Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Хентай/Яой/Юри Свободный демон: возраждающее пламя. Глава 5. Часть 3

Свободный демон: возраждающее пламя. Глава 5. Часть 3

Категория: Хентай/Яой/Юри
**

- Ну, давай, ведь в прошлый раз мы же делали это…
- Нет, я не могу, - стеснялась Конан и отстранилась от Пейна.
- Все равно никого нет, никто не увидит нас, - уговаривал ее Пейн.
- Даже не знаю, в прошлый раз не было так холодно…
- А чем же нам еще сейчас заниматься? – поинтересовался Пейн и развел руками.
- Ладно, на раздевание так на раздевание! – согласилась Конан и достала из кармана карты.
- В этот раз я тебя обыграю! – пригрозил мужчина, усаживаясь на камни.
- Размечтался! – гордо задрала нос синевласая красавица. - Смотри не простудись!
- Не будь так самоуверенна, - усмехнулся он.

***

Одинокая темная фигура приближалась к пещере.
Хм… почти пришел. Или все-таки подождать Дейдару, хотя какая разница, все равно их всех придется ждать. А так хоть покажусь перед Пейном.
Учиха вдруг остановился и задумался. Посмотрел на небо, на медленно плывущие облака.
- Дейдара, мерзавец!!! Я ЧТО, ОДИН ПЕРЕД ПЕЙНОМ ДОЛЖЕН ОТЧИТЫВАТЬСЯ?!! – Итачи просто вышел из себя, и развернулся было обратно, как услышал из пещеры голоса.
- А снаружи кто-то есть!
- Давай, одевайся!
- Я то почти одета, а ты поживее можешь?
«О, боже! Я боюсь подумать о том, что там происходит!!!» - растерялся Учиха, но из вредности все равно заглянул в пещеру.
Он увидел, как Конан сидела и собирала разбросанные карты, а рядом стоял Пейн и натягивал свои штаны.
- Простите, что помешал, но я вернулся, - скромно заверил их Итачи, выглядывая из проема.
- ЭТО НЕ ТО, ЧТО ТЫ ПОДУМАЛ!!! – покраснели Пейн и Конан, уже полностью приведя себя в порядок.
- Только не говорите, что вы тут просто в карты играли, - не поверил им брюнет.
- Ладно, думай, что хочешь, - сдался Пейн.
- Кстати, а где Дейдара? – вдруг заметила Конан.
- Он задержится, - сухо ответил Итачи.
- А? – Пейн и Конан одновременно вспомнили слова Кисаме о том, что Итачи убьет Дейдару и не признается в этом.
- Эм… надеюсь, он жив? – осторожно поинтересовалась женщина.
- Вы думаете, что я убил его? – возмутился брюнет, указывая на себя большим пальцем.
- Мы об этом подумали уже давно, - холодно заверил Пейн.
- Признавайся, Дей сильно страдал или умер быстрой смертью! – наехала на него Конан.
- П-подождите минуточку! Что вы там себе навоображали?! – отступил от нее Итачи, подняв вверх согнутые в локтях руки.
- Тогда куда подевался Дейдара? – теперь напирал и Пейн.
- Да жив он, сейчас мило беседует с Кисаме и Зецу, сводя с ними счеты! – Итачи схватился за голову от досады.
Пейн и Конан подозрительно сверлили взглядом Учиху, словно не зная, верить или не верить ему.
- Пойдем разнимать их, а то они меня уже достали! – Конан схватила Пейна и Итачи за руку и потащила к выходу.
- Я не думаю, что это удачная идея… - но Учиху уже никто не слушал.

***

Дейдара осторожно проползал между кустами в высокой траве с фотоаппаратом в руке.
«Я должен это увидеть! Это все равно, что заснять совокупляющуюся акулу с кактусом! - с интересом юного натуралиста подумал блондин. - А вот и они!»
- И что нужно сделать? – Кисаме уставился на Алоэ.
- Сделай лицо попроще, неужто ты не догадался? – стушевался Зецу.
- Нет, а что?
- О, боже! Ты меня убиваешь, - Темный Зецу порой поражался им, - или ты только мечем умеешь шевелить, а не мозгами?
- Нарываешься? – рассердился мечник и склонился к нему.
- Кстати, я тоже не понял, как избавиться от яда! – подал голос Светлый Зецу.
- Ты тут еще… - Темный разочаровался в них.
- Раз ты такой умный, давай рассказывай! – обиделся Светлый.
- Я не виноват в твоей глупости, так что не возмущайся!
- А меня порой бесит твоя высокомерность! – парировал Светлый.
- Это то, что называется внутренним конфликтом, - пробубнил себе под нос Киса, наблюдая за ним. – Зецу! Прекрати ругаться сам с собой!
- А ты не вмешивайся!!!
- Со стороны это странно смотрится! Прекратите, и расскажите, наконец, как избавиться от этого?! Вы, бля, два шизофреника в одном лице!!! – Кисаме схватил Зецу за плечи и принялся его сильно трясти.
- Хорошо-хорошо! Только отпусти меня! – взмолился Алоэ и отпрянул назад, когда освободился.
«Короче, Светлый, чтобы не умереть, нужно переспать с тем, кто тоже отравлен!» - передал свою мысль Темный.
- ЧЕГО?! Я лучше сдохну, чем сделаю это!!! – выпалил Светлый Зецу, оглушая всех в округе.
- Что он тебе сказал? – недоумевал Киса.
- Ничего хорошего… - Зецу отвернулся от него, сел на корточки и принялся задумчиво ковырять палочкой в земле.
- Слушай, я вообще-то жить еще хочу, так что считайся и с моим мнением тоже, - Темный принялся уговаривать свою половинку.
- А ты не считаешься с МОИМ мнением!
- Так, ты снова заговорил сам с собой. Все, я ухожу… - обиделся на них Кисаме и принялся уходить.
- Нет! Стой! – Зецу набросился на него и повис на шее со спины.
- Хорошо, ты убедил меня. Доволен?! – сдался Светлый Зецу, все еще продолжая висеть на двухметровом мужчине.
- То тоже, - ответил Темный.
- Ну, раз вы договорились, то теперь объясните мне, - остановился Киса и отлепил от себя назойливого коллегу.
- Чего замолчал? – он развернулся к Алоэ.
Зецу вдруг смутился под его требовательным взглядом и резким голосом. Тогда он молча протянул руки и обвил ими шею Кисаме. Человек-Акула даже не успел что-либо сделать или возразить, когда понял, что его целуют в губы.
«Ммм… - Дейдара ощутил, как его телом овладевает адреналин, - а захватывает-то как!»
Затем Зецу отстранился и подозрительно посмотрел на слишком невозмутимого Кисаме.
- Теперь ты понял? – промолвил он.
- Ты голубой?! – очень удивился Киса.
- Т-ты… - нервы Зецу не выдержали и он от всей души ударил Кисаме по его зубастой физиономии.
У Кисы от неожиданности даже меч отстегнулся и упал на землю, а сам он оказался под деревом.
- Да ты просто… просто придурок!!! – продолжал гневаться Алоэ. У него просто не было слов для выражения своего негодования.
Ошеломленное выражение лица Человека-Акулы вдруг смягчилось, и мужчина принялся громко хохотать.
- Не вижу ничего смешного! – Зецу покраснел от злости.
- Прости, я понял, что нам нужно переспать с самого начала, просто дурака валял! – продолжал смеяться Киса. - Ты бы видел выражение своего лица! Ха-ха!
Светлого Зецу это так дико взбесило. Ведь тогда получается, что это он не мог дольше всех догадаться, пока ему не объяснили.
- Да я тебя просто урою!!! – рассвирепел он.
Кисаме ощутил жажду крови с его стороны.
- Тише-тише!!! – Кисаме пытался вернуть его в прежнее состояние. - Куда подевалось твое чувство юмора?!
- Прибью!!! – Зецу схватил Самехаду, которая лежала между ними, и замахнулся.
- Не делай этого! – воскликнул Киса, но было уже поздно.
Самехада не подчинилась Алоэ и выпустила острые шипы, пронзив его руки.
- Ауч! – меч выпал из рук, а Зецу упал на колени и уставился на свои окровавленные ладони.
- Дурак… - упрекнул его Темный Зецу.
- Что творишь?! Ты же знаешь, что этот меч слушается только меня! - негодовал мужчина, и присел рядом с Алоэ.
- Я забыл… черт… - голос Зецу охрип, руки затряслись, а кровь по капле пропитывала землю.
Кисаме вздохнул и осторожно взял его руки в свои ладони.
- Хм? – Зецу вздрогнул, но не вырывался, внимательно наблюдая за происходящим.
Мечник склонился и, вытащив язык, прикоснулся к кровоточащей ране. Зецу затаил дыхание, понимая шестым чувством, что это уже начало прелюдии. Внизу живота уже давно тянуло, а нежное прикосновение языка к ладони возбуждало еще сильнее.
Зецу пошевелил пальцами, тем самым нежно погладив ими по подбородку Кисаме. Мечник улыбнулся, обнажив ряд острых зубов, и с ладони поскользил вверх по руке. Вслед за языком потянулась и кровавая дорожка. Обогнув плечо, пройдя по ключице, пощекотав шею, язык добрался до подбородка и губ.
Дейдара с широко раскрытыми глазами и отвисшей челюстью наблюдал за их поцелуем. На лице загорелся румянец. Он раньше думал, что его просто стошнит от подобного зрелища, но оказалось, напротив, восхитило!
«Нужно подойти поближе», - решился блондин.
Он уже забыл про обиду и гнев, им двигало любопытство.
Зецу яростно отвечал на поцелуй, обвил своего любовника руками за шею и марал его кровью. Кисаме обнял его одной рукой за талию, второй расстегнул плащ и принялся скользить по черно-белой коже.
- Ммм! – томно простонал Алоэ, из-за действия его кожа стала невероятно чувствительной, и теперь тело готово отдаться любым ласкам.
У Дея кровь из носа пошла, и он ощутил себя полным извращенцем.
«Не могу поверить! Меня ЭТО возбуждает!!!» - Дейдара сам себе сделал откровенное признание и постыдился.
Но Кисаме и Зецу, видимо, не хотели уделять много времени прелюдии. Алоэ позволил с себя стянуть плащ и штаны. Его взволнованное дыхание заставляло улыбаться Кисаме, когда он целовал молочно-белую половину шеи. Кожа источала приятный аромат, совсем не похожий человеческий: такой тонкий и легкий, словно зеленая трава, покрытая росой.
Кисаме не смог отказаться от соблазна прикусить его кожу и снова испытать вкус алой живительной влаги.
Светловолосый шпион в кустах закрыл лицо руками.
Моя кожа горит, наверно, я весь покраснел… Я не могу смотреть на это дальше, иначе сойду с ума.
Он опустил руки и снова посмотрел на странную парочку. В памяти тут же вспомнился Итачи. Его руки, поцелуи, дыхание, пронзительный взгляд. Дейдара выпустил немой стон, когда его телом охватила дрожь.
Ему вдруг захотелось снова испытать эту сладкую пытку. А, глядя на этих парней, Дея охватила зависть. Хотя он понимал, что их чувства – это всего лишь иллюзия, что после нейтрализации яда всё встанет на свои места. Но ему вдруг стало невероятно одиноко, хотелось вернуться к Учихе и полностью отдаться его рукам и губам.
«Нет, Итачи не такой, он у нас одинокий айсберг, ему на всех наплевать…» - Дейдару охватила дикая обида при такой мысли. Ему хотелось, чтобы этот человек был более теплым, но это было бы лишь видимостью…
Рука мечника стянула последнюю ткань с восставшей плоти любовника.
- О, он у тебя тоже черно-белый… - удивился и усмехнулся Кисаме, глядя на член Зецу.
- Прекрати смеяться! Мне и так неловко, а ты тут еще… - покраснел Алоэ и волком поглядел на мечника.
Тогда туманник опустился чуть ниже и, вытащив свой язык, провел им по двухцветной головке.
- Интересно, а оргазм у вас также один на двоих? – хищно улыбнулся Кисаме и погрузил твердую плоть в свой рот.
- А-а…ан! – не выдержал и простонал Зецу. Он был очень смущен тому, что сказал мечник.
Дейдара так внимательно наблюдал за этим безобразием, что даже не заметил, как по собственному подбородку потекли слюнки. Он тут же вспомнил, как Итачи удовлетворял его таким же способом. Все чувства еще были очень свежи и обострены, и рука сама потянулась книзу живота.
- Ах… Итачи… я так сильно хочу тебя… - еле слышно простонал Дей.
К его счастью, Кисаме и Зецу были слишком заняты, чтобы прислушиваться к посторонним звукам.
- Кисаме! Нет! Слишком быстро! Ах! – умолял его Алоэ, распластавшись на траве и дрожа от приближения кульминации.
Но мечник этого и ждал, поэтому задвигал головой еще активнее, что вызвало незамедлительную реакцию: промежность и живот Зецу испачкались в белой жидкости. Кисаме вытер свой рот и посмотрел на результат. Его любовник все еще дрожал и, закрыв глаза рукой, пытался прийти в себя после оргазма и отдышаться. Сейчас он казался невероятно беззащитным, но это тоже было лишь иллюзией.
А Дейдара все еще прибывал в ужасе от увиденного и от собственных переживаний. Ему Зецу также показался очень милым. Но от этого Дей только еще больше злился на самого себя… за предательство своим принципам.
- Хочешь, я тебе кое-что покажу?! – воодушевленно произнес Кисаме и, встав во весь рост, скинул с себя всю одежду.
- А? – Зецу перевел взгляд на мечника.
Раньше он думал, что его уже ничего не удивит. Но, опустив взгляд ниже, Алоэ увидел два уже твердых больших члена.
Что касается Дейдары, то он просто окаменел с раскрытым ртом, с огромными глазами в тихом ужасе. Мало того, что Кисаме огромный и накаченный, имеет благородный профиль, синюю кожу, так еще и два члена в очень хорошем качестве. А когда мечник еще напряг грудные мышцы…
«О, боже! Они еще и ше-ве-ля-тся…» - запаниковал Дей так, словно это его иметь будут, а не Зецу.
«Почему мы назвались «Акацуки», а не «Мутанты» или «Особенные»! – негодовал подрывник. У одного двухцветный член, у другого аж сразу два. Он уже попытался представить член, к примеру, Пейна, весь в пирсингах и с шипами, такой же грозный, как и сам его хозяин. Про Какудзу он старался не думать, это просто жертва студента-некролога. У Сасори… хм… у него этого органа вообще нет, но, по логике вещей, можно купить многофункциональный фаллоимитатор и сделать одну такую особенную марионетку. Но, главное, вступая в бой, не перепутать ее с марионеткой боевой, а то попадешь в неловкую ситуацию. И отбиваться придется только одним оружием.
Дейдара так и представляет себе это зрелище…
- Узри мою мощь, девочка! Это высшая степень искусства! Красота должна быть вечной! – гордо восклицает Сасори, показываясь перед врагом во всей своей красе и грозно жужжа работающим искусственным органом.
- Что за… - Сакура ломает свою детскую психику и падает в обморок.
- Упс! Простите, перепутал… – извиняется Сасори, роясь в свитках в поиске боевой марионетки…
Дей помотал головой, пытаясь прогнать подобную фантазию.
«Ужас! А я то ломал голову раньше, что своему господину дарить на праздники?! Но думаю, он бы не так меня понял», - про себя пошутил он.
- Ну что, какой выбираешь, левый или правый? – похабно поинтересовался Кисаме, продолжая насиловать психику Зецу и тех, кто смотрит на это.
- Эмм… А по-моему, они одинаковые, просто торчат в разные стороны, - не растерялся Алоэ и, поднимаясь, приблизился к мечнику.
«А я бы убежал! И взяли бы меня только изнасилованием!» - про себя комментировал Дей.
Протянув руки, Зецу прикоснулся к его груди и провел по рельефу мышц, пока не наткнулся на горячий от возбуждения член. Тогда он обхватил руками оба его органа и принялся стимулировать их.
Дей зажмурился и снова закрыл глаза руками. Его камера лежала рядом на траве и сама снимала эти редкие кадры из жизни организации Акацуки.
«Какой кошмар! Что я тут делаю?! А?!» - засмущался блондин и посмотрел на парней сквозь пальцы.
Кисаме уже сидел и притянул к себе Зецу, пытаясь насадить его на один из своих органов. Вместо смазки они использовали сперму, которую излил Алоэ.
Дейдару вдруг охватило какое-то странное чувство, ему захотелось отнять Зецу из объятий Кисаме и остановить это безумие.
«Наверное, это из УКЕшной солидарности…» - задумался подрывник.
- Кисаме, осторожно! Ты порвешь меня! – засопротивлялся и задрожал черно-белый мужчина.
- Не дергайся, цветочек! Иначе ты у меня станешь бабочкой с колом в… - но мечник решил не договаривать эту фразу, а поцеловал его в губы и крепко прижал к себе.
- Цветочек… гы-гы… - Дейдара кусал себе пальцы на руках, чтобы громко не рассмеяться. Как только Зецу не обзывали в этой жизни?
Подрывник продолжал смотреть на то, как все-таки Кисаме удалось проникнуть в Алоэ. А тот от боли вонзил свои острые зубы в его шею.
- А, черт! Не ешь меня! Я не вкусный! – возмущался мечник. – Ты же не самка богомола, в конце-то концов…
На что Зецу лишь скромно улыбнулся и обнял мечника, доверившись его рукам. Кисаме понял, что можно начинать движения внутри него.
Наблюдая за стонущем Зецу, Дей вспомнил самого себя в руках у Итачи. Возбуждение вновь охватило с новой силой. Он уже подумывал просто уйти, но не мог. Уткнувшись лбом в свою руку, блондин уже не смотрел на них, но он слышал Алоэ.
Член Дейдары уже давно пылал и болел от возбуждения.
«Нет, в таком состоянии я обратно не пойду! Да!» - решился он и залез рукой к себе в трусы.
Он закрыл глаза и вспоминал то, как отдавался Учихе. Ему вдруг захотелось, чтобы его смяли в объятиях, он согласен даже на грубость. Кожа требовала прикосновения рук и губ.
- Ан… ммм… - сдержанно застонал блондин, чтобы не перестонать Зецу, да и вообще, чтобы его не увидели.
Рукой он гладил свой член, а рот и язык на ладони ласкали его.
- А-а… Итачи… сделай мне это… ах… я хочу… да… - прерывисто задышал блондин, принявшись фантазировать и позабыв про внешний мир.
Движения руки были всё интенсивнее, а звуки всё громче.
- Да! Анх.. ах… Итачи… - Дей не знал, сколько прошло времени, но оргазм завладел его телом и разумом. Он уже забыл, что нужно вести себя тихо, и сам факт того, где он сейчас находится. Вытащив руку из штанов, он пытался отдышаться. Когда туман в голове развеялся, Дей ощутил чье-то присутствие.
- А? – приподнявшись на руках и посмотрев влево, он увидел Конан, Пейна и Итачи.
Они смотрели прямо на него. Выражение лица – кирпич. Только Учиха малость покрасневший.
Дейдара пришел в ужас, так как осознал, что они все видели и поняли.
- Ты, оказывается, так сладко стонешь, - заметила Конан и пихнула локтем под ребра Учихе, - но для некоторых это уже не открытие, не так ли?
Итачи никогда не думал, что потеряет дар речи от смущения. Дейдара же хотел провалиться сквозь землю. Мало того, что они видели и все слышали, так Дей еще и произносил ЕГО имя!
- Ха-ха! А мы то думали, кто тут прячется и стонет! – из кустов показались полуобнаженные Кисаме и Зецу. Видимо, они уже закончили все свои неотложные дела…
Дейдара успел подобрать камеру и, отвернувшись от всех, принялся ковырять палочкой в земле, как когда-то это делал Зецу.
- Не спрашивайте меня ни о чем, потому что мне очень стыдно, и я вам все равно ничего не отвечу… - стушевался Дей, рисуя круги на земле.
«Проклятье!!! Как я низко пал! Черт! Черт! Мне реально стыдно…» - самого себя ругал блондин.
- Что тут происходит? Почему вы тут занимаетесь этим, когда у нас так мало времени?! – возмутился Пейн, но обратил свой гнев на Кисаме и Зецу.
- А что сразу мы?! – запротестовал Зецу, указывая пальцем в сторону блондина. - Вот он зачинщик сего безобразия!
Дейдаре показалось физически, как в него пихнули пальцем.
- А еще он у меня отобрал фотоаппарат! – пожаловался и Кисаме.
- А зачем камера, если у тебя есть Зецу? – усмехнулся Дей, перестав ковырять в земле, и посмотрел на мечника через плечо.
- Что за детский сад!!! – Пейн просто вышел из себя. - Нам сейчас нужно запечатать очередного хвостатого и найти местонахождение альтернативы Девятихвостого! А вы тут балаган развели!!! Мне вас что, наказать?! Сейчас сами без меня будете запечатывать демона! И стойте там хоть вечность! Поняли меня?!!
Наступила гробовая тишина. Все ждали, когда уляжется буря в лице Пейна.
- Пейн, мы уже их встретили, но Дейдара применил яд, чтобы совершить возмездие за прошлые обиды, - самым смелым оказался Темный Зецу. – Эта отрава вызывает сильнейшее сексуальное влечение, которое нейтрализуется только одним способом. Поэтому пришлось задержаться, иначе бы яд убил нас.
Просто и доступно объяснил Алоэ.
- Дейдара вообще какой-то извращенец, это ж надо еще додуматься до такого! – подал возмущенный голос и мечник.
- А?! – Дейдара был ошарашен подобным заявлением и, выронив ветку, он встал во весь рост. – Следи за базаром! Лучше молчи как рыба!!! Да!!!
- Ха! А кто это недавно дрочил, глядя на нас несколько минут назад?! – огрызнулся Кисаме и хищно улыбнулся.
Все присутствующие ощутили невероятную жажду крови со стороны Дейдары.
- Довольно, драчуны!!! – теперь разозлилась и Конан.
Снова наступила тишина, и все посмотрели на женщину, о чем-то задумавшись.
- Хм… драчун – это существительное, от какого глагола ты образовала? От «драться» или «дрочить»? – теперь тишину нарушил Дейдара, смутив Конан.
- Видите?! Вот истинное лицо извращенца! – Кисаме не упустил момента, чтобы снова позлить блондина.
Дей думал, что просто взорвется от злости, стыда и обиды.
- А ну, ЗАТКНИТЕСЬ!!! – но первым взорвался Пейн, тем самым обратив на себя внимания. – Дейдара!
Быстрым шагом лидер Акацуки направился прямо к блондину.
«О, боже! Это уже серьезно!» - про себя заметил Темный Зецу.
«Где Хидан, он бы помолился за душу этого смертника...» - подумал Светлый Зецу.
«Ха! Встрял! Аминь», - ликовал Кисаме.
«Бедолага…» - посочувствовала Конан.
«…!!!» - подумал Итачи.
«Ааааааа!!! Он нашел крайнего!!!» - запаниковал Дей, но сохранил внешнее спокойствие.
- Пока ты не воскрес, в организации был порядок, Дейдара! – Пейн довольно грубо схватил блондина за запястье.
- Что ты задумал?! – испугался Дей, оценив крепкую хватку лидера.
- Прости, Дейдара, но другого выхода я не нахожу, - видимо, Пейн не хотел его наказывать, - но пусть это будет примером и для остальных.
Лидер потащил сопротивляющегося блондина в сторону пещеры. Остальные члены организации посмотрели на них, а потом друг на друга, и как цыплята, молча последовали за Пейном.
Пройдя в пещеру, Пейн отпустил руку Дейдары и, сложив несколько печатей, призвал девятиглазую статую. Дей только сейчас обнаружил лежащего на камнях человека.
«Медиум…» - догадался подрывник и перевел взгляд на лидера.
- Что от меня требуется? – заволновался Дей.
Глаза Пейна таинственно заблестели, а уголки рта приподнялись в еле заметной улыбке. Он неторопливо указал пальцем в бессознательного мужчину.
- Будешь запечатывать один, считай это наказанием, - пояснил лидер и заглянул в растерянные глаза Дея.
- ЧЕГО?! – возразил блондин и покачал головой, - вы хоть представляете, сколько на это уйдет времени?! Да?!
- Ты и так нас заставил долго ждать, так что можем еще потерпеть, - все тем же спокойным тоном говорил Пейн и указал глазами на статую.
Дейдара с надеждой оглянулся на остальных ребят, ища заступника, но они смотрели на него с каменными лицами. Тогда Дейдара обиженно цыкнул и подошел к статуе. Тут он вспомнил, что у него кольцо Итачи, и становиться теперь нужно не на указательный палец правой руки статуи, а на безымянный. Террорист покраснел, но запрыгнул, и молча принялся складывать печати.
- Дейдара, ты же вроде раньше не там стоял? – недоумевал Пейн, засомневавшийся в собственной памяти.
- А он у нас теперь Учиха Дейдара! – весело воскликнул Кисаме.
Итачи и Дейдара хором покраснели.
- Что это значит? – не понял лидер и посмотрел на истинного Учиху.
- Мы поменялись кольцами… - скромно ответил Итачи и отвел взгляд.
- Обручились?! – теперь подала голос и Конан. Её щеки запылали румянцем, - как мило.
- Нет, это клятва в вечной ненависти друг к другу! – не выдержал Дейдара, и все посмотрели на него.
- Все равно, мило, - она настаивала на своем.
Дейдара странно почувствовал себя. Статуя слишком много поглощала у него чакры. Прошло всего несколько часов, и Дей понял, что не выстоит и суток. Одному человеку не по силам извлечь демона таким способом.
«Что же делать?! Но молить о помощи я не собираюсь!» - гордо подумал подрывник, но телом охватила неестественная дрожь. Словно демон внутри него самого разбушевался.
«Так-так, моему зверю это наказание не по душе…» - заметил он и посмотрел на человека, из которого извлекался демон.
Черт, как все серьезно! Если я не раздобуду Девятихвостого, то я пропал!
- Зецу, иди сюда! – поманила его Конан, держа в руках аптечку. - Не ходи с такими ранами.
Алоэ посмотрел на свои руки: дрожь до сих пор сохранялась, но кровотечение уже остановилось. Он молча приблизился к женщине и позволил обработать и перевязать раны.
Пейн и Итачи изучали полученные свитки.
- Эти надписи очень древние… - сдался Пейн, все эти иероглифы казались ему непонятными насекомыми. - Может, изображения дадут подсказку?
Итачи вздохнул и, сев поудобней, на коленях раскрыл один из свитков. Ему в глаза попалось другое изображение птицы, которое показалось уж больно знакомым.
«Дейдара… это печать на крестце Дейдары!!!» - осенило Учиху, и он поднял взгляд на одинокую фигуру, стоящую на статуе.
Итачи вспомнил огненные крылья, желтые глаза и невероятную физическую силу. Он активировал шаринган и заметил слабое изменение в чакре блондина, словно вот-вот вновь появятся крылья.
Черт возьми! Вот твой секрет, Дейдара! Тебя воскресил этот демон и поселился в теле! Не знаю, где ты его нашел, но теперь ты медиум! Вот причина твоей неуравновешенности! Ведь он тебя вынуждает подчиняться звериным эмоциям, не так ли?
- Что ты там такое увидел? – поинтересовался Пейн, заметив необычно удивленное выражение лица у Учихи.
- Ничего, - Итачи ловко свернул свиток, - нам нужен специалист в этой области; зачем изобретать новый дешифратор, если он наверняка есть.
- Пожалуй, ты прав, - задумался Пейн и принялся аккуратно складывать все свитки.
«И что же мне теперь делать? – озадачился Учиха и обратно перевел взгляд на Дейдару. – Хм… интересно, что задумал Дей? Ведь он теперь МОЯ цель, и он знает об этом. Но почему тогда он не убежал и не скрылся от нас? Или он надеялся, что мы не заподозрим его?»
К утру Дей уже тяжело задышал, а телом охватила слабость и дрожь. Но не только физическую усталость он терпел всю ночь. Кисаме и Зецу отпускали грязные шуточки, пока это не достало самого лидера.
- Если сейчас кто-то начнет его дразнить, то встанет рядом и будет участвовать в обряде, - пригрозил Пейн и покосился на Кисаме с Зецу. Те недовольно поворчали, но успокоились.
Дейдара почувствовал себя провинившимся ребенком, которого поставили в угол.
- Пейн, обряд убьет его, - заволновался Учиха.
- Но он еще на удивление держится, - Пейн посмотрел на мучения блондина, - на то оно и наказание.
«Все, я на пределе! Если статуя сожрет всю мою чакру, то я мертвец!» - рассуждал террорист и упал на колени. Эта статуя ему уже давно почудилась ненасытным животным. Еще чуть-чуть и Дейдаре покажется, что она рано или поздно заговорит.
Но если я прерву ритуал, то меня убьет Пейн! Тогда у меня не остается другого выхода!
Дейдара набрал в легкие побольше воздуха. Пора открывать второе дыхание!
Он ощутил, как чакра легендарного Феникса распространяется по всему телу, и теперь он снова смог подняться на ноги.
- Не делай этого, - вдруг рядом раздался голос Итачи.
- А? – Дей посмотрел налево и на указательном пальце статуи обнаружил Учиху. Он тоже подключился к обряду.
«Спасибо…» - мысленно поблагодарил его блондин и мгновенно лишился сил и чувств.
- Он расшибется! – воскликнула Конан, заметив падающего парня со статуи.
Пейн ловко переместился в воздухе и поймал блондина.
- Жив? – поинтересовался Зецу, приготовив вилку и нож.
- Дышит, значит живой, - разочаровал его Пейн, все еще держа парня на руках.
- Хм… жаль… - Алоэ спрятал столовые приборы.
Конан из сумки достала новый плащ, который она приготовила для Дейдары, и расстелила его, чтобы Пейн положил на него парня.
Лидер уложил Дейдару и коснулся его лба, чтобы поделиться своей чакрой.
- Ммм… - ресницы блондина вздрогнули, и он приоткрыл глаза.
- Твоя чакра почти на нуле, - произнес лидер, продолжая лечить его.
- Хм… - Дейдара попытался пошевелиться, но не мог.
- Не трать силы, - Пейн запретил ему двигаться.
- Это уже второй раз, когда я открываю глаза и вижу вас… - очень тихо произнес Дей, но его расслышал только Пейн, - …вы ведь не такой как мы? Вы хоть и лидер такой грозной организации, но вы добрее нас… да…
- Ты слишком много разговариваешь для того, кто сейчас мог умереть, - Пейн по-прежнему сохранял каменное выражение лица.
Но Дейдара лишь скромно улыбнулся ему. Лидер молча опустил свою руку со лба парня на щеку и провел большим пальцем по приоткрытой нижней губе. Их взгляды встретились.
- Пейн, хватит с ним нянчиться! Сам оклемается, мы все уже на своих местах! – окликнул его Темный Зецу, стоя на мизинце правой руки статуи.
Пейн еще на секунду задержал взгляд на глазах блондина, а затем выпрямился и оглянулся.
- А я то думал, что вы не догадаетесь, и мне придется опять давать вам нагоняй, - удивился лидер и прыгнул на большой палец правой руки, где ему и положено стоять. Предстояло потратить еще много сил на извлечение демона…
Дей долгое время смотрел на них, пока не заметил одну вещь.
- Ребята, а чей этот плащ, на котором я лежу, ммм? - его смутило то, что все были в плащах.
- Я его сшила для тебя, Дейдара, - отозвалась Конан, но на него не посмотрела.
- Ты сама сшила всем плащи?! Да? – очень изумился блондин.
- А-а?! – удивленно ожили и остальные парни, кроме Пейна, и посмотрели на женщину.
- Ну, Какудзу говорил, что если купить ткань и сшить, выйдет намного дешевле, чем заказывать, - смутилась она.
Светлый Зецу:
- Теперь я понимаю…
Темный Зецу:
- …откуда…
Дейдара:
- …эти…
Кисаме:
- …гламурные облака!
Утверждено ирин
Hizu
Фанфик опубликован 09 июля 2011 года в 16:34 пользователем Hizu.
За это время его прочитали 2201 раз и оставили 0 комментариев.