Таблички

Категория: Романтика
Название: Союз: Девочка
Автор: Шиона (Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: романтика, повседневность, юмор
Типы: гет, джен
Персонажи: Мадара/Хината, дети
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: цикл драбблов/миников
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Изуна у них тут самый нормальный.
На табличках пишет.
Кухню не сжигает.
Изуна тонул в книгах, и очень быстро проглотил все детские книги, которые у них имелись. Хината всунула ему взрослые, запаслась свитками с техниками фуинджитсу, где важна точность и быстрота символов, и принялась учить сына катакане и кандзи. В чтении он пока путался, но символы рисовал ровно.
Изуна каким-то чудом рос очень спокойным. Хьюга невольно видела в нём себя: волосы обоих близнецов уже отливали иссиним, не углём учиховским, однако только Изуна предпочитал слушать, а не говорить, перебивая, спорил с родителями гораздо реже брата и в большим интересом кормил соколов в общем птичнике, чем расшибал руки на тренировках. Но уверенности в нём было намного больше, чем у Хинаты в Академии; тихим он казался на фоне громкого окружения.
Вот и сейчас он очень тихо сидел на остатках стула, игнорировал запах гари и старательно, высунув язык, выводил на куске картона надпись.
- Хината, я не… Я просто показывал печати, я не думал, что…
- Это тебя не оправдывает.
- Нет, я правда не думал, что если просто повторит…
- Прекрати спорить. С тобой я вообще разведусь.
- Мы не женаты.
- Поженимся, чтобы я смогла развестись.
- Слушай, кто ж знал…
Хината молча подняла руку. Учиха прикусил язык.
- Мама, я дописал! – радостно сообщил Изуна.
- Да? Дай посмотрю… так, этот иероглиф пишется вот так… и ты забыл штрих. Исправь. Отлично, молодец.
Хьюга протянула кусок картона Мадаре. Он мог бы казаться злым и страшным сейчас – если б не пытался прятать оба глаза за чёлкой и не ковырял бы босой ногой маленькую кучку серого пепла на полу. Один рукав его водолазки обгорел, и Хината, смотря на него, пыталась вспомнить, за что полюбила его, какими силами провела с этим человеком почти десять лет, и где прятался весь этот огромный кусок идиотизма.
Как с таким вообще можно выжить? Жить?
Где она его пропустила?
- Мам… ну мы случайно…
- Карасу, ты не виноват. Но такие глупости – всё равно глупости.
- Ты нас накажешь?
- Я подумаю, - кивнула Хьюга и закинула ногу за ногу. Подула на кусок сгоревшей бумаги, ощутила запах жженых волос. Надо будет посмотреть, от кого конкретно. – Так, Изуна, в первом иероглифе четыре черты, вторая должна быть самой длинной… Вот так! Ты быстро учишься.
- Спасибо, мам.
Изуна улыбался, и Карасу посмотрел на него укоризненно, когда забрал у него кусок картона и выставил перед собой.
В отличие от брата, Карасу мог бы быть похож на Хинату – но на чертах внешности сходство и заканчивалось. После тренировок он приходил грязным с ног до головы, после каждого спарринга лихорадочно блестели глаза, и в половине сумасшедших идей Хьюга подозревала его, а не боевую подругу Нану, тем более что та из девочки становилась постепенно девушкой и порой воротила от младших нос. Но безопасней жизнь не стала, и в чём была необходимость наглой кражи отцовского гунбая, Хинате так никто не объяснил.
Зря Мадара научил их управлять чакрой так рано, уверенно объясняя это тем, что раз он смог, то и они смогут. Теперь не угонишься – вверх по зданиям-то.
Зато на воду Карасу жадно зарился и периодически окунался с головой, так как стоять получалось через раз только.
Карасу пострадал больше всех – потому что прыткости Мадары ему не хватало, а шило было правильных размеров и правильном месте. Он набил синяков: видимо, метался, - был с ног до головы покрыт копотью, а волосы ниже плеч, которые братья раньше завязывали в одинаковые хвосты на затылке, почему-то теперь были обрезаны по уши. Хината вдруг узнала почерк этой странной причёски – так когда-то Мадара сам себя стриг, используя вместо ножниц кунай и обрезая так, как режется.
Кажется, загадка жжёных волос открыта.
Вот же…
- А какое местоимение мне писать для Минене? – Изуна поднял голову от записи.
Хината задумалась. Дочка всё ещё говорила мало, всё ещё не смотрела в глаза собеседнику, но когда говорила местоимения скакали у неё с женского на нейтральный*, а временами она ограничивалась и вовсе короткими фразами, которыми далеко было до предложений. Это был итог длительной работы с ней – а практически полное отсутствие контакта с чужими людьми Мадара в итоге счёл за плюс.
С одной стороны, он был не прав.
С другой стороны, у Минене другие способности.
- Давай спросим у неё, - решила Хьюга, заметив, что дочь складывает пальцы в замок и расцепляет, следя лишь за этим, уже сорок секунд. - Минене?
- А?
Пальцы не расцепила.
- Как нам тебя подписать?
Ей понадобилось время, чтобы сфокусироваться на вопросе. Хината терпеливо ждала, размышляя о том, что дочка научилась ходить по деревьям не только намного раньше неё самой, но и в более раннем возрасте, чем оба старших брата.
Почему-то если речь шла о том, чтобы залезть на потолок, проблем с концентрацией у неё никогда не было. А хотя надо ли ей сильно на этом концентрироваться?
С чакрой у Минене отношения были лучше, чем с общением.
- Нейтральным, - ответила наконец Минене.
- Руки расцепи, золотко, - Минене расцепила.
Хината проверила грамотность написания – ошибок у Изуны было уже меньше – и протянула табличку Минене. Та закрыла глаза, пощупала её, кивнула чему-то своему, но скопировала скорбно-виноватые позы брата и отца.
В Минене не было от Хинаты ничего. Даже серые глаза казались Хинате обманкой, чтобы окружающих путать – потому что не Хьюга она была, не Хьюга…
От Мадары в ней было всё, если верить словам самого Мадары, задумчиво утверждающегося, что вернулся назад во времени и посмотрелся в зеркало. Узкие плечи, птичьи косточки, иголки торчащих во все стороны дегтевых волос. Быстрая вдруг, сильная вдруг, ловкая вдруг – и весь талант знаменитого Учиха Мадары предпочёл девочку мальчикам.
Минене уже догоняла обоих братьев. Ещё лет пять – и ни Изуна, ни Карасу не смогут обогнать сестру.
Мадара светился гордостью. Минене росла его любимицей.
Сейчас она была самой чистой и, при всех обстоятельствах, испытывала меньше всего чувства вины. Ну, и правильно, Хьюга считала, что она ещё слишком маленькая.
К тому же, перед тем, как уйти в молчание, она извинилась. А не высыпала на Хинату волны оправданий.
Хьюга вытащила из-за пазухи новенький фотоаппарат. Именно за ним они вышли с Изуной гулять в магазин; в письмах Тен-Тен выпрашивала фотографии детей, да и самой Хинате захотелось иметь альбом…
Что ж.
- Так, выставьте ровнее… и улыбочку!
Щёлк!
«Я учил малолетних детей катону в замкнутом пространстве», - значилось на табличке в руках Мадары.
«Я пытался научиться катону в замкнутом пространстве», - было написано на куске картона в руках наиболее пострадавшего Карасу.
А на табличке младшенькой дочки была выведена аккуратная надпись:
«Я научилась катону в замкнутом пространстве».
Кухня сгорела напрочь – недостатка в чакре Минене не испытывала, всё ещё горела внутри энергия миниатюрной сверхновой…
Ближайшие месяцы обещали восхитительный капитальный ремонт.

*Особенности японского языка, в частности, большее разнообразие личных местоимений. Под нейтральным здесь подразумевается местоимение «дзибун», которое может использоваться и женщинами, и мужчинами для указания себя.
Утверждено ф.
Шиона
Фанфик опубликован 11 Февраля 2018 года в 15:14 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 134 раза и оставили 0 комментариев.