Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Фэнтези/Фантастика Спустившиеся со звёзд. Глава 15

Спустившиеся со звёзд. Глава 15

Категория: Фэнтези/Фантастика
Спустившиеся со звёзд. Глава 15
После обеда проснулся Наруто и присоединился к играющим в настольную игру Суйгетсу и Сакуре. Заметив, что подруга проигрывает, Узумаки быстро предложил свою помощь. Они решили скооперироваться в команду. Суйгетсу, услышав это, долго ржал, потому что Наруто сам играл весьма посредственно.

Минут тридцать споров и позора, и счёт уже был 60:12 в пользу Ходзуки. Причём девять из двенадцати очков заработала Сакура.

Суйгетсу заказал себе сок и, насмешливо наблюдая за потугами этой парочки, решающей, какой же ход будет правильным, потягивал его через соломинку. Когда к ним присоединилась Карин, он уже не смог смеяться — заболели щёки. Узумаки краснела и пыхтела, иногда срываясь на двоюродном брате за его непомерное невезение. Очень скоро Сакуре тоже начало надоедать проигрывать, потому что с момента присоединения Наруто они не сдвинулись ни на очко. Когда баллы Суйгетсу поднялись до семидесяти, раздражение Сакуры достигло апогея, и, разозлённо сжав кулаки, она подключилась к Карин в крике на Наруто. Бедный Узумаки даже уйти не мог, будучи зажатым на диване между двух разъярённых фурий. Всё веселье Суйгетсу прошло в то мгновение, когда вниз спустилась сонная Хината и, мягким голосом пожелав всем доброго утра, присоединилась к горе-команде. Суйгетсу, допив напиток, раздражённо поставил его на столик и кинул взгляд на сосредоточенную Хьюго. Его шансы достичь ста и выиграть сравнялись почти что с нулём. Помнится, на одной совместной практике она обставила весь их курс, в сумме за три часа набрав 840 очков. Никто просто не знал, что вечера в пустом семейном поместье она коротала либо за чтением, либо за различными интеллектуальными играми с братом или сестрой.

Суйгетсу был прав, когда заранее предрёк себе поражение: буквально за полчаса Хината отыграла всё, что успела потерять эта троица. Наруто выглядел счастливым, как никогда, потому что теперь на него никто не нападал с обвинениями в неудачах.

Когда входная дверь отворилась, и в холл вошли Шикамару с Саске, было около трёх дня. Взгляд чёрных глаз сразу же остановился на Сакуре, сидящей рядом с Суйгетсу. Шикамару, всё ещё не до конца отошедший от болезни, уныло помахал ребятам рукой и плюхнулся на диван. Сакура, приветливо улыбнувшись друзьям, ткнула в бок чем-то недовольного Суйгетсу. Что-то тихо буркнув ей, он встал и нехотя подошёл к Саске, вопросительно поднявшего бровь.

— Эм, тут такое дело… — начал он и покосился на светящуюся от счастья Сакуру. — В общем, извини меня.

Саске усмехнулся и засунул руки в карманы.

— Что, прости?

— Извини. За тот случай на Земле, — на губах Учихи появилась холодная усмешка. Взгляд чёрных глаз, казалось, стал ещё более жёстким, чем был до этого.

— Я не прощаю предательства друзей, Ходзуки. Друзья, в первую очередь, не должны предавать. Иначе это не друзья, — Суйгетсу напрягся и прищурился. Пальцы сами собой сжались в кулаки. Первым желанием было вмазать Саске по его высокомерию, сломав нос. Но мгновение спустя, он отказался от этой идеи, и, качнув головой, обошёл Учиху и двинулся в свою комнату. Из-за спины до него донеслось: — И ты знаешь, что словесных извинений я терпеть не могу. Только поступки имеют вес.

Останавливаться Суйгетсу уже не стал.

Саске повернулся к сидящим на диване друзьям и вопросительно поднял бровь на укоряющий взгляд Сакуры:

— Что? — та лишь качнула головой и, молча встав, подошла к нему.

— Ничего, — её губы скрасила мягкая улыбка. Ей было стыдно перед Суйгетсу, ведь именно она загадала ему это желание после проигрыша. Именно она надеялась, что сможет хоть чуть-чуть сгладить разлад в отношениях былых лучших друзей. Как оказалось, они ещё не готовы пойти друг другу навстречу. — Нам надо поговорить.

Её тихий голос проник под кожу. Саске смерил Сакуру внимательным взглядом. Что бы это значило? Он чувствовал, что она что-то замышляет. Сакура между тем невесомо тронула его руку пальцами.

— Мы не успели договорить.

Саске прищурился. Уголок губ слегка приподнялся. Сакура — хитрая и опасная девушка.

— Поговорить? — произнёс насмешливо он и тут же сменил тон на более холодный и официальный. — Что ж, пойдём.

Развернувшись, Саске двинулся наверх, ни разу не обернувшись. Всё равно знал, что она последует за ним.

И она действительно пошла. Обернувшись к оставшимся на диване ребятам, кивнула, в знак того, что всё хорошо, и быстро произнесла:

— Это важно, — с этими словами Сакура быстро взбежала по лестнице и скрылась в коридоре. Друзьям не оставалось ничего другого, как поверить ей. Мало ли какие общие темы появились у этих двух за время совместного путешествия?

Почти добежав до комнаты, она остановилась и, проверив, нет ли никого, нырнула в небольшую щель, сразу же закрывая за собой дверь. Сердце колотилось в груди, и чуть-чуть дрожали руки. Хотелось найти Учиху, прижаться к нему и не отпускать. Никуда.

Стоявший вплотную к двери Саске мгновенно принял чем-то явно взволнованную девушку в свои объятия, скользнув руками по талии. Сакура не ожидала этого. Саске склонился над ней и, усмехнувшись, поцеловал в уголок губ.

— А ты опасная, Харуно, — Сакура глубоко вдохнула и, заглядывая в его глаза тихо ответила:

— Не называй меня так. Мы уже прошли этот этап, — её губы мягко накрыли его, завораживая Саске своей нежностью. Она редко целовала его по собственному желанию, хотя в последнее время это случалось всё чаще. Мягко оглаживая бёдра, он притянул её ближе к себе. Дыхание стало учащённым.

Сакура резко выдохнула и, оторвавшись от него, подняла слегка взволнованные глаза на его лицо. Взгляд быстро пробежался по таким знакомым и любимым чертам. Прямой нос, тонкие губы, упрямые и до ужаса чёрные глаза. В природе таких не существует же. Не должно.

Саске недоуменно смотрел на неё, не понимая, что с ней происходит. Неужели, догадалась? .. Но как? Нет, вряд ли, этого не могло произойти. Но, видимо, чувствовала. Женская интуиция — удивительная штука.

Не желая больше давать Сакуре времени для догадок, Саске впился поцелуем в её губы, притягивая к себе и подхватывая на руки. Она лишь обняла его за плечи, ловко обвиваясь вокруг ногами. Внутри у Сакуры было неспокойно, но думать об этом сейчас не хотелось. Они вместе, что ещё важно?

А внутри горел пожар страсти. Все те сдерживаемые эмоции, чувства и переживания, что застыли между ними невидимой стеной, обрушились и, подобно водопаду, затопили с головой. Его поцелуи осыпали её шею, спускались ниже и опаляли ключицы. Сакура тяжело дышала. Было невыносимо чувствовать его так близко и так далеко.

Ближе, ближе, ближе.

Ближе к сердцу.

Рваными движениями стянув с него чёрную кофту, Сакура кинула её куда-то в сторону. Её пальцы скользили по мышцам спины, поглаживая и лаская, прижимая к себе и впиваясь в кожу. Саске тонул в этих ласках и, поощряемый тёплыми руками Сакуры, едва сдерживаясь, чтобы не разорвать чёртову кофту с лифчиком к чертям. Освободив девушку от никому не нужных вещей и скинув свои, он закрыл глаза и отдался этим будоражащим чувствам, от которых уже просто не мог отказаться. Как и от неё. Никогда уже, наверное, не сможет.

Их сносило обжигающими волнами страсти и тяги по друг другу. Сакура откинула голову и, судорожно вздохнув, охнула, когда его губы накрыли её сосок. Было в этом что-то первобытное. Запретное. Желаемое. Он был нежен и груб одновременно. Его движения были полны нетерпения, но и аккуратны в то же время. Сакура изогнулась на кровати, когда Саске проложил дорожку поцелуев по её животу и поцеловал в пупок.

Он вздрогнул, встретившись взглядом с её зелёными, затуманенными страстью глазами.

«С ней бы я создал семью».

Это осознание пришло так неожиданно, что почти выбило его из колеи. Тряхнув головой, Саске приподнялся. И, почти нежно поцеловав алый засос на шее, прошёлся губами по её скуле, останавливаясь на приоткрытом ротике.

Он хотел было сказать, что будет больно, но замер, заметив улыбку на её губах.

Ей было страшно.

Подушечками пальцев Сакура прошлась по его позвоночнику.

Но их близость уничтожала все преграды.

Саске больше не медлил и, впившись в её губы поцелуем, мягко вошёл и на мгновение замер. Казалось, воздух пропитался их эмоциями настолько, что становилось нечем дышать. Душно. Жарко.

Сакура закрыла глаза и отдалась этим чувствам с головой. Хоть было больно, в кольце его рук становилось тепло и уютно. Душа пела, сердце стучало в груди. Саске двигался внутри осторожно, пытаясь дать время Сакуре привыкнуть к нему. Ему было чертовски сложно. Всё внутри требовало сжать её как можно крепче и быстро брать, давая волю эмоциям. Но как он мог, когда она, такая нежная и любимая, была под ним? ..

Их тела переплетались, даря друг другу страсть и ласку, стремясь быть ещё ближе. Ближе, насколько это возможно. Залезть под кожу, смешать кровь, стать одним целым. Чтобы больше не было Саске и Сакуры, а появилось одно-единственное «мы». Это было нужно.

Когда из груди Сакуры начали вырываться тихие стоны, Саске прижался губами к её рту и участился. Чёртово дыхание сорвалось и побежало вскачь. Сакура несмело выгнулась в его руках и откинула голову. Она становилась всё громче и раскрепощённей.

— Иди ко мне, — Саске с неудовольствием заглушил поцелуем её стоны. Ему они нравились. — Нас могут услышать.

А ей было всё равно. Тело не слушалось и не поддавалось контролю, бешеный ритм тел вводил в экстаз. С каждым мгновением напряжение нарастало, принося с собой почти боль и возникшее словно из воздуха странное желание. Едва дыша от непрекращающихся поцелуев, они любили друг друга, отдаваясь чувствам с головой. И когда уже не было сил терпеть, ураган наслаждения снёс их, забирая с собой все те сомнения и преграды, что были между ними до этого. Что может быть важнее этого? Что может быть сильнее любви?

Саске опустился на неё, тяжело дыша и целуя в шею. Узкая кровать едва ли позволяла откатиться в сторону.

Грудь сотрясал смех. Сакура, ещё не совсем отошедшая от бурлящих чувств, прикусила его мочку. Саске притих и, потеревшись щекой о её скулу, произнёс:

— Ты чертовски громкая.

Сакура покраснела. Почему он говорит такие возмутительные вещи?

— Странный мужчина. Мне казалось, это должно нравится и тешить самолюбие, — слегка оскорбившись, покривилась она, сморщив носик. Саске хмыкнул.

— Так и есть. Но ещё есть такая штука, как ревность. Я не хочу, чтобы кто-то из наших друзей слышал тебя.

— О. Может быть, это и правильно. В конце концов, им не обязательно знать, что мы..

— Ты не поняла меня. Мы не будем скрывать наши отношения. Но слышать тебя им не обязательно.

Сакура прикусила губу, стараясь не улыбнуться. Она была так счастлива, что судьба свела её именно с ненавидящим всякие сомнения Саске. В конце концов, своей уверенностью в себе и своих чувствах он оградил их от множества проблем.

Однако, как бы это не было ужасно, времени валяться в кровати у них не было. Сакура уже не спрашивала Саске, что они будут делать дальше. Она доверяла ему достаточно, чтобы больше не поднимать неприятную тему. Хотя находиться в неведении было всё же тяжело.

Спустя час, одевшись и причесавшись, Сакура подошла к огромной застеклённой стене, которую ранее приняла за окно. Город в центре казался серым и унылым: с однотипными двухэтажными зданиями, предназначенными явно не для жилых помещений,
Саске подошёл сзади и, обняв её за талию, прижался губами к изгибу шеи. Сакура, улыбнувшись, откинулась ему на грудь. Внутри было спокойно. Умиротворённо-тепло. И почему они не сделали этого раньше? Им же вместе так хорошо. А она так долго сопротивлялась…

— Саске?

— Мм? — нежный поцелуй в шею.

— Скажи честно, насколько тебе дороги наши отношения?

Он хмыкнул.

— Ты дороже отношений, может не сомневаться.

Сакуру этот ответ смутил. Что бы это могло значить?

— Не понимаю, о чём ты.

— Потом поймёшь.

— Это нечестно!

— Зато правда.

В итоге, они разошлись ни с чем. Сакура была этим раздосадована, но не более того. Расстраиваться и злиться по пустякам не было никакого желания. Последовав совету Саске, она осталась в номере и легла спать. Делать было нечего, а отдохнуть хотелось.

Сам Саске не мог себе позволить бесцельно тратить драгоценное время. Счёт пошёл на часы. По его расчётам наёмники отца должны прибыть в город к девяти вечера, плюс-минус час. Утром они с Шикамару уже успели приобрести шаттл с автоуправлением (сейчас, когда город приходил в упадок, это оказалось очень просто), но оставался ещё ряд технических проблем, которые надо было решить.

Первым делом, пользуясь отсутствием Сакуры, Саске собрал всех ребят в самой отдалённой комнате для обсуждения всех деталей. Требовалось проверить состояние и готовность корабля к дальнему полёту. Поскольку привлекать посторонних было нежелательно, все дружно решили, что этим займутся Суйгетсу с Шикамару. Нара вызвался проложить маршрут и вбить его в систему, а Ходзуки — почистить воздухогон, настроить тягу и электромагнитный генератор. Наруто предложил Саске сходить вместо него за продуктами для корабля — всё же путешествие предстояло длинное. Учиха принял предложение друга; сам он уже ничего бы не успел.

Когда часы показали четыре часа, все чуть ли не пулей ринулись выполнять поставленные задачи. Хината с Карин поднялись к Сакуре, чтобы отвлечь её, если та проснётся, а Саске направился в управление Космической Станции. Надо было официально закрепить разрешение на частный вылет, чтобы потом не иметь проблем с законом хотя бы в этом.

Все очень старались. Нет, не так, они выкладывались, работая быстро и не отвлекаясь ни на что. Наруто несколько раз бегал с небольшого частного рынка до Космической Станции, где стоял шаттл, поскольку постоянно что-нибудь забывал. А Сакуре не завидовала даже Карин, которая, в общем-то, не считала Харуно своей подругой…

В семь вечера они вновь собрались в той же самой комнате. Уставшие, напряжённые, но чуть-чуть довольные, что всё успели. Нервы гудели. Час вылета приближался.

Саске хотелось лечь на пол и ждать расстрела, просто струсить и умереть. Чтобы больше не переживать. Не сходить с ума от страха и мыслей типа: «А вдруг он что-то не учёл?».

— Последний вопрос: кто полетит? — Саске закрыл глаза и отвернулся к окну. Наруто очень вовремя поинтересовался… Ведь сам Учиха уже всё обдумал.

— Карин, — безапелляционно, с уверенностью в голосе ответил он.

— Что? — выдохнула Узумаки. Однако неожиданностью реплика Саске была не только для неё. Все молча ждали пояснений. Было не до эмоций, они просто приняли его решение, как должное. Этому их учили, это они и делали. Внимали командующему.

— Она единственная подходит. Да, Карин, ты не капитан, я знаю. Но стрелков тоже обучают минимуму в вождении шаттлов, а больше тебе и не понадобится. Шикамару забил маршрут, и корабль полетит сам. Тебе надо будет только завести двигатель в начале.

Карин медленно кивнула, быстро переваривая информацию. Времени спорить не было. Всё воспринималось, как приказы. Саске сказал — значит, так надо.

— Наруто, Хината. Вы нужны здесь, на Алиаде. Ни в коем случае не показывайтесь на Космической Станции. Вас в Талрое официально нет. Мне понадобится ваша помощь. Шикамару, ты перед вылетом пойдёшь в управление и дашь сигнал. А тебе, Ходзуки, я просто больше не доверяю. Делай, что хочешь.

«Хотя он был бы идеальным вариантом», — Саске не мог этого не признавать.

— Возражения есть?

Тишина повисла в комнате. Возражений не было. Хината беспокойно передёрнула плечиками. Она боялась за Саске. Боялись все, но виду не показывали.

— А что будешь делать ты?

Саске встретил этот вопрос с ухмылкой на лице. Чёрные глаза слегка зло сверкнули.

— Я отвлеку людей отца и дам шаттлу взлететь. После… после заставлю папашу сделать выбор — закон или последний сын. Посмотрим, что он выберет.

— Это опасно, — тихо заметила Хьюго. Саске пожал плечами. Хината так искренне заботилась о нём, что хамить ей совершенно не хотелось. В конце концов, в этом просто не было смысла.

— Жизнь вообще штука опасная.

Через полчаса снизу послышался топот. На улице кое-где из домов выползали люди и шли в сторону порта. Какой-то мужчина, на вопрос другого человека «Что происходит?», быстро ответил: «Говорят, там отряд из спецслужб высадился». Поскольку окна были открыты, ребята всё это прекрасно слышали. Буквально сорвавшись с мест, они ринулись исполнять задуманное. Карин подхватила плащ и со всех ног понеслась в шаттл. Ей надо было туда прийти раньше.

Саске быстро разбудил Сакуру и, толком ничего не объясняя, сказал хватать вещи и идти за ним. Ещё сонная и не отошедшая ото сна, она двигалась довольно медленно, чем сильно раздражала Учиху. Если бы она только знала, чего стоят эти минуты! Если бы только знала! .. Но было решено ей ничего не рассказывать. Сакура бы непременно начала спорить и говорить, что она не стоит таких жертв, потребовала бы Саске отправиться с ней… А он не мог. Улететь — означало не вернуться никогда. Учиха не мог себе этого позволить. Да и, вполне возможно, он бы просто не успел. Его арест задержит наёмников отца и даст время шаттлу взлететь на нужное расстояние.

За десять минут они преодолели расстояние в полтора километра. Сакура сбивалась с ног и начинала паниковать. Ей всё это не нравилось. Вокруг не было ни Наруто, ни Хинаты, ни остальных. Что она должна была думать?

Вскоре они выбежали из города и достигли какого-то огромного здания. Пройдя через него быстрым, но всё же шагом, они очутились на каком-то большом, открытом пространстве, напоминающим… космическую станцию? Сакура прищурилась, на ходу рассматривая шаттлы, стоящие в несколько рядов. Сильный ветер сносил с ног, а глаза начали слезиться.

Сакуре становилось страшно. Всё это она уже словно где-то видела. Различные домыслы крутились в голове, но все они были какие-то неправильные. Невозможные.

Саске сильно сжал её запястье и потащил за собой. Они уже почти пришли. Ещё чуть-чуть. Вдруг Сакура дёрнула его за руку сзади. В зелёных глазах плескалось смятение, непонимание. И огромное озеро страха. В этот момент Саске готов был уничтожить целый мир, лишь бы она больше не смотрела на него так отчаянно.

Сакура вздрогнула. Его чёрные раздражённые глаза буквально въедались в душу, выворачивая чувства наружу. Не оставляя внутри ничего. Теперь там пусто. Всё — здесь, всё — на ладони.

Сзади послышались крики. Раздался громкий выстрел.

Саске вскинул голову и прищурился, всматриваясь вдаль. Сакуре казалось, что душа заледенела, а сердце остановилось. Что это такое? Откуда такое знакомое чувство? Нет. Не может быть.

— Тебе пора, — лёд в груди разбивается на тысящи осколков. Сон. Её чёртов сон.

— А ты? — не прошенные, слова сами вырываются откуда-то изнутри. Его тонкие губы искривляются в жесткой усмешке. Чёрные глаза на секунду встречаются с зелёными, испуганными, почти отчаявшимися.

— Кто-то должен остановить чёртовых ублюдков.

Внутри всё сжимается. Из-за спины доносятся звуки приближающихся выстрелов.

Саске вновь щурится.

— Пора.

По телу бегут мурашки. От ветра, что заглушает шум двигателей. От паники, что с каждым вздохом захватывает всё сильней. От осознания неизбежности.

Нет. Не хочу терять.

— Саске, нет, — тихий шёпот одними губами. Его рука потянула её за запястье ближе к шаттлу. — Саске, нет!

Он словно не слышал. И вместо этого лишь подхватил на руки. Дыхание начало сбиваться, а перед глазами всё на мгновение потемнело. Сакура глубоко вздохнула, пытаясь подавить приступ паники.

— Отпусти меня! Саске! Не надо! Пожалуйста, отпусти! — растрёпанные ветром волосы лезли в лицо, а руки тряслись, как у наркоманки. Ужас сковал естество. Но взгляд любимых глаз был неумолим и упрям. Сакура готова была разрыдаться от отчаяния. Переживать это во второй раз и быть неспособной что-либо сделать… Было невыносимо.

Его силе сопротивляться невозможно. Мужчина всегда сильнее женщины.

И когда Саске из последних сил закидывает Сакуру в шаттл, она не чувствует боли. Только внутри что-то обрывается.
— Саске!!!

Хлопок почти оглушил. Дверь резко и с гулом опустилась. Двигатели загудели сильнее, и Сакура почувствовала, как шаттл пришёл в движение. Из груди вырвался истошный крик. Не помня себя, она ворвалась в зал управления, прижалась лицом к стеклу, била по нему руками, наблюдая, как в Саске чем-то стреляют. Как скручивают руки.

И сердце вырывается из груди.

Шаттл быстро набирает скорость и взлетает. Алиада удаляется.

Сакура, охваченная ужасом и болью, быстро перемещалась по стеклу, стремясь увидеть Учиху в последний раз. Ещё чуть-чуть. Совсем чуть-чуть. Ну же.

Он поднял голову, хотя и не мог её видеть. Несмотря на боль от заломленных рук, на губах появилась довольная ухмылка: его девочка спасена. Чёртова Харуно будет жить.

Сакура кусала губы, ошалелые глаза боялись лишний раз моргнуть. Секунда — и он исчезнет, испарится из её жизни, будто и не было никогда. Как и тогда, в том проклятом сне ей кажется, что их взгляды пересеклись. На секунду. На мгновение. Теперь этого было недостаточно. Харуно казалось, что она сходит с ума.

Он нужен ей.

Она нужна ему.

Им было дано так мало времени.

За что? ..

Карин, стоящая чуть поодаль от Сакуры, рядом с пультом управления полётом, со слезами на глазах наблюдала за корчащейся на полу, захлёбывающейся рыданиями Харуно. Узумаки была в шоке. Она не представляла, что можно так любить. Сама Карин ведь не задыхалась от боли? Нет. Значило ли это, что она не любила Саске? ..

Тряхнув головой, Узумаки бросилась к Сакуре, нежно обнимая её, пытаясь хоть как-то поддержать. Было невыносимо стыдно. Стыдно за то, что она с таким пренебрежением относилась к этому человеку, который, как оказалось, гораздо глубже её самой… Из глаз красноволосой Узумаки лились слёзы.

А где-то внизу, на Алиаде отряд из обмундированных лиц с винтовками сажал арестованного Саске Учиху в небольшой корабль-амфибию, способный передвигаться как под водой, так и по воздуху. Им предстояло путешествие в один конец — главную тюрьму Алиады, предназначенную для заключения самых опасных преступников и изменников планеты.
Утверждено Lilly
Lilly
Фанфик опубликован 28 июля 2015 года в 22:19 пользователем Lilly.
За это время его прочитали 1191 раз и оставили 2 комментария.
0
sorcery добавил(а) этот комментарий 02 августа 2015 в 00:58 #1
sorcery
Здравствуйте, Lilly!
Поверить не могу, что первая часть кончилась так... несколько трагично. Саске попал в тюрьму, Сакура улетела в жуткой истерике и, я так подозреваю, что увезла с собой еще кое-кого, о ком мы еще не знаем. Все-таки яблоко от яблони... Меня немного разочаровало то, что они пошли на близость перед самым концом. Надо было раньше :D
Под замком также остался вопрос интересующий больше всего - кто же отец Сакуры? Я надеялась, что Саске подозревает хоть что-то, но увы, к этой теме никто не притрагивался. И это повод с еще большим нетерпением ждать продолжения.
Это должно быть сложно и я желаю Вам лучшей Музы!
Я по прежнему в восторге от того, как Вы описываете романтические сцены. Сердце замирает, когда я понимаю - вот сейчас что-то будет.
Очень надеюсь, что в тюрьму угодил только Саске, а остальные ребята избежали этой участи. И вот еще вопрос: А что будет с Карин? Она увезла Сакуру, а дальше? Останется с ней на Земле? Вернется на Алиаду? Но ведь если она вернется, то ее так же обвинят в измене.
В общем, первая часть закончилась и оставила после себя очень тревожные мысли. Я, лично, переживаю за всех героев. Очень шаткое положение у каждого.
Вторая часть продолжиться через большой промежуток времени или нет? Вспомнился один фанфик, где ребенку было уже пять лет... но это моя бурная фантазия, может у Сакуры будут лишь приятные воспоминания х))
Спасибо Вам большое за такую работу! Очень интересная, потрясающая, фантастическая история! Главы ждала с большим нетерпением и так же буду ждать вторую часть!
С наилучшими пожеланиями, sorcery.
0
Lilly добавил(а) этот комментарий 02 августа 2015 в 21:17 #2
Lilly
Здравствуйте, sorcery:)
Очень рада, что смогла вызвать у вас столько вопросов. Значит, задача удалась. Ибо люблю трагизм, люблю сомнения и неопределенность. Насчет Сакуры ваши предположения неверны.) Конечно, я Мб спойлерю, но тут даже думать нечего, для ребенка рановато. Она еще со своими проблемами не разобралась)
Очень шаткое положение, говорите? То ли еще будет! Мы будем крутить и вертеть:3
Вторая часть будет происходить спустя год. Не очень много, но все же.
А вам спасибо, что читаете:)
Спасибо за отзыв!