Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Хентай/Яой/Юри Так легко ты не отделаешься!

Так легко ты не отделаешься!

Категория: Хентай/Яой/Юри
В купальне было по-привычному душно. Видимый пар разносил по помещениям запах мыла и целебных трав. В женском зале вместе с горячим воздухом застоялась и напряженная атмосфера.

- Что, прости? – Сакура не шутила, не пыталась угрожать.
Девушке действительно казалось, что она ослышалась. Или хотя бы не поняла смысла фразы. Она очень хотела так думать.
- А ты, оказывается, не только безгрудая, так еще и глухая, - равнодушно протянула в ответ Хината, делая вид, что разговор с Харуно ее ни капли не волнует. На самом деле внутри Хьюги горел пожар, и языки пламени уже лизали ее влюбленное сердце, заставляя звереть при виде соперницы, у которой, оказывается, очень неплохо получалось водиться с ее любимым. Ревность выходила из Хинаты угрозами, едкими замечаниями и издевками – ну хоть что-то же должно было подействовать на эту тугодумку!

- Я, кажется, уже говорила, это не было свидание!

- Ну да, обычно по вечерам с парнями уединяются, чтобы просто пожаловаться друг другу на жизнь и разойтись. Не смеши!

И все бы ничего, но такое заявление крыть было нечем. Хьюга из параллельного мира уперлась рогом, считая, что есть только два мнения: ее и неправильное. А как можно аргументировать голую правду? Просто сказать? Не верит. А выкладывать все карты было как минимум опасно. Сакура опустила голову, думая, что, не встреться они сегодня с Наруто, ничего этого бы не было. И неприятного разговора с Хинатой, кстати, тоже!

- Ой, девочки, будет вам! – примирительно проговорила Ино, обматываясь полотенцем, но и Сакура, и Хината ее проигнорировали.

Она не хотела, честно не хотела вмешиваться, но наблюдать, как ругаются две твои подруги все-таки не самое приятное зрелище. На самом деле, Яманака все еще смущалась той темы, которую затронула Хината-чан, и сейчас была рада возможности по-тихому улизнуть. До нее из купальни вышла Тен-Тен, а значит в трусости девушку никто не обвинит.
«Я не боюсь!» - тут же одернула себя Ино и хотела было остаться, чтобы помочь Сакуре, на которую сейчас и накинулась Хьюга, но вдруг вспомнила, как последняя недавно муштровала и саму Яманаку по поводу ее слишком закрытой одежды, скрывающей всю девичью красоту. И про парней, которые в ее сторону даже не посмотрят. И про си…
Ино зажмурилась, желая поскорее забыть, как Хината оценивающе рукой вцепилась в ее грудь, произнося смущающую речь. Почему-то желание помочь сразу отпало. К тому же, они с Тен-Тен, если понадобится, будут рядом, за дверью.
«Ну, что Хината-чан может сделать с Сакурой-чан!? Не изнасилует же она ее!» - Ино замотала головой, отгоняя постыдные мысли.

- Смотрите не перегрейтесь. Мы вас ждем. – проговорила девушка и, махнув на прощание копной длинных белокурых волос, скрылась за запотевшей стеклянной дверью, аккуратно задвинув ее за собой.

Сакура почти завистливо посмотрела вслед непривычно скованной подруге, понимая, что та ее жестоко, трусливо кинула. Оставила на съедение этому монстру, вселившемуся в скромную и всегда вежливую, знакомую Хинату.

- Че молчишь, язык проглотила?

Сакура вместо ответа внимательно посмотрела на потенциального, пусть и словесного, противника. Нет, Хьюга над ней не смеялась. В девушке говорила ревность. Она, кажется, подумала, что Сакура с Наруто на свидание ходила, да?

- В любом случае, оставь Менму в покое, - Хината сверху вниз смотрела на Харуно, сложив руки на груди.

- Сколько можно повторять, мне не…

- У тебя все равно нет шансов, - и чтоб побольнее кольнуть, растянула по слогам, - плос-ко-дон-ка.

И тут Сакура тоже подорвалась, разбрызгивая воду вокруг себя. Оппонентка проигнорировала обжигающие капли, попавшие уже на успевшее остыть без горячей ванны тело. Она в упор смотрела на розоволосую соперницу, ожидая, что ей эта плакса скажет в ответ.

- От меня он хотя бы не бежит, сломя голову! – ляпнула Харуно первое, что пришло в голову, тут же забывая и о своем вспыльчивом характере, и о чувстве самосохранения, и о том, что она, кажется, должна играть роль дочери героя, которой не пристало ругаться за несуществующие отношения с Наруто.
«С какого я вообще должна перед ней оправдываться!?» - гордо вздернула подбородок девушка.

- Ах, ты..!

Хината хотела было притянуть ее за грудки, но вовремя заметила, что схватить-то было не за что, – Хьюга ухмыльнулась двоякости своей мысли, - а потому просто сжала кулаки. Сакура победно сложила руки на груди, усмехнувшись. Пока Хината думала, что бы такого сказать обидного в ответ, за дверью послышался грохот, а после и крик Ино. Тут же улыбка пропала с лица Харуно.

- Что там произошло? – спросила она скорее саму себя, глядя на запотевшее стекло за спиной оппонентки, о ссоре с которой, кстати, тут же забыла.

Сама же Хьюга не обратила на звуки нарастающей за дверью ругани никакого внимания. Она смотрела на розоволосую и чувствовала, как ярость с бешеной скоростью растекается по венам. Как эта плакса смела игнорировать ее?

Хината внимательно наблюдала за каждым движением Сакуры, понимая, что за один неверный шаг она ее, наверное, убьет.
«Как минимум», - добавила про себя девушка, видя, как соперница уже собралась вылазить из воды. Этой ходячей инфузории можно было придумать массу прозвищ: лобастая там, например. Или дрыщь! Можно было сколько угодно дразнить ее из-за маленькой груди, - и это все пока только о внешности!

- Я с тобой еще не закончила! – прокричала разозленная Хьюга, за плечо откидывая Харуно обратно в воду. Сакура плюхнулась на пятую точку, разошедшиеся волны немного щекотали бока и икры ног девушки.

- Да что с тобой не так? – взорвалась уже розоволосая, возвращаясь к утерянному было боевому настрою.
Хината нагнулась:

- Ты слишком много на себя берешь, плакса.

Сакура подвинулась еще ближе, не опасаясь тех сантиметров, что еще оставались между их лицами:
- Мне надоело повторять! Мы. НЕ. Встречаемс…

«Доигралась, милая» - подумала Хината, затыкая оппонентку самым примитивным способом. Сакура отпрянула в негодовании. Поцелуй был совсем недолгим, но достаточным, чтобы тепло чужих губ ожогом отпечаталось на верхней губе и тоненькой линии над ней.

- Что ты делаешь? – откашлявшись, спросила Харуно, уже устав удивляться странным речам – и действиям! - незнакомой Хинаты. А та, стоя на четвереньках, лишь протянула руку к розоволосой макушке:

- Будешь знать, как орать на меня. Не доросла еще, - снизошла до объяснений Хьюга, снова притягивая девушку для поцелуя.
Тщетно Сакура пыталась вырваться. Хината, устойчиво став на коленях, перенесла вторую руку, которой до этого упиралась в плитку по водой, на ее голову, прижимаясь губами еще сильнее. Даже Сакура, забывая о том, что это ее первый опыт, с трудом могла назвать подобный долгий «чмок» настоящим поцелуем. Но упорно продолжала старательно брыкаться в наполненной ванне, отказываясь принимать подобные действия за нормальные.

- Пр…ра..ти, - промычала Харуно в попытках оторваться.

От ее бешенной жестикуляции и без того уже сбитый хвост на голове Хинаты буквально рухнул наперед, а обычно мягкие темные пряди, сейчас словно банный веник, неслабо хлестанули Сакуру по лицу. На самом деле агрессор сама не понимала, почему выбрала именно такую тактику разборки с соперницей. Сине-фиолетовый фонарь под зеленым глазом смотрелся бы потом куда эффектней, чем истерзанные губы. Но раз начал – надо продолжать.

Тем более, что сама брюнетка вовсе не считала подобное занятие чем-то аморальным. В любви и на воне, как говорится…
«Ох, я с тобой еще повоюю!..».

- Да прекрати же! - девушке все же удалось оттолкнуть от себя Хьюгу, которая с ухмылкой наблюдала, как строптивица демонстративно вытирает рот тыльной стороной ладони, недовольно глядя на нее.

- А ты еще и целоваться не умеешь, - подколола она Сакуру.

- Ты хорошо умеешь! – снова забывшись, выплюнула розоволосая, думая, как бы ей побыстрее смотаться от этой ненормальной. Как назло, голоса в раздевалке стихли, и теперь добраться до людного места было сложнее. Харуно не боялась. Но нахождение с Хинатой наедине набирало неожиданные и не самые приятные обороты.

Еще раз вспомнив Ино и Тен-Тен, которые вот так оставили ее одну, тихим и не очень добрым словом, Сакура вновь уселась в ванне на прежнее место у стены в надежде, что – пошутили и хватит! – брюнетка сама решит уйти. Может, Хьюге уже надоело издеваться над ней?

- Я? Не жалуюсь, - нет? Хината еще не устала? А жаль.

- Слушай, - Сакура еще раз вздохнула, - мне надоели эти игры.
Агрессор замерла, ожидая продолжения.

- С На… Менмой у нас ничего нет. Можешь сама его спросить.
Сакура посмотрела на Хьюгу, ожидая благословения, но та, распаленная, лишь вновь придвинулась ближе, отрезая все пути к отступлению:

- Я тебе просто покажу, что у вас ничего и не может быть.

На этот раз поцелуй вышел более похожим на поцелуй, чем в первый раз. Сакура даже почти не удивилась. Она сначала по инерции ногами оттолкнулась в воде назад, но хлестко ударившись спиной о кафель, замерла, на какой-то момент забыв даже о лезущей с поцелуями Хинате.

Спустя мгновение боль никуда не исчезла, она все еще отдавалась отголосками по верхней части тела, и Харуно оставалось только радоваться, что чудом голова не долетела до стены, возможно, каких-то пару миллиметров.
Пары и горячая вода, среди которых девушка уже засиделась, дурманили голову, из-за чего Сакура почувствовала легкую немощь, грозящуюся перерасти в тошноту.

Хьюга, не встречая у себя на пути ни ответа, ни сопротивления, решила, что пора продвинуться дальше. Как-никак, а Сакура замешкалась! Впрочем, ее это не интересовало. Девушка вновь оперлась на колени, поднимая из воды руку и кладя ее на маленькую девичью грудь.

Не ожидавшая такого Сакура, опомнившись, расширила в удивлении глаза и, беспрепятственно оторвавшись от Хинаты, набрала в рот побольше воздуха, чтобы высказать свое негодование. Но этим не преминула воспользоваться брюнетка, наконец углубляя поцелуй.

- Ммм, - промычала розоволосая. Прижатая головой к твёрдой поверхности, Сакура вынуждена была ответить на действия брюнетки, иначе ее затылку пришлось бы очень несладко. А в такой компании голову терять нельзя. И хватку. И вообще желательно не расслабляться.

А Хината действительно здорово целовалась. Она заставляла Сакуру отвечать ей, затем отрывалась, попутно на мгновение слегка засасывая нижнюю губу девушки, а после вновь проводила языком по в очередной раз строптиво сжимающимся губам Харуно, которой в такие моменты удавалось даже на мгновение опомниться.

Сакура упустила тот момент, когда ее руки безвольно опустились в воду, больше не пытаясь оттолкнуть «соперницу», а ладони Хинаты сжимали ее голову вовсе не для того, чтоб та случайно не вырвалась из-под вынужденных ласк.
И только когда пальчики Хьюги сжали сосок, Харуно опомнилась окончательно. Она без труда вырвалась, рассеяно-зло глянув на знакомую:

- Прекрати.

Но та даже не отреагировала на слова девушки, уже второй рукой берясь за маленькую грудь. Ни слова упрека – а-ля «плоскодонка» - не вырвалось из уст Хинаты. На самом деле, грудь «плоскодонки» выглядела пусть не соблазняюще, но довольно привлекательно. Не обвисшая в силу возраста и своих небольших размеров, она лишь подчеркивала миниатюрность своей обладательницы. Но в то же время Харуно уже не выглядела двенадцатилетней девчонкой, которая только-только разводит маму на топик а-ля лифчик.

В какой-то момент агрессор даже призналась себе – на секунду! По редкой слабости можно, - что «мелкие» тоже выглядят неплохо. Возможно, некоторым даже идут.

- Хватит! – Сакура оттолкнула девушку, заставляя теперь ее упасть в воду на пятую точку. И уже даже вылезла из ванны, направляясь к выходу.

- Я с тобой еще не закончила! – в привычной манере отпустила брюнетка, дергая беглянку обратно. Не смотря на годами вышколенную реакцию, две девушки – одна за другой – рухнули на пол. На этот раз падение было болезненным для обеих. Влажный пол неприятно остудил разгоряченные в воде тела, но вот зато Хинате теперь было гораздо удобней.
Розоволосая поздно поняла, в какой ситуации оказалась. И лишь когда Хьюга мокрой грудью прижалась ее спине, осознала свое почти безвыходное положение.

- Хината, уже не смешно. Отпусти.

- Да что ты заладила!? – вспылила брюнетка. – «Хватит», «прекрати»… Заткнись и наслаждайся.

- Чем, скажи на милость, тут насл…

Сакура замолчала, завороженно глядя на верь перед собой, когда почувствовала губы подруги у себя на шее. На место поцелуев вскоре пришел язык, который очертил контур по-девичьи худенького плечика, шеи, мочки уха…
Хината вовремя поймала руки Харуно, которыми та пыталась оттолкнуться от керамической поверхности, тут же прижимая их своими ладонями туда же – к полу. А когда Сакура вспомнила, что можно использовать чакру, и уже начала скапливать ее в кулаке, тут же получила сильный удар двумя пальцами в сгиб локтя.

- Даже не пытайся, - почти миролюбиво проговорила агрессор.

Девушка вскрикнула от резкой боли, а Хьюга теперь спокойно перешла к касанию более приятных частей тела.
Сакура подумала, что, наверное, ей должны было быть приятны такие прикосновения, но как-то слишком флегматично отметила про себя, что лапанье ее груди не приносит почти никаких чувств: ни приятных, ни тягостных – вообще ничего. Лишь небольшой намек на то, что она все же по идее должна наслаждаться.

- Хината, пожалуйста, - взмолилась она, - прекрати.

От того положения, в котором девушка оказалась, хотелось реветь от стыда. Хината без стеснения водила по ее телу руками, все чаще останавливая свой выбор на поглаживании внутренней стороны бедра.

Сакура с ужасом сжала колени, понимая, что теперь той ничего не помешает залезть и туда. Хьюга лишь легко посмеялась за спиной, продолжая беззастенчиво проводить по ногам Харуно.

- Глупая, - как-то совсем наиграно по-доброму сказала она, тут же без труда просовывая ладонь между худенькими девичьими ногами.
Сакура вся напряглась, когда рука Хинаты коснулась того места, которое не должен был никто трогать. До поры до времени.

- Тебе не нравится? – вернулась брюнетка к прежнему настроению, еще раз проводя вдоль половых губ девушки, - Ты совсем не мокрая.

- Что ты такое говоришь? – покраснела Харуно.

- Ничего, это поправимо.

Хината почти нежно обогнула пальцем бугорок, а Сакура, к своему стыду, почувствовала, что ей это движение понравилось! Розоволосая пыталась оттолкнуть чужую руку ногами или, если не оттолкнуть, то хотя бы помешать. Но ее беззастенчивая знакомая, казалось, не видела перед собой никаких преград, продолжая беспрепятственно пальчиком поглаживать интимную зону своей уже пленницы.

«Все должно быть не так!» - как это было с поцелуем, Харуно всячески изворачивалась, ловя то щекотку, то ощущения более приятные. Но лишь когда Хината, победно улыбнувшись, еще раз провела по ее половым губам снизу вверх – уже мокрым! – пальцем, Сакура поняла, что назад дороги нет.

- Ахх! – розоволосая закусила губу, согнувшись практически пополам, - прекрати!

Но брюнетка ее будто не слышала вовсе. Она все так же любовно покрывала спину соперницы поцелуями, с усмешкой наблюдая за попытками Сакуры не поддаваться ласке. Продолжая массирующие движения пальцами, девушка ненавязчиво просунула свое колено под ногой Харуно – сначала одно, потом второе.

- Х..атит!
А потом и вовсе согнула свои стройные ножки, тут же почувствовав, с какой силой жертва – жертва ли? – сжимала коленки.

- Ну-ну, - почти улюлюкала Хината, - ты правда хочешь, чтоб я прекратила?

В голосе Харуно, срывающимся на фальцет, можно было даже различить слабое «да», и Хьюга не могла не отдать ей должное – если даже сама Сакура внутренне уже сдалась волнам неизведанного ранее наслаждения, то ее принципы все еще держались и, похоже, сгибаться не собирались. Или же наоборот – гордыня не позволяла ей сдаться. Слабо верилось, что в девушке до сих пор могло говорить чувство аморальности происходящего.

Но агрессор хорошо понимала, ее невольной пленнице нравилось то, что с ней делают. А потому продолжала. Завороженная видом почти сломавшейся, возбужденной Харуно, Хината даже не заметила, что сама уже давно «сухой» не была. Только сейчас ее это мало волновало.

Спустя еще с десяток мелких поцелуев и три засоса на бледной шее, и брюнетка, почувствовала, как по девичьему телу пробежала первая судорога – предвестник непередаваемого наслаждения. Хината забыла, что до этого собиралась мучить Сакуру. Хотела остановиться на полпути, чтобы заставить девчонку сломаться, просить. И, как вариант, навсегда отказаться от Менмы.

Хотя сама Хьюга, смотря на Харуно, понимала, если бы ей угрожали чем-то подобным, она бы, наверное, сделала многое, чтоб эти угрозы воплотились в жизнь.

«Ага, трижды!» - вдруг взорвалась девушка, резко убирая руку от затихшей Сакуры, из-за вспышки злости пропуская самое интересное зрелище. Теперь у Хинаты на руках был результат – тяжело дышащий и еще не до конца осознавший произошедшее результат.

Можно было без боязни соврать, говорить, что таких ощущений она раньше не испытывала. Сакура уже скорее по инерции просила остановиться, хотя и понимала, что это было бы сейчас не самым лучшим выходом.
Она честно пыталась сделать все, что могла. Сгибалась, напрягала живот, пыталась даже отвлечься мысленно, дабы не поддаваться подавляющему наслаждению. Но незнакомое чувство вновь и вновь вырывало ее из реальности, заставляя забыть, что существуют запреты, которые она не имеет права нарушать.

Но подушечки чужих пальцем касались самого потаенного места, распространяя вязкую жидкость по всей длине половых губ, что несло за собой неосознанное желание податься навстречу новым ощущениям.

Каким образом они дошли до чего-то подобного? Как она вообще оказалась в такой ситуации? Что будет дальше? Ждет ли ее немедленное сожжение чувством собственного достоинства или она сама для себя изберет смерть медленную, совестную, незабываемому…

Хьюге нравилось доминировать, дразнить, возбуждать. И даже сейчас она медленно проводила кончиком языка по шее партнерши, заставляя ту выгибаться в спине и царапать коротко остриженными ногтями бирюзовую плитку на полу. Хината продвинулась чуть дальше, пройдясь по контуру ушной раковины вверх, потом обратной дорожкой вниз, и напоследок вызвала у девчонки волну мурашек по спине, когда слегка засосала мочку уха.

- Ахх! – собственный голос, как обухом по голове, заставил вернуться на землю. Приоткрыв глаза, Сакура увидела знакомую кафельную плитку, расплывающуюся сейчас то ли из-за пара, гуляющего по помещению, то ли из-за ее собственного состояния.
Рука Хинаты все еще тянулась вдоль ее туловища, продолжая пальцами почти ритмично гладить интимную зону девушки. Харуно неосознанно выгнула спину назад, когда особенно чувственная волна постыдного наслаждения неожиданно окатила ее, на мгновение сковывая конечности. Да что ж происходит-то?
Хината что-то говорила, и, кажется, Сакура ей даже отвечала. Но в голове стучала одна-единственная мысль: «Жарко, жарко, жарко»…

Брюнетка ничего ново-изощренно-извращенного в их маленькой игре не придумывала. Однако видя, как эти незамысловатые ласки действуют на партнершу, как та закусывает губу и разжимает пальцы ног, все еще периодически с непривычки пытаясь сомкнуть коленки, как жалобно скрежещет керамическая поверхность пола под маленькими ноготками, - видя все это, Хината периодически останавливалась, выслушивая еще одну мольбу прекратить, а после продолжала изводить неискушенное тело.

Сакуре хотелось, чтобы эта пытка прекратилась – и в то же время, чтоб она не кончалась никогда. Каким-то образом розоволосая знала, что близится конец. Движения пальцев Хьюги заметно ускорились. А то, что Хината голой грудью прижималась к спине девушки, усиливало получаемые ощущения в разы сильнее.

Розоволосая куноичи точно не знала, но, казалось, что в этом действе проскальзывало что-то такое… Что присуще только девушкам. И не важно, грубая ты в жизни, вредная или капризная, - истинно женская нежность и понимание друг друга не позволят вам сгинуть в отсутствие парней.
По иронии, именно на мысли о парнях появилось и чувство долгожданного под такими сладкими пытками освобождения.

- Пр…

И Сакура хотела что-то сказать, но с неожиданной для себя силой сначала попыталась вырваться, а потом выгнулась и так и обмякла в руках свое насильницы. Что именно она испытывала эти мгновения? Описать было сложно даже себе. Не из-за стыда – палитра ощущений была слишком богатой, чтобы выделить что-то одно. Сакура помнила, как эмоции вперемешку с вырвавшимися желаниями, словно вспышка фотоаппарата, ослепили на мгновение, в добавок еще и оглушив.

Было приятно. Да что там! – было обалденно, почти болезненно хорошо. И время от времени оргазм все еще откатными волнами проходился по телу, мешая взять себя в руки.
Дыхание было почти рваным. Но, по мере того, как оно выравнивалось, к Харуно возвращались злость и обида.

- Еще скажи, что тебе не понравилось. – как обычно, здешняя Хината была снова самоуверенной и грубой. Но было видно, что как-то этот случай повлиял и на нее тоже. Словно сейчас этой хамке было трудно сохранять такой спокойно-надменный вид.
Впрочем, Сакура тоже была не в лучшей форме, а потому следующую фразу от себя ну никак не ожидала:

- Д…да пошла ты.

Поняв, что ляпнула, девушка тут же внутренне подобралась, готовая к очередной выходке Хьюги – точнее не выходке, а скорее выкидышу ее нездорового мозга. Но та лишь нагло улыбнулась и скрылась за мутным стеклом раздевалки.

Розоволосая откинулась назад, позволив себе расслабиться на минуту. Думать о произошедшем не хотелось, но, как назло, мысли в голове были все об одном. Сакура отметила, что покушаться на ее девственность Хината не стала. И, если бы не такая ситуация, девушка даже спасибо бы ей за такое сказала. Но мысль о благодарности вновь сменила не самая вежливая, зато вполне справедливая идея: «А не пошла бы она?».

Харуно посидела так еще с минуту, вдыхая теплый аромат трав, а после поползла в сторону тазиков с уже остывшей водой. Поползла – потому что на ноги встать не решалась. Плакать больше не хотелось. Хотелось смыть с себя прикосновения Хинаты и навсегда забыть, как страшный сон, о том, что они были не такими уж и неприятными. На большее признание Сакура была не готова.

Но она напряглась всем телом, пойманная на постыдных мыслях, когда дверь снова отъехала в сторону. В образовавшемся проеме показалась уже одетая Хьюга, которая, окинув девушку насмешливым взглядом, вздумала снова издеваться:

- А сисек все равно нет.

- Тебе больше поговорить совсем не о чем? – к розоволосой вдруг пришло понимание, что бояться уже, в принципе, нечего. Кроме как лишиться таки невинности окончательно. Но говорить о таком Хинате Сакура предусмотрительно не стала. С нее станется!

- Есть, - невозмутимо продолжила навязанная соперница, - но мне жаль, что у тебя их нет..

Харуно вдруг представила, как чудесно сейчас выглядит. И волосы уже наверняка почти высохли, без расчески свернувшись в многочисленные барашки. Помятая. Что там о груди можно говорить?
«Я бы тоже посмеялась», - подумала девушка скептически о самой себе.

- Я надеюсь, ты усвоила урок?.. – без тени насмешки более намекнула уже не такая уж и незнакомая Хината. Сакуре надоело биться головой о непрошибаемую… грудь.
О-о-о, она теперь и думает, как эта извращенка!

- Поняла? – нетерпеливо надавила брюнетка.

- Да, Хината. Обещаю, больше к Нар… Менме не приближусь! – положив правую ладонь на оголенную грудь – аки сердце, - почти без издевки ответила Харуно.

Выпад, казалось, уже достиг своей цели, так как агрессор даже замерла на мгновение, не изменив, впрочем, своего безучастно-горделивого взгляда сверху-вниз. На какой-то момент Сакуре показалось, что это – единственное, что осталось у Хьюги. Показалось, что она все же вышла хотя бы словесным, но победителем из этой баталии.

Но, как оказалось, параллельная Хината обладала просто непрошибаемым нравом. Она искусственно-зло засмеялась, словно девушка сказала что-то безумно глупое и неуместное, и, уже задвигая стеклянную перегородку, кинула контрольный:

- Мы говорили лишь о твоих манерах, Харуно. – Сакура застыла. – А к разговору о Менме мы с тобой еще вернемся.
Утверждено Nern
walker_fb
Фанфик опубликован 20 февраля 2014 года в 15:53 пользователем walker_fb.
За это время его прочитали 1889 раз и оставили 0 комментариев.