Наруто Клан Фанфики Романтика Тайна в их глазах

Тайна в их глазах

Категория: Романтика
Тайна в их глазах
Название: Тайна в их глазах. Глава 3. Блуждая в аду
Автор: Serratia и nastawedina4481
Фэндом: Naruto
Жанр(ы): Гет, Романтика, Hurt/comfort, Ангст, Драма, Дружба, Первый раз, Философия, Экшн, Пропущенная сцена
Персонажи: Саске/Сакура; Ооцуцуки, Какаши, Наруто, Шикамару и др.
Предупреждение(я): ООС, ОМП, Смерть персонажа
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Статус: В процессе
Размещение: На Книге Фанфиков. Разрешение от авторов получено.
Содержание: — Мне не дают уснуть жуткие сны, — начала шёпотом она. — Такое ощущение, что я что-то забыла: нечто ужасное, но очень важное, из-за чего мне больно тут, — Сакура положила ладонь на грудь, слегка похлопывая по ней. — Но я должна вспомнить. — Не стоит ворошить то, что причинит тебе ещё больше страданий, — Саске не удержался от комментария, так как прекрасно понимал, что лучше ей это «что-то» не вспоминать, а точнее, не вспоминать его.
Саске поднимался по возвышенной замёрзшей тропе, спрятав своё лицо от колкого снега под капюшоном потрёпанного пончо. Учиха никак не мог уловить отголоски чакры Сакуры, что означало: либо тут её не было, либо её тело не выдержало убийственного холода и сдалось, хотя Саске не особо верил в такой исход. Он знал о её способности скапливать чакру, что означало — в самом крайнем случае Сакура воспользовалась бы своими резервами для поддержания жизни. Она не из робкого десятка и так просто не опустила бы руки, особенно если дожидалась спасительного отряда из Конохи. Подобные мысли подталкивали Учиху к продолжению поисков среди снежных гор, ведь рано или поздно он наткнётся на какую-нибудь зацепку, ведущую прямо к укрытию Сакуры. Он был почти уверен в том, что она где-то среди этих сугробов и ледников.

Но снежные каньоны и горы оказались полным фиаско. Пробродив в том измерении даже меньше половины дня, Саске понял, что там нет ни малейшего намёка на присутствие Сакуры. Определённо, следов на белом покрове с такой неукротимой метелицей не осталось, и здесь не помог бы даже Бьякуган, которого в его арсенале и в помине не было. Всё же факт оставался фактом: Харуно, очевидно, не появлялась в этом пространстве Ооцуцуки. Поэтому, переключившись на последний мир, где Саске единожды удостоился побывать лично, он создал очередной пространственно-временной портал в самое пустынное и мёртвое место, что Учихе когда-либо доводилось видеть. Переместившись в новое измерение, Саске ловко приземлился на горячий песок, осматривая бескрайние песчаные дюны и голубое небо.

Климат, естественно, самый изнурительный. Не прошло и десяти минут, как Учиха был вынужден снять с себя пончо и короткий серый жилет, спрятав их в рюкзак. Тёмный оттенок его одежды только добавлял жаре мощи, мгновенно покрывая слоями пота его сильное и жилистое тело. Удушливый горячий воздух мешал спокойно дышать, но все эти неудобства просто меркли на фоне того, что в этом измерении был ощутим слабый и предельно отдалённый след чакры Харуно. Этого было достаточно, чтобы отбросить остальные проблемы на задний план и приняться за поиски. Воспользовавшись своим явным превосходством в виде Сусаноо, Саске взобрался на спину фиолетового воина и начал парить над пустыней, высматривая среди песчаных холмов и долин фигуру с розовыми волосами.

Яркое солнце, кажется, намертво застряло в зените и специально ослепляло Саске своими беспощадными жалящими лучами. Вопреки этому дискомфорту, он, прищурив глаза, выискивал на просторах песка свою цель. Интересно, как Сакура продержалась в этом испепеляющем краю столько дней? Здешний климат куда хуже снежного измерения. Должно быть, она истощена до предела, если, конечно, она ещё способна передвигаться в поисках несуществующего выхода. Надо бы побыстрее заканчивать с этим исследованием местности, а то многочисленное использование порталов в измерения Кагуи и Сусаноо уже ощутимо высасывали из него чакру. Вдобавок он длительное время выслеживал чакру Ооцуцуки по миру, а после той стычки в пещере мигом кинулся в Коноху. Никакого отдыха между всеми этими событиями не было. Такими темпами и он тоже мог застрять в этой безводной пустыне до восстановления своих сил, если не поспешит забрать Сакуру. Взглянув вниз, Учиха внезапно заметил на бледно-бежевом фоне что-то красное. Сусаноо снизился, и Саске спрыгнул на сыпучую раскалённую почву, протянув руку к прикрытой песком вещице. Это была блузка Харуно.

Оторвав взор от потрёпанной одёжки, Саске всмотрелся в дюны, изучая горизонт. Она передвигалась где-то в этом направлении, это точно. Учиха поспешно вернулся на свой наблюдательный пункт, и в этот раз Сусаноо начал парить ближе к земле, чтобы Саске мог при возможности быстрее заметить и другие следы, что, должно быть, стелились за блуждающей в ослепительном и удушливом аду Сакурой. С каждой минутой он буквально ощущал приближение слабого источника чакры, что находился где-то впереди, и с каждым пустым песчаным холмом Учиха всё больше раздражался. Насколько далеко она могла зайти за это время, да и в своём-то ослабленном состоянии? Подобная выносливость, конечно, импонировала, но не в случаях, когда она определённо мешала поискам. Он прищурил очи, высматривая среди песка силуэт, как точно назло в воздухе образовалась песчаная пелена, от которой Саске так удачно защищал Сусаноо.

Несвойственные этой местности внезапные сильные порывы ветра начали поднимать песчинки вверх. С каждой секундой воздушные массы наращивали свою скорость, кружа в диком танце мелкие частички жёлтого песка, которые заслоняли огненно-оранжевую единственную звезду на небосводе. Именно песчаной бури и не хватало в этих поисках! Вмиг вся видимость исчезла, и Саске остановил Сусаноо, которое покорно парило на месте. Он прекрасно понимал, что теперь каждая секунда на вес золота, ведь если он вовремя её не спасёт, то Сакура умрёт. И как бы Саске в глубине своей искалеченной души не хотел признавать, но факт оставался фактом: она погибнет именно из-за него. Фиолетовый рыцарь покрутился несколько раз в воздухе вокруг своей оси и резко полетел вниз, почти соприкасаясь своими доспехами с землёй. Он летел медленно, иногда дотрагиваясь рукой до сыпучего песка, будто пытался что-то нащупать под ним. За это время буря разошлась не на шутку, затрудняя полёт война. Если бы не абсолютная защита Саске, то у него не осталось бы ни единого шанса на продолжение поисков в этом измерении.

Неожиданно посреди пустынной долины что-то заблестело всего на миг, и Саске ринулся к этому источнику. В неконтролируемых потоках ветра еле шагала Сакура. И как она ещё могла передвигаться во время такой разъярённой бури? Силы воли ей точно не занимать. Она заметно пошатывалась, должно быть, заставляя себя идти из последних сил. Сусаноо приблизился к желаемой местности, зависая прямо над девушкой, которая согнулась пополам и упала на колени, защищая лицо от колючего песка ладонями. Саске среагировал моментально, и рука Сусоноо осторожно схватила Сакуру, а затем поднялась над его головой. Учиха высунул свою единственную правую руку через обволакиваемую чакру Сусаноо и потянул отключившуюся куноичи на себя. Когда она оказалась в безопасности, грязный белый халат упал у его ног, открывая вид на заметно обгорелое и обмякшее от утомительного похода тело Харуно. Саске положил её на импровизированную плоскость, нагибаясь над ней, чтобы визуально определить степень повреждений. В некоторых местах волдыри лопнули, кровоточа; она была вся в песке, который проник в открытые раны. Нахмурив брови, Учиха приблизил свой палец к её носу, чтобы уловить дыхание Сакуры — еле ощутимое, но всё же она дышала, что обнадёживало. Он слегка похлопал по её впалым щекам, пытаясь привести Сакуру в чувство. Её веки начали трепетать, и она едва ли приоткрыла их: слишком помутнён взор, и Саске не понимал, видела она его или нет.

— Кто ты?.. — будто в бреду, еле слышно прохрипела Харуно и, не дождавшись ответа, вновь закрыла глаза, забываясь сном.

Саске видел, что буря в ближайшее время не собиралась утихомириваться, поэтому принял решение переждать её внутри Сусаноо. Фиолетовый рыцарь сел на сыпучий песок, немного проседая в нём из-за своего веса, и, расправив свои огромные крылья, укрыл себя ими. Скрывшись от непогоды, Саске прислушался к далёкому свисту ветра. Когда-то он уже использовал подобного рода кокон, чтобы защитить себя и друзей от Муген Цукуёми во время сражения против Мадары. Он не знал, как долго продлится буря, но уповал на то, чтобы чакры хватило на это и хотя бы на парочку порталов, дабы они смогли вернуться в своё собственное измерение. Вздохнув, Учиха посмотрел на неподвижное тело. Пока что он не мог открыть безопасный проход, посему придётся ждать, что не было самым любимым занятием Саске.

Присев на колени около истощённой и по-прежнему неподвижной Сакуры, он присмотрелся к внезапно пришедшей в действие метке на лбу, от которой по телу распространились извилистые тёмные линии. Её раны едва ли заживали, но всё же эта уникальная способность стала спасительным ключом: с помощью неё Сакура смогла несколько дней прожить в нереальных условиях. Он пытался не смотреть на предельно оголённое тело и даже не из соблюдения джентльменских манер или личного смущения, нет. Её кожа была покрыта ожогами и водянистыми волдырями, а в тех местах, где загар приобрёл более спокойный тёмный бежевый оттенок, наблюдалась белая шелушащаяся плёнка. Запачканный вид можно было даже не принимать во внимание, ведь и так понятно, что Харуно пришлось наплевать на внешность и всё-таки использовать запасы скоплённой годами чакры, чтобы не сгореть в этом климате.

Притянув к себе рюкзак, Учиха достал оттуда пончо, прикрыв её тело мягкой тканью, а затем схватил флягу с прохладной водой. Хорошо, что в снежном измерении было предостаточно льда, чтобы запастись жизненно важной жидкостью: тут она пригодится не только в питьевом виде. Открутив пробку, Саске обхватил рукой горлышко и перевернул сосуд, таким способом налив немного воды себе на ладонь. Поставив флягу, он окропил лицо Харуно — никакой реакции. В теле девушки ещё осталось достаточно чакры, чтобы реагировать хоть как-то, поэтому Саске не понимал, в чём проблема. Но в данный момент это была меньшая из забот. Капли оставили на коже Сакуры потёки, что приняли коричневый оттенок отчасти из-за того, что на её лице был толстый слой песчаной пыли. Наклонившись, Учиха аккуратно повернул её склонённую набок голову рукой, убеждаясь, что она останется в такой позиции, а затем приложил горлышко фляги к приоткрытым губам Сакуры. Несмотря на то, что её тело поддерживали остатки чакры, вода тоже являлась важной составляющей в жизнедеятельности организма, а пустыня, видно, высосала из Сакуры всю жидкость. Может быть, поэтому она не приходила в себя. Через полминуты стало понятно, что струя воды просто бежала по уголкам её губ, так и не попадая внутрь её тела.

Отбросив тщетные попытки напоить Сакуру водой, он положил бутылку обратно в портфель и, достав карандаш с небольшим кусочком бумаги, начал поспешно выводить на нём послание для Хокаге. Нужно отчитаться, чтобы Какаши от волнения не отправил вслед за ним команду молодых героев Конохи. Свернув записку в тоненькую трубочку, Учиха прокусил большой палец до крови и прикоснулся ладонью к земле, что с хлопком призвало внутрь Сусаноо небольшого ястреба. Птица появилась из дыма и тут же издала воодушевлённый крик, взмахнув крыльями. Ястреб подлетел к Саске и сел к нему на колено, чтобы тот привязал к лапке послание. Технологии в деревне, конечно, понемногу развивались, но всё же в краях, где обычно бывал Саске, этим новинкам не было места. Старые и надёжные карандаш с бумагой были лучшим средством связаться с кем-либо в чрезвычайной ситуации, что, собственно, сейчас и происходило.

Закончив возиться с запиской, Учиха подошел к ближайшей стене из фиолетовой чакры. Портал можно было открыть только вне Сусаноо, и если большой проход в сложившуюся погоду опасен для людей, то небольшое отверстие для ястреба не станет проблемой. Протянув руку с птицей за пределы Сусаноо, Учиха в который раз за сутки открыл очередной идеально круглый портал. Ястреб резко взмахнул широкими крыльями, слегка зацепив перьями пальцы Саске, и, ещё раз пронзительно прокричав, скрылся в небольшом отверстии, что тотчас же за ним закрылось.

Сколько времени прошло, Саске не знал. Он сидел поодаль от спящей Сакуры, наблюдая за тем, как она делала кроткие вдохи и выдохи. Учиха не мог полностью оценить её состояние, так как не имел особо глубоких познаний в области медицины. Если бы Харуно очнулась, то ему было бы гораздо легче. В то же время его раздражала собственная непонятная напряжённость. В спокойные мысли просачивались думы о её возможных непоправимых травмах, и это мешало сконцентрироваться. В какой-то миг терпение лопнуло, и Саске решил разведать обстановку. Крылья Сусаноо разошлись в стороны, открывая вид на пустыню. Яркие, обжигающие струны лучей мгновенно проникли через абсолютную защиту. Снова это изнуряющее пекло, что, казалось, стало ещё хуже. Учиха подошёл к Сакуре и как можно аккуратнее приподнял её, а затем закинул на плечо, не забыв обмотать девушку в своё пончо, чтобы не усугубить её ожоги.

Песчаная буря исчезла, погружая измерение в натянутую тишину. Сусаноо в мгновение ока растворилось в раскалённом воздухе, а Учиха приземлился со своей ношей на зыбучую местность. Открылся чёрный портал, и Саске поспешил попасть в него, так как чакры на ещё одну попытку у него не останется. Если энергические резервы исчерпаются, он в пустыне никак не сможет восстановить силы — это будет просто невозможно из-за убийственного климата измерения.

Учиха почти ступил внутрь портала, как между ним и привычной бездной что-то промелькнуло. Откуда взялась эта тень, Саске не знал. Кроме него и Сакуры, в этом измерении больше не было иных источников чакры. Мгновенно он немного согнулся, будто кто-то или что-то ударило ему под дых. Перед глазами начало всё плыть, и впереди виднелась лишь чёрная пустота. Саске чуть крепче сжал ладонь на спине Сакуры, чтобы не уронить её. Явно что-то пошло не так, но размышлять над этим времени у него не было. Сейчас самое главное — это попасть в нужную реальность, в чём Саске начал сомневаться.

Внезапно его чакра начала с бешеной скоростью растрачиваться. Не хотелось бы остаться на перекрестке двух миров. Показался белый свет, который успел ослепить Саске, что вызвало минутную дезориентацию в пространстве. Он почувствовал под ногами невесомость. Его зрение быстро адаптировалось, и Учиха краем глаза успел заметить, что их вынесло из портала на приличную высоту над глубокими сугробами. Неужели он снова вернулся в ледяное измерение? Саске внезапно испытал опустошённость в области чуть ниже груди — чакра была на нуле. Всё, что мог в данный момент сделать Учиха, пока они стремглав падали вниз, — прижать Сакуру к своей груди и сгруппироваться, чтобы принять весь удар на себя.

***

Смеркалось. Уличные фонари плавно загорались друг за другом, словно вереница, разгоняя потёмки своим тусклым свечением. Какаши сидел за обваленным стопками бумаг столом, просматривая скучающим взглядом очередную бумажку, которую молча подсунула секретарша. Проигнорировав половину слов, он на автомате поставил печать и отдал документ помощнице. Дела с бухгалтерий продвигались туго, а всё потому, что его голова была забита далеко не бумажной волокитой, а своими учениками.

Прошло уже двенадцать часов с того момента, как Саске отправился на поиски Сакуры, которую похитил, по словам Учихи, какой-то потомок Ооцуцуки — пока неизвестная миру шиноби личность. Для чего этому незнакомцу нужна Харуно? У Хокаге было несколько версий по этому поводу; первым и весьма очевидным являлся тот факт, что, возможно, ему нужна сама Сакура, которая овладела Бьякуга, — вторая женщина во всём мире после Цунаде. Были также догадки, что посредством Харуно этот новый враг пытался добраться до Саске. Но откуда у него такие огромные познания в личной жизни Учихи? Вероятно, у него есть какие-то уникальные способности, позволившие ему столь тщательно проанализировать учеников Какаши. Отсюда вопрос: какого рода способностями владел этот Ооцуцуки? Пожалуй, эти ответы были самыми важными для досконального понимания сложившейся ситуации.

Конечно, как бы Хатаке ни думал о том, что Сакура намного сильнее, чем казалась, его инстинктивное внутреннее волнение никуда не девалось. Он помнил её слабой и тощей девочкой, конечно, упрямой и бойкой, но всё же нежной и уязвимой в своей любви к Саске. Какаши даже пришлось провести беседу с её родителями и успокаивать Мебуки, которая уже привыкла к тому, что её дочка редко покидала территорию деревни. Для полноценного трудового дня ему как раз не хватало женских слёз и истерики. В тот момент, когда он мечтательно дожидался того времени, когда сможет отправиться домой, повисшего в прострации Хатаке вдруг отвлек громкий глухой звук.

— Какаши-сенсей, я купил нам рамен и пельменей! — открывая ногой дверь в кабинет Хокаге, бодро сказал Наруто, так как его руки были забиты пакетами с продуктами.

Хатаке устало вздохнул и откинулся на своё вертящиеся кресло. Не прошло и десяти минут, как Узумаки снова нагрянул к нему. Что душой кривить, Какаши за несколько часов слегка утомился от своего шумного ученика. Он полагал, что, отправив Наруто в Рамен Ичираку, где его бы встретили привычные толпы поклонников, сможет отвлечь парня от переживаний за друзей. Видимо, решение остаться в деревне и позволить Саске действовать в одиночку изрядно дёргало Узумаки за нервы, но он стойко воздерживался от порывов кинуться вслед за Учихой. Да и что сказать, без созданного Саске портала никто не сможет отправиться в другие измерения, даже если и возникнет такая нужда. Этот факт являлся ещё одним из многих покалывающих сердце Хатаке. Он головой отвечал за действия Учихи перед Пятью Каге, а тут такая ситуация.

— Я тут подумал, — смущённо почесал затылок Наруто. — Что вы, наверное, голодны. Ведь целый день сидите за этими дурацкими бумажками. Поэтому решил и вас угостить.

— Ладно, давай поедим, — сдался Какаши, усмехаясь под маской. — Пожалуй, нам будет нужен чайник и палочки. Хотя вижу, что Теучи всё упаковал как надо.

— А от теме не было вестей? — украдкой спросил Наруто, отрывая крышечку контейнера.

— Ты каждые десять минут спрашиваешь об этом, наберись терпения, Наруто.

— Ладно. Так у вас есть идеи насчёт этого Ооцуцуки?

Хатаке не успел и рта раскрыть, как в окно кто-то три раза постучался. Он повернулся и увидел небольшого ястреба, сидящего на подоконнике, вылупившего свои огромные янтарные очи. Птица явно изучала помещение, изредка моргая. Какаши открыл окно и протянул руку к маленькому футлярчику, где находилась записка. Как только известие было передано в нужные руки, призывный ястреб в мгновение растворился в облаке дыма. Какаши, раскрыв листок, быстро пробежался взглядом по содержанию. В комнате ощущалась нетерпимость активно жующего рамен Узумаки.

«Сакуру нашёл в пустынном измерении. Она без сознания. Вернёмся, как только закончится песчаная буря. Поэтому будьте готовы».

— Ну что там, Какаши-сенсей?! — взволнованно верещал Узумаки.

Какаши молча отдал послание Наруто, чтобы тот наконец успокоился. В этот момент в кабинет открылась дверь и показалось уставшее и сонное лицо его секретарши. В мыслях Хатаке уже формировались определённые обстоятельства, в которых оказались двое из его учеников. Сакура, должно быть, истощена до предела или ранена, если без сознания. Необходимо быть готовыми к любому раскладу, поэтому Хатаке прочистил горло и выдал приказ вошедшей девушке:

— Предупредите главного врача в больнице. Необходимо подготовить отдельную палату.

— Всё будет сделано, — без лишних вопросов она подчинилась и, развернувшись на каблуках, вышла в коридор, прикрыв дверь.

— Может, пойти за ними? — спросил Наруто, взглянув искрящимися глазами на Хатаке.

Вдумчиво потирая скрытый под маской подбородок, Какаши пытался не поддаваться волнам энергии и полной готовности, что исходили от Узумаки. Он понимал все причины, но также осознавал суть послания от Саске. Они застряли в песчаной буре и вряд ли выберутся из того измерения раньше утра. Второй камень на пути к незамедлительным действиям был в том, что не было смысла выбегать им навстречу, ведь Саске откроет портал прямо в Коноху. Состояние Сакуры критическое, медлить он не станет, значит, объявится, скорее всего, прямо в больницу. Волнение Узумаки было оправданным, но смысла поднимать на ноги половину деревни в час ночи не было. Саске с Сакурой вернутся под утро, и никто не в силах что-либо предпринять, чтобы помочь им раньше времени. Подняв на Узумаки уставший взор, Хатаке промолвил:

— Мы просто будем ждать их, а после окончательно разберёмся в этом деле.

— Но, Какаши-сенсей! Сакура-чан ранена! — сжав в кулак записку, сказал Наруто.

— Я понимаю. Сам подумай, мы ничего не можем сделать. Саске единственный в мире, кто может открыть для них проход. Придётся ждать, как бы тебе не было неприятно или беспокойно за своих друзей. Советую отдохнуть, ведь после их возвращения мы соберём команду для поисков и ликвидации этого Ооцуцуки. Ты должен быть полон сил, Наруто.

— Эх, понимаю, просто я волнуюсь, даттебайо!

— Увидимся утром, — одарив Узумаки многозначительным взглядом, Хатаке присел обратно в кресло, отодвинув в сторону контейнеры с остывающей едой и какие-то документы.

— Спокойной ночи, Какаши-сенсей!

Облегчённо вздохнув, Хатаке откинулся на спинку кресла, проводив героя Конохи усталым взглядом. На самом деле Хокаге волновался за своих повзрослевших учеников не меньше, чем во время их первой миссии в качестве генинов. Хоть прошло уже много лет с того дня, но некий отцовский инстинкт не покидал душу Какаши, особенно когда одному из них грозила смертельная опасность. Конечно, не стоило забывать, что Сакура одна из самых сильных куноичи в деревне и лучшая ученица Цунаде. Она способна позаботиться о себе, так почему же на душе так неспокойно? Опять эти странные предчувствия, которые Хатаке игнорировал. Через несколько часов всё разрешится, и с этими мыслями, прикрыв веки, Какаши решил последовать своему же совету и немного вздремнуть.
Утверждено Evgenya
Kannome
Фанфик опубликован 24 февраля 2017 года в 00:27 пользователем Kannome.
За это время его прочитали 619 раз и оставили 0 комментариев.