Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Фэнтези/Фантастика Спустившиеся со звёзд: Сила в единстве. Пролог

Спустившиеся со звёзд: Сила в единстве. Пролог

Категория: Фэнтези/Фантастика
Спустившиеся со звёзд: Сила в единстве. Пролог
Говорят, время лечит. Говорят, раны затягиваются. Говорят, боль уходит.

Говорят, но лгут. Сакура теперь это знала по собственному опыту. Время ни черта не лечит. Раны ни черта не затягиваются. Боль не уходит.

Прошло уже больше года с того злополучного дня на Алиаде, когда весь её мир в очередной раз разлетелся на маленькие осколки. Разбился, осыпаясь на Сакуру душем из стекла и впиваясь в кожу. Было невыносимо больно, даже хуже, чем когда её насильно увезли с Земли. В первые дни, смотря на Харуно, Карин даже задумывалась, а сможет ли она оправиться, не свихнётся ли?

Сакура смогла. Это заняло много времени, но у неё получилось. Подобно маленькому ребёнку, пытающемуся починить любимую игрушку, она плакала и собирала свой разбившийся мир. И если раньше рядом были друзья, то в этот раз она была одна. Карин, хоть и хотела, не могла ничем помочь. Узумаки не Хьюго; тепло своего сердца посторонним она дарить попросту не умела.

В первые несколько дней полёта Сакура не выходила из каюты, круглыми сутками спала или смотрела в потолок. Мысли крутились вокруг оставшегося на Алиаде Саске. Где он? Как? Всё ли в порядке? И, наконец, почему он так поступил? На ум тут же приходили его слова об их отношениях.

"Ты дороже", - сказал тогда он. Думал ли этот идиот о себе? Вряд ли. И кто теперь скажет, что Саске - эгоист? Только не для неё.

Себя же жалеть она перестала довольно быстро. Но легче от этого не становилось.

Первым толчком к выходу из этого состояния стал факт поломки навигатора и сбоя в курсе корабля. Эту информацию Сакура усекла краем уха, когда первый раз вышла из каюты и увидела, с каким остервенением Карин копается в картах и ругается на главный компьютер. Этот шаттл всё же, видимо, был другой, хотя чем-то и напоминал тот, на котором они прилетели на Алиаду.

Узумаки тогда было не до смеха. Они летали в открытом космосе без какой-либо надежды около двух недель, прежде чем встретили сигнал пролетающего где-то рядом корабля и отправили просьбу о помощи. На свой страх и риск, потому что кто там летел, они не знали.

В итоге, им несказанно повезло, - их заметили. Длинный, чёрный шаттл с обтекаемыми формами быстро к ним присоединился. Когда переход между кораблями был открыт, Сакуре готова была биться головой об стенку, - судьба у неё какая-то долбанутая. В переходе стоял тот самый синекожый тип с бандитской рожей. Заметив мини-лазер* в руках Карин он рассмеялся, однако смех его резко оборвался, когда взгляд наткнулся на знакомую розоволосую девчонку. Красные глаза, потрёпанный вид.

- Жизнь - сука, да? - Сакура в ответ лишь мрачно кивнула, игнорируя удивлённую Узумаки. Было как-то вообще не до эмоций и разъяснений.

Так она вновь попала к космическим пиратам. К огромному её удивлению, их приняли, как гостей, не отправив в камеры и не накачав стальбином. Хотя могли бы, по крайней мере, Сакуру. Ибо в прошлый раз их добротой она пренебрегла, а такое обычно не прощают.

Постепенно, они адаптировались к новой жизни. Узумаки, сначала находящаяся в неком шоке - они направлялись обратно на Землю, а попали к космическим пиратам, - довольно быстро смогла наладить контакт с Дейдарой, тем самым пареньком с Земли. Из всей семёрки он выглядел самым общительным. Изредка она пыталась поговорить с Сакурой, и у них даже выходили полноценные беседы, но дальше "одноразовых" разговоров никогда не заходило. Они были слишком разные. Да и Узумаки не знала, как и о чём можно с Сакурой поговорить, а окоченелой от апатии Харуно было как-то не до дружбы. Первые несколько месяцев она слонялась по зданию, как амёба. Ничто не интересно, ничто не трогает. Даже проходя по утрам на прогулку мимо клеток с рабами, она ничего не чувствовала. Да, она изменилась. Какая-то детская вера в справедливость умерла в ней, оставляя за собой выжженное пространство, постепенно заполняющееся болью и неуверенностью в себе.

И её никто не трогал, пока однажды, спустя два с половиной месяца после их прилёта, Конан не зашла к ней в комнату и не попросила о помощи в оформлении зала к небольшому торжеству - дню рождения Дейдары. Сакура, последнее время сторонившаяся всякого рода активностей, сперва спросила, какого чёрта она, а не Карин, но позже всё же согласилась. Зал, в итоге, украшали она с Конан, Хиданом и Сасори. Вернее, украшал Хидан, Сасори молча наблюдал, а Сакура и Хаюми командовали, где и что повесить. Белобрысый матерился, проклинал всё и вся, но делал. Как позже выяснилось, обычно они прибегали к помощи рарвийцев, а затеяли это мероприятие для того, чтобы вывести Сакуру из состояния апатии. И это оказалось так весело, что было решено в будущем украшать зал всем вместе. Вообще, Сакуре они даже начали нравится. Их "работа", как тема для разговоров, всегда была табу. Они даже между собой её редко обсуждали. Поэтому принять их, как людей и личностей, было вполне легко. Спустя какое-то время, и их кровожадная профессия перестала восприниматься так остро. Мировоззрение Сакуры всё же сильно поменялось. Границы между злом и добром стёрлись. Это до чёртиков пугало Харуно, но ничего с этим поделать она уже не могла.

На шестом месяце проживания у пиратов, Сакура начала интересоваться устройством космических кораблей. А началось всё с глупого спора Дейдары и Хидана о том, кто из них лучше управляет эст-шаттлом**. Тогда она всего лишь спросила, как долго они уже сидят за штурвалом, - и понеслось. Поиск информации, расспросы, попытки общения с рарвийцами-механиками, потом предложение Сасори научить её вождению эст-шаттла(Сакура было очень удивлена, но согласилась), n-ное количество часов проб и ошибок, первый полёт... Это немного привело её в чувство. Постоянно чем-то занятая, она перестала ежеминутно загружать себя мрачными мыслями об оставшемся на Алиаде Саске. Боль возвращалась только по ночам, перед сном. Ощущение какого-то щемящего одиночества и тоски сдавливали душу и сердце в тиски, и не отпускали до самого рассвета, пока её не будила Конан, и они вместе не шли на завтрак...

Никто и никогда не спрашивал Сакуру, что случилось. Не трогал, не смотрел жалостливым взглядом. Скорее всего, Карин всё им рассказала, но то, что они не пытались лезть ей в душу, очень грело. Делиться воспоминаниями не хотелось. Скорее напротив, она ревностно охраняла их, не желая слушать чужих мнений. Сакура помнила каждое мгновение на Алиаде. Иногда по вечерам она специально заставляла себя думать о том времени, что она провела с Саске. Так ей казалось, они становились ближе, несмотря сотни разделяющих их звёзд.

Как-то так пролетел целый год. Намного больше, чем она провела с Саске. Она успела привыкнуть ко всем без исключения. Даже скупой на слова Итачи, замкнутый Пейн и молчаливый Сасори стали как-то по-особому близки. Раненое сердце, единожды напоровшись на боль, бесстрашно искало новых привязанностей, желая любви и поддержки. Сакуре казалось это мазохизмом, но, когда она немного отошла, всё вернулось на круги своя. Она больше не могла существовать без друзей, поэтому, в итоге, открылась всей команде космических пиратов. Возможно, именно здесь было её место. В конце концов, она тоже вне закона. Что на Земле, что на Алиаде.

Оставшихся на Алиаде друзей окончательно развело судьбой. Саске заключили под стражу, судили за измену планете и неисполнение обязанностей военнослужащего, а после вынесли приговор сроком на пять лет лишения свободы. Отец не захотел его видеть, собственноручно передав сына в цепкие лапы "закона". Хината с Наруто, как не пытались ему помочь, давя на Совет собственными именами(оба были наследниками мест в Совете, а за Наруто было закреплено аж два пустующих - клана Узумаки и Намикадзе, которые он должен был занять по достижению тридцати лет), всё было тщетно. Поскольку дело Саске было решено в ускоренном порядке, Совет в детали никто не посвятил. Фугаку лишь обмолвился, что это "семейное", а в "семейное" Учих никто лезть не желал, ибо это было чревато. Шикамару, поговорив с отцом, сразу понял, что вытаскивать Учиху - дело безнадёжное. Шикаку не был намерен слушать объяснения сына, хотя обычно с интересом обсуждал с ним спорные вопросы. Диктаторские замашки Фугаку не нравились ему, как и всем остальным, и затрагивать интересы Учихи Нара не собирался. Уж очень дорожил он своей жизнью и семьёй.

Рассказывать правду боялись, как Узумаки с Хьюго, так и Шикамару. Неизвестно ещё, как отреагировали бы члены Совета. Существовала такая вероятность, что большинство бы голосов вообще было бы отдано за казнь Саске.
Суйгетсу же словно след простыл. Гонимый обуревавшими его чувствами, Ходзуки бросил службу к чертям и забился в угол, подобно побитой собаке. Ещё полгода назад жизнь его была вполне приятная - друзья, цели, будущее. Теперь лучший друг сидел в тюрьме, рыжая Узумаки куда-то безвозвратно исчезла, а Хината с Наруто и Шикамару словно и забыли о его существовании, полностью посвятив себя освобождению Саске. Учиха, мать его. Вокруг него всегда все крутились. Суйгетсу был зол, обижен, чувствовал себя ужасно одиноким.

Жизнь, словно испытывая на прочность, разбросала их по Вселенной. За плечами остался огромный путь, полный счастья и грусти, проблем и побед. А впереди загорался ярким заревом рассвет. Что же он принесёт?..

*Мини-лазер - небольшая лазерная пушка
**Эст-шаттл - корабль на одного человека, где есть только кабинка пилота и больше ничего. Оснащён пушками. Используется для атаки.
Утверждено Lilly
Lilly
Фанфик опубликован 10 августа 2015 года в 21:13 пользователем Lilly.
За это время его прочитали 896 раз и оставили 0 комментариев.