывать – выход за спиной, – развела руки в стороны Карин, кивком указав на дверь.
- Хм, – прекратила щуриться Конан. – Что ж, вижу, просто так от тебя ничего не добьёшься. Я расскажу, как познакомилась с Нагато и кем он для меня стал.
- Жду. Странно только, что силу не применила.
Отвечала куноичи долго, задумчиво глядя на Узумаки и пытаясь себя убедить, что себе и товарищам не навредит. В ушах вновь послышались крики и звуки разрезаемой плоти, она будто снова ощутила под пальцами дерево, а носом – запах крови. Из-за этого она до сих пор не чувствовала себя живой. Но, ничем не выдав волнения от воспоминаний, Конан скрестила руки на груди и опёрлась спиной о стену.
- Ты из союзного клана. Портить отношения мне ни к чему, – отрезала Хаюми и проговорила: – Мне сейчас двадцать лет. С Нагато я впервые встретилась… когда мне было шесть. Тогда мой клан и твой ещё не были союзниками, они стали ими лишь через год с того дня. Я, кстати говоря, из Хаюми.
Рассказывала Конан довольно сухим языком, не вызывая у Карин лишнего интереса, и вспоминала тот счастливый случай, один из ключевых моментов своего детства.
Этого должно было хватить в качестве цены:
- Я возвращалась с магазина, куда матушка отправила меня за хлебом,…
К вечеру погода начинала портиться, к тому же, царила середина осени, а деревья сбрасывали утерявшую зелёный листву. Небо холодно серело в выси, солнце почти не пробивалось к земле, хотя и дождя не шло, что в это время года было странно. Костеря себя за то, что ослушалась матушку и легко оделась, маленькая куноичи с короткими голубыми волосами бегом возвращалась в поместье, прижимая к груди целлофан с буханкой хлеба. Ей не хотелось попасть под дождь, который, как казалось, скоро начинался. На полпути она свернула на тайные тропки, которыми ходила с трёх лет, как научилась это делать, и скрылась под сенью лысеющих деревьев. Они были гигантские, с широченными стволами, по которым спокойно бегают даже большие мужчины, и тени отбрасывали внушительные. Лес из-за них чёрным казался.
Скоро уже должно было показаться поместье её клана, когда девочка приземлилась с невысокой ветви и, поправив пакет, пошла дальше уже спокойным шагом, каким ходят мирные люди. Ветер здесь слабел, его практически не было из-за древесных гигантов. Путь устилал мягкий ковёр из жухлой травы и листвы, на зиму потерявших краски. И Конан пошла бы дальше, если бы не заметила лежавшего в тени человека.

- …и по пути, недалеко от кланового поместья, наткнулась на умирающего от голода парнишку.
Испуганно остановившись, девочка посмотрела в ту сторону, надеялась, что показалось, но это было не так – под деревом неподвижно лежало чьё-то тело. Прижав хлеб к груди и оглядевшись по сторонам, Конан всё-таки поняла, что здесь одна, а вокруг никого, кто мог бы подойти к телу вместо неё. Чёрные волосы растрепались по земле, сам незнакомец был одет в футболку, часть её у воротника шла сеткой. Обувь вроде обычная – сандалии. Сглотнув, Конан подошла к мальчишке – как оказалось, красноволосому:
- Эй… Ты живой?

- …Это был Нагато, но тогда я не знала ни его имени, ни тем более фамилии.
Он оказался в сознании, просто совершенно без сил. Присев рядом, маленькая куноичи помогла ему сесть, протянув руку, за которую тот и схватился. Мальчишка был сильно потрёпан, выглядел измождённым, хрипло дышал, с уголка губ тянулась тонкая красная струйка.
- …Я и сейчас не понимаю почему, но я накормила его, и благодарна судьбе за подарок.
- У меня тут хлеб есть, – говорила она, протянув ему всю буханку. Красноволосый безропотно взял еду, обхватив булку ладонями. – Тебе надо отдохнуть и набраться сил. Я, правда, не врач… Но говорили, подорожники хорошо лечат!
Мальчишка ел так, словно с голодного края пришёл. Правда, насытился быстро. Конан с улыбкой за ним наблюдала, ей понравилось это чувство – словно только что она кому-то очень сильно помогла.

- …Нагато ушёл, а я вернулась домой. Потом он пришёл поблагодарить, так и началось наше общение, и постепенно мы стали друзьями. И спустя год был договор между нашими кланами. Оказалось, тот, кого я спасла, мог бы быть и моим врагом. Тогда же я была наивной глупой девчонкой, лишь притворявшейся куноичи, не знавшей, кто такие шиноби. Если бы не та случайность, возможно, Нагато давно не было б в живых.
На этом рассказ Конан и закончился. Куноичи по-прежнему холодно смотрела на собеседницу, так же сидящую на футоне – лицо у неё было задумчивое. Тишина не нарушалась ещё пару секунд, после чего Карин резко вздохнула и поднялась на ноги, пройдя к Хаюми пару шагов. Обе ни на секунду не теряли бдительности, недоверие никуда не исчезало – это замечалось во взглядах ниндзя.
- Слово есть слово, и своё я сдержу, – спокойным ровным тоном произнесла Узумаки. – Передай только Наруто и остальным – мне приказали стать обычной девушкой без военного прошлого и следить за обстановкой в мире оттуда. Я получу это задание от Орочимару, так что пусть не волнуются почём зря.
- Хорошо.
- Учиха и Нагато я видела в полудне пути от поместья нашего клана до города Отофоку, причём два часа ушло на большую дорогу. Точнее не скажу. – Если всё сложится удачно, то за Нагато вместо неё отомстит Конан. – Хотя если не хочешь делать двойной путь, просто иди путём, каким шла я, только в обратном направлении – от севера это в направлении трёх часов, потом сворачиваешь на четыре часа. Путь должен проходить рядом с озером Кирино*.
Получив то, зачем пришла, Хаюми без прощаний покинула комнату, оставив дверь со скрипом закрываться. Карин же, фыркнув, вернулась к футону, снова устраиваясь поудобнее – после работа надо поспать, а не показывать гостье дорогу. Последняя сосредоточенно вспоминала путь, каким шла к комнате Узумаки. Подземное убежище воистину было змеиным логовом – такого лабиринта Конан и в тех памятных пещерах не встречала, но несмотря на это, старалась сохранять невозмутимость и спокойствие. Она перевела взгляд на вышедшего из какого-то кабинета сероволосого парня в круглых очках с роговой оправой и сразу его узнала – тот, с кем говорил Орочимару ранее. Резко нахмурившись, куноичи решительно пошла к нему, не скрывая своего присутствия.
- И что здесь понадобилось гостящей у нас куноичи? – с ухмылкой поправив очки, повернулся к ней очкарик.
- Ничего особенного. Где комната, в которой остановились остальные?
- Наша гостья потерялась? – Тон Конан не понравился, и изменять себе та не стала:
- И может сделать так, что тебя никогда не найдут.
- Ой, страшно-страшно, – со смешком отскочил от неё шиноби. – Хотя мне ничего не стоит тебе помочь, мне в ту же сторону. Тебя ведь зовут…
- Моё имя ничего не скажет ни тебе, ни твоему хозяину. В нашем мире имя не так уж и важно.
Конан показалось странным то, что её последние слова чуть ли не мгновенно стёрли с лица серовласого ухмылку. Блики, пляшущие на стёклах очков, что отражали пламя в лампадах, прятали от девушки его взгляд, но и так становилось понятно, что вряд ли он ласковый. Однако скоро это стало неважно, парень вновь усмехнулся и развернулся, зашагав дальше по коридору и сказав синеволосой идти за ним. Не став устраивать допрос, куноичи послушалась.
- Я не согласен с тем, что имя неважно. Ведь будь это так – никто из ниндзя не скрывал бы фамилий.
Хаюми ничего не ответила, скрываясь в отведённой им комнате. Наруто уже вовсю дрых в углу, погружённом во мрак – свечи на настенных подставках уже задули. Другая половина помещения, однако, всё ещё освещалась, пусть и слабо – и только что из душа, с мокрой головой вышла одна из Харуно, это стало ясно по розовым волосам, а уже потом, когда на неё попал свет – что это Сакура. Тсубаки уже скрывалась в ванной… Конан, коснувшись кончиками пальцев волос, чуть поморщилась – ей бы тоже душ не помешал. Даже такой, как здесь.

В помещении уже темнело, и хотя лампы на стенах работали исправно, тени появлялись – ночь вступала в свои права, на небо же выкатился бледный диск луны, легко серебривший земной мир. В такой час порядочный человек уже спит. Но, несмотря на позднее время, Кушина всё ещё работала – переговоры не прекращались, и снова поднялась вчерашняя тема – переезд клана Узумаки на новое место. Серьёзно глядя на людей Совета Намиказе, важной десяткой сидящих за длинным, кажущимся сейчас чёрным столом, Кушина повторила:
- В Стране Воды Узумаки не приживутся потому, что Намиказе воюют с Водным Союзом, так? – Ей кивнули в ответ. – Тогда получается, что остаются лишь три великих страны. Узумаки не собираются оставаться в Стране Огня. Есть вероятность, что уничтожить нас решил сам господин феодал.
- Верно, – кивнул один из старейшин Совета. – Кстати, надо разобраться с пленным, что из Хоузуки, но это позже.
- Страна Молний? – поинтересовался самый молодой советник, мужчина на вид лет двадцати семи-восьми, с по-мальчишечьи растрёпанными каштановыми вихрами.
- Не думаю, что это хорошая идея, – задумчиво протянула Кушина. – Недавно в тамошних горах произошло несколько обвалов, будет трудно найти место, подходящее для поместья. К тому же, Страна Молний особенно не любит Страну Огня. Конечно, примерно такая же ситуация и с Страной Земли и Ветра, но не до такой степени.
Старейшины согласно промолчали в ответ, сосредоточенно нахмурив брови и ища проблемы.
- В Стране Ветра и Стране Земли равновелики тяжёлые климатические условия – сплошная пустыня или сплошные горы. От клана Узумаки остались считаные единицы, мы не можем терять ни одного человека, так что надо всё тщательно обдумать. Всё это время вы жили на побережье Страны Огня у моря Касунда, верно? – посмотрел на куноичи третий советник, он сидел на самом краю стола и вместе со вторым ближе всех к председателю Совета.
- Верно. Но не думаю, что похожие условия найдём в пустыне, а вот Страна Земли – другое дело, – заметил четвёртый.
- Не согласен, – подал голос второй советник – пожилой мужчина с посеревшими от возраста бакенбардами. – Я слышал кое-что от одного из Легендарных Отшельников, которых признал сам Саламандра. Мне передали, в горах Страны Земли развелись охотники. Если вы хотите сохранить клан Узумаки, то надо в первую очередь избегать таких, как они.
- Из Легендарных Отшельников? Той самой тройки? – с лёгким удивлением переспросил самый молодой советник, что сидел в кресле седьмого. – А от кого именно?
- От Джирайи-сама. Не думаю, что ему нельзя верить.
- Охотники на шиноби… да? – тихо проговорила Узумаки, опуская взгляд на стол, на котором перед ней лежали отчёты и договора, а рядом – бутылочка с водой.
Охотники на шиноби были достаточно сильны для того, чтобы, как говорило само их название, охотиться на шиноби. Их никто не любил, среди ниндзя их презирали сильнее собственного врага, а к услугам подобных организаций прибегали лишь те, кто побоялся обратиться к шиноби или кто прогневил обе – если их не больше – стороны. Кушина ни разу не встречалась с ними лицом к лицу, но слышала от старших, как они выглядят: носят чёрную форму без гербов, потому что не принадлежат ни к одному клану, и большинство из них прячут лица за масками, оставляя лишь полосу для глаз.
Наконец, Кушина подняла взгляд на советников Намиказе:
- Не думаю, что кланы Страны Земли закроют на это глаза. Самые сильные среди них…
- Сенджу. Пусть они и живут на территории Огня, Земля наняла их в противовес Учиха. А кроме них…
- Подрывники, – кивнул третий советник и перелистнул пару страниц отчёта. – Разведка докладывает, что они недавно бились с Хьюга и использовали взрывы на сей раз на удалённых дистанциях.
- Удалённых дистанциях? – напряглась Узумаки, бросив на советника пронзительный взгляд и прищурившись. – Это что же, у них новая техника?
- Похоже на то. В битвах с белоглазыми и подрывники понесли потери, но не такие большие, как раньше. Говоря обыденным языком, клан Тсукури-но сейчас в хорошем настроении. Но…
- Подождите. У меня есть идея, – жестом остановила обсуждения Кушина и, опустив руки на стол, продолжила: – Узумаки уже не могут объединиться с Учиха без ущерба для себя, но с Сенджу мы ещё можем наладить хорошие отношения. Из Страны Земли с Сенджу сотрудничают подрывники Тсукури-но. Правда, это вряд ли равные отношения – скорее, пакт о ненападении и раз в два года обмен шиноби. Если Тсукури-но пожелают заключить с нами союз, разрешение Сенджу им не нужно. Что думаете, уважаемый Совет? Ведь формально Тсукури-но заключат союз с Намиказе, а не Узумаки, которых для всего реального мира – не существует.
- К этому всё и шло. Поддерживаю, – закрыл отчётную папку четвёртый советник, за ним так же поступил и седьмой. Раздалось ещё несколько аналогичных реплик, пока все папки не были закрыты, включая документы перед Узумаки.
- Узумаки-сан, – позвали её. – Во избежание разного рода казусов, возьмите фамилию Намиказе. Только от глав союзных кланов не скрывайте её.
- Я как раз хотела спросить это у вас, тэбанэ! – улыбнулась женщина по имени Намиказе Кушина и тут же смутилась: – О, простите, вырвалось…
- Это бывает, – добродушно отмахнулись советники. – Тогда надо отправить к Тсукури-но гонца. Узумаки-сан…
- Согласна.
Про себя женщина отметила идти большой дорогой, как мирный человек, а не как шиноби – по деревьям да горам. Это воспримут как нападение на клан, и о мирных переговорах и речи не пойдёт. О том же самом, судя по лицам, только что подумали и члены Совета. Один из советников, занявший кресло пятого, улыбнулся обветренными старческими губами, поднеся руку к подбородку:
- Отправим им ястреба, а вам, Узумаки-сан, дадим свиток-сообщение.
- Свиток-сообщение? – поражённо воскликнула Кушина, едва не вскакивая с кресла. Не в силах скрыть эмоции, женщина не сменила удивлённого тона: – Подождите, пожалуйста, но ведь в мире их ограниченное количество…
- Всего в мире ограниченное количество, не волнуйтесь вы так, Узумаки-сан. Никто не знает, сколько их точно, но свиток-сообщение вам дадим для лёгкости связи. Когда вы дойдёте до их гор, Тсукури-но наверняка уже отправят нам ответ – и если он положительный, мы сразу дадим вам знать. Если отрицательный… что ж, передадим новую миссию.
Кушина резко сжала и разжала кулаки. Лишняя ответственность несколько усложнила задание, добавив ко всему то, что свиток-сообщение могут украсть, а это уже проблемы. Собрание постепенно подходило к концу, переговоры сворачивались, и спустя полчаса куноичи уже собирала в ей отведённой комнате вещи. Свиток-сообщение должны были выдать позже, когда она будет выступать. Пересчитав шурикены, женщина хмуро сложила их в подсумок с остальным стандартным оружием, после чего с мыслями о провизии достала один чистый свиток и поняла, что до сих пор волнуется по поводу свитка-сообщения. Резко выдохнув, Кушина отложила свиток в сторону и сжала виски пальцами.
- Если кто-то украдёт этот свиток – ему не жить, тэбанэ… И как сказала бы сестра, нечего волноваться о том, что ещё даже не случилось.
Упоминание о сестре ничего хорошего не принесло. Кушина схватилась за голову и упёрлась локтями в колени, не по-женски расставив ноги. Она скалилась до боли в зубах. Скрючила в волосах пальцы. Слушала частый стук сердца. Жмурилась, будто боролась со страданьями. Хотя так оно и было. Пытаясь унять вернувшуюся боль, успокоить часто забившееся сердце, куноичи мысленно рявкнула на себя – это всегда действовало. Но образ Коханы никуда не исчезал. Старшая сестра улыбалась ей даже когда сгорала в огне, но Кушина понимала, что ей лишь так кажется. Никто не может улыбаться, когда горит заживо.
Она будто сама сейчас сгорала, только в пламени ином, нематериальном, но таком же ранящем языками боли.
- Спокойно, Кушина… Спокойно…
Если и уничтожать кого-то, то спокойно. Она, в конце концов, шиноби и должна это не только понимать, но и соблюдать! Былого не воротить, будущее не поторопить, в этом мире всему своё время. Зачем возвращать прошлое в настоящее?! Сердце от таких мыслей колотилось лишь сильнее, а на глаза наворачивалась слёзная муть. Часто заморгав, куноичи выпрямилась, утерев влагу с ресниц и сразу рявкнув на себя: «А ну возьми себя в руки, Узумаки Кушина! Ты Узумаки, а это значит, что никогда не сдашься! Не сдавайся и сейчас». Крики на себя всегда ей помогали. Помогли ей справиться со слезами и сейчас, а боль… будто бы прогнали. Но Кушина понимала – эта адская тварь лишь отступила. И она ещё вернётся.
Куноичи справилась с воспоминаниями, не сразу, но она сделала это, и как только ощутила эту странную решимость, сразу встала и занялась делами, не позволяя себе отвлекаться на мысли. Именно они вели её к памяти, так что лучше думать о другом, о делах, о врагах, о друзьях, но только не о клане. И следующим утром ей выступать, а перед этим – ещё получить свиток-сообщение.

Следующее утро началось с того, что Наруто резко приказали вставать и смываться отсюда. Парень сначала даже не понял, что произошло, и открывать глаза было лень, но в следующий миг послышались ото сна смутно, но знакомые голоса. В комнате зажигался свет, зашуршали спальники, с хлопком что-то запечатывалось или распечатывалось, и когда Наруто окончательно проснулся и тоже принялся складываться, у остальных предметов сна уже было не видать.
Для многих казалось необычным проснуться в подземелье, но ничего в этом хорошего никто не видел – после истории Карин этому месту и его обитателям не доверяли особенно сильно. Узумаки, однако, держалась достойно и спокойно шагала рядом с братом, не без успехов делая вид, что знать его не знает. Позади родственников двигались розовласые куноичи, за ними – братья Харуно. Правда, парни больше походили на родню Наруто, чем той же Тсубаки, хотя бы по цвету волос. Их компании встречались самые разные люди, большинство в грязных одеждах глядели на них не без страха и опаски. Они провожали группу неприязненными взглядами, и только однажды кто-то из них сумел заметить синеволосую куноичи, на вид старше всех остальных.
- А это ещё кто?
- Говорили, что новенькая привела группу, но о синеволосой ничего не было…
- Может, не стоит в это лезть? Мало ли, вдруг она любимчик Орочимару?..
- Да ну? Она не так давно здесь…
- Но за что-то же её заметили?..
- Вы это о красноволосой или синевласке?
- Да без разницы… Пошли лучше подальше от них. Дольше жить будем…
Примерно такие речи сопровождали ниндзя всю дорогу до поверхности. Снаружи Наруто, оказавшись под чистым сегодня небом, вдохнул полной грудью и с неким даже облегчением улыбнулся на выдохе. Карин, в отличие от него, не выглядела радостной и сухо в привычной грубой манере распрощалась, возвращаясь в змеиное логово, а группа шиноби молча пошла прочь из города. В Отофоку у них не было никаких дел, пусть и развелись здесь охотники. А от охотников, как говорила Тсубаки, и правда надо чистить мир…
- Я за Нагато. – Они уже были на близлежащей с Отофоку полянке, почти такой же, как та, где останавливались ранее, когда Хаюми внезапно развернулась и пошла в другую сторону. Тут же все остановились.
- А? – не сразу понял Наруто, тормозя шаг.
Сакура нахмурилась, серьёзно глядя на куноичи:
- Вы обещали рассказать, как там оказались, Хаюми-сан.
- Это не столь важно. – Конан не останавливалась до слов Харуно:
- Нет, это очень важно! – возмущённо выкрикнул Наото. – Сначала вы обвиняете Харуно в том, что они не помогли, в то время как они, мы, то есть, даже не знаем, в чём, собственно, должны были помочь! Так что уж будьте добры пояснить прежде, чем оскорблять!
Быть последней тяжело, и Наруто как никто другой понимал эту девушку, что стояла у окружавшего поляну леса. Деревья кидали тени на кажущийся таким хрупким женский силуэт, и эти тени играли на нём так же, как с ветром – на свету. Некоторое время, которое разлилось им целой вечностью, Конан ничего не отвечала, даже не двигалась и оттого казалась статуей, статуей изо льда. Но иллюзорные ощущения пропали сразу же, как куноичи обернулась к союзникам в четверть лица:
- Клан Хаюми уничтожен, а я выжила благодаря матери.
- Чт?.. – удивлённо полу-воскликнула, полу-прошептала Сакура. Она даже не смогла закончить слово от шока – Конан сказала это так… просто, будто не о своём прошлом, не об ужасной потере говорила.
- Вам всё ещё интересно послушать? – сдвинув брови, сузила глаза девушка, неторопливо разворачиваясь к ним всем корпусом.
Ей ничего не ответили. Это была не та тема, которую можно просто выуживать из человека, особенно если это не их, а его боль. У Конан оказался просто ледяной взгляд, он проникал будто в самую душу, морозил сердце, пугал чем-то невесомым и неведомым… внушал не ужас, но жутью веяло. Здоровый счастливый человек так не смотрит, ему незачем что-то прятать за таким взглядом.
Хаюми по-прежнему стояла почти неподвижно, когда средь крон деревьев послышались короткие вскрики и наземь упало двое человек. Сакура и Тсубаки мгновенно кинулись к ним, будто только и ждали сигнала, и быстро проверили пульс на сонной артерии. Его не было.
- Это люди Орочимару? – посмотрела на них Конан, к которой возвращалось несколько острых листов бумаги. Вытянув перед собой руку, куноичи подождала, пока листки сольются с остальным её телом, и только после этого вновь развернулась к двум девушкам из Харуно. Те кивнули ей в ответ, сосредоточенно глядя на странные три чёрные томоэ, что образовывали собой незримый круг. Сакура коснулась узора:
- Вы, конечно, убили их, но… что это? Я видела такой рисунок в убежище Орочимару, но не думала встретить такое на человеке…
- Пусть ваша Карин с этим и разбирается, раз уж попала к нему в лапы. Она ведь не боевая единица, скорее?..
- Верно, – быстро согласился Наруто, прерывая Конан на полуслове.
Не став ждать более, Хаюми Конан направилась в лес столь решительно, что ниндзя поначалу даже не стали её останавливать, лишь потом спохватились и кинулись следом. С первыми их шагами последняя выжившая остановилась, коснувшись ладонью коры молодого дуба. Бежать от них труда не составило бы – не с той техникой, какой обучила её покойная мать. Но воевать с союзниками в планы Конан не входило, и лучше уж потеребить раны, чем потом пожинать плоды собственной трусости.
Надо рассказать. А раны болеть перестанут… рано или поздно.
Ветер загадочно прошелестел по поляне, заставив травяное море исходить волнами, чуть поигрывая красивыми от чистоты волосами куноичи, развевая немного дорожные плащи. Никто из ниндзя почти не двигался, будто им приказали замереть. Пауза затягивалась. И спустя ещё одну долгую секунду всё же раздалось:
- Хорошо, я расскажу, коль так надо. Всё длилось жалкие полчаса, вряд ли больше, – отняв от коры ладонь, опустила руку куноичи и развернулась к членам отряда. – Я той ночью вернулась домой с миссии и в тот роковой момент… спала. – Губы чуть сжались, но скоро вновь шевелились, радуя слух приятным глубоким голосом. – Меня разбудила мать. – Конан едва заметно нахмурилась, но тут же постаралась разгладить лицо невозмутимостью. – Без церемоний столкнула в подземный ход, о котором я ни слухом ни духом… – Она сжала руки в кулаки и уже не разжимала. – Крикнула бежать, заперла снаружи и, как оказалось, не только на замок… Я попыталась вернуться в поместье, когда… началась резня. – В попытке успокоиться девушка сжала челюсти так, что зашевелились желваки, и слова дальше уже цедила – с еле сдерживаемой яростью: – Я не смогла открыть дверь даже техниками. И кинулась искать иной путь. Скорее всего, когда я выбралась из подземного лабиринта, что больше напоминал кротовые норы, мой клан уже исчез с лица земли. – Глубоко вдохнув и так же медленно выдохнув, Конан прикрыла глаза и замолчала. Хранили тишину и остальные. И тут она продолжила и на втором предложении открыла глаза: – Я искала путь домой. Когда же нашла, поместье исчезало в пожаре, от людей осталось одно обгорелое мясо, от меня – почти ничего. Вот и всё… Вот и всё, что случилось. И я нашла не только трупы семьи,… но и пары врагов. Красный полумесяц и белое основание в форме веера на тёмно-синем фоне. Знакомо, не правда ли? И Учиха заплатят той же монетой. – «Они заплатят кровью», – добавила Хаюми уже про себя.
Остановившись на этом и переведя частое дыхание, куноичи резко, так, что голубые волосы по инерции взметнулись следом, развернулась и быстро скрылась средь древесных стволов. За ней никто не отправился, до сих пор не могущие прийти в себя полностью. Наруто молча провожал её взглядом и когда виднелись лишь деревья. Братья Харуно пытались осознать, что они только что услышали. Сакура от шока чуть на землю не села, благо рядом оказалась Тсубаки, вовремя заметив следящую за ними гадюку. Змея не нападала… Тварь, ради господина своего следила. Старшая Харуно пыталась держать себя в руках, но голос всё равно подрагивал:
- Многие истории шиноби – как дым от настоящего пламени. Не факт, что мы услышали правду.
С этими словами розоволосая девушка оставила сестру и прошла мимо парней, двигаясь прочь с поляны.

*Орочимару – Змей
*озеро Кирино – озеро Туманное
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 04 июля 2014 года в 18:58 пользователем Shaman-QueenYu.
За это время его прочитали 448 раз и оставили 0 комментариев.