Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Сон. Глава 1

Категория: Другое
Мечта исполнилась, исполнялась. Рождённое двумя детьми, семя наконец-то нашло благодатную почву и было посажено – в нужное время, в нужном месте. Хаширама был почти счастлив, ведь Мадара был спокоен на заключении мира, хоть и усталым, а Изуну удалось спасти общими силами медиков Учиха, Сенджу и лично руками главы Сенджу. И пускай младший Учиха не присутствовал на церемонии – его можно понять. Правда, Хаширама на радостях просто решил, что тот не явился, так как ещё не оправился.
Это более приятная причина, чем возможная попытка Изуны взять реванш. Мало кто замечал этого в сражениях, но Тобирама пару раз поговаривал, какой кровожадностью тот обладал. Кроме брата – ничего святого.
А ещё раненый Изуна, когда из его бока ещё ручьём лилась кровь, мокрыми красными губами произнёс, чтобы Мадара не верил им, Сенджу. Ему, Хашираме. Сенджу так и не выбросил его голос из головы, даже когда лечил – слышал, слышал…
Так что его отсутствие было даже к лучшему.
Но теперь в его мечте недоставало важнейшего элемента – второго человека, которому она принадлежала. Ведь селение не его, и мечта не его, а их, одна на двух мальчишек, выросших в тех, кто смог начать претворять такое безумие в жизнь.
Мадара попросту исчез. Причём не один, а, кажется, вместе с братом. Но если нежелание Изуны появляться на публике ещё было объяснимо, то Мадара… Да от него же куча вопросов, в конце концов, зависели! Это всё они должна были решать вместе, но вместо друга – друга же? - Хаширама раз за разом обнаруживал рядом с собой Хикаку: шиноби с аккуратным хвостиком, длинными ресницами и цепким проницательным взглядом. Ни разу Сенджу не замечал его на поле боя, а теперь понял, почему – Хикаку умел испаряться без следа так, что хоть всю развернувшуюся под памятной скалой стройку перерой, но найти его не выйдет. Ещё и будущее предсказывал, ведь исчезал этот Учиха ровно тогда, когда Хаширама хотел расспросить его о Мадаре.
Уму непостижимо.
В итоге Хаширама не выдержал и направился прямиком в лагерь Учиха.

Селение ещё только строилось. Однако клан Учиха уже самостоятельно успели возвести себе несколько домов, подходящих для комфортного летнего проживания: им хватило каких-то пары дней. Видимо, нашлись умельцы, которые могли довести всё до ума, а основу Хаширама возвёл им по первой же просьбе, как подарок: Мадара просил для раненых и нескольких детей в своём клане. Остальные расположились в шатрах вокруг.
Предположив, что друг «обитает» возле брата – который должен был быть уже не настолько плох – Хаширама направился прямо к двери ближайшего дома.
Правда, она оказалась задней, но как тут разберёшь, когда это просто временное жилище без каких-либо лишних ориентиров, а Хаширама напутал и сделал основной вход со стороны редкой опушке. О чём за заботами с лёгкостью забыл.
Перед тем, как постучаться, Сенджу пришла в голову шальная идея прокрасться тайно, чтобы застать Мадару, чем бы он ни занимался, врасплох. Но быстро отмёл её, потому что в обстановке шаткого мира и костей родителей, братьев, сестёр и детей могли понять не так.
Поэтому – три стука по раме.
Тишина.
Ещё три раза. Нужно быть терпеливей. Мало ли, заняты. Или вообще дома – точнее, конкретно в этом доме – никого нет. Быт может, стоило заглянуть в шатры?
Но интуиция подсказывала, что в шатрах ему ничего не светит, скорей уж, вышвырнут за нарушение границ личной территории.
На пятый раз, видимо, кончилось терпение у тех, кто был внутри. Хаширама услышал нарочито громкие шаги и опустил руку. Однако некто копался долго. Наверняка, нарочно.
Спустя ещё минуту дверь приоткрыл Хикаку, отчётливо давая понять, что на порог не пустит, но ему всё же интересно, что и кому так срочно надо.
- Что-то случилось, Хаширама-сан? – спросил Учиха, причём в суффиксе «сан» не было ни капли уважения.
Ну, это ничего, Хаширама не обидчивый.
- Мне нужен Мадара, - в лоб сказал Сенджу.
- Сейчас?
- Сейчас, - твёрдо кивнул Хаширама и поставил ногу между косяком и рамой сёдзи. Ломиться не стал бы, хотя смешно – стены бумажные, но и закрыть дверь у него перед носом тоже не даст.
Либо Мадара, либо ответы.
Во взгляде Хикаку мелькнуло неожиданное смятение.
- Его нет, - наконец произнёс Учиха.
- А где он?
- Просто нет.
А вот теперь растерялся Хаширама. Как так – просто нет?
Где-то же он должен быть?
И тут Хикаку, воспользовавшись моментов, оттолкнул его назад и грубо захлопнул сёдзи.
- Эй!
Разумеется, на его возмущение уже никто не отреагировал.
И что теперь?
Вламываться Сенджу всё же не стал. Мужчина позаглядывал в шатры: два пустых, в одном обнаружился какой-то трогательно курчавый мальчонка, который, тем не менее, агрессивно и успешно его выпер, в четвёртом две женщины на сносях. Те проявили коварство: вцепились мёртвой хваткой аккуратных ногтей в руки, усадили и заворковали ему в оба уха. Хаширама не посмел уйти, проявляя себя с наилучшей стороны вежливости и благодарного слушателя, тем более к беременными у него всегда был какой-то странный трепет, пока не понял, что ему просто заговаривают зубы. Щебечут, как птички, а волосы чёрные и глаза хитрющие, благо серые, как стекло, у одной и грязно-зелёные у другой, но чисто учиховские.
Но всё же что-то не дало ему уйти сразу – возможно, желание относительно добрых отношений с кланом Учиха, а женщины отпустили его лишь через полчаса. За это время Хикаку мог предупредить Мадару и сам уйти. Отругав себя за глупое поведение, Хаширама уже без особой надежды постучался вновь.
Задержался и ладно, словно бы не нашёл глава Учиха иного способа не попадаться ему на глаза.
Каково же было удивление Сенджу, когда ему снова открыли. На этот раз Хикаку выглядел несколько иначе: уставший и потерянный.
- Мадара-сан с братом ушли, - произнёс он и посмотрел куда-то в сторону. – Но вы же хороший медик, верно?
Не поняв, к чему этот вопрос, Хаширама кивнул, и никакого хвастовства в этом не было.
- У вас есть чем поклясться?
- Братом, - без промедления ответил Сенджу.
- Хорошо.
Хикаку мотнул головой, приглашая внутрь. Хаширама шагнул в проход. Разуваясь, он старался сделать то, что стоило проверить изначально: брат как-то учил основам сенсорики, но старший Сенджу не обладал подобным талантом. Однако мужчина надеялся почувствовать Мадару, если Учиха лжёт.
Пусто. Ни следа.
Хикаку привёл его в какую-то маленькую комнату. Небольшой стол потонул в завале бумаг. У Хаширамы было б так же, если бы Тобирама не помогал ему с соглашениями, договорами и прочей бумажной работой. Учиха принялся копаться в этом ворохе и, найдя чистый лист, быстро что-то на нём набросал кистью. Протянув руку к какому-то грубому свёртку, Хикаку развернул его на столе и поманил к себе жестом Хашираму.
Это оказалась большая и подробная карта. Грубой она виделась, так как нарисовали её на плотной долговечной бумаге.
- Поклянитесь своим братом и своей жизнью, что не причините им вреда, - будничными тоном сказала Хикаку.
- Что?.. Кому?.. Да о чём вообще речь?!
- Изуне и Мадаре, - тем же голосом пояснил Учиха. – Если вы что-то сделаете, то клан Учиха не только расторгнет мировое соглашение, но и убьёт Тобираму Сенджу. Обязательно.
Хикаку посмотрел вопросительно. Сенджу сжал руку в кулак – Учиха не шутил.
- У тебя есть полномочия отдавать такие приказы? – спокойной поинтересовался Хашираму.
- Пока нет. Но нарушите клятву – считайте, что приказ ваш.
Сенджу осёкся. Хикаку протянул ему бумагу и кисть, но Хаширама слишком задумался, взвешивая риски.
- Ну?
Мужчина вздрогнул и наконец посмотрел на предложенные ему предметы.
- В письменном виде?
- Разумеется.
Хаширама нахмурился, но бумагу взял. Написав всё, что требуется, и расписавшись, он вернул лист Хикаку, который аккуратно отложил его в сторону, чтобы просохли чернила. Учиха задумчиво посмотрел на карту и дождался, пока Сенджу шагнёт ближе.
- Здесь, - он указал место.
Странно, Хаширама был уверен, что там глушь, разве что раненный мог спрятаться, чтобы умереть спокойно, а не в пыточной камере. С другой стороны…
Спрятаться? А если?..
- Там одно из наших старых укрытий, - пояснил Хикаку. – Тайное. Стоит техника зеркального генджитсу: как пройдёте возле большого дуба, спустя пять минут наткнётесь на него снова. Просто идите прямо, и иллюзия развеется. И рассчитывайте на взрывные печати и ловушки. Раньше была тропа, но как там сейчас – сказать не могу.
Учиха заправил упавшую на лицо прядь волос за ухо и отметил нужное место крестом.
- Отсюда, - он указал место, - вверх по реке, затем – налево, приблизительно на юго-восток. Это самый простой способ добраться.
- А напрямик?
- Сплошные скалы, круглый год скользкие. Удержаться можно, было бы на чём, но там многие больше похожи на штыри. И их целый лабиринт. Дороги там я не знаю, но можете рискнуть, если есть желание.
Хаширама тихо хмыкнул. На такую прозрачную провокацию он не поведётся. Хотя, кто знает, Хикаку вполне мог направить его на ложный след, но выбора не было. Это единственная наводка, правда, стоило проверить тщательней, на самом ли деле Мадары и Изуны нет здесь или в окрестностях стройки.
- И передайте им это.
В руках Хикаку была небольшая записка. Покинув дом Учиха, Сенджу развернул её, но увидел лишь два предложения.
«Я так больше не могу. Сенджу – медик, вдруг поможет».
И подпись.

Да, на счёт скал Хикаку не лгал, нет, Хаширама не мог не проверить. На всякий случай. И потратил там около пяти часов, чтобы в итоге почти свалиться в небольшую холодную речку: мелку, но быструю, с каменистым дном.
Сверившись на солнечном бережку с картой, а заодно чуть просохнув, Сенджу убедился, что это именно та река, о которой говорил Учиха. Тонкой лентой она вилась по карте и по земле, уходя в сторону старых низких гор на севере страны Огня. За ними уже начинается маленькая и мирная страна, где были только источники да поля риса.* Там отдыхали, там покупали еду и велись редкие и простые задания; отделённая от войны горами и являющаяся главным производителем риса, страна обеспечила себе покой под мудрым руководством их старика-даймё. Сам факт, что господин Исо дожил до шестидесяти, говорил о многом.
День стоял летний, погожий, жаркий, от воды тянуло прохладой. С камня на камень перепрыгивалось легко, а сердце точило беспокойство. Все пять дней пути Хаширама заталкивал его подальше и не задавал вопросы сам себе, но теперь уже поздно.
Что могло заставить Мадару забиться в такую глушь?
Ещё и брата уволок.
Спустя ещё час Хаширама свернул на юго-восток и, направившись от реки прочь, стал искать упомянутый Хикаку дуб. Ему потребовалось полчаса поисков перед тем, как под ногами захрустели жёлуди, но дуба уже не было – когда-то его расколола молния. Видимо, Учиха не был здесь много лет. Из земли к небу тянулась дубовая поросль: от совсем крохотных ростков с несколькими нежными новыми листьями до, с Сенджу по макушку, молодых деревьев, чьи ветки ещё были слишком тонкие, но уже способные пережить зиму. В обуглившемся пне поселились жуки-мягкотелки**, возле корней Хаширама заметил несколько грибов. Заинтересовавшись и решив кое-что проверить, мужчина кунаем срезал один и упрятал в сумку – хороший же гриб, чего ему зря пропадать.
Копия попалась ему через час. Те же ростки, те же деревца, даже грибы те же. Но один срезан. Значит, иллюзия не статична, а завязана на состояние оригинала и пространства вокруг него. Правда, образ уже мерцал. Видимо, молния повредила технику, хоть и не смогла уничтожить до конца.
Гриб попался хороший, не червивый, молодой белый. Хаширама только от земли ножку очистил, и вполне съедобно, к тому же, он ел только с утра. Надо было ещё один взять.
Никакой тропы не было: время её победило, заросла. Приходилось поминутно сверяться с картой и, помня о ловушках, смотреть под ноги.
Ловушки их и выдали. Первые силки, которые попались Сенджу, были не на человека, а на глухаря, сплели совсем недавно.
На человека тоже были, но позже. Несколько аккуратных лесок прятались в паутине и на поляне с густой шёлковой травой. Хаширама не трогал их.
Тем позже Мадара узнает о его приходе, тем лучше.
Заросли сгущались, бурелом мешал идти, а деревья сменились на мачтовые сосны, так что приходилось продираться по низу.
Местность сменилась внезапно. Деревья стали ниже, на них появилась листва. Тропа, хоть и заросшая, уже угадывалась. Ноги утопали в траве, в тени голова кружилась от какого-то душистого запаха.
Чаща растаяла. Лес не кончился, поляна не началась, но они перетекали друг в друга. Небольшой дом прятался от мира и дыхания только что закончившейся войны.
Хаширама вышел из тени на солнце. Вдруг дверь распахнулась с грохотом, и из неё вылетел взмыленный растрёпанный Изуна. Никогда в бою он не был таким быстрым, как сейчас – метнулся и набросился. Юркий и щетинистый, Учиха заставил Хашираму сразу же уйти в глухую оборону. В его руке блеснул кунай, Изуна щурился.
Вот же! Да Сенджу сам его лечил!
Эта мысль дала толчок к его слабости. Не по ране – чуть ниже; Изуна едва не всхлипнул и выронил нож, но оправился быстрее, чем Хаширама рассчитывал. Учиха подпрыгнул, убирая ноги от подсечки, и ударил ступнёй в солнечное сплетение. У Сенджу перехватило дыхание, он жадно вдохнул ртом, и в этот момент юноша схватил его за грудки и повалил на землю. Изуна бил так, словно бы от этого зависела судьба не его жизни – отчаянно, сильно, некоторое время Хаширама только и мог, что ставить блоки, не желая атаковать в ответ.
Как ожидалось, Учиха быстро выдохся. Даже без шарингана его не хватило надолго. Его движения замедлились, Сенджу хлопнул его ладонью в бок.
- Нгх!..
И, кажется, переборщил. Изуна согнулся от боли, жмурясь и обнимая себя руками. Тяжёлое и прерывистое дыхание Учиха слышалось так отчётливо, словно бы он выдыхал на ухо Хашираме. Изуне было больно настолько, что он упёрся лбом в плечо Сенджу.
- Ну, зачем ты так… - выдохнул Хаширама и незаметно тронул рану, направляя чакру. Растревожили, нехорошо.
Лечение помогло, однако Учиха не сразу разогнулся. Когда у него нашлись на это силы, Сенджу закрыл глаза, чтобы не видеть его слабым.
- Откуда?..
- Хикаку, - тихо.
- Он не мог.
Хаширама сел, нашёл за пазухой записку и отдал её Изуне. Юноша развернул, прочитал. Между его бровей залегла складка.
- Хаширама-сан, вы разбираетесь в последствиях травм головы? – спросил он.
В его «сан» тоже не было уважения. Но спокойная вежливость, как с равным. Сенджу пожалел, что обратился к нему на «ты», с другой стороны, Изуна младше.
Задумавшись, Хаширама запоздал с ответом, а после оказалось уже поздно; Учиха поднялся на ноги и быстро пошёл к дому. Сенджу подорвался следом.
Мужчина остановился у маленькой узкой веранды, которую не заметил издали. Изуна кое-как вытер ноги о какую-то тряпку; юноша выбежал босиком.
- Ждите здесь, - сказал он на пороге и закрыл дверь, крепкую, на прочных петлях.
Щёлкнул замок.
Учиха. Нравится им что ли дверьми хлопать?
Хаширама вздохнул и пожалел, что съел гриб на ходу, так как хотелось занять чем-то руки. Спустя минут пятнадцать, мужчина снял сандалии, оставил их у порожка, чтобы не пачкать энтгаву, и опустился на тёплые доски.

За медитацией время сгладилось, тревожные мысли ушли. Открыв глаза, Хаширама увидел, что солнце опустилось к деревьям на целый палец.
Быть может, Изуна обманул его, и они с Мадарой уже далеко?
Мадара передумал?
Но ему повезло. Заслышав голос Изуны, Сенджу поднялся на ноги и зачем-то оправился. Прислушавшись, мужчина уловил в голосе младшего Учиха ласку, с которой убеждаешь ребёнка слушаться.
Изуна открыл. Мадара стоял рядом с ним, и на мгновение Хаширама подумал, что всё в порядке. Но вдруг старший Учиха пугливо спрятался за брата.
- Мадара, у нас гости. Это Хаширама, он очень хороший, - мягко произнёс Изуна. Застывший на пороге Сенджу заметил, что Мадара цеплялся за его руку.
- Ха… ширама?
- Да-да, Хаширама. Пустим его, а?
Старший Учиха выглянул из-за худенького брата и, вздрогнул, спрятался снова. Изуна повернул голову и что-то зашептал ему на ухо. Мадара посмотрел на Хашираму снова. Сенджу не узнал его взгляд.
Не Мадара.
Совсем-совсем не Мадара!
Такой потерянный, беспомощный, не уверенный… Нет… Что такое? Кто это, где настоящий Мадара, зачем Изуна его спрятал?..
Внезапно этот не Мадара просиял и бросился ему на шею.
- Хаши! – радостно воскликнул он.
Окончательно растерявшийся Хаширама не придумал ничего лучше, кроме как рефлекторно обхватить его руками в ответ. Изуна одобряюще кивнул.
- Хаширама, я так рад, что ты пришёл… - счастливо проговорил старший Учиха и залопотал, как маленький ребёнок, что-то неразборчивое ему на ухо. Сенджу неловко погладил его по спине и непонимающе посмотрел на Изуну.
- Радуйтесь, - спокойно сказал младший Учиха. – Вас он хотя бы сразу узнал.

*Имеется в виду страна Горячих Источников и Рисовых Полей. Кто знает их историю, поэтому здесь они объединены в одну страну.
**Жук пожарник=красноногая мягкотелка. Не уверена, что во времена Хаширамы существовали пожарники, так что основное название неуместно.
Утверждено Mimosa
Шиона
Фанфик опубликован 28 декабря 2014 года в 21:33 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 413 раз и оставили 0 комментариев.