Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Солнце

Категория: Альтернативная вселенная
Напряжение чувствовалось всюду: прокатывалось по толпе, разливалось по ней чем-то липким, сжималось в один тугой ком, студило кровь и пульсировало во впадинке меж выступающих косточек ключиц. Их готовили к этому всю жизнь.

Настал тот самый день — тысяча четыреста первый год п. я. в*.

Раз в семьсот лет они могут выйти из-под купола.

Раз в семьсот лет на Земле перестают лить кислотные дожди: на пять часов небо становится чистым, и люди могут выйти из убежища, не боясь, что их разъест концентрированной кислотой.

Конан поудобнее перехватывает лямку потрёпанного рюкзака и заправляет за ухо выбившуюся прядь. Из-за толкотни и царящего вокруг напряжения на лбу, шее и над верхней губой выступает испарина. Короткие волосинки липнут к солоноватой влажной коже. Хаюми нервно сжимает старый брелок с облупленной краской, прицепленный к нагрудному карману джинсовой куртки.

Люди вокруг начинают толкаться, едва не сбивая девушку с ног. Рядом протискивается парнишка с ярко-рыжим ворохом непослушных волос. Конан замирает и отводит взгляд. Вдруг величайшее событие за последние семьсот лет отходит на второй план. Гаара Но Собаку. Хаюми влюблена в него столько, сколько себя помнит.

У Гаары небольшие с азиатским разрезом голубые глаза, окаймлённые рыжими пушистыми ресницами и постоянными синяками из ряда тех, что бывают от недосыпа, брови сбриты, чуть вздёрнутый нос, светлая почти прозрачная кожа и всегда озябшие руки: все будто изъеденные сеткой бурых, фиолетовых и синеватых вен и капилляров.

Громогласно раздаётся из рупора речь мэра. Он рассказывает о том, что нельзя дотрагиваться до растений — они радиоактивны, о том, как выглядело солнце и какая была луна, освещавшие Землю миллионы лет. Конан не верит этим россказням — как может одно светило дать достаточное количество света? У них под куполом источниками света служат множество летающих белых огоньков, и их столько, что не сосчитать. Рядом, но уже с другой стороны, вновь возникает давка — сам едва не падая, Хаюми толкает пожилой полный мужчина с большим мясистым носом, отчего становится ещё теснее, и девушка плечом утыкается в руку рыжего парня. По венам растекается крутой кипяток, грудь начинает распирать, а Конан вновь непроизвольно сжимает в тёплой потной ладошке старый брелок.

Прерывисто выдохнув, Хаюми украдкой бросает взгляд на юношу: тот стоит спокойно, будто ничего не заметив. Наконец, монотонный голос, перебиваемый эхом, затих, и послышался скрежет. На голографическом экране, что расположен на потолке, вырисовывается тяжёлая металлическая дверь с накинутым поперёк огромным стальным бруском. Мэр подходит к ней, берётся за выступ огромного шпингалета, пытаясь его сместить, к нему тут же подбегает тройка крепких людей и помогают: их лица краснеют и будто кукожатся от натуги, со лба скатываются сверкающие в отсветах белых огоньков бисеринки пота. Толпа стоит, запрокинув головы назад, цепляясь взглядом за каждую деталь происходящего на лазерно-световой панели экрана. Раздаётся надрывный противный скрежет — балка медленно сдвигается, а из-под неё на панели пола осыпается пыль и труха поддавшегося коррозии ржавого металла. Напряжение в толпе растёт — Конан чувствует это каждой клеточкой кожи. Хаюми плечом ощущает, как напрягся Гаара.

Отчего-то вспомнился момент, когда этот мальчишка, что жил в домишке двумя уровнями выше, впервые пошёл в школу — она тогда была аж в третьем классе. Конан каждый день ждала, пока он спустится на её уровень, и только тогда выбегала из дома, весь путь плетясь за ним. Однажды он остановился и, обернувшись, спросил, нет ли у неё клея, на что та лишь грубо буркнула: «Нет», проходя мимо него. Потом ей вдруг стало как-то неприятно от своего ответа. С тех пор Конан каждый день носила в кармане мешковатых треников из синтетической ткани маленький тюбик клея, будто надеясь когда-то его отдать. Толпа вдруг пришла в движение, а экран на потолке погас.

Люди шли к выходу из купола, торопясь, пихаясь, ломясь наружу, но, подойдя к заветному проходу, месиво остановилось. Первые, стоящие уже в проёме, люди нерешительно переглянулись, аккуратно переступили ржавый металлический порог, оглядываясь настороженно, будто дикие звери из старых фильмов, медленно стали продвигаться вперёд, стараясь не разбредаться. Девушка тоже идёт, пытаясь изредка, как бы невзначай, соприкоснуться рукавами с Но Собаку.

Первое, что видит Конан, перешагивая довольно высокий порог — где-то в две её ладони, — это небо — иссиня-чёрное, усыпанное кучей маленьких светящихся крупинок, и огромный белый блёклый диск. Луна. Так это правда, а вовсе не выдумки. Старые тряпичные кроссовки со сбитыми носками вязнут в странной, слизкой, чавкающей жиже, но её только небольшой слой — под ней земля сравнительно твёрдая. Голова начинает кружиться огромного, даже неограниченного пространства, а лёгкие распирать и гореть от переизбытка кислорода. Вокруг пахнет чем-то кислым, стальным и пряным. Толпа чуть рассасывается, и Хаюми может спокойно оглядеться по сторонам: всюду странные светящиеся растения — огромные, диковинные, завораживающие, с большущими цветами всевозможных люминесцентных расцветок. Четыре с половиной часа пролетают за минуту, а на востоке небо окрашивается в алый, как вихры Гаары.

Вокруг все начинает заливать странным желтоватым светом — толпа пугается и невольно пятится к куполу, а на востоке восходит огромный пышущий жаром зыбкий круг.

- Это же… Солнце, — голос был тихим и неуверенным, но в наступившей гнетущей, почти осязаемой тишине он громовым раскатом прокатилось по округе.

Этот шёпот раздался по правую руку от Хаюми: рядом стояла женщина средних лет со смуглой кожей и большими широко раскрытыми карими глазами навыкате. Пухлые короткие пальчики судорожно перебирали деревянные чётки. Конан вновь посмотрела на всплывающий из толщи марева светящийся диск. Не может быть. Просто не может быть. Девушка мотнула головой, отчего из собранных в пучок волос выбились несколько прядей, а на лицо упала тщательно отращиваемая чёлка, которую Хаюми вечно заправляет за уши.

Солнце вставало из-за алой ленты горизонта, разливалось горячим манящим светом по кружеву переплетений диковинных растений, лоснилось золотой рябью по частым лужам бурой кислоты. Конан с силой сжала брелок, и тот больно врезался в ладонь. Гаара стоял рядом, как всегда, нахмурившись. А в неестественно ярких бирюзовых глазах плясали жёлтые блики. Его руки были безвольно опущены вдоль тела, поношенная куртка из кожзаменителя казалась позолоченной, а слишком тонкие и длинные для парня пальцы нервно теребили край декоративной шнуровки на кармане-обманке мешковатых штанов.

Небо переходит из розового и лазурного в цвет индиго. Конан смотрит заворожённо, а из купола доносится режущая слух серена — через пять минут вновь их планету захлестнёт едкий, смертельный дождь. Со всех сторон небо стали заволакивать грузные коричневато-бурые, чем-то похожие на мокнутую в тёмную краску вату, тучи, отличающиеся от тех, что показывали в старых фильмах.

Толпа развернулась и, суетясь, вопя, боясь не попасть под купол вовремя, рванула в сторону спасительного укрытия. Конан стояла. Мимо пробегали, толкая её, завевая руками, плечами, разномастными сумками и рюкзаками. Конан стояла, сжимая в руке старый битый брелок.

- Иди, чего ждёшь? — девушку слегка толкнула в спину чья-то рука. И ей вдруг стало страшно: неужели ей придётся вернуться под этот тесный купол, со спёртым затхлым воздухом и кучей раздражающих белых огоньков? Неужели она больше никогда не увидит это сказочное небо, а её дети и внуки — они никогда не смогут поднять глаза и увидеть бескрайние просторы небосвода?

Её вновь настойчиво пихнули в спину, но Хаюми не обращала внимания: паника захватила её, а глаза защипало от покативших к горлу рыданий — ей вдруг стало жутко, панически страшно возвращаться в замкнутое пространство. Чьи-то руки её уже начали насильно тащить в сторону купола.

Внутри будто что-то надтреснуло, и Конан не выдержала: стала кричать не своим голосом что-то вроде: «не вернусь, не хочу возвращаться, я останусь здесь» — она сейчас уже и не помнит, что тогда вопила, девушка забилась в истерике, стала вырываться, брыкаться, выворачиваться из пытающихся её усмирить рук.

Хлёсткий звук на мгновение заполнил все пространство, а потом щеку обожгло огнём. Пощёчина отрезвила, заставляя на пару мгновений застыть. Затем кто-то взял её лицо тёплыми влажными чуть шерховатыми ладонями и повернул к себе. Хаюми секунду непонимающе смотрела на парня прежде, чем её глаза расширились в удивлении.

Конан смотрела на Гаару, не отрываясь, боясь даже выдохнуть, чтобы не развеять наваждение. Парень что-то выкрикивал ей прямо в лицо, брызжа слюной. Точёный подбородок, весь в мелкой медной поросли, то поднимался, то опускался, а девушка ничего не слышала — уши заложило. Гаара резко убрал руки от её лица и схватил за руку, таща её в сторону купола. Хаюми не упиралась — напротив, бежала за ним на ватных ногах, то и дело спотыкаясь. Слух вернулся вместе с громогласным раскатом грома, где-то за их спинами раздалось шипение — завеса уже начавшегося дождя нагоняла их. Гаара ускорил темп, ни на секунду не выпуская её запястье, буквально волочил за собой девушку, резко закидывая её в заветный проём.

Конан пролетела по ледяному начищенному полу купола до выступа из стены, больно ударяясь коленкой. Она обернулась, боясь того, что сейчас может увидеть, но все обошлось: рыжий парнишка, шипя, пытался содрать с себя куртку. Ткань в области лопатки разъело, кожу и часть плоти — тоже, но он был жив.

Приседая на корточки рядом с Хаюми, Но Собаку, морщась, смотрит на девушку. В уголках его глаз собираются морщинки, а уголки губ расходятся в кривоватой, но добродушной улыбке.

Сама не понимая, зачем, Конан достаёт из кармана спортивных штанов старый тюбик с клеем и протягивает его на раскрытой ладошке парню. Тот с минуту непонимающе смотрит то на девушку, то на клей. Конан никогда не видела, как этот вечно серьёзный и хмурый парень смеётся, но, спустя долгую минуту, тот разразился заливистым заражающим хохотом.

Хаюми не может ничего с собой поделать и тоже улыбается. Конан всегда думала, что у Гаары очень холодные руки, но они оказались влажными и тёплыми — почти горячими.

п. я. в. - после ядерной войны
Утверждено Nern
МоРоШШко
Фанфик опубликован 27 апреля 2015 года в 23:00 пользователем МоРоШШко.
За это время его прочитали 525 раз и оставили 6 комментариев.
+1
Yura1994 добавил(а) этот комментарий 29 апреля 2015 в 10:15 #1
Доброго времени суток, автор
Этот рассказ, пожалуй, мне запомнится надолго. Об этой работе можно очень много и долго говорить, но постараюсь быть лаконичным. Если говорить о впечатлении от самой работы одним словом, то "Вау" и "Браво"! Но все же хотелось бы похвалить вас за сюжет. Я очень редко оставляю отзывы на фикбуке, а здесь так вообще обычно отмалчиваюсь. Но я буду чувствовать себя последней мразью, если не скажу: это более, чем оригинально! Среди тонн пропитанных пустой романтикой и пустопорожних переживаний фанфиков это рассказ явно выделяется, я не говорю уже о красивом стиле, действительно засасывающей атмосфере и по-настоящему живых персонажей, за что и снимаю перед вами шляпу.
Спасибо за такую работу!
Всего вам яблочного,
Yura
0
МоРоШШко добавил(а) этот комментарий 29 апреля 2015 в 10:22 #2
МоРоШШко
Доброго)
Ох, спасибо вам за теплые слова) Я очень рада, что работа понравилась:)
+1
Зайченок добавил(а) этот комментарий 29 апреля 2015 в 12:01 #3
Зайченок
Добрый день.
Совершенно не знаю, как начать, но и пройти мимо не могу. Сначала зацепило описание, уж очень необычная тема "Кислотные дожди". Я читала классику про постапокалипсические миры. Я смотрела фильмы про них. Но фф - ни разу. Это так ново и необычно. И знаете, мне очень понравилось. Персонажи кажутся такими живыми, такими настоящими. Нет перегруженности описаниями, размусоливания. Все кратко, но так.. Даже не знаю, как описать. Я, конечно, не Станиславский, но я "верю" вашим героям. И вам.
Я не мастер огромных комментариев, да и не в этом моя цель. Просто хотелось сказать Вам большое "спасибо" за это чудесное произведение.
0
МоРоШШко добавил(а) этот комментарий 29 апреля 2015 в 12:20 #4
МоРоШШко
Ох-ох, спасибо огромное за чудесный отзыв и такие приятные слова) Я счастлива, что работа пришлась по вкусу:)
+1
Закат добавил(а) этот комментарий 30 апреля 2015 в 18:00 #5
Закат
Здравствуйте.)
Если честно, решил прочесть потому что ник автора забавный. Стало интересно, о чем думает человек с таким "ягодным" прозвищем.)
А думаете вы о печальках всяких, вроде постапокалипсиса, кислотных дождей и прочих радостях жизни. Кстати, а почему вы не добавили его в шапку в графу "жанр"? Постапокалипсис, я имею ввиду. Он уже давно выделился в отдельное течение фантастики, так же, как и стимпанк, например...
Первое впечатление, которое возникло после прочтения - похоже немножко на рассказ Рея Брэдбери "все лето в один день". Там тоже дети смотрят на солнце, поражаются ему, но краткий промежуток времени проходит, солнце исчезает, а они остаются все так же, с тем, что имеют.
Похоже, согласитесь?) Прочитайте, если еще не читали, очень вам советую.)
Однако у вас есть свои отличия, свои нюансы. В первую очередь, конечно, это ваш мир. Мир, выживающий после ядерной войны, люди, прячущиеся под куполом (кстати, что за купол?), живущие на уровнях (каких уровнях?) и выходящие на улицу раз в 700 лет. (почему так редко?) Лично мне понравился ваш рассказ, однако не хватило подробностей. Не хватило каких то иллюзорных кусочков жизни, частиц жизни и крупиц мыслей главной героини. Для такого жанра очень важно, чтобы читатель чувствовал свое погружение. Будто бы он (читатель) стоит рядом, в этой толпе, толкается с этими людьми и тоже стремится быть ем самым счастливчиком, которому удастся увидеть мир за куполом, огромное, пышущее жаром солнце, небо, столь бескрайне раскинувшееся над головой... Я так рад был бы почувствовать себя участником вашей истории, но, увы, вы меня не погрузили туда до конца.

Однако, я не говорю, что плохо написано. Нет, мне понравилось. А сам факт сравнения вашего рассказа с рассказом Брэдбери это уже немалый комплимент, согласитесь? К тому же, никуда не деться, что написать что-либо в таком жанре уже весьма тяжело, а написать хорошо - тем паче.

Стилистически ваш рассказ тоже весьма неплох. Нравится ваша легкость, ваша игра словами, красивые и нетривиальные описания... Небо цвета индиго, золотистые цвета, окутавшие происходящие в мире изменения... Вообще на моменте, когда всходило солнце у меня лично от живости всего происходящего захватывало дух. Самый сильный момент в рассказе.
Из стилистики смутили только "всюду странные светящиеся растения — огромные, диковинные, завораживающие, с большущими цветами всевозможных люминесцентных расцветок." И все же, по логике вещей расцветки не могут быть люминесцентными. Расцветки могут быть яркими, тусклыми и.т.д. Ваши цветы светятся, но от этого люминесцентных расцветок не становятся.) Хотя может быть я сильно ошибаюсь...

Что еще сильно порадовало, так это то, что ошибок у вас почти нет. Приятно было читать столь чистый и хорошо написанный текст. Глаз практически не резало. Заметил только:

"...как может одно светило(!) дать достаточное количество света(!)? У них под куполом источниками света(!) служат множество..." - Тавтология слова "свет."

"Старые тряпичные кроссовки со сбитыми носками вязнут в странной, слизкой(!), чавкающей жиже..." - Нет слова "слизкой".) Есть только "склизкой". =)

"Голова начинает кружиться (!) огромного, даже неограниченного пространства" - Пропущено слово "от" перед "огромного".

Большое спасибо вам за ваше творчество, очень понравилось. А все, что написано выше это просто глупые придирки. =) Надеюсь однажды увидеть на полках книжных магазинов ваши произведения, творения девушки с "ягодным" ником.)
Всего вам наилучшего!
0
МоРоШШко добавил(а) этот комментарий 30 апреля 2015 в 20:47 #6
МоРоШШко
Доброго времени суток:)
Ох-ох, это же критика*-* (У автора фетиш на критику) Спасибо большое за такой чудесный отзыв, а ваши замечания я обязательно учту и по свободе доработаю) Вообще, планируется цикл рассказов по этому постапокалипсическому миру под куполом (только в разных временах своего существования и о разных людях), поэтому не хотела сразу раскрывать все карты)
Ох, Брэдбери, каюсь, не помню, чтобы читала - только Стругацких._. Но для меня это все равно более, чем комплимент, так как это великий общепризнанный писатель))
Еще раз хочу поблагодарить за такой развернутый отзыв:)
С уважением,
МоРоШШко