Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Фэнтези/Фантастика Сотворённые Дьяволом. Глава II: Несоответствие желаниям

Сотворённые Дьяволом. Глава II: Несоответствие желаниям

Категория: Фэнтези/Фантастика
Сотворённые Дьяволом. Глава II: Несоответствие желаниям
Судьба! Возьми назад щедроты
И титул, что в веках звучит!
Жить меж рабов — мне нет охоты,
Их руки пожимать — мне стыд!

Джордж Гордон Байрон


— Я желал бы проконтролировать использование Вами трав, мисс Харуно.

И всего-то! Проследить за тем, как она создаёт лечебные мази и отвары. Укрепиться в мысли, что розоволосая, не имея подобающего медицинского образования, вмешивается в законы природы. Нет, Сакура не может доверять человеку, который так быстро меняет маски на своём лице, переходя от беспричинной грубости к необходимой вежливости.

— Милорд, к сожалению, я не могу удовлетворить ваше желание. Это подвергнет большому сомнению мою репутацию, так как я уже распустила всех своих слуг.

— А тот факт, что мы с Вами находимся в одиночестве посреди ночи в королевском саду, Вашу репутацию не подвергает сомнению? — настаивал черноглазый.

— Поэтому, с Вашего позволения, я отправляюсь в свои покои.

Лелея надежду на то, что лорд Учиха, фамилию которого так любезно сообщила ей днём леди Карин, не будет её останавливать, зеленоглазая, откланявшись, осторожно обошла графа по тропинке, ведущей к замку. Но тут же, к её огромному сожалению, брюнет перехватил её руку за запястье, крепко сжав его в попытке удержать. Его кожа была слишком обжигающей.

— Мисс, прошу, разрешите мне хотя бы проводить Вас до Ваших покоев. Всё же стража непременно распустит слух о нас, когда увидит, что мы по очереди покинули сад. Вы ведь хотите оставить свою честь незапятнанной?

— Но по пути сюда мне не попался ни один страж, — с опаской косясь на его руку поверх своей и пытаясь сохранять ровный голос, возразила Сакура.

— Случайность, — пожал плечами лорд Учиха. — Они совершают обход по дворцу беспрерывно и станут свидетелями Вашего целомудрия.

Он прав, если только не соврал о стражах. Но каковы мотивы его предусмотрительности и беспокойства? Об этом розоволосая побоялась уточнять.

— Хорошо, Вы можете меня проводить.

Он снова улыбнулся, а в его глазах сверкнул красноватый, как чертёнок, огонёк, погаснув, как только граф отвёл свой взор от малахитовых очей и отпустил руку фрейлины, поравнявшись с девушкой. Противоречивость — это его образ, которым брюнет обольщает молодых особ? Что ж, Сакура не могла не признать, что, в совокупности с его привлекательной внешностью, это вносило толику загадочности, вызывая интерес узнать лорда Учиху получше.

— Что с вашими глазами? — слетело с её уст прежде, чем она успела подумать.

— А с ними что-то не так? — вопросительно взглянул молодой человек на розоволосую, придерживая для неё дверь.

— Извините, мне, наверное, показалось, — промямлила она, юркнув через порог.

И только зачем он вызвался её проводить? Девушка мучилась сомнениями, украдкой посматривая на лицо графа. Вся эта ситуация заставляла её понервничать, а запястье продолжало гореть от неожиданного прикосновения.

— Мисс Харуно, Вы же не забыли, где находятся Ваши покои? Мы слишком долго идём, — заговорил темноволосый, как только завидел совершающих очередной обход стражей в доспехах.

— Успели пожалеть, что попросились проводить меня? — резко, на удивление самой себе, произнесла она, стараясь поддержать беседу.

В присутствии посторонних Сакура сделала шаг в сторону от графа, чтобы не скомпрометировать себя. Она старалась изучать всё вокруг: позолоченную лепнину в виде незамысловатых узоров и различных цветов на нижней части стен или рамки из неё на верхней, полихромную роспись внутри этих рам, изображавшую изредка какие-либо пейзажи, а в основном былых правителей, прославленных политических деятелей и полководцев — только бы не коситься в сторону идущего рядом и не краснеть перед ним сильнее, боясь раскрыть свой обман.

— А разве какой-либо мужчина сможет пожалеть о времени, проведённом с Вами?

Началось. Именно то, чего она и страшилась больше всего. Новая фрейлина — кто может быть доступнее для вынужденных присутствовать при дворе? Всё же мужчинам, неженатым или связанным узами брака, от девушек нужно только одно.

— Я надеюсь, что Вы не задумываете ничего дурного, — недовольно буркнула она, в то время как стража скрылась за поворотом.

— Нет, конечно нет! Но я жажду провести больше времени с Вами и познакомиться ближе. Вы ведь пригласите меня в следующий раз вместе с Вами, если отправитесь в сад за травами?

Они притормозили, так как добрались до выделенных Сакуре покоев. Этот хитрых взгляд чёрных глаз и полный уверенности в безотказности тон будто запрещал ей противиться.

— Безусловно, милорд, — присела в реверансе розоволосая, а после скрылась за дверью.

Она не сразу услышала отдаляющиеся шаги, будто молодой человек раздумывал, стоило ли уходить. Мысли в розоволосой голове были сумбурными, и ясности совсем не добавляло красноватое пятно на запястье, словно девушка вот-вот покинула ванну с горячей водой, оставившей на бархатной коже следы своего жара. Мисс Харуно могла бы предположить, что граф всего лишь переборщил с силой, но ощущения у неё были словно от ожога.

Благополучно списав эту нелепость на нервы и недосып, зеленоглазая, припрятав сорванную вербену в один из чемоданов, попыталась уснуть, ведь не долго осталось до того, как за ней придёт леди Карин.

***


Выходить с другого конца дворца и плутать тёмными ночными улочками, когда можно было бы совершить свой путь через главные ворота со стороны города, являлось необходимой мерой предосторожности. Несмотря на то, что он второй сын у своего отца и далеко не наследник, за которым постоянно ведётся слежка, пренебрегать конспирацией и выдавать себя в планы графа не вписывалось.

На улице, к счастью, начался дождь, иначе одинокая фигура в чёрном плаще распугала бы всех зевак или пьяниц, оставшихся в такой поздний час в переулках. Обычно подобное одеяние — атрибут наёмников, отправленных устранить помеху какого-нибудь герцога или передать секретное послание. Но лорд Учиха только лишь хотел навестить старых друзей.

Старшее, по сравнению с брюнетом, поколение отвыкло жить в замке, хотя для каждого члена королевского двора были выделены свои комнаты. Предоставив шанс детям усерднее служить своим повелителям и оставаться в крепости, взрослые заняли свои дома в столице, имея возможность не более чем за полчаса при необходимости добраться до дворца. С одной стороны, графу это было только на руку, а с другой, появилась потребность тратить лишнее время на посещение своих старших друзей.

— Лорд Шимура готов принять Вас. Он ждёт в гостиной, — пропустил вперёд графа и огласил слуга, когда черноглазый постучался в дверь нужного дома.

Он уже не раз бывал здесь. Стены и гобелены на них, как и вся мебель, давно пропахли противной смесью трав. Освещение с помощью специального стекла, за которым стояли свечи, было не привычного тёплого жёлто-оранжевого оттенка, а холодного белого, создавая атмосферу вечной хвори. Естественно, основным элементом этой болезненной обстановки был человек, восседающий в мягком кресле с деревянными резными подлокотниками. Его наполовину перебинтованное лицо и тело отпугивало незнающих людей, а лорда Учиху просто доводило до отвращения. И всё же не зря герцог Шимура постоянно держал при себе личного врача, позволяя ему высказываться вместо себя.

— Милорд Саске! — елейно прошипел тот самый врач, приветствуя усаживающегося напротив брюнета.

— Мистер Орочимару, милорд Данзо, — поклонился присутствующим граф, отклоняя руку, в которой был мокрый плащ, в сторону.

Слуга, время от времени подливающий своему хозяину вино в бокал, поспешил забрать плащ, чтобы избежать излишнего намокания ковров, и удалиться. Всю жизнь работая в этом доме, паренёк знал, что господа предпочитают беседовать наедине.

— Я слышал, что Вам приглянулась новая фрейлина, — начал издалека герцог.

— Скорости Ваших шпионов можно позавидовать, милорд, — молодой человек отпил предоставленного врачом вина.

— И что же Вы нам ответите? — вкрадчиво уточнил мистер Орочимару.

— Я не имею на неё видов, — твёрдо произнёс темноволосый.

Хотя на самом деле соврал. Он понимал, что друзья не допустят появления ведьмы во дворце, однако для графа этот вариант являлся самым удобным и надёжным, потому что он сможет всё контролировать сам. Да, пусть он ещё несовершеннолетний, но молодому человеку опостылело навязывание чужого мнения. Черноглазый сам в состоянии решать, что правильно, а что нет.

— Вот как, — улыбнулся врач.

— И когда же Вы намереваетесь заняться поиском подходящей девушки? — грубым голосом спросил лорд Шимура.

— Сейчас мне хватает и одноразовых подпиток, — отмахнулся граф.

— Милорд Саске, Вы ведь скоро совсем истратите свои силы! Исчезнет повышенная регенерация, Вы не сможете активировать свои глаза, чтобы залезть кому-нибудь в голову, да и каким даром Вы в таком случае сможете наделить девушек?

— Мистер Орочимару, прекратите своё беспокойство! — рявкнул лорд Учиха. — Я ясно выразился: мне хватает одного раза. Настали напряжённые времена, когда мне не до поиска необходимой энергетики. Отец требует, чтобы я не покидал двор.

— Ах да, подготовка к перевороту… — отозвался хозяин дома. — Мне уже разъяснили мою роль в этом представлении, — лениво протянул он. — Вы решили, что делать с Итачи?

— Устранить? — чуть ли не пропел врач.

— Нет! — одёрнул его брюнет. — Я поговорю с ним. Возможно, мне удастся убедить его отказаться от своих наследных прав.

— Тогда он воспротивится и ответит на Вашу узурпацию трона сражением… — настаивал мистер Орочимару. — А для сражения нужны силы. Для сил же — девушка, которая…

— Хватит! — не выдержал лорд Учиха. — Это мои проблемы, и я сам с этим разберусь!

В гостиной воцарилось молчание. Граф мысленно корил себя за импульсивность и несдержанность, но ничего не мог с этим поделать: таков уж был его взрывной характер. Вопреки тому, что черноглазый хотел убедить друзей в своей покорности и послушности, он сегодня сам себя подставил, вводя лорда Шимуру и его врача в недоумение.

Шумно выдохнув, брюнет разрушил тишину:

— Господа, Вы прекрасно знаете, что я пришёл не спорить с Вами. Скоро рассвет…

— Вы помните, куда идти, милорд, — поклонился ему мистер Орочимару, когда лорд Учиха поднялся со своего места и устремился по лестнице на второй этаж.

— Лорд Саске нас уже не услышит?

— Нет, милорд Данзо, — улыбнулся врач.

— Меня напрягает его поведение в последнее время. Мы должны во что бы то ни стало укрепить его во мнении, что захват трона для него чрезвычайно важен и необходим. Иначе…

— Никаких «иначе», милорд! — приторным тоном перебил своего лорда Орочимару. — Вот уже много лет мы укрощаем этого ребёнка. И мы найдём способ влиять на него и дальше.

— Надеюсь: ты знаешь, о чём говоришь. Ведь мне ещё рано возвращаться в ад.

***


Два стража, охранявших двери, ведущие в приёмную королевы, слишком напрягали и без того волнующуюся Сакуру. Коленки слегка тряслись, благо этого не было заметно под обилием пышных юбок. Грудь слишком часто вздымалась и сильнее обычного выпирала из корсета, который служанки затянули чересчур туго. Но так лишь казалось розоволосой.

Она нервничала из-за наказа Её Величества. Нет, она, конечно, вчера познакомилась с королевой Цунаде лично и встречала её во дворце, а также прислуживала ей весь день. Но получение, а, точнее, покупка титула для девушки была щекотливой и неприятной темой. Зеленоглазая полностью отказывалась от этакой чести, желая оставаться обычной дочерью купцов. Только никто из окружающих её порывы не разделял.

— Мисс Харуно, королева готова Вас принять, — чётко выговорив каждое слово, секретарь пропустил фрейлину вовнутрь, отворив двери с той стороны.

Сакура осторожно, дабы случайно не споткнуться и не опозориться перед присутствующими и перешёптывающимися придворными, прошла по предоставленной ей ковровой дорожке к трону, на котором сидела Её Величество. Стоящие по бокам от неё и за возвышающимися к потолку мраморными колоннами люди с неприязнью посматривали на идущую, вгоняя розоволосую в краску. Вычурность убранства будто сдавливала виски девушки: от позолоты, использованной в украшении массивных люстр, подсвечников и даже стен, от различного цвета драгоценных камней в рамах картин, на которых изображены великие исторические сражения, от обилия света — от всего ужасно рябило перед глазами. А пристальное внимание дворян доводило до головокружения. Ещё немного, и фрейлина опустилась на колени, касаясь ими небольшого мягкого табурета, поставленного специально для неё, и склонила голову, разглядывая под собой подушку из красного бархата.

— Мисс Харуно, мне сообщили, что Вы хотели бы прежде мне что-то сказать, — дала своеобразное разрешение королева.

— Ваше Величество, я хотела бы отказаться от титула баронессы.

Тут же по всему огромному залу прокатилась волна возмущённых вздохов. У придворных не укладывалось в голове, как эта фрейлина позволила себе отказаться от милости монарха, тем более женщины крайне редко удостаивались такой чести, преимущественно заслуживая для себя титул в королевской постели. А при правительнице слабого пола это был исключительный случай!

Ведь королева Цунаде решила проявить обычную человеческую доброту. Она понимала, что родители, заплатив за место при дворе, требовали от этой девочки невозможного: без титула никто, кроме простолюдинов, не собрался бы взять Сакуру в жёны. Любви нет места в политике. Зато хотя бы с самым низшим эта затея могла стать успешной.

Секретарь, стоявший уже подле Её Величества, поднял руку вверх, повелевая всем смолкнуть, как собравшиеся и поступили.

— Вероятно, Вы считаете, что этим показываете свою скромность, мисс, — внезапно слишком ласково промолвила королева. — Но это только Ваша гордыня. Когда поднаберётесь опыта, Вы поймёте мои слова.

— Да, Ваше Величество, — до сих пор не поднимая головы, согласилась Сакура.

Дальнейшее течение дня для девушки было как в тумане. Получение шапки и грамоты, поздравления от фрейлин, с которыми накануне розоволосая познакомилась, но которых всё ещё путала. Теперь уже леди Харуно, она внутренне оплакивала своё бессилие, ведь купленный титул давал новый повод придворным не принимать фрейлину в свой круг. Зеленоглазая боялась стать изгоем этого общества.

Во время приёма пищи, когда баронессе пришлось стоять рядом с лордом Учихой, держа для королевы воду с лепестками роз, в которой правительница омывает руки до и после еды, его поздравительный шёпот опалял её открытое плечо, заставляя неестественно дёргаться у всех на глазах. Темноволосый целый час, пока королевская чета обедала, не сводил с неё глаз, тем самым подставляя девушку перед Карин, прислуживающей Её Величеству за столом. Позже леди Харуно точно придётся объясняться с новой подругой из-за этого двусмысленного взора.

— Ночью я буду у Ваших покоев, — неожиданно сдавленно заявил лорд Учиха, когда король и королева покинули столовую. — Нам необходимо поговорить.

Так же быстро, как и произнёс свои слова, брюнет скрылся за дверью. После обеда настал черёд других фрейлин присутствовать при Её Величестве, а леди Харуно получила заслуженные часы отдыха, как и граф, спешивший по своим делам. Вот только это время точно не будет для зеленоглазой спокойным, ведь она проведёт его в раздумьях. Откуда лорду Учихе было знать, что именно этой ночью она снова собиралась в сад? Кого попросить сопровождать её на ночной прогулке с брюнетом, чтобы сберечь свою честь? И можно ли вовсе избежать этой встречи?
Утверждено Evgenya Фанфик опубликован 27 февраля 2016 года в 20:55 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 921 раз и оставили 2 комментария.
0
Angel_love добавил(а) этот комментарий 05 марта 2016 в 09:02 #1
Как всегда заканчиваете на интересных местах. Интрига, есть интрига... Смирюсь!) Данная глава не отстает от первой, ни в чем, по моему мнению. Все хорошо) Надеюсь на скорейшее продолжение.
0
Elasadzh добавил(а) этот комментарий 06 марта 2016 в 04:34 #2
Буду стараться и дальше поддерживать Ваш интерес)) Спасибо за отзыв!))