Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Смысл жизни имеет вкус поцелуя. VI

Смысл жизни имеет вкус поцелуя. VI

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
…I can't escape, I can't erase you, you
I can't forget, it's not the same without you
You.*


Дождь хлынул совсем неожиданно. Крупные капли с белесых небес застали врасплох прямо после занятий, прямо у выхода из лингвистического корпуса. Ино смачно чертыхнулась, осознав, что она благополучно оставила свой зонт в машине Сакуры. С каждой минутой дождь усиливался, превращаясь в сплошную ледяную стену, бешено тарабаня по асфальту. На каблуках, в струящейся юбке – не вариант бежать под ливнем до своего авто, а терять время, стоя в одиночестве подле входа, после изнуряющего учебного дня совсем не прельщало. Яманако глухо прорычала очередную порцию ругательств, не зная, как лучше поступить. Она не могла позвонить подруге, вызвав ту на помощь: Сакура вместе с Саске укатила после занятий, закончившихся на час раньше, плюс, когда Харуно одна в компании Учиха, то внешний мир перестает существовать для этих лучших друзей. Мелькнула дурацкая мысль про Шикамару, но блондинка тут же ее пресекла, лишь возжелав, чтобы ее бывшего застал разряд молнии. Горько вздохнув от безысходности, Ино прижалась спиной к холодной стене здания. Остается лишь переждать ненастье!
- Эй, привет! – откуда ни возьмись возник Наруто, переводя дыхание после пробежки между луж. – Домой не собираешься?
- Теперь собираюсь! – приметив широкий черный зонт парня, Ино счастливо заулыбалась ему, недоуменно уставившемуся на блондинку. – Я забыла свой зонт, так что ты мой спаситель!
- Ха, с радостью! – Узумаки сам расплылся в ответной улыбке. Яманако бодро взяла его под руку, и они осторожно зашагали, стараясь не попадать в мелкие лужицы. – Как твое самочувствие?
- Ой, остался только мерзкий насморк, а так – почти здорова! - Ино махнула в беспечности рукой, будто отгоняя прочь остатки ненавистной простуды. Наруто усмехнулся на ее незатейливый жест, уже почти ведя девушку. – Как твои дела?
- Все было б отлично, если бы не эти гребанные лекции по корпоративному праву! – недовольно пробубнил Узумаки, вспоминая занудные лекции, на которых присутствовало всего десять человек – и кто подстегнул его энтузиазм к юриспруденции?
- Это же электив, так что в следующем семестре его не будет. - Ино подмигнула усталому блондину, крепче держась за его локоть – какие же скользкие дорожки! – Слушай… - Яманако отчего-то расхотелось ехать домой: то ли светлая энергетика Наруто с его понимающей улыбкой, то ли перспектива одинокого вечера за компьютером под унылый аккомпанемент дождя так подействовали на девушку, что она решилась по-другому скоротать время. – Не хочешь поужинать в моем любимом ресторане, помнишь, про который я рассказывала, а ты еще сказал, что обожаешь грибные равиоли?
- Да-а, помню! – состроив задумчивую гримасу, Наруто про себя дивился столь нежданному предложению от самой Ино! Первые два университетских годах, даже несмотря на близкую дружбу с Сакурой, Яманако успешно игнорировала взбалмошного блондина, почти не пересекаясь с ним. Сейчас же, да начиная с середины третьего курса, блондинка больше не брезговала обществом Узумаки, нередко болтая с ним обо всем. Поначалу Наруто был настороже, не воспринимая всерьез Ино, любившую посплетничать буквально о каждом и покрасоваться на глазах у всех. Однако с течением времени и благодаря более долгим разговорам эти двое нашли взаимопонимание, даже вместе подшучивая над другими. – Тогда ты показывай дорогу, а я буду ехать следом, - Узумаки решил скрасить свой уединенный вечер без друзей, ведь Саске поехал к Сакуре вновь доделывать проект, а это значило одно – тотальное отключение от окружающего мира.
- Не отставай! – игривым тоном произнесла Ино, с кошачьей грацией скрывшись в салоне своего авто. Наруто усмехнулся такой типично вертлявой Яманако, в душе радуясь, что все-таки согласился на ужин с ней, ведь сколько раз подмечал парень: от заливистого смеха соблазнительной блондинки у него всегда поднимается настроение! Так что общество фривольной Ино с кучей интересных историй и слухов – наилучшее лекарство против сумрака дождливой непогоды. Да и можно будет узнать подробнее про ее расставание с Шикамару, и…остыло ли совсем сердце этой роскошной блондинки к бывшему возлюбленному.

Саске безучастно наблюдал за стремительными ручейками, бежавшими по стеклу дверцы автомобиля. Мерный стук лихого дождя смягчал установившееся напряженное молчание. Глухой стук крупных капель о капот действовал успокаивающим бальзамом на разгорячившиеся нервы. Брюнет обожал дождливую серость, тяжелые низкие небеса, грохот молний за окном – эта погода была под стать его спокойному характеру, с долей вспыльчивости молний, и мрачному взгляду туч. И вдруг ему вспомнилось, как отец после выпуска из школы настойчиво рекомендовал младшему сыну получить престижное образование в одном из университетов Лиги Плюща в Штатах, однако Саске совершенно не хотелось покидать родину, ведь здесь его устраивает абсолютно все, ведь здесь живописный сезон дождей!
- И почему ты не сказала мне? – отрешившись от меланхоличного созерцания ливня, задал ключевой вопрос Саске. Честно, парень понятия не имел, как следует реагировать на поступок лучшей подруги: дать перерасти раздражению в злобную обиду, или же перенять ироничный тон дяди, лишь поняв суть умолчания Сакуры?
- Во-первых, я не хотела тебя и Наруто волновать, - после затяжного молчания Харуно все же собралась с мыслями, не собираясь более тушеваться перед лучшим другом, с легкостью читающего истинные мотивы людей, - во-вторых, мне не хотелось докучать тебе, прося твоего дядю о помощи, а в-третьих…
- А в итоге ты просто бесстрашная зазнайка! – фыркнул недовольно брюнет. Захватив в плен своих бездонных глаз вспыхнувшую девушку, парень мягко положил свои ладони на ее подрагивающие плечи. – Ведь это туфта полнейшая – попросить лучшего друга, чтобы он договорился со своим дядей о помощи своей лучшей подруге! Тебе так не кажется?
- Определенно не кажется, - не думая сдаваться под напором Саске, Сакура схватила своими руками его за ладони, - все сделано, все нормально!
- Черт, ведь я реально волнуюсь, это же не шутки! – тихо прохрипел Учиха, внезапно он прислонившись своим лбом к ее. Как же взбесило…столь прыткое своеволие Сакуры, ведь обычно она всегда искала совета, помощи, защиты у Саске, готового в любой момент встать на сторону подруги. И так было с самого начала их общения, эта аксиома никогда не ставилась под сомнение, а тут… Да и учитывая скрытую неприязнь Харуно к Мадаре, брюнет не мог не дивиться.
- Вот видишь – волнуешься зря… - выдохнула безутешно Сакура, закусив губу от переполнявшего ее стыдливого чувства вины. Она не могла скрывать от него правду, тем более касающуюся ее здоровья. Хотелось сказать еще что-нибудь в свое оправдание, чтобы Саске ни в коем случае не злился на нее, однако разрушить образовавшую идиллию, разорвать сладостное мгновение их полу-объятий – выше ее и, видимо, его сил!
- Как говорится, благими намерениями, - хмыкнул неоднозначно Саске, бесшумно вдохнув свежий цветочный аромат ее парфюма, - в следующий раз предупреждай, идет? – оторвавшись от нее, но не отрывая пристального взора от изумрудных глаз Сакуры, требовательно произнес брюнет.
- Идет! Признаю, я не права, - Сакура тепло улыбнулась ему, завороженно следя за его волшебными ониксами, начисто лишающими воли и мыслей. Саске довольно усмехнулся, точно произнес: «Кто бы сомневался!», ласковым движением заправив шелковый розовый локон ей за ухо. Харуно готова была придумать какую-нибудь еще нелепость, лишь бы его прохладные пальцы не отрывались от ее разгоряченного лица!
- Пошли, прислуга, наверняка, уже давно сервировала стол для нас, - блаженный миг испарился, оставив медовое послевкусие внутри каждого. Саске кивнул в сторону своего дома, медленно вылезая из машины. Сакура кивнула ему в ответ, выключая двигатель Mini Cooper'а. После таких бесед-откровений, с такими ненужными, но необходимыми прикосновениями девушка отходила довольно долго, не позволяя взыграть фантазии, не разрешая распалиться чувствам, ведь их дружба дорогого стоит, а ее действительно легко разрушить, стоит выйти за рамки дозволенного.

- Гребанные уроды!
Саске едва не выронил кожаную куртку Сакуры, принимая ее из рук подруги: друзья одновременно вздрогнули, переглянувшись. Неистовый крик, оглушающее дребезжание двери – страшный всплеск неожиданно раздавшегося шума застал их врасплох, только они переступили порог особняка. Харуно застыла с задранной к верхнему этажу головой, безотрывно вглядываясь в пустоту коридоров, тонувших в полумраке наступившего холодного вечера и в мягком свете блеклых ламп. Девушка точно испепеляла своими неподвижными, горящими изумрудными глазами мрак пространства, пытаясь осветить дорогу тому, кто так рьяно сыпал ругательствами, пытаясь осветить самого этого человека.
- Это же…Мадара? – Сакура не повернулась лицом к другу, даже не шевельнулась. Ее голос прозвучал как-то по-иному, одолеваемый странно вспыхнувшим напряженным волнением. Саске лишь фыркнул в своей неизменной манере, однако он не мог не заметить, что его подруга, хоть и с былой натянутой застенчивостью, но уже легко называет дядю брюнета по имени, позабыв и про почтенный «-сан». Это повелось после того, как Мадара стал лечащим врачом девушки, приняв ее без лишних официальных процедур, или же сам мужчина пресек официальный тон, особо не водя за собой любви к излишней вычурности и напыщенности? Саске недовольно хмыкнул самому себе, наконец повесив влажную кожаную куртку подруги в гардеробную. Звать слуг не было никакой необходимости: парень сам мог справиться с таким пустяковым делом, да и хотелось ему вдвоем с Сакурой, под тихое перешептывание, (ведь дождливый сумеречный вечер всегда навевает особую грузную атмосферу, которую боишься нарушить громким словом), пробраться в столовую и, состроив из себя истого джентльмена, поухаживать за девушкой, угостив ароматным чаем. Но все очарование момента, приподнятого настроения, окутанного романтизмом, испортил Мадара! Конечно, ничего против любимого дяди брюнет не имел – он всегда был рад компании старшего Учиха, однако проблемы мужчины и его мрачный настрой, что был бесспорным фактом, учитывая ярые возгласы ругательств, не имели права разрушать чары этого мгновения! Чужие личные дела не касаются посторонних!
- Я не знаю больше никого, кто любил б ругаться с таким самозабвением! – Саске бросил хмурый взгляд в сторону второго этажа, не желая и более секунды напрягать слух гневными тирадами дяди. - Еще неделю назад Мадара должен был переехать в свою квартиру, вот только ни кровать, ни диван ему не привезли, а спать на полу с его бешеной работой для него – не вариант! – быстро протараторил брюнет, дабы предвосхитить расспросы подруги и поскорее пригубить душистого чаю. Почему-то перспектива встречи с Мадарой доводила парня до такого жгучего раздражения, что кожа начинала вся зудеть. Саске сам не мог точно ответить: почему вдруг присутствие его дяди служило столь хлестким катализатором негатива. Может, все дело в том, что парень никогда не мог подступиться к столь противоречивой, загадочной натуре Мадары? А может, во всем виновато темное прошлое мужчины, застланное вечными недомолвками? Или же из-за склочного характера дяди, его извечным подтруниванием и порой пренебрежительным отношением к самому Саске?
Водоворот сбивчатых, оттененных злобой мыслей, грозящих совсем затянуть парня в черноту угрюмости, прервал звонкий голос Сакуры, буквально оглушивший брюнета, вдребезги разбив безмолвие дома:
- Здравствуйте, Мадара! – весь хмурый и суровый, с туго сведенными бровями, с плотно поджатыми губами – такой пугающе колоритный вид Мадары позабавил Сакуру. Мадара резко остановился посередине лестницы, окинув друзей мрачным взглядом исподлобья. В антрацитовой глубине его глубоких миндалевидных глаз вспыхнуло неподдельное изумление при виде обаятельно улыбающейся Харуно – вот кого мужчина не ожидал и вовсе увидеть, тем более сегодня! А ее улыбка была такой заразительной, такой лучезарной, что невольно тонкие губы Мадары дрогнули в мягкой усмешке.
- Ну, извинились эти придурки за свою оплошность? – от холода за спиной, сквозившего в едком тоне друга, Сакура вся съежилась, не понимая, в чем причина столь молниеносной смены настроения брюнета. А девушке так хотелось просто в очередной раз отблагодарить его дядю за искреннее участие, за постоянное беспокойство о ее здоровье!
- Гореть в аду им с извинения, - ощетинившись, прошипел непримиримо мужчина, медленно спускаясь вниз, - их ждет очень нелестный отзыв в будущем! – Саске лишь вскинул бровями безо всякого удивления, ведь мстительность дяди порой останавливала всякое желание связываться с мужчиной. Мадара степенно спустился вниз, остановившись подле них на расстоянии вытянутой руки.
- Вы будете пить с нами чай? – если бы колючий взгляд Саске умел метать иглы, то Сакуру пронзили бы сотни! «Какого черта она встревает в разговор?!», - единственная мысль, что бешено пульсировала в затуманенной отчаянным негодованием голове брюнета. Мадара же на безобидный, вежливый вопрос девушки ответил своей фирменной чеширской улыбкой: мужчина не мог не признаться себе, что своевольный, игриво-смелый настрой девушки ужасно понравился ему, и нельзя было не поддаться этому, отчего Учиха нежно поднес к губам ее прохладную ладонь, невесомо коснувшись молочной кожи. От его острых глаз не ускользнуло то, как тихо вздохнула она, как чуть сжала она свои музыкальные пальцы, как дрогнула ее улыбка… в замешательстве и некотором удовольствии.
- Нет, - Саске вдруг схватил подругу за локоть, неосознанно отводя ее в сторону от дяди, - нам с Сакурой нужно готовить доклад, так что мы выпьем чаю у меня в комнате. Ладно? – испытывающий, пылающий взгляд Саске прямо вгрызался в мужчину, выражая абсолютную непримиримость с такими «выкрутасами» и даже в некоторой степени предупреждение.
- Точно, а я забыла уже! Извините! – Сакура с виноватой улыбкой озадачилась сполна и неожиданным выпадом Мадары, и тугой хваткой лучшего друга. Саске потянул за собой девушку, ощущая какой-то гадкий осадок при колком воспоминании, как дядя осторожно склоняется к мягкой коже ладони Сакуры, как он запечатлевает кроткий поцелуй – брюнета аж передернуло! Огненные волны напряженного молчания, лишь распаляющие внезапно возникшую озлобленность друга и опасливую непреклонность Мадары, скрытую за жесткой ухмылкой, вразумили девушку не перечить раззадоренному Саске и подсуетиться, чтобы как можно быстрее скрыться от сверкающих ониксов его дяди.
- Что ж, как говорится, знание - сила, а потому не смею мешать вам обоим!- ни Саске, тут же ощетинившемуся, ни Сакуре, вмиг нахмурившейся, не понравилось то, каким двойственным тоном Мадара выделил последнее слово. Пусть точечное лицо мужчины и потеряло оттенок грозовых туч, однако рот его усмехался сардонически, а смотрел он на друзей своими магнетическими глазами точно свысока. Сакура четко осознавала, что вся эта едкая спесь направлена против взъярившегося племянника, чтобы ясно показать, кто здесь старше и сильнее, кому здесь не стоит перечить.
- Встретимся за ужином! – кинул напоследок Саске, метнувшись к лестнице, попутно утягивая за собой подругу. Мадара лишь кивнул на брошенные в нескрываемом уже раздражении слова племянника. И прежде чем скрыться лучшим друзьям на втором этаже, пристальный черноокий взор, гипнотизирующий спину розоволосой девушки, все же встретился с ее изумрудами, блеснувшими, несомненно, в улыбке.

Мадара не знал, почему его одолевают эти мысли. Как наваждение, раз за разом, набрасываются они сокрушительным Девятым валом. Мадара не знал, почему им движут эти поступки. Как в забытье, вновь и вновь, сковывают они усопшую волю рациональности. Мадара не имел ни малейшего понятия, почему все складывается именно так: словно с закрытыми своими же ладонями глазами он балансирует на лезвии ножа, идя на ощупь, по велению чувств, не представляя, что за пропасть зияет под ним. Однако кое-что Мадара все же знал, с обреченной ухмылкой признаваясь в этом – он поступал именно так, как желал, ни больше ни меньше.
А все-таки…почему? Почему он дает фору чувствам, беспредел сердцу, повелевающему им, как глупым рабом? Почему позволяет себе беспечно наслаждаться моментом, плывя в свое удовольствие по течению? Почему визиты Сакуры стали подобны проблеску солнца на небосводе? Почему опека над ней откликается в душе медовой радостью? Почему беседы с ней отвлекают от всего угнетающего? Почему…она каждый день ищет встречи с ним, натыкается в больнице на него, сама заглядывает к нему в кабинет после процедур? Почему…Сама она…сбивает с толку, способствует усугублению странного, обжигающего сердце хаоса?
«Вопросы без ответов, точно любовь без взаимности – убого!», - Мадара едва не закатил глаза на собственные циничные мысли со столь непонятными сравнениями. Мужчина вот уже минут десять бесцельно стоял у окна, вглядываясь бездумно в туманную даль вечера, поглощенный своими воспаленными думами. Лишь стройная дробь тихого дождя сопровождала вереницу избитых «Почему?». Это все было таким…диким, будоражащим и воспламеняющим, что впервые Мадара пугался самого себя. Никак он не мог разобраться в снедающих его чувствах…лишь смеющиеся изумрудные глаза, таящие настороженное любопытство, преследовали его день и ночь.
Под пеленой вечернего дождя, осторожно перепрыгивая через лужи в саду, показалась обладательница этих невероятных глаз, виновница этой какофонии мыслей в распаленной голове. Сакура, по всей видимости позабыв зонт в своем авто, прикрывалась одной кожаной курткой, спеша оказаться в салоне Mini Cooper’ a. Уже совсем стемнело: небо размыли краски грозовой ночи, спрятав за своей густой мглой полумесяц и паутины звезд. Мадара прикинул, что в сплошной тьме, с кляксами луж на каждом шагу Харуно доберется до автомобиля не меньше, чем за минут семь, а этого было достаточно, чтобы… «Попрощаться, как бы невзначай?», - Учиха было смешно от самого себя, но, черт побери, он ничего не мог поделать с собой, чтобы хоть как-то пресечь ребяческие попытки бессмысленных встреч, чтобы хоть как-то образумить себя мыслью о бесполезности беседой с двумя-тремя словами… Вот только ноги уже сами стремительно несли мужчину к заднему выходу в сад, наиближайшему выходу, где обычно парковалась она.
Настроение Сакуры можно было охарактеризовать двояко: с одной стороны, от успешно проделанной работы, от присутствия Саске, от их бесконечного смеха улыбка сама собой набегала на губы, с другой стороны, всклокоченность Саске, стычка его с Мадарой – девушку терзали смутные сомнения, что неспроста «сцепились» дядя и племянник, хоть и несерьезно. Тот участливый, лукавый Мадара, со своей неизменной язвительностью и прожигающим болкатым взглядом, которого девушка встречала каждый день после процедур в клинике, с которым неосознанно она нетерпеливо искала встречи, не был похож на сегодняшнего Мадару: будто дьявольская чернь, что скрывалась в его загадочной душе, обнажилась, встретив отпор чертовщины Саске. Как говорится, яблоко от яблони…
- Для машины нужно всегда иметь еще один зонт! – Сакура, совершенно не ожидав услышать вкрадчивый бархатный баритон мужчины, завоевавшего всецело ее скомканные мысли, аж подпрыгнула, разворачиваясь на звук его голоса.
- Как же вы напугали! – рассерженно воскликнула Харуно, тяжко выдохнув. Пристальный взор Мадары откровенно смеялся над ней. – А я и забыла про зонт свой – думала, что в машине остался!
- Много думаешь, видимо, - хмыкнул насмешливо мужчина, протягивая девушке забытую вещь, - к сожалению, мне не удалось осведомиться о твоем самочувствии…
- Намного лучше! Теперь начнутся сеансы массажа! Простите, что не смогла зайти сегодня – университет виноват! – Сакура действительно выглядела виноватой и немного сконфуженной, что не умаляло ее открытой и приветливой улыбки.
- Ничего страшного, понимаю, - кивнул ей в ответ брюнет. Их ледяные пальцы соприкоснулись, когда мужчина вручал зонт девушке. Мадара готов был тут же отнять руку, не собираясь становиться причиной дополнительного конфуза, однако Сакура, никогда не перестававшая его удивлять, вдруг сжала длинные пальцы Учиха, улыбаясь уже как-то проникновенно:
- Я вам очень-очень благодарна! – и малахитовый взгляд, словно два горящих факела в этой непроглядной тьме, был полон такой неподдельной доверчивости, такой сердечной благодарности, что у Мадары на миг перехватило дыхание от этих волшебных глаз, отчего мужчина и пошевелиться вовсе не мог, отчего его ледяные пальцы так и застыли под ее, слегка переплетясь.
- Я рад всегда помочь…тебе, - голос мужчины прозвучал хрипло, словно он болел бронхитом. И почему снова всё во власти искрящегося момента? Почему всё получается именно так, обескураживая их обоих?
- До свидания! - Сакура внезапно ощутила себя, словно от резкого пробуждения: ворвался шум бесперебойного дождя, в нос ударил аромат свежей ночной влажности вперемешку с древесным парфюмом Мадары, а пальцы пронзило соприкосновение чужих пальцев, начинавших согреваться от долгого контакта. Как получилось так, что она позволила себе такое?!
- Жду в клинике! - выпалил Учиха прежде, чем смог сфокусировать мысль. А неосторожно слетевшая фраза с его тонких губ обожгла Харуно, оставив ожог в самом сердце. Девушка с нервно закушенной губой, со спрятанным за волосами взглядом несколько неуклюже сорвалась с места, побежав к своей машине. Мадару же, продолжающего промокать под дождем, лишь бы не упустить из виду каскад ее волос, пронзил вопрос, начавшийся вовсе не с заевшего «почему»: «А что если бы…я не наткнулся вовремя на ее зонт?».

После кромешной тьмы коридоров яркий свет резко открытого холодильника буквально ослепил. Саске недовольно сморщился, однако с уверенностью протянул руку к графину с молоком. Целый час он безуспешно пытался крепко заснуть, всячески отгоняя от себя бередившие усталую голову карусель невеселых мыслей. Прекратив истязать себя насильными тяготами сна, брюнет отправился на кухню: такая своеобразная прогулка должна отвлечь, а стакан молока – успокоить распаленные нервы. Но все упиралось в то, что парень элементарно не знал, как следует подогревать молоко на плите, когда сыпать корицу – до или после кипения? И Саске вот так стоял в нерешительности, весь взъерошенный и помятый, в одной руке с графином то ли обычного молока, то ли миндального, а другой держа открытой дверцу холодильника. Растерянность брюнета покинула, как только раздался противный писк от понижения температуры холодильника, как только в ярком просвете возникла фигура Мадары.
- М-м, доброй ночи, племянник, - криво поприветствовал застывшего в удивлении парня старший Учиха, - я шел за водой, - ответил на немой вопрос в сверкающих ониксовых глаза напротив мужчина. Он выглядел никак не лучше Саске: заспанный, с отлежанной щекой, с откровенной ленцой в каждом неторопливом движении.
- Раз уж так… - самому себе высказался Саске, уже более осознанно взглянув на дядю, отчего тот в любопытстве склонил голову, - помоги, пожалуйста, приготовить горячего молока.
- Да без проблем! - Мадара уже готов был к началу трудного разговора или к какой-нибудь острой реплике, а его сумрачный племянник попросил о таком пустяке! Мужчина легонько отодвинул парня в бок, приказав включить свет над плитой. Сам же он осторожно, стараясь причинять как можно меньше шума, порылся в шкафчиках, выудив маленькую кастрюльку. Специи помог отыскать Саске, пристально наблюдавший за дядей. – Это миндальное молоко, - сделав глоток прямо из графина, подытожил Мадара, - пьешь такое?
- Без разницы! - просто пожал плечами младший Учиха, чувствуя себя не только лишним на кухне, но и несколько сконфуженным, ведь он даже понятия не имеет, как следует плиту включать!
- Решил испробовать старый рецепт против бессонницы? – усмехнулся Мадара, плавно помешивая молоко на медленном огне.
- От тебя ничего не скроешь, - зевнув, устало произнес Саске. Препираться с дядей, пытаться отвечать колкостью на колкость у парня не было ни малейшего желания, тем более он бы лучше оказался на кухне, в час ночи, с кем угодно, но только не с ним, учитывая события прошедшего дня.
- Больше предпочитаю обычное молоко с медом, но и так сойдет, - Мадара разлил готовое молоко с корицей по стаканам, протягивая один племяннику.
- Спасибо, - сухо поблагодарил Саске, не глядя на мужчину, - а на мед у меня аллергия, - брюнет старался хотя бы минимально поддерживать натянутую беседу, потому что от молчания становилось не по себе.
- Буду иметь в виду… - Мадара пригубил молока, смотря по верх стакана прямо на племянника, - почему Сакура не осталась на ночь?
- Во-первых, - Саске никак не показал, что этот неожиданный вопрос неприятно задел его, - ее мама не особо жалует меня, а во-вторых, Сакура не моя девушка, если ты помнишь.
- Как же ее мама терпит вашу дружбу? – мужчина сделал шумный глоток, не спуская глаз с невозмутимого лица парня. – И не волнуйся – я помню, что ты у нас ветреный мальчик, ведь поэтому ты держишь свою подругу на коротком поводке: не подпускаешь совсем близко, но никак не отдаляешь? – Мадара готов был откусить себе язык, ведь он совсем не так хотел выразить свою мысль, обличая ее в столь ядовитый тон! Однако на сказанные дядей слова Саске отреагировал зрелищно: с глухим стуком поставил недопитый стакан на столешницу, сжав от пробудившейся злобы кулаки, одними глазами испепеляя вздернувшего подбородок мужчину.
- Терпит, потому что смирилась, - заскрежетав зубами, процедил Саске. Усталую ломоту как рукой сняло от дерзких слов дяди. Парень, сузив гневно пылающий взгляд, неосознанно сделал шаг навстречу Мадаре, не собираясь прогибаться под его напором.
- Ты не ответил на второй мой вопрос! - старший Учиха, чувствуя, что рискует, вступая на столь опасную тропу, не желал терять запал, намеренно провоцируя племянника. Мадара жаждал услышать именно из уст Саске объяснения их недоотношений с Харуно. Но то, что все-таки услышал мужчина, заставило его изумленно вытянуть лицо, приоткрыв рот:
- Господи, Мадара, почему ты терроризируешь меня этими бредовыми допросами? Ну почему ты вечно издеваешься надо мной?! Ведь я думал, что твой приезд хоть как-то сгладит вечное отсутствие Итачи, который теперь и дня не может прожить без своей ненаглядной! – Саске, удрученный, поникший, горько усмехнулся, со злым укором смотря на обескураженного дядю. – Спасибо за молоко! - парень, специально грубо оттолкнув мужчину от прохода, зашагал прочь из злосчастной кухни, едва не рыча от такого мерзкого разговора.
- Я просто хотел помочь тебе разобраться в себе…в своем собственном стиле, - никогда еще ранее Мадара не чувствовал себя настолько пристыженным и оробевшим. Действительно, он хоть сделать как лучше, сделать так, чтобы его племяннику было лучше…лучше… Однако не без скорбного раскаяния мужчина осознавал, что не ради выгоды Саске затеял столь скользкую беседу, а ради своей же выгоды, ради…самой Сакуры? Но для чего?
- Ты просто влезаешь в чужую жизнь в собственном стиле, - прошипел напоследок Саске, смерив окаменевшего дядю презрительным, полного разочарованного сожаления взглядом. Брюнет вылетел в коридор, ощущая неистовое желание избавиться с помощью зубной щетки и пасты от мягкого привкуса миндального молока, ставшего отвратным.
- И ты, к сожалению, прав, - с печальной ухмылкой произнес в пустоту Мадара. И ему опротивело молоко, успевшее остыть. Сам он стал противен себе, вот только сердце беспрестанно жгло от понимая неумолимой правды: да, мужчина лез в чужую жизнь без спроса, да, ради этой хитрой розоволосой засранки, и да… Саске сам никогда не посмеет признаться даже в малейшем намеке на то, что способен испытывать нечто большее к своей ручной Сакуре. Но если показать Харуно, что она что-то вроде запасного варианта, ставшего верной собачкой на поводке своему бесстыжему хозяину, то изменится ли ее поведение?
- Наверняка! - дьявольский оскал, преисполненный самодовольства, исказил зловеще бледное лицо мужчины. Он искренне хотел быть другом своему племяннику, но не стоило бросать вызов, пытаясь поставить его на место. Ведь Мадара – не ироничный, миролюбиво настроенный старший брат, готовый все простить и все забыть.

После затяжной истерии погоды, после бесконечной череды оглушающих ливней, после беспросветной пелены грозовых туч даже тусклые, робкие проблески солнца, даже в купе с пронизывающим холодным ветром казались настоящей благодатью природы. Хотелось наслаждаться едва ощутимыми теплыми объятиями солнечных лучей, прикрыв глаза, и вдыхать неповторимый аромат подступившей так скоро осени. Август почти не ощущался больше, лишь напоминал о себе по-прежнему сочно-зелеными лужайками, однако макушки деревьев непримиримый сентябрь, точно в спешке, уже кое-где щедро озолотил или же разукрасил багрянцем.
Сакура искренне любила осеннюю пору, считая ее самой романтичной, самой вдохновляющей. Ведь столько потрясающих красок, куда ни поглядишь, столько насыщенных оттенков, отчего разбегаются глаза! А в прохладном воздухе витает свежее, терпкое дыхание жухлых пестрых листьев и сырой земли…
Потому, как только девушка припарковалась на стоянке университета и вышла из своего авто, она полной грудью вдохнула этот ни с чем несравнимый аромат, мягко улыбаясь самой себе, подставляя довольное лицо несмелому солнечному свету. Замечательное начало дня, заряжающего воодушевленным настроением! Однако мечтательная улыбка Харуно исчезла, а во взгляде изумрудном ясно читалось недоумение, не лишенное иронии: с другого конца парковки, галантно подавая руку, ослепительно улыбаясь, Наруто помогал Ино выйти грациозно из машины. Девушка с радостью приняла руку блондина, одаривая того очаровательной улыбкой в ответ! Узумаки сиял похлеще летнего солнца! Немного суетясь, под задорное щебетание Яманако, не отходящей от парня, Наруто с готовностью взял сумку девушки и, беря ее под локоть, направился с ней к лингвистическому корпусу.
- Какая идиллия! – обольстительный грудной голос, сочившийся колючей язвительностью, мог принадлежать только одной особе с огненной копной волос – Карин. – Ты тоже задаешься вопросом, с каких пор мой братец ухлестывает за этой вычурной девицей?
- Вообще-то, она моя подруга, - фыркнула в ответ Сакура, внутренне удивившись, что «удостоилась» обществом Узумаки, ведь обычно девушки избегали друг друга, предпочитая здороваться едва уловимым кивком головы чисто ради приличия, - так что выбирай выражения! – сверкнув злобно малахитовым взглядом, Харуно хотелось избавиться от невыносимой девицы как можно скорее. Карин лишь усмехнулась криво на гневные слова Сакуры, одними янтарно-карими глазами говоря: «До этого мне нет никакого дела!».
- К сожалению, мне нужно к тебе обратиться, - на такое бесцеремонное выражение Харуно лишь ощетинилась, - где пропадает Саске?! Он что, избегает меня?!
- Ни привет, ни пожалуйста – как всегда, ведь ты грубиянка! – сдерживаться в присутствии этой нахалки, к тому же требующей ее лучшего друга, Сакура вовсе не собиралась. Девушка готова была произнести еще одну едкую фразу для возмутившейся Карин, как ощутила вдруг чью-то тяжелую ладонь, легшую на ее плечо:
- Доброе утро, - и этот хрипловатый, обволакивающий баритон невозможно было спутать с каким-либо другим – Саске, видимо, решил пораньше приехать, не предупредив. Сакура повернулась с лучистой улыбкой к брюнету, но ее губы озадаченно дрогнули при виде хмурого, определенно загруженного мрачными мыслями друга. Его взгляд январской ночи смотрел вперед, однако на самом деле он был устремлен в черный океан самого себя. Да и не спешил Учиха поприветствовать подругу в своем фирменном стиле, обняв ее за шею.
- Все в порядке? – Харуно устремила обеспокоенный, вопрощающий взгляд на брюнета, не понимая причину столь скверного состояния друга.
- Да, - просто ответил он, крепче сжав ее плечо, точно найдя в нем опору, точно не желая отпускать девушку. Странный жест Саске еще больше взволновал Сакуру, у которой никак не получалось поймать болкатый взор парня.
- Саске, ну куда ты пропал! – Карин, все это время наблюдавшая любезности друзей, не выдержала, хоть и отлично знала, что не следует донимать Учиха, когда он не в духе и сам не спешит здороваться. – Ты избегаешь меня? – скрестив неуступчиво руки на груди, недовольно поджав алые губы, подозрительно сощурив горящие негодованием глаза, Карин не собиралась отступать без вразумительных объяснений.
- Я был очень занят проектом, - Саске, очнувшись от вязкой тины темных дум, упрятав всколыхнувшееся раздражение, немного смягчился, взглянув на надутую Узумаки, - я исправлюсь, не надо драм! – брюнет ощутил, как под его ладонью напряглось плечо розоволосой подруги, демонстративно отвернувшейся от разговаривающих.
- Тогда жду от тебя звонка! – зная также, что не стоит лезть с объятиями и поцелуями, с лишними вопросами к сумрачному Саске, Карин лишь подмигнула на прощание ему, не удостоив Харуно ни взглядом, ни словом. Сакуре же хотелось только крикнуть вдогонку рыжей бестии: «Катись отсюда!», но она позволила себе тихо шикнуть да прожигать испепеляюще убегающую Узумаки.
- Я прекрасно понимаю, что вечно эту…Карин ты не сможешь избегать, - Сакура полностью развернулась к нахмуренному другу, сверля того настойчивым взором снизу вверх, - но, пожалуйста, не при мне!
- Стараюсь, - все еще не убирая своей горячей ладони с ее плеча, Саске как-то странно улыбнулся. Его бездонный взгляд был таким проникновенным, таким одурманивающим, что Сакура и с места сдвинуться не могла. В черной глубине этих испытывающих глаз плескался какой-то вопрос, изводивший Саске, вызванный бурей противоречивых, снедающих чувств. Как будто он…терзался с самим собой.
- Да что не так? – сжав своей рукой его ладонь на своем плече, Сакура терялась в пугающих догадках. Неужели та стычка на днях с Мадарой переросла во что-то большее? Или же случилось что-то похуже? Таким рассеянным, таким смятенным, будто кто-то нарочно заморочил парню голову, девушка не видела Саске давно.
- Не важно! - столь неоднозначный ответ не удовлетворил тревоги Харуно, однако то, как ласково Саске переплел ее пальцы со своими, то как нежно он улыбнулся озадаченной подруге, немного умерило ее замешательство, но не без приятного удивления, ведь в таком взвинченном состоянии брюнет никогда не выказывал нежностей и радушия.
- Тогда идем на занятия! – Сакура потянула за запястье друга, не вынося больше обжигающего тепла его пальцев. Все равно странно вел себя Саске, точно пытаясь отыскать ответ в самой девушке, отчего становилось не по себе. К счастью, сегодня Харуно застанет после массажа Мадару, так что можно будет выведать причину непонятного поведения лучшего друга из первых уст, заодно прояснив, нет ли серьезной ссоры между дядей и племянником. Сакура осознавала, что всегда намеренно ищет любой повод, чтобы оказаться в кабинете старшего Учиха, наслаждаясь скорее не беседой со столь умным и острым на язык мужчиной, сколько самим его присутствием рядом. Однако девушка не акцентировала на этом внимание, не позволяя мыслям вертеться вокруг этой щекотливой детали. Она боялась копнуть глубже, боялась раскрыть истинное основание этой ненормальной тяги к этому загадочному, обольстительному мужчине. Да и придумывать себе же оправдания типа «а спросить про то, про другое» уже не хватало фантазии, уже становилось стыдно. Потому Сакура заключила, что лучше не задаваться лишними, вопросами, сводящими с ума мыслями, несясь багряным листком по ветру стремительных событий.

Я не могу сбежать, я не могу стереть
Тебя, тебя.
Я не могу забыть, все совсем не так без
Тебя.*

* Billy – Not Over You
Утверждено Aku
rockmaniayula
Фанфик опубликован 10 сентября 2016 года в 22:09 пользователем rockmaniayula.
За это время его прочитали 432 раза и оставили 0 комментариев.