Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Фэнтези/Фантастика Спустившиеся со звёзд: Сила в единстве. Глава 4

Спустившиеся со звёзд: Сила в единстве. Глава 4

Категория: Фэнтези/Фантастика
«Л-Капитан*, пропала связь с шестой командой». 32:43, 54 день военных действий.
«Л-Капитан, пропала связь с третьей командой». 33:20, 54 день военных действий.
«Л-Капитан, пропала связь с девятой командой». 33:22, 54 день военных действий.
«Л-Кэп, мы потеряли и вторую команду». 34:05, 54 день военных действий.
«Л-Кэп, в прямой атаке осталось лишь две команды, что делать?». 34:19, 54 день военных действий.
«Л-Кэп, пятая команда исчезла из поля зрения». 34:50, 54 день военных действий.
«Капитан, нас подбили! Повторяю: нас подбили». 35:00, 54 день военных действий.
35:02. Шаттл первой команды исчез с радаров Космической Базы Луазоры.
Атака временно прекращена. Объединённые войска временно ушли в оборону.


Саске отошёл от электронного табло оповещений в самом мрачном настроении. За каких-то два с половиной часа расстановка сил кардинально изменилась. Все с трудом отвоёванные Алиадой позиции были обращены в пепел вместе с защищающими их военными. 6 команд с первоклассными пилотами уничтожили во мгновение ока. Некоторых из них Учиха знал лично. Знал лично и глубоко уважал за мастерство.

Он тряхнул головой и кинул взгляд на столпившихся у табло людей. Ждущие очередного оповещения глупцы. Ни один из исчезнувших кораблей не вернётся, можно было даже не надеяться. Даже если случится чудо, и какой-то подбитый шаттл не взорвётся и не потеряется на просторах Вселенной, то домой, на Алиаду он уже никогда не вернётся.

Саске был до мозга костей реалистом. Он просто не видел смысла растрачивать эмоции на совершенно бесполезные вещи. Да и зачем, если его самого, возможно, скоро ждёт судьба такого же невернувшегося? Будет ли о нём кто-нибудь вспоминать? Мог бы Узумаки на пару с Ходзуки, но они ведь в его команде. Если и погибнут, то только вместе.

«А Сакура? Узнает ли она когда-нибудь, что ты погиб?», — от таких мыслей Саске отмахивался. Они приводили в бешенство и заставляли чувствовать ярость от тоски. Чёртова война сейчас была совсем некстати. Всё плохое в этой жизни всегда происходит «некстати», но это был край. Сначала тюрьма, потом внезапное освобождение, борьба за свободу, война. В этом круговороте событий места для чувств не было. Места не было, но чувства были.

Буквально через час объявили экстренный сбор капитанов команд в главном зале базы. Саске, толком не отдохнувший от своей смены, был обязан быть там… Поставленным на общее рассмотрение вопросом был план дальнейших действий. Решать такие экстренные задачи в одиночку Л-Кэп боялся.

Однако, как и следовало ожидать, единого мнения выявить не получилось. Кто-то говорил, что следует дождаться подкрепления с Алиады, кто-то был уверен, что на следующий день следует вновь начинать атаку. Точки зрения разнились, люди нервничали, и это рождало хаос. То тут, то там мужчины в своих спорах переходили на повышенные тона и угрозы. Драк удавалось избежать чудом.

Прислонившийся в самом дальнем углу к стене Саске с раздражением наблюдал разыгравшуюся перед ним драму. Ему не нравились оба варианта. Ждать или действовать через время — оба проигрышны. Сил для ожидания помощи у них нет. Моральный дух уже подорван, а ведь это главное. Даже если они уйдут в защиту на ночь, чтобы вновь начать атаку с утра, — это уже будет шаг назад. Люди не должны расслабляться. Люди должны быть в тонусе. Неужели Л-Капитану это непонятно? В таком случае, Саске просто не представлял, как тот дослужился до такого высокого звания.

Когда ситуация достигла своего апогея, и Учихе надоело наблюдать за оторопевшей и испуганной рожей Л-Капитана, он быстрым шагом двинулся к ступеням в самом начале зала, на которых стояло руководство. Пробраться сквозь ревущую толпу оказалось нелёгкой задачей. Однако раздражение и злость толкали Саске вперёд.

За несколько прыжков забежав на самую высокую ступень, он поравнялся с Л-Капитаном, представился и попросил слово. Прекрасно зная, кто перед ним, Л-Кэп дал добро. Младший Учиха имел репутацию прямолинейного и уверенного в себе человека и славился холодным умом. Он умел откидывать ненужные эмоции в нужный момент. И никто, конечно, не знал, чего ему это стоило.

— Капитаны, я попрошу минуту вашего внимания, — громко произнёс Саске, морщась от гула в зале. Не так-то просто заставить молчать разошедшуюся толпу. — Я ПОПРОСИЛ НЕМНОГОГО, — фраза прозвучала слишком громко и почти зло.

Заметив, как стоящие перед ним капитаны постепенно начинают замолкать, Саске усмехнулся и, засунув руки в карманы, прислонился спиной к трибуне Л-Капитана. Наконец, в зале восторжествовала тишина. Десятки глаз были обращены к нему с долей заинтересованности. Те, кто был знаком с ним, выглядели более серьёзными. В отличие от остальных они знали, что этот молодой человек чепухи не предложит.

— Меня зовут Саске Учиха, я капитан тринадцатой команды Алиады. Теперь вы знаете, кто я, — холодная усмешка скользнула по губам. — Отлично. А теперь пробежимся по фактам. То, чем вы занимаетесь сейчас, называется базар. Кричите, спорите, торгуетесь и остаётесь каждый при своём мнении. Мнении, по сути, не подкреплённым логикой вообще. Где ваше воспитание и образование, господа?

Внезапно из толпы послышался хохот и грубый восклик:

— Сколько тебе лет, щенок, чтобы указывать нам, повидавшим жизнь людям, на нашу так называемую невоспитанность и необразованность? — то тут, то там раздались одобрительные реплики.

Чёрные глаза блеснули сталью.

— Мозг человека окончательно формируется приблизительно к восемнадцати годам, и потом уже интеллект исчисляется опытом. Мне двадцать пять, и я считаю, что повидал достаточно, чтобы быть с вами хотя бы на ровне. Если не выше, конечно, — Саске скривил губы в злой улыбке, больше похожей на оскал. Ситуация заставляла его быть жестоким. Он сейчас сам не понимал, насколько сильно походил на своего отца. Зато эти видели все капитаны с Алиады. Видели и молились, чтобы к этому молодому человеку не попала в руки власть. Амбициозность и звериная хватка лидера, может быть, и ведут к кардинальным улучшениям, но и плата за этот прогресс слишком велика.

— Итак, сложившаяся ситуация такова, что мы стоим, как стадо баранов и пытаемся что-то решить толпой. Хотя, по-хорошему, решение должен принимать один человек. И брать на себя ответственность, — Саске прошёлся взглядом по залу и на мгновение остановился на Л-Капитане, лицо которого больше напоминало белое полотно. Он и сам понимал, что не справлялся с возложенными на него обязанностями. — Исходя из этого, я хочу предложить свой вариант решения поставленной перед нами задачи. Прошу меня выслушать и уже потом возникать.

Дождавшись тишины, Саске продолжил:

— Мы должны атаковать прямо сейчас, — по толпе пробежались возмущённые возгласы и крики типа «это самоубийство», «глупо», «даром, что молодой». — Я ОБЪЯСНЮ СВОЮ ПОЗИЦИЮ. Прошёл всего час после поражения, которое нанесло нам огромный урон. Урды расслаблены. Они считают себя победителями и не ждут нашей атаки. Завтра утром они уже будут готовы обороняться, потому что здраво считают, что мы возьмём тайм-аут на ночь, чтобы зализать раны. Вот почему надо атаковать прямо сейчас. Неожиданность — наш козырь.

— Да, а тебе не приходило в голову, что лучше вообще подождать подкрепления? Этот твой козырь грозит нам либо победой, либо огромными потерями, — говорящий мужчина из первого ряда поморщился. — Хотя нет, подожди, огромные потери будут в любом случае.

Саске хмыкнул.

— Во-первых, я к вам на «вы» обращался. Попрошу того же отношения и к себе. Во-вторых, мне кажется, или в вас говорит страх? Ждать подкрепления бесполезно. Это истощит наши и так подорванные силы. А потери… Они будут в любом случае, капитан. Это война, а не песочница.

Ранее говорящий мужчина рассмеялся. Как-то слегка дико рассмеялся, надрывно.

— Хорошо, Учиха Саске. Вы готовы умереть? Потому что если нет, вы просто лицемер.

Саске надменно приподнял бровь, холодным взглядом прожигая оппонента и всем своим внешним видом показывая, что он — лидер в данном противостоянии. Расслаблен, собран. Не подвластен эмоциям.

Готов ли я умереть? Готов ли? Умереть? Умереть.

Наконец, он вытащил из карманов руки. Ладони были сжаты в кулаки.

— Да. Я готов умереть.

После выступления Саске слово взял Л-Капитан, почувствовавший себя обязанным выступить. А-Капитан, присланный с Алиады пару дней назад, шёпотом выразил ему своё желание поддержать Учиху. Он видел в предложении Саске логику. Да и жгучее желание одержать победу и полное отсутствие страха внушали уважение.

В своей небольшой речи Л-Капитан нетвёрдым голосом сообщил, что они с А-Капитаном полностью поддерживают Учиху и считают его точку зрения вполне здравой.

Начало новой операции было объявлено через полчаса. Изменения были незначительные: атаковать решили не на командных кораблях, а на одиночных эст-шаттлах. Они были более быстрые и манёвренные. Эта идея не встретила сопротивления, и уже буквально через десять минут путём голосования было определено, кто станет участником этой операции. Главным Капитаном был единогласно выбран Учиха. Кто-то голосовал за него из чистой злобы, мол, так ему и надо, пусть отдувается за своё высокомерие, а кто-то действительно считал его наиболее достойным. Из команды Саске в группу атакующих вошёл только Суйгетсу. Узумаки не взяли, несмотря на все его крики и просьбы. Пусть он и довольно сдержанно вёл себя в последнее время, но характеристики у него были не самые лучшие. «Импульсивный, несдержанный, действующий на эмоциях». Наруто им просто не подходил.

В итоге, была собрана небольшая группа атакующих эст-шаттлов, в которую, в основном, вошли выходцы с Алиады. Служащих Космических Сил Луазоры там почти не наблюдалось.

Ждать больше не было смысла. Эст-шаттлы покинули базу спустя каких-то двадцать пять минут после конца собрания.

***


Горячие порывы ветра били в лицо. С юго Шиаристы гнало циклон. Сакура сморщила носик, прищурилась, чтобы приносимые ветром не попадали в глаза, и бросила взгляд на горизонт. Вдалеке виднелись горы; прекрасные фиолетовые утёсы, до которых ей так нравилось летать. Там она тренеровалась в своём мастерстве пилотирования эст-шаттла. Сначала несмело, аккуратно, сбавляя на поворотах скорость… Позже руль стал ощущаться продолжением рук, а сам эст-шаттл — подобием тела. Сакура летала каждый день. По три-четыре часа. Иногда она улетала на полдня и возвращалась глубокой ночью. Помимо простого удовольствия Сакура преследовала цель научиться пилотировать так, словно она занималась этим всю жизнь. Чтобы встать наравне с Сасори, Итачи, Кисаме и остальными. Ей почему-то казалось, что это может понадобится. Да и вообще без навыков вождения шаттлов в этом мире ей одной не прожить. А полагаться на кого-то было нельзя. Раньше Сакуре всегда везло: сначала о ней заботился Саске, потом она попала сюда, на Шиаристу, где каким-то чудом эти злобные ребята, Пейн с остальными, решили оставить её в живых. Да и вообще дать ей второй дом.

Сакура нутром чувствовала: больше такого не будет. Она отправляется в очень опасное путешествие и теперь только сама за себя в ответе. Внезапно Харуно хмыкнула: слышал бы её Сасори! Да, с братом у неё были странные отношения, но то, что он сделал ради неё — согласился на эту вылазку, — уже многого стоило. Да и тогда, когда он помог им бежать. Акасуна заботился о ней, как мог, как сам понимал слово «забота». Теперь, после некоторых размышлений Сакура это понимала.

Сзади послышались шаги. Сакура развернулась, чтобы увидеть подошедшую Карин. Узумаки, с некоторым сомнением осмотрев окружающие Харуно чёрные вытянутые эст-шаттлы, с острыми носами и иглами вместо ножек, наконец перевела взгляд на Сакуру. Казалось, она не могла подобрать слова.

— Не думала, что ты придёшь, — решила начать Сакура.

Карин пожала плечами и неловко поправила очки. Обе девушки чувствовали себя слегка не в своей тарелке: они никогда особо не общались. Разные судьбы, характеры. Разная жизнь. Разное всё. У них не было и шанса подружиться. Да и, в общем-то, это нормально — что с кем-то отношения могут не складываться. Все люди разные.

— Просто хотела пожелать удачи, — Карин выдавила из себя подобие улыбки и сложила руки на груди. — И кое о чём попросить.

— И о чём же?

Узумаки сдула красную прядь с лица. Её взгляд решительно встретился с глазами Сакуры.

— Передай привет ребятам от меня. Можешь рассказать Наруто, где я осталась. Он волнуется, я знаю. И ударь за меня Суйгетсу. По голове. Мне кажется, за всё то время, что я отсутствую, он заслужил, — грустная улыбка скользнула у неё по губам.

Сакуру внезапно осенило.

— Ты любишь его.

Карин сначала опешила, но потом лишь тихо рассмеялась.

— «Любовь». Я не знаю, что значит это слово. Я вижу, что ты любишь Саске, и понимаю, что мои чувства к Суйгетсу иные. Так что нет, я не люблю его. Просто ближе этих ребят у меня никого нет. Они — моя семья, — Сакура чувствовала в словах Карин подвох. Но понять, что именно скрывает Узумаки, она не могла.

— Хорошо, Карин. Если я встречу их, обязательно исполню твою просьбу… Можно вопрос?

Узумаки усмехнулась и поёжилась от ветра.

— Валяй.

— Если ты так скучаешь, почему не пожелала полететь с нами?

— На войну? — она скептически подняла брови. Сакура, нахмурившись, кивнула. — Я не воин. У меня может быть какой угодно характер, но я не способна сражаться. Мне не хватит решительности. Силы духа, если можно так сказать. Я боюсь смерти. Боюсь боли.

— Я тоже.

— Нет, Сакура. Ты, если и боишься, если падаешь, ты всегда поднимаешься и идёшь дальше. Я так не смогу — не чувствую в себе сил.

— Поверь, силы находятся только когда дерьмо уже случилось, — Сакура усмехнулась. Она не верила в слова Узумаки. Всё, что у неё было — это ослиное упрямство. Это был её козырь.

— Ты мне не веришь, но со стороны видно лучше. Не просто так вы подружились с Кисаме. У тебя есть что-то общее с ним. Ты понимаешь его, он понимает тебя. Вы сделаны из одного теста, — внезапно Карин остановилась и покачала головой. Сакура её не понимала. Или не хотела понимать. Оставалось лишь пожелать ей удачи, и пусть идёт своей дорогой. — Просто хотела попросить тебя быть осторожной. Тебя ждёт долгий и опасный путь.

Сакура кивнула и улыбнулась.

— Да, спасибо, Карин. Всего хорошего.

На этом они распрощались. Узумаки развернулась и пошла обратно в здание, а Харуно осталась на площадке рядом с эст-шаттлами. С минуты на минуту должны были подойти Кисаме и Итачи с Сасори. Пора было вылетать.

***


Вспышка от взрыва осветила всё на километры вокруг, ослепляя пилотов эст-шаттлов и заставляя их мгновенно разлететься в разные стороны. Со стороны происходящие события могли показаться забавными: маленькие одиночные шаттлы выглядили муравьями рядом с кораблями урдов. Они кружили вокруг них на огромных скоростях, пропадая в пространстве и появляясь то тут, то там. Однако забавной данная картина могла показаться только несведующему в военном деле зрителю: наносимые эст-шаттлами удары причиняли большой ущерб огромным и неповоротливым кораблям урдов. Произошедший только что взрыв наглядно показывал успешность данной операции.

Саске довольно улыбнулся и резко дал влево, уходя от пролетающего мимо обломка корабля. Десять секунд, одиннадцать, двенадцать, тринадцать. Руль на себя; слегка сбавил скорость, чувствуя, что корабли урдов остались далеко позади, а группа эст-шаттлов — с другой стороны от взрыва.

Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать.

Голубое свечение взрыва погасло. Радар эст-шаттла показывал на месте некогда огромного военного корабля пустое место. Саске не сдержал довольного смешка: это был прорыв. Первая по-настоящему успешная атака за всю двухчасовую операцию. Они кружили вокруг урдов, слегка обалдевших от такой наглости, уже порядка двух часов, и всё, чего удавалось добиться — это испорченной обшивки кораблей. Ещё бы чуть-чуть, и им бы объявили конец операции и приказали с позором возвращаться на базу. Однако вот он прорыв! Вот он, яркий отблеск победы!

Охваченный азартом, Саске нагнал подконтрольную ему группу пилотов и включил связь:

— Поздравляю всех вас за упорство, это был по-настоящему хороший удар! Теперь мы видим, что они не непобедимы. Итак, осталось ещё три корабля. Повторим успех?

В ответ ему раздался смех Суйгетсу:

«Учиха, да это самоубийство. Надо поскорее сматываться, пока они не сообразили, что к чему. Нас сейчас просто сметёт лавиной гнева урдов».

«Да, Капитан Саске, это не самое разумное решение, предлагаю вернуться».

«Поддерживаю идею за возвращение».

«И я», — кто-то еле-еле слышно пискнул. Саске поморщился. Трусы несчастные. К ним только повернулась удача, зачем сразу удирать, поджав хвост? Не они ли вышли победителями сейчас?

Учиха чувствовал, что пока они могут продолжать. Пока они «на волне», а это значило, что существует возможность сбить ещё хотя бы один корабль. И это было реально, Саске не планировал сдаваться. В конце концов, он здесь капитан или нет?

Несколько подумав, он выдал:

— Кто хочет, может возвращаться на базу. Я с желающими остаться продолжу атаку.

Ответом ему был хор криков о том, что он — ненормальный. Подобное неповиновение Главному по операции разозлило Учиху, заставляя его быть ещё более жёстким.

— Заткнулись все и быстро приняли решение, каждый сам за себя, — повернув руль влево, он резко начал набирать скорость, входя в поворот и направляясь к слегка отбившемуся кораблю. — Информация для тех, кто со мной: действуем, как в прошлый раз. Двое в начале, двое в конце, остальные, если таковые имеются, по бокам. Бьём в топливные отсеки насчёт четыре. Без промахов.

Связь оборвалась: Саске отлетел слишком далеко. Выругавшись, Суйгетсу рванул следом. Должен же был кто-то прикрыть спину неадекватному сейчас Учихе. В одиночку он точно погибнет.

Остальные участники операции организованной вереницей двинулись в сторону базы. Умирать не хотелось никому. Пусть даже за «правое» дело.

***
Спустя сорок минут


«Малышка, сделай музыку погромче!» — Послышался голос Кисаме. Сакура рассмеялась, добавляя громкости в колонке связи. Буквально десять минут назад она поймала сигнал с Земли с аудио-записью альбома одной из её любимых групп. Это было очень кстати. Напряжение, сковавшее её сразу после вылета, какой-то не отпускающий страх перед неизвестностью, всё это — сразу исчезло, растворилось во вселяющей надежду и веру мелодии песни.

Ни разу не задумываясь, она прибавила скорости, наслаждаясь мягким скольжением по чёрной глади космического пространства. Где-то вдалеке сверкали и манили к себе звёзды.

Они неслись сквозь время, минуя сотни, нет, тысячи миров. Неслись на встречу своей судьбе.

Мы должны держаться то то, что имеем.
И совсем не важно,
Получится у нас или нет.


«Сакура, сбавь скорость», — казалось, Сасори что-то ей сказал? Она уже не слышала. Перед глазами — чернь и звёзды, в душе — огонь. Огонь веры, любви, надежды.

«Не слушай старину Акасуна», — хохот. Кажется, Кисаме. — «Он просто беспокоится, что ты не справишься с управлением».
Беспокоится… да. Любовь. Сакура улыбнулась. Она объединяет, она создаёт нечто, что заставляет сердце биться, а пламя внутри — гореть. Любовь рождает жизнь.

Мы есть друг у друга, и этого достаточно.
Ради любви — мы используем данный шанс.


Смех рождался где-то в груди. Смех облегчения. Сейчас Сакура чувствовала, что у неё есть силы справиться со всем, что выпадет на её долю. Со всем. Что бы не случилось. Что бы не произошло, — она примет, она выдержит. Потому что у неё всё же есть семья, — Сасори, Кисаме, Хината, Саске… Эти люди, которые стали ей так дороги, ради которых стоит бороться с этим чёртовым миром.

— Я… — голос запнулся о строчку песни. Мы на середине пути. Живём молитвами. Возьми меня за руку, и мы сделаем это — клянусь. — Справлюсь с управлением, Сасори.

Брат, летящий на эст-шаттле справа, чертыхнулся.

«Тогда держись за руль покрепче. Ещё пять минут, и будет жарко», — Сакура кивнула, хотя и осознавала, что он этого не видит. — «Помнишь, чему я тебя учил? Прицеливаешься — стреляешь. Не торопись. Лучше долго держать прицел, чем обращать на себя внимание необдуманными выстрелами».

— Да, Сасори, я помню.

«Держись за мной. Не лезь вперёд».

— Конечно, — она сказала, но не стала бы ручаться за свои слова.

Мы есть друг у друга, и этого достаточно.

Они как-нибудь справятся.

***

Свист заряжаемых лазеров. Раз, два, наводка. Три, прицел. Четыре: пуск! А теперь резко в сторону, уйти-уйти от синего сферического пламени взрыва! На скорости войти в поворот, ускользая от выпущенных с корабля урдов лазерных лучей. Сделано!

Саске в душе ликовал. Третий корабль уничтожен. Третий из четырёх, второй, который они сделали с Ходзуки в одиночку!

Обернуться, проверить Суйгетсу. Так, он подлетает сзади. Догнал, значит.

Учиха глубоко вздохнул и на секунду закрыл глаза. Мышцы застыли в напряжении, он был весь натянут, как струна. Мысли выстраивались лишь в односложные предложения. Он был уже не в силах что-либо анализировать. Только факты, сухие факты.

Кажется, настала пора сворачиваться. Он устал, четвёртый, последний корабль, они уже могут не сбить. Ситуация становилась по-настоящему опасной.

С базы им больше не прислали подкрепления. Да и какое там? Их «команда», судя по времени, только-только вернулась. Им на помощь, если и вышлют ещё людей, то они не подоспеют вовремя.

Саске собрался с мыслями и включил связь:

— Мы должны уходить, — на другом конце усмехнулся Суйгетсу.

— Так быстро? Остался один. Давай сделаем его?

— Я не уверен в своих силах. Может не получиться, — выдохнул Саске, медленно огибая последний корабль урдов на расстоянии нескольких километров. Слишком мало, чтобы оставаться в безопасности. Но понял Учиха это уже после того, как увидел сотни лазерных выстрелов, направленных прямо на них. — Чёрт! Вниз!

Они сорвались с места, выжимая скоростной датчик до упора. Саске прищурился, чувствуя, как начинает потряхивать эст-шаттл. Чёртова посудина не предназначена для сверхскоростей! Оглянувшись на преследовавшие их автономные лазеры**, он раздражённо выдохнул и резко дал вправо.

— Чёрт с ним, давай, ты сбоку, я снизу! Насчёт четыре, как и в прошлый раз! — он просто сорвался. Саске слышал, как довольно пробормотал что-то Ходзуки, и отключился. Слышал, но не осознавал. Сейчас в нём бурлили злость и желание разнести чёртов корабль к чертям. А следование эмоциям было последним, что следовало делать в данный момент.

Подлететь на расстоянии сотни метров, когда на тебя нацелены десятки лазеров. Чертыхнуться, понять, что они выстрелят раньше тебя. Сорваться вниз, уйти в оборону. Крикнуть Ходзуки, чтобы не лез на рожон. Отстранённо наблюдать, как гоняются за тобой автономные лазеры. Выкручивать руль на полную, давить на датчик скорости и ощущать, как под тобой трясётся сиденье шаттла.

Чёртова техника.

Удача вновь покинула их. Саске понял это, когда им и с третьего захода не удалось повредить и одного топливного бака. Внутри всё клокотало от злости и осознания, что это был конец. Они застряли здесь, рядом с этим кораблём. С каждой их неудачной попыткой урды становились всё наглее, всё агрессивнее. Они осознавали, что на этот раз мелким назойливым муравьишкам не скрыться.

Смысла заходить на третью попытку не было. Им следовало отступить. Но как? По прямой улетать от корабля — их нагонят лазеры. По прямой им не уйти. Они только и могут, что вращаться вокруг урдов.

— Учиха, давай ещё раз! — делать нечего, Саске согласен с Ходзуки. Вариант «добить» является лучшим. В борьбе у них хотя бы есть шанс победить. Потому что сдайся они сейчас, выжить будет уже очень сложно.

Саске дал вправо, уворачиваясь от летящего прямо в лобое стекло лазера и идя напролом к топливную отсеку. Раз, два, наводка. Три, прицел. Четыре: пуск! В сторону! Краем глаза он заметил, как загорелась синим пламенем часть корабля. Отлично, один из четырёх готов. Ещё три, и можно лететь на базу. Ну, или хотя бы два. С одним топливным отсеком урды не рискнут нападать.

Отойдя на достаточное расстояние, Саске сбавил скорость. Глаза зацепились за уходящего от лазера Ходзуки. Это выглядело по-настоящему страшно. Игра со смертью, не иначе. Смотреть на всё это действо со стороны было ещё хуже, чем принимать в нём участие.

Внезапно шаттл Ходзуки тряхнуло, и лазер задел краешек одного из пяти крыльев. Саске застыл от ужаса и хотел было сорваться вперёд, как мимо пронеслись несколько других эст-шаттлов, а голос по связи сообщил:

«Не дёргайся, мы прикроем».

Значит, всё-таки командование послало группу им на помощь. Саске принял это, как факт, и двинулся дальше в бой. Если есть люди, есть победа. Если он правильно посчитал, то подкрепление у них в четыре человека. Это отлично. Урды этого не ждут, а значит, будет в разы легче выбить у них лидерство в этой схватке.

Ринувшись вперёд, он включил связь. В конце концов, эти новоприбывшие не знают их тактики, надо быстро посвятить их в курс дела:

— У нас здесь остался один корабль, — Саске выстрелил и поморщился: промахнулся! — Один отсек я пробил, осталось ещё три. Действуем по одному и быстро отходим.

«По-одному — это самоубийство», — ответил ему спокойный и тошнотворно-холодный голос. Саске ненавидел вот таких вот самоуверенных типов. Потому что сам был таким.

— Зато действенно. Вперёд!

Но некоторые шаттлы ринулись к кораблю урдов не дожидаясь его команды. Вернее, они вообще её не слышали. Самый дальний, что помог Суйгетсу наладить управление поравнялся с тем, что был под самым кораблём. Саске усмехнулся: пилот явно двинутый на всю голову. Слишком опасную игру он вёл, вращаясь около корабля и не улетая от него после атак. Как назойливая муха, не боящаяся быть прихлопнутой. Зря.

Момент — и смельчак оказывается на волоске от смерти, но пробивает ещё один отсек! Если бы мог, Саске бы похлопал. Это было красиво. Опасно красиво.

Дёрнувшись вперёд и уйдя в атаку, он всё ещё наблюдал, как двинутый пилот вращается вокруг корабля, примеряясь ко второму боковому отсеку. Всюду его прикрывал второй шаттл, который также стрелял, но делал это менее охотно. Он скорее работал на опережение, забирая всё внимание на себя.

Краем уха Саске слышал, как переговариваются Суйгетсу и другие пилоты. Однако сейчас его это всё не интересовало. Он полностью ушёл в нападение, пока лишь следуя за двумя шаттлами. Внезапно один, тот, что стрелял повернул влево, скрываясь от лазера. Саске напрягся. Урды обозлились. Следовало на некоторое время уйти в оборону.

— Эй, ты, уходим, надо дать им остыть, — ответом ему была тишина. Саске резко дёрнул руль, уворачиваясь от луча. — Да ты с ума сошёл что ли? Отойти надо, я сказал!

Эст-шаттл сбавил скорость и поравнялся с ним. Саске, если бы был менее напряжён, иронично бы поднял бровь. Что он хочет? Включилась ближняя связь, переглушая дальнюю, на которой разговаривали Суйгетсу с пилотами других шаттлов.

«Саске? Остался один отсек. Давай сделаем его и уйдём, хорошо?» — что-то внутри оборвалось. Саске на мгновение застыл. Этот чёртов голос… ошибки же быть не могло?

С шоком пришла злость. Ледяная ярость. Какого чёрта? ..

— Сакура?

Ответом была тишина. Шаттл резко ушёл влево, уклоняясь от удара. Саске последовал за ним. Он не поверит, пока не услышит снова этот голос. Это не могла быть она. Должно быть, он ошибся. Сакура сейчас дома, на Земле, Саске собственноручно проверял забитый в навигатор маршрут.

Внезапно эст-шаттл сорвался вперёд, вновь переходя в атаку по левому борту. Чёрта с два он уйдёт от него!

— Что за шутки? — холодно поинтересовался Саске, поравнявшись на скорости с двинутым идиотом, которого почему-то пустили за штурвал. — Какого хера ты нарываешься, если можно уйти?

«Сейчас. Нужно сделать это сейчас!»

Блять. Сука. Херов конец. Нетнетнетнет, мать вашу, НЕТ.

— Харуно? Харуно, твою мать, отходи отсюда! — Саске не мог думать, не мог дышать. Всё, что он видел — это чёртов маленький эст-шаттл перед ним, который совершенно не напоминал те, что были в использовании Космических сил Алиады. Как он сразу не заметил?

И в этой маленькой, совершенно незащищённой кабинке сидела Сакура. Его, блять, Сакура. Та сама девушка, ради которой он всё положил на алтарь. Он принёс в чёртову жертву всю свою жизнь, чтобы она что? .. Рисковала собой? Сидела за штурвалом эст-шаттла? Участвовала в военных действиях?

— Ты меня не слышала что ли? — в каких-то десяти метрах от него вздрогнула Сакура. Ей было страшно от такого злющего голоса. Но она должна была. Ещё чуть-чуть…

Раз, два, наводка. Три, прицел. Четыре: пуск!

Сакура выругалась и нажала на датчик скорости. Промах! Она промахнулась!

Десятки лазерных лучей устремились за ней вдогонку, стремясь нагнать и уничтожить. Внезапно ей стало страшно. Встреча с Саске слегка пошатнула её уверенность в победе, и сейчас она чувствовала себя выбитой из колеи. Всхлипнув и прикусив губу, Сакура выжимала из своего шаттла всё, что могла. Внезапно справа мигнул свет. Нет! Ледяной страх сковал тело. Урды выпустили пучок лазерных лучей сбоку, откуда она совсем не ждала.

В панике выкручивая руль, Сакура краем сознания понимала, что не успевает. Не успевает уйти вниз, прячась от прямых лучей. Не успевает. Где время? Где взять время?

Гулкий удар о борт заставил её что было сил закричать и вцепиться ногтями в обшивку штурвала. За ударом последовал хлопок и неведомая сила придала ей скорости, отбрасывая в сторону. Сакура ударилась головой обо что-то и поняла, что теряет управление. Перед глазами всё мелькало и медленно исчезало в серой дымке.

Она потеряла сознание.

* Л-Капитан - высший военный чин на Луазоре. "Л" - отличает принадлежность к планете. Также есть "А-Капитан".
** Автономные лазеры - "осколки" от выстрелов лазерных лучей, преследующие свою жертву ещё в течение пяти-десяти секунд. Не достигнув цели, гаснут.
Утверждено Nana
Lilly
Фанфик опубликован 06 апреля 2016 года в 23:15 пользователем Lilly.
За это время его прочитали 509 раз и оставили 0 комментариев.