Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Смысл жизни имеет вкус поцелуя. II

Смысл жизни имеет вкус поцелуя. II

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
…It's clear on the back of my mind
We're playing with fire
And I know trying on ice.*

Сегодняшнее утро не было добрым. С самой первой минуты пробуждения было ясно, что ничего хорошего не стоит ожидать. По привычке, еще спросонья, руки потянулись к мобильному, чтобы просмотреть на популярных соцсетях, что же такого интересного, важного или необычного приключилось за ночь, ну, за полночи, которая была отдана сну. И благодаря лихим снимкам двоюродного брата, зажигающего в объятиях нескольких полуголых девиц, с полупустым бокалом, без сомнений, любимого коньяка, сонные глаза стремительно прояснялись, наполняясь праведным гневом. Ведь этот балбес даже не предупредил, что собирается кутить всю ночь!
- Чтоб тебе провалиться, Наруто! – злобно шикнула Карин Узумаки, резко вставая с постели. От такого бойкого пробуждения у девушки закружилась голова – она сама приехала ближе к третьему часу ночи, потому стоило поумерить свой пыл с утра. Чертыхнувшись, она без промедлений направилась в ванную комнату, чтобы в кротчайшие сроки привести себя в порядок и потом уже нестись к лучшему другу никудышного братца – Учиха Саске. Ведь после каждой попойки, не всегда заканчивающейся благополучно, Наруто бессовестно отсыпался в особняке Учиха, рядом с не менее бесстыжим брюнетом.
Всего получаса хватило Карин на быстрые сборы: контрастный душ, чтобы окончательно пробудиться и остудить клокочущий внутри гнев, незамысловатая укладка дивных пышных локонов до узкой талии, цветом которых восхищались все без исключения – огненно-красные, точно само пламя. Легкий дневной макияж, подчеркивающий янтарно-карие глаза, с неизменно пурпурной помадой на широких, полных губах, завершил ее образ. Придирчиво осмотрев себя, поправив стильную оправу черных очков для зрения, Узумаки, предварительно оповестив, чтобы подготовили ее машину, бегом выпорхнула из своей спальни.
Хоть Узумаки и Учиха жили в разных элитных жилых комплексах, Карин на своем любимом авто – ярко-алом BMW – за пятнадцать минут добиралась до нужного дома. И в этот раз, к удаче, она преодолела путь в считанные минуты. Ее машина была достаточно узнаваема, за счёт престижного номера, необычной тонировки и искрящихся в блестках бамперов, и достаточно частым гостем в особняке Учиха, так что охрана без лишних слов пропустила Узумаки. Холодно поздоровавшись с дворецким и степенно отдав ему ключи от своего авто, девушка ринулась к нужному крылу дома, где, наверняка, сладким сном спал ее двоюродный братец.
Уже почти настигнув нужные двери, уже почти коснувшись золотого орнамента дверных ручек, неожиданно Карин остановила крепкая хватка холодных рук Саске. Она была застигнута им врасплох, но виду вовсе не показала. Брюнет выглядел помятым, заспанным и каким-то вялым, однако эти мелочи нисколько не умаляли его чертовской красоты и особого, неповторимого шарма. И невольно Узумаки засмотрелась на него.
- Не буди лихо, пока оно тихо, - с ленивой насмешливой улыбкой Саске приложил указательный палец к губам, призывая явно озлобленную девушку к тишине, - ничего страшного не произошло!
- Какого черта вы не предупредили меня?! А если бы родители Наруто вернулись раньше – как бы я отмазывала его?!
- В итоге же все хорошо, - спокойно разведя руками, подытожил Саске. На полусонную голову совсем не хотелось препираться с Карин, учитывая ее баранье упрямство.
- Да-да, у вас всегда все хорошо! Если Наруто забывает предупредить, то это – твоя обязанность вместо него! Мы договаривались так! – вскипела девушка, не собираясь униматься. – Последний раз я выгораживаю его, в следующий раз здесь будет стоять Кушина! Тогда посмотрим, как вы будете ее успокаивать!
- Полегче, - стоило упомянуть мать Наруто, Кушину, известную своим взрывоопасным, диким нравом, как стадо мурашек неприятно пощекотало Саске, - Сакура подстраховала нас – довезла, почти уложила…
- Пошли ей букет роз в знак благодарности и признательности, - едко произнесла Карин, с самого знакомства недолюбливающая Харуно.
- Ой не язви с утра пораньше, а то кровь из носа пойдет, - как только Учиха мягко приобнял эту огненную фурию, она мгновенно угомонилась, лишь что-то тихо бурча себе под нос.
- Мне нужно будет показать его Кушине трезвым и в здравом уме, - устало вздохнула Карин, ненавязчиво положив голову на плечо брюнета, - через сколько он очухается?
- Сейчас десять утра…где-то через час-полтора! – заключил Саске, вдохнув пряный аромат духов Узумаки. Она всегда была аккуратна и хороша, даже злая, даже в обычных коротких джинсовых шортах и легком шелковом топе, как сейчас.
- Саске, а ты не говорил, что ты тоже девушкой обзавелся! – мягкий баритон Мадары, с вечно лукавыми нотами, послышался совсем рядом, отчего Саске невольно отстранился от девушки. Как же брюнет успел отвыкнуть от привычки дяди подкрадываться бесшумно и неожиданно, словно черный кот. – Доброе утро!
- Доброе, - от легкого испуга Карин нервно поправила свои очки, - Карин Узумаки, подруга Саске и сестра Наруто.
- Приятно познакомиться, - мужчина подметил, что эта девушка не была такой смелой, как Сакура, чтобы протянуть уверенно руку незнакомому мужчине в знак приветствия, - Мадара Учиха, дядя Саске! – он вежливо кивнул взявшей себя в руки Карин.
- Она не моя девушка, - картинно закатил глаза младший Учиха от постоянных подтруниваний дяди, - Карин просто самая заботливая и самая строгая в мире сестра!
- Не надо наговаривать на меня, - фыркнула в ответ девушка, все еще чувствуя себя не в своей тарелке под изучающим взглядом черных глаз Мадары.
- А я сказал что-то нелестное про тебя? – в наигранном удивлении Саске вскинул бровями, не переставая ухмыляться подруге. Тут зачинающуюся перепалку прервал шум со стороны закрытой комнаты, а через секунду белоснежные двери распахнулись, являя им довольно улыбающегося Наруто:
- Саске, у тебя такой бодрящий гель для душа! – весело воскликнул блондин, но стоило его счастливому взгляду зацепиться за сестру, как запал парня вмиг погас, а на лице застыла виновато-сокрушительная гримаса. – Кари-и-ин…
- Простите, но мне нужно посекретничать с братцем, - многозначительно улыбнувшись Учиха, Карин втолкнула обреченного на взбучку блондина обратно, - у тебя функционирует память вообще?!
- Да просто мы заболтались… - двери с шумом захлопнулись прямо перед носами Учиха. Саске и Мадара понимающе переглянулись, сдержав свои смешки и колкости по поводу разыгравшейся сцены.
- Да-а, у тебя шумная и взрывная компания друзей, - Мадара представлял, как весело жилось им всем! Но, учитывая темперамент сего квартета, мужчина внутренне восхитился племянником: ведь какая изворотливость, какое умение хладнокровно лгать нужно было иметь, чтобы искусно отводить взоры родителей от такого «времяпрепровождения»!
- Безумная, но остроумная и преданная компания, - с самодовольством, с гордостью в голосе за своих друзей ответил Саске, - просто это на первый взгляд Наруто – балбес, Сакура – бесстрашная, Карин – бешеная…
- Мне повезло, что моя комната в другом крыле, а то моему покою пришел б конец, - ехидно подметил Мадара, подмигнув хмыкнувшему племяннику, - думаю, твои друзья присоединятся к нам за завтраком чуть позже.
- Несомненно! Так что не будем терять время на их перепалки – я жутко голоден! – взяв дядю под руку, Саске спешно потянул его в столовую, где давно все было готово и накрыто.

Бряцание ложек, стук чашек, легкий топот прислуги – в столовой неспешно шел завтрак, к которому успели присоединиться как Мадара с Саске, так и Карин с Наруто. Глава семьи – Фугаку, по обыкновению, рано утром отправился в офис своей компании, а Микото – к своим подругам, членам закрытых женских клубов высшего света Токио. Так что это был очередной завтрак, примечательный лишь появлением нового гостя – Мадары.
Сам мужчина подозрительно тихо сидел в середине стола, изобилующего разными яствами: начиная от глазуньи, омлета и оладьей, заканчивая фруктами, цукатами и свежей выпечкой. За рваной угольной челкой он прятал застывший в задумчивости взгляд, за фарфоровой чашкой с дымящимся черным кофе прятал загадочную полуулыбку. «Вот теперь вся картина составлена», - с удовлетворением отметил про себя Мадара, сделав машинально кроткий глоток, - «и даже неудивительно, что у Саске столь разношерстная компания – ему всегда хотелось окружить себя по-настоящему живыми, темпераментными людьми в противовес окаменевшим в притворных манерах родственникам! Но вот что интересно – в каком же родстве состоят Мито Узумаки и Карин с Наруто Узумаки? Странно, что никогда ранее я не слышал о них, а клан Узумаки так же почитаем и уважаем, как и Учиха! Да и Харуно… Неужели отец этой девчонки руководит моим ремонтом?!»
- Эй, Мадара, - ухмыляясь, окликнул дядю Саске, - с тебя картину можно писать – такой задумчивый и сосредоточенный!
- Надеюсь, это не я разбудила вас из-за… своих эмоций? – Карин до сих пор не могла выдержать пронзительный взгляд Мадары, постоянно отводя свои растерянные глаза от его высокой фигуры. Впервые в жизни кто-то заставлял ее всего одним мимолетным взором чувствовать себя млеющей овечкой.
- В какой бы точки мира я ни был, а привычка, лишь укоренившаяся с годами, вставать чуть ли не с рассветом – никогда меня не оставляет, - спокойно изрек Мадара, незаметно надев свою добродушно-снисходительную маску чеширского кота, - еще до пробуждения Саске я успел прогуляться по саду, позаниматься в зале и ответить на электронные письма, - с точно такой же улыбкой знаменитого кота из сказки ответил Учиха, встречным вопросом прервав Карин. – Расскажите-ка мне лучше… как вы все познакомились? Ведь когда я прощался с Саске, он выпускался из школы…
- Весьма забавно мы сдружились все! – взяв слово, хохотнул Наруто, на что Саске насмешливо фыркнул, а Карин лишь покачала головой. – Ваш племянник, как бы это помягче сказать, выпустился с дурацкой привычкой – козлить неугодным его вкусу людям…
- Не клевещи на меня! – пихнув локтем рядом сидящего друга, что аж тут расплескал чай, шикнул Саске. Карин, выбравшая место возле брюнета, стукнула того по руке.
- Имей уважение, Саске – не перебивай, - не пожурив маленькую потасовку ребят, а только посмеявшись над ними про себя, произнес будничным тоном Мадара, приготовившись слушать.
- Так вот, - метнув смеющийся взор в сторону помрачневшего друга, продолжил блондин, - за то, что я показался Саске чересчур громким, а в тот день мой будущий лучший друг явился на посвящение в студенты с жутким похмельем, он решил проучить меня, чтобы сразу показать, кто будет править! Ну мы и сцепились…
- Избив друг друга, - не без сарказма выразительно хмыкнула Карин. Парни шикнули на нее, но девушка была непреклонна, - в первый же день они оба попали к декану, который только гоготал в голос из-за глупости, поссорившей их! Благо, я на два года старше, а потому взяла под свое руководства брата и Саске, как магистрант и как заместитель главы студсовета по социальной работе.
- Так ты активистка и бдитель законов – похвально, - с удивлением воскликнул Мадара, одобрительно кивнув в сторону засветившейся самодовольством Карин, - и с тех пор вы стали «не разлей вода»?
- Поначалу мы люто не переносили друг друга, - проворчал Саске, недовольный, что не он начал повествование, - потом, ко всеобщему удивлению, мы оказались родственными душами лишь с разными характерами!
- Я всегда понимал и понимаю Саске с полуслова! – напыщенно проговорил Наруто, улыбаясь доброй ухмылке лучшего друга, - да и мы не знаем, что значит завидовать, предавать, лгать друг другу!
- Прямо как сценарий про любовь, - захохотал Мадара, а в унисон ему вторила Карин. Парни тут же зароптали, все ощетинившись, - я шучу! Это точно история про моего лучшего друга и меня: мы, хоть и познакомились в раннем детстве, но то же поначалу терпеть друг друга не могли, а, спустя некоторое время, обрели друг в друге лучших, самых преданных и добрых друзей!
- Настоящая дружба – это сокровище, - высокопарно заявил блондин, ослепив всех своей голливудской улыбкой – выпьем за нее!
- Тебе вчерашнего мало, - неодобрительно покачала головой Карин, но поддалась всеобщему порыву чокнуться чашками с кофе, - Мадара-сан, не думайте, что мой брат – заядлый алкоголик…
- В его годы я был еще хуже, - пытливо вскинув бровями, несколько фамильярно произнес Мадара, отчего Наруто и Саске прыснули, прикрываясь чашками, а Карин, со злым смущением, нервно поправила очки. Да, дядя Саске еще тот черт со своими тайнами! И так же бессовестно красив и притягателен, как его племянник, хотя даже больше, неприлично больше…
- Алло! – телефон младшего Учиха прервал разразившееся веселье. – Да, привет! Уже-уже, Карин закатила веселуху с утра! Конечно, я собрался и распечатал все, не переживай. Через полчаса встречай, до скорого! – выражение лица Саске интересно переменилось: с ехидно смеющегося на умиротворенно-довольное. – Сакура звонила: мы сегодня с ней должны доделать проект по маркетингу. Мадара, ты же в город собирался – подкинешь?
- Без вопросов, - утвердительно кивнул дядя, допивая чуть остывший кофе.
- А я, наконец, представлю Наруто Кушине – она успела позвонить мне, - без энтузиазма пробурчала Карин, хоть и успевшая придумать отмазку брату, но чувствовала – допросов не избежать.
- Надеюсь, что обойдется все, и мы вечером встретимся, как договаривались,- молитвенно сложив загорелые руки, протянул Наруто.
- Я не сомневаюсь в твоих актерских способностях! – ободряюще похлопав друга по плечу, Саске встал изо стола, даже не удосужившись сложить аккуратно приборы и салфетку, - встречаемся у гаража через десять минут, ладно?
- Зачем спрашиваешь, если приказываешь? – от испытывающего баритона дяди Саске ощутил неприятный холодок – не стоит забывать, что под видимой миролюбивостью Мадара скрывал непримиримый, злопамятный нрав. – Все нормально, иди! – лицезрея побледневшее от замешательства лицо племянника, насмешливым тоном успокоил того мужчина. Друзья Саске последовали его примеру. – Благодарю, все было очень вкусно! – одарив изумленную прислугу, так непривыкшей к похвале и простой человеческой благодарности, улыбкой, Мадара заметил не менее изумленные от ребят взгляды – никто ранее так не обращался с простыми работниками. – Приятно было познакомиться, и, с уверенностью могу сказать, до скорой встречи, Наруто и Карин!
- Конечно до скорой, мы еще повеселим вас! – залихватски пожав ладонь мужчины, с задором заверил его Наруто.
- До свидания, Мадара-сан, - Карин лишь почтительно поклонилась, уводя за собой энергично махающего на прощание брата. Мадара холодно хмыкнул, подмечая, что его фигура произвела стандартное впечатление на девушку - благоговейный страх. Так происходило часто, потому мужчина перестал обращать внимание на такую реакцию. Хотя порой была и другая: вторым стандартом являлось восхищение и желание сблизиться с Учиха, что еще больше раздражало того.
«А если бы Карин не была сестрой Наруто, то не изменилось ли отношение моего племянника к ней?» - вновь задавшись неоднозначным вопросом, Мадара поспешил в свою спальню, чтобы переодеться. Сегодня его ждет масса дел – знакомство с персоналом клиники, встреча с Хаширамой, проверка с ним же ремонта, следовательно, стоит поторопиться. Да и завтра первый рабочий день…

Последний день каникул. Последние часы безделья и вседозволенности. Как же быстро иссякает праздное, ничем не обремененное время! Если б можно было растянуть лето на четыре месяца, чтобы каникулы продлились хотя бы еще на недельку! Однако таким наивным мечтам придется остаться пустотой. С самого утра столь унылые мысли одолевали Сакуру. А, точнее говоря, с позднего утра, так как в период каникул девушка позволяла себя спать до десяти-одиннадцати часов утра. И не потому, что отсыпалась или же ложилась под рассвет, нет, просто так лучше чувствовался беззаботный режим, да и родителей не встречаешь с утра пораньше!
Лениво потянувшись за телефоном, Харуно с довольной сонной улыбкой взглянула на время – десять минут одиннадцатого! Хорошо, что проснувшись еще полчаса назад, она сразу позвонила Саске, а потом спокойно могла поваляться лишнее время. Теперь же надо было подниматься и приводить себя в порядок, что особо не являлось какой-то долгой церемонией: Сакура ценила простоту и натуральность, потому никогда девушку нельзя было упрекнуть в вульгарности или «перестарании». Она предпочитала едва заметный макияж и свободно распущенные прямые локоны.
- Рико-сан! – выглянув из своей просторной спальни, крикнула Сакура. – Я через десять минут выйду из душа, так что можете накрывать!
- Поняла тебя, милая! – Рико-сан, эта бойкая тучная женщина, работавшая с тех самых пор, как Сакуру привезли из роддома, стала ураганом орудовать на кухне, прикрикивая на двух помощниц, чтобы те пошевеливались. – Твой брюнет придет?
- Да, но кушать не будет – он завтракал! – расписание Саске свое не менял, так что на аппетит друга рассчитывать не стоило. Однако лишнюю чашку чая Учиха выпить никогда не отказывался.
Сакура всегда подтверждала свои слова: ровно через десять минут, с полумокрой головой, в жемчужно-серой рубашке и рваных черных шортах она появилась перед Рико-сан. На барной стойке, именно здесь предпочитала кушать девушка, дымилась сладкая овсяная каша с ванилью и корицей, внушительных размеров тарелка всевозможных фруктов и ягод, а также свежезаваренный зеленый чай с жасмином.
- Приятного аппетита! – как только Харуно опустилась перед любимым набором завтрака, Рико-сан неслышно отозвала своих помощниц, принявшись наполнять чашку своей подопечной ароматным чаем.
- Спасибо, Рико-сан! – прожевав первую ложку, с трудом протараторила Сакура. Женщина взглядом пожурила ее, отбросив с покатого лба прядь темных волос, с редкими седыми волосами. – Если подъедет Саске, скажите – я встречу!
- Как скажешь! Только не набивай рот! – строго произнесла домоуправница, удалившись по своим делам: проверкой обеда и порядком в саду. Сакура улыбнулась вслед этой деятельной не по годам женщине, которую девушка очень любила и ценила. Рико-сан порой заменяла ей мать, Мебуки Харуно, ненавязчиво опекая и мудро наставляя. Всегда при виде нее на сердце Сакуры становилось тепло и спокойно.
Только она успела расправиться с кашей и половиной тарелки фруктов, как с парадного входа послышался шум останавливающейся машины – Рико-сан всегда, когда Сакура ждала кого-то из своих лучших друзей, предусмотрительно оставляла окна открытыми, дабы ее милая успевала встречать гостей сама, как желала.
Тут же вскочив, наспех вытерев уголки рта от сладких абрикосов, девушка побежала к входной двери, на ходу поправляя рукава хлопковой рубашки. Оказавшись на улице, уже собираясь с приветственной улыбкой окликнуть друга, она резко застыла. Сакура пристально наблюдала, как вместо привычного ей синего Hummer’a из тонированного черного спорткара, тепло прощаясь, выходит Саске. А из открытого водительского окна красуется его дядя, сверкая улыбкой. Почему-то мужчина в последний момент снял свои солнцезащитные очки, задумчиво потерев переносицу, и потом вдруг метнул пронзительный взгляд в сторону девушки. Та не отвела своего изумрудного, с искоркой опаски взора. Оттого тонкие губы Мадары растянулись в совершенно иной улыбке: в таинственной, с ноткой чертовщины улыбке, заставившей Сакуру сузить глаза. Как же этому мужчине нравилось испытывать людей – невооруженным глазом видно это!
- Привет! – из-за испытания взглядами Харуно даже не заметила, как к ней подошел брюнет, по-свойски обняв ее за шею.
- Идем в дом, - вместо «привет» как-то странно произнесла его подруга, уводя парня внутрь. Тот лишь пожал плечами, не заострив на этом внимание. А Мадара, довольный своей издевкой над «бесстрашной Сакурой», как выразился его племянник, весьма повеселился от ее цепкого, не менее пронзительного, чем его, взора. Друзья Саске прекрасно поднимают настроение мужчине – Учиха теперь всегда сможет «перезаряжаться» от них ближайшие две недели после тяжкого рабочего дня. «В особенности от бесшабашного Наруто и от этой…», - брюнет призадумался, подбирая подходящий эпитет для розоволосой девушки, - «этой…дерзкой Сакуры!». Почему дерзкой – скорее из-за смеси взрывного и бесстрашного характера, как уже успел расценить Мадара. Что ж, эти две недели действительно будут забавными.

Чего Мадара не переносил с детства – шум. Повышенные тона, громкая ругань, непонятный скрежет за стеной, завывания незнакомых песен – все это доводило его до исступления. Ничто, как собственное личное пространство и умиротворенную тишину, так не ценил и не оберегал мужчина. Потому его подсознательная боязнь ремонта была оправдана: зуд дрели, битье молотков, крики рабочих… Однако какого было удивление, приятное удивление мужчины, когда Хаширама представил почти что законченную квартиру, в которой орудовали лишь несколько рабочих, доводящих все до идеала. Трехкомнатная квартира на девятнадцатом этаже, с невероятным видом из французских окон гостиной на мегаполис – настоящая услада для умудренного путешествиями и прекрасными пейзажами взгляда. Мадара готов был носить на руках лучшего друга за то, как с каким пониманием и точностью Сенджу смог исполнить пожелания Учиха: единый стиль лофта по всей квартире в черно-белых оттенках, с вкраплениями более ярких цветов – индиго и серебряного. Скорее обстановку в каждой комнате можно было назвать «минималистичный лофт», что лишь подчеркивало индивидуальность хозяина.
- Теперь мне не терпится переехать! – обойдя все комнаты, рассмотрев все детали отрадно воскликнул Мадара. Хаширама тепло улыбнулся другу, наслаждаясь таким наиредчайшим явлением, как едва ли не детская радость Учиха.
- Думаю, тебе надо будет поблагодарить и Хизаши Харуно! Я очень настойчиво твердил ему, что ты клиент придирчивый, с собственным вкусом, а он не зря заверил меня, что все будет выполнено наилучшим образом! – Хаширама сам восхитился, как сложная идея брюнета - воплотить два стиля в один, так прекрасно реализовалась. – Ведь я много разъезжал по стране, не мог постоянно следить за процессом… Но сам Хизаши проверял, и, как видишь, он сдержал свое слово на все сто процентов!
- Что ж, ты прав, - антрацитовые глаза Мадара прямо сверкали удовлетворением от квартиры, - я обязательно выражу Хизаши свою благодарность… лично, - вспомнив, что теперь мужчина осведомлен о месте жительства Харуно, на его лице образовалась хитрая ухмылка, всегда настораживающая Хашираму.
- Это правильно, правильно, - не сводя недоверчивого взора с сияющего самодовольством лица друга, неоднозначно протянул Сенджу, - странно, что ты такой довольный с самого утра, тебе же вечно нужно раскачаться, чтобы быть в духе!
- Квартира меня порадовала, да и я в клинике меня приняли так радушно, так душевно, что я аж растерялся! - хохотнул Учиха, вызвав понимающую усмешку на губах Хаширамы: наверняка руководство восхваляло одаренного брюнета, персонал почтенно приветствовал его, а женская половина не скупилась на лесть и воздыхания – как обычно! – Слушай, пока не забыл… Знаешь, у моего племянника есть лучший друг – Наруто Узумаки, а еще Саске дружен с его двоюродной сестрой – Карин Узумаки… Смекаешь?
- Понял я тебя, понял, - многозначительно хмыкнул Сенджу, - по твоим дьявольским глазам вижу, как тебе хочется узнать о возможной связи с моей Мито… Родственные узы, как ты понимаешь, очень сложная штука… И тут все по-смешному переплелось: Мито – тетя Кушины Узумаки, однако сама Кушина старше Мито, так что они обе предпочитают называть друг друга троюродными сестрами! – видя, как в изумлении вытянулось лицо друга, Сенджу лукаво подмигнул. – Тем более разница в двенадцать лет не особо хочется афишировать женщинам…
- М-да, тупые заморочки бабские, - в своей излюбленной грубовато-саркастической манере произнес Мадара, закатив глаза, - а ты еще спрашиваешь – почему я не завожу себе девушку! Ответ – зачем мне лишняя головная боль такая!
- В твоих устах слова «завести девушку» звучат, как завести себе дворняжку какую-нибудь, - фыркнул Хаширама, недовольно сузив глаза. Перед мужчинами возник прораб, к их радости сообщив, что, скорее всего, Мадара сможет переехать уже через полторы недели. Поблагодарив и попрощавшись с седовласым, со строго сведенными бровями прорабом, два друга вышли из квартиры, направляясь к лифту.
Незаметно образовавшееся молчание заставило каждого задуматься о своем. Мадара с упоением представлял, как в сияющей новизной и красотой квартире сможет тихими вечерами после тяжкой работы потягивать бокал портвейна, теряясь глазами в огнях ночного Токио, как в уютной, просторной обстановке сможет принимать гостей – словом, мужчина уже заранее облюбовал свой новый дом, хотя его квартира в Нью-Йорке ничем не уступала этому, однако всегда так приятно наслаждаться чем-то новым, в особенности, если так долго ожидал этого!
Течение мыслей Хаширамы не было столь радужным. Он с затаенной тоской представлял, как его друг, так любящий уединение и покой, вновь будет коротать вечера в полном молчаливом одиночестве. Конечно, Мадара бы никогда не признался в том, что жизнь его не идеальна: всеобщие успех, уважение и признание на работе, благодаря чему имелся постоянный высокий доход, раболепские воздыхания женщин – чего еще хотеть молодому, красивому мужчине? Вот только давно дружат они, потому Сенджу порой втихомолку наблюдал такой отрешенный, полный безутешности черноокий взгляд. Из-за тяжелых, мрачных событий, что довелось перенести Мадаре в детстве, Учиха был по-настоящему замкнутым, скрытным человеком, не позволяющим играть с собственным сердцем. А ежедневные маски ехидства, беспечности, самодовольства настолько приелись к нему, что порой Хаширама отчаивался – найдется ли тот человек, способный не пораниться о иглы брюнета, которые скрывали его израненную душу?
- Просто… - прервав затянувшееся, но нисколько необременяющее молчание, стараясь подобрать более мягкие, абстрактные слова, чтобы не раззадорить друга, Учиха продолжил ранее высказанную мысль, - я бы не смог строить отношения с типичной представительницей прекрасного пола… Мне нужна по духу такая же, как и я…
- Тогда я тебе устрою такую! – отмахнувшись от угрюмых дум, заулыбался широко Хаширама, в предвкушении хлопнув в ладоши, отчего брюнет мгновенно кисло поджал губы. – Примерно через две недели, точно не скажу, состоится закрытие летнего сезона и встреча осеннего – будет пышный прием, так что ты не отвертишься!
- Уймись, сваха несчастная! - уже в лифте сердито рыкнул Мадара, представляя, как начнет давить на него Сенджу, устроив кутерьму с этим приемом, ведь его друг обожал празднества, и был завсегдатаем самых масштабных балов элиты Токио. – Для меня сейчас главное – показать себя на новой работе, чтобы руководство было в восторге. Уже завтра у меня операция по удалению кисты…
- Пожалуйста, без подробностей! – тут же заверещал Хаширама, не переносивший врачей и все, что с этим связано. Однажды Сенджу, по собственному наитию, решился на экскурсию в отдел Мадары… Хаширама все-таки выдержал до конца подобную экзекуцию, едва справляясь с ежеминутными рвотными позывами – это был подвиг для мужчины, повторять который – себе дороже!
- Неженка, - усмехнулся по-доброму Учиха, - ты обещал мне показать новый ресторан, чтобы поужинать…
- Да сколько можно по ресторанам ходить! – всплеснув руками, запричитал Хаширама. – Мито сообщила мне, что Кушина как раз позвала нас всех к ней на ужин!
- Нас?! – в ужасе округлив болкатые глаза, Мадара закусил от отчаяния губу – ему было достаточно знакомства с Наруто, так что мужчина представить себе запретил, какой же характер может быть у его матери.
- Не поедешь – до смерти обидишь и меня, и Мито, и семью Кушины! – непреклонность Хаширамы была очевидна, потому Мадаре следовало внутренне смириться, однако брюнет предвкушал тихий, умиротворенный вечер за беседой о делах с бокалом виски… Теперь же шумное знакомство с взбалмошной семейкой Узумаки лишит его всех сил! Хотя уравновешенный, спокойный нрав Мито оставлял надежду, что все может пройти гораздо лучше, чем вообразил Учиха себе из-за собственной мрачной стороны своего нелегкого характера.
- Черт с два, поехали! – шикнув на вмиг просиявшего друга, Мадара запрыгнул в свой спорткар, приготовившись следовать за Range Rover’ом Сенджу.

От напряженной работы начало сводить шею, да и ноутбук нагрелся, точно находился под знойным солнцем, что палило нещадно за окном. Кропотливо проведенные три часа за презентацией к проекту, который должен быть представлен завтра, изрядно утомили Сакуру и Саске. Они оба, не спеша, тихо советовались друг с другом, обсуждали наилучший вариант дизайна, изредка отвлекаясь, чтобы глотнуть холодной воды или закусить каким-нибудь фруктом. Последние пять минут, приближающие просмотр окончательного варианта, Сакура незаметно для брюнета наблюдала за ним, невольно мысленно сравнивая своего друга и его дядю. Странно, что ее это отвлекало от проекта, однако девушка никак не могла отделаться от ощущения, будто… будто это важно для нее самой. Конечно, первое впечатление может быть довольно обманчивым: взять, к примеру, первую встречу с Наруто – кто мог подумать, что именно с этим улыбчивым блондином, не внушавшим доверия, Харуно сблизиться настолько сильно, будет буквально зависеть от общения с ним? Или же Саске, который, если составлять его образ по слухам, являлся одиозной фигурой, с сардонической улыбкой разбивающей девушкам сердца и швыряющей деньгами налево и направо? Ведь, в итоге, оказалось все совершенно иначе: брюнет любил пускать пыль в глаза, притворяясь таким вот чертом, чтобы лишний раз его не доставали, чтобы лишний раз не теребили его личную жизнь! Учиха был спокойным, надежным другом, готовый постоять за своих близких, несмотря на свои недостатки – вечная надменность, неизменная колкость, неожиданная импульсивность и любовь к ночному веселью. Но какой человек не без недостатков, м?
И в этот раз Сакура вмиг распознала, что Мадара вовсе не такой, каким хочет казаться. Возможно, это семейная черта – скрывать свое настоящее «я», вот только шестое чувство девушки, никогда не подводившее ее, настойчиво твердило Харуно, что у этого чертовски обаятельного мужчины, хоть и с тяжелой, настораживающей аурой, имелись свои темные тайны, которые как раз-таки бы и раскрыли всю его истинную сущность.
- Ты во мне прожжешь дыру, - усмехнулся Саске, вскинув внимательный взгляд на подругу.
- Просто думаю, как же вы все похожи в своей семье! – Сакура давно привыкла, что брюнет любил застать ее врасплох, потому она нисколько не смутилась и не растерялась, лишь улыбнулась ему, как ни в чем не бывало.
- Что правда, то правда, - хмыкнув, протянул Учиха, - даже несмотря на разницу в четыре года, нас с Итачи умудряются путать, - раздраженно закатил глаза брюнет, вспомнив эти неприятные конфузы.
- Я бы сказала, что Итачи больше похож на Фугаку, а ты…на своего дядю, - Сакура поймала себя на мысли, что ей как-то не по себе произносить имя Мадары вслух. Вдруг голос девушки выдаст ее противоречивые, мрачноватые чувства о старшем Учиха, а Саске легко умеет подмечать смену настроения людей.
- Вот почему моя мама тебя так любит: вы обе обожаете что-нибудь или кого-нибудь обсуждать! – насмешливо воскликнул Саске, отодвинув от себя ноутбук. – На мой взгляд, Итачи похож на папу этими своими специфическими морщинками под глазами, да и когда злится, а так… Итачи весь утонченный, с изящными чертами лица, весь такой худой, даже тонкий… - на этих словах брюнет состроил смешное жалостливое лицо, отчего Сакура захихикала, - а вот у папы резкие черты, квадратный подбородок какой-то, сам весь размашистый, запальчивый, нетерпящий медлительности!
- Но ты также на маму свою похож очень… - Сакура вообразила себе Микото, грациозную, немного отталкивающую своей холодностью и величавостью, но с которой беседовать - неимоверное удовольствие, но только при учете, что ты пришелся по вкусу этой претенциозной женщине. – Хоть у тебя и мягкие, аристократичные черты, однако ты более мужественно и эффектно смотришься, чем Итачи – без обид!
- Какие обиды! – Сакура знала, что лишний раз не стоит тешить непомерное самолюбие брюнета, но ведь она говорила объективно и искренне. – Ты только настроение поднимаешь мне столь лестными заявлениями! – Саске по-свойски обнял за шею девушку, чмокнув ее в макушку, на что Харуно только фыркнула, с трудом проглотив теплую улыбку. – Вот только в сравнении с Мадарой я меркну: он под метр девяносто, в плечах и торсе шире, мощнее…
- Хватит напрашиваться на комплименты! – весело подтрунивала над поникшем другом Сакура, протягивая тому персик. – Держи, заешь горесть свою!
- На сегодня фруктов я переел, - сморщив нос, брюнет положил фрукт обратно в тарелку, - думаю, мы успешно закончили, так что завтра, как всегда, заработаем наивысший балл!
- Скрестим пальцы на удачу! Тогда что делаем дальше? – вопросительно изогнув светлую бровь, Сакура взглянула на друга, устало разминающего конечности.
- Так, время сейчас пять часов… Наруто просил забрать его с ночевкой к себе – званый семейный ужин у них намечается, а он терпеть не может их!
- Вы друг друга стоите, - усмехнулась Сакура, - давайте поужинаем где-нибудь, а потом погуляем – надо встряхнуться, а то мы весь зад с тобой отсидели.
- Полностью поддерживаю, - Саске утвердительно кивнул подруге, поправляя помявшуюся синюю футболку, - тогда заводим твой золотистый Сayenne, и в путь к Узумаки!
- Идем, только предупрежу Рико-сан, - схватив свою небольшую бежевую сумку, Сакура догнала друга на лестнице, очень надеясь, что родители вернуться попозже, и…больше не будет столкновений с родственниками своих лучших друзей.

Снизу доносились веселые разговоры вперемешку с быстрым топотом ног. Кто-то взбежал по лестнице, кто-то закрыл дверь в ванную. Наруто хмыкнул про себя, в который раз отмечая, что переделка огромного чердака под комнату для него одного было самым правильным решением родителей. Главное широкое окно комнаты, не считая нескольких мансардных, выходило на фасад дома, так что блондин всегда знал, кто приехал. По трубам, спрятанным за миниатюрными колоннами доносились голоса обитателей дома с разных этаже – и здесь парень знал, что и где происходит. Одна гигантская комната в светло-кофейных тонах, с собственной небольшой ванной, напоминала гостиную, которой не хватало мебели и украшений: большущий диван-кровать у стены, на которой красовалась карта мира; возле главного окна – многофункциональный письменный стол, подле музыкальный центр с мощными колонками; в другом конце комнаты – зеркальный шкаф-купе, прячущий от посторонних глаз не только одежду Наруто, но и всякий его личный хлам. Вместо украшений – дизайнерское кресло, белая акустическая гитара на напольной стойке и один единственный фикус рядом с рабочей зоной. Более чего примечательного не было, что полностью устраивало хозяина сего помещения.
- Наруто-о-о! – донесся до парня снизу голос матери, стучащей по стене, - давай спускайся!
- Вот ж отстой, - уныло протянул парень, оглянувшись через плечо на пространство спальни: везде порядок, все чисто и аккуратно расположено, так что со спокойной совестью он может уматывать отсюда! Главное – вовремя, улучив момент приподнятого настроения мамы, уйти из дома до прихода гостей! Наруто прекрасно понимал своего лучшего друга Саске за жуткую неприязнь к семейным посиделкам с одной лишь разницей: у Саске – это были чинные, пафосные приемы по всем правилам строго этикета, тогда как у Наруто – веселые, полные смеха ужины, где мама обожала трепать сына за щеки, а отец всегда пытался пошутить вместе с ним, что наводило лишь тоску. Блондин очень любил свою семью, любил вместе с ними проводить время, посмотреть какой-нибудь фильм, однако когда присутствовали посторонние люди – все шло насмарку, потому в таких случаях парень поскорее старался испариться из дома.
Забросив за спину рюкзак со всеми нужными принадлежностями на завтра, осторожно прикрыв дверь, он бесшумно спустился вниз, постоянно озираясь по сторонам. Однако это не спасло Наруто от встречи с сестрой, уже принарядившейся для ужина в бархатное темно-лиловое платье.
- Как вор никудышный смотришься, - презрительно фыркнула Карин, оглядев застывшего брата, - куда ты намылился?
- К твоему тайному возлюбленному, - Наруто показал язык, не собираясь терять время в перепалке с девушкой, - передать привет?
- То же самое могу сказать о Сакуре! – подобная колкость со стороны брата всегда задевала Карин за живое, хотя она и старалась сохранить самообладание, однако, то с какой нервозностью она поправила очки, поджимая свои яркие губы – верный знак вскипающего раздражения.
- Ха, я-то не млею от одного присутствия Сакуры, а вот ты… - многозначительно вскинув бровями, нацепив глумливую улыбочку, Наруто едва сдержал хохот от злобно покрасневшей сестры. – Саске же на два года младше, а ты…
- Хватить «тыкать»! – взорвалась девушка, пихнув парня в сторону кухни. – Сейчас посмотрим, как ты будешь от ужина званого отвязываться!
Не успел Наруто и ответную реплику вставить, как очутился на кухне, где происходила целая кутерьма с подготовкой: их личный шеф-повар, Ибицу-сан, нестандартно для своей профессии худой, вытянутый мужчина, вечно демонстрировавший гладкую выбритость и зализанные назад каштановые волосы, беспрестанно советовался с матерью Наруто по готовке ее личного, фирменного рецепта, а сама Кушина что-то указывала повару, мечась от плиты и обратно. Вообще, учитывая своеобразие работы родителей Узумаки, шеф-повар был необходим именно по долгим, порой затяжным поездкам отца и матери, чтобы Наруто и Карин не оставались голодными. Еще имелась основная прислуга для поддержания дома и сада в надлежащем виде, в остальном же брат и сестра распоряжались всем в отсутствие Минато и Кушины.
- Наруто! – парень вздрогнул от громкого голоса мамы, натянув милую улыбку. – Почему ты с рюкзаком?
- Я же говорил тебе, что у Саске ночую сегодня, - жалостливым голоском протянул блондин, молясь, чтобы настроение Кушины не испортилось, и она отпустила сына без всяких нареканий, - папа в курсе, так что…
- Но приедет Мито с Хаширамой, а еще его лучший друг… - указав повару на нужные специи, Кушина недовольно свела свои тонкие брови точно такого же оттенка, как и ее длинные, роскошные волосы цвета спелой малины. - Хаширама так любит беседовать с тобой…
- Ничего, как-нибудь в следующий раз! – и парень уже развернулся, чтобы покинуть душную, в облаках пара и специй кухню, как твердая хватка матери остановила его. – Ма-а-а! – раскосые глаза матери, имевшие мягкий лазурный цвет, вмиг изменились, став кристально-синими, что ясно свидетельствовало – Кушина начинала злиться. Наруто понятия не имел, как отвертеться на этот раз. Суровый взор матери просто пригвоздил блондина к полу, отчего все дельные мысли смешались и вмиг пропали из его растерянной головы.
- Мито сказала, что будет через пару минут! – спасение нашлось в лице отца Наруто, Минато Намикадзе. Рослый, статный мужчина с взлохмаченной пшеничной шевелюрой, с льдисто-голубым вдумчивым взглядом, с лучистой белоснежной улыбкой, покоряющей всех без исключения, недоумевающе уставился на жену и сына. Атмосфера между ними двумя была наэлектризованная, готовая вот-вот разразиться в скандал. Рюкзак за развитой спиной Наруто послужил ключом – Минато тут же смекнул, в чем дело. – Подождешь, Наруто, буквально десять минут – поздороваешься и отправишься к Саске, идет?
- Без проблем! – с явным облегчением в напряженном голосе воскликнул парень, благодарно улыбнувшись отцу. Тот лишь усмехнулся, покачав головой.
- Минато! – вгорячах воскликнула Кушина, стукнув кулаком по разделочному столу. – Когда мы в последний раз собирались всей семьей?! Послезавтра летим в Австралию, и опять месяц не увидимся!
- Дорогая моя, мы вчера вчетвером отлично посидели, давай в этот раз лишь взрослой компанией, - в примирительном жесте подняв ладони, мягко произнес Минато. Кушина прекрасно понимала, что стоит заставить Наруто остаться против его воли – сын весь вечер будет сидеть угрюмой букой, из которой слова нормального не вытянешь. Недовольно фыркнув, отбросив длинную малиновую прядь со лба, Кушина демонстративно отвернулась к сосредоточенно пробующему блюдо Ибицу.
- Спаси-и-ибо! –в своей излюбленной манере протянул Наруто, обняв крепко маму за талию. Та лишь отмахнулась от него, но все же чмокнула в щеку на прощание своего непоседу.
- Иди, пока она не передумала! – шепнул на ухо Минато, подмигнув просиявшему сыну. Тут же блондин ломанулся к парадной двери, чтобы лишний раз не попасться больше никому на глаза.
Выбежав из дома, тихонько закрыв за собой дверь, с радостной улыбкой Наруто обернулся на звук подъезжающей машины. Однако парень разочарованно вздохнул – рядом с цветочной клумбой припарковались одновременно целых три автомобиля, два из которых принадлежали Мито и Хашираме, а третий…
- Вот я понимаю – красивый дом в лучших американских традициях, а не особняк-павлин моего брата! – Мадара величественным шагом вышел из своего черного спорткара, бросив оценивающий взгляд на дом четы Узумаки.
- Твои комплименты, как обычно, так и пышут оригинальностью, - не без ехидства произнес Хаширама, в считанные секунды оказавшись подле серебристого Mercedes’a GLK своей возлюбленной, подавая ей руку. Из черного кожаного салона показалась стройная, среднего роста очаровательная женщина с карминовыми локонами по пояс. Ее изысканное, сливочного цвета атласное платье выгодно подчеркивало все достоинства подтянутой фигуры. Холодный взгляд ее графитно-черных глаз смягчился, стоило женщине увидеть нежную улыбку своего возлюбленного.
- Рада встречи, Мадара, - стоя под руку с Сенджу, размеренным голосом поздоровалась Мито, - ты все не меняешься, только вот…
- Волосы отросли да синяки сильнее под глазами стали – знаю-знаю! – мягкая ухмылка брюнета заставила женщину лишь приулыбнуться. Хаширама сдержался от какой-нибудь колкой реплики, ведя Мито к дому сестры. На пороге, ни на секунду не упускавший из виду троицу гостей, так и стоял Наруто. Завидев сына Кушины, Мито и Хаширама приветственно замахали ему, а Мадара в который раз подивился каким-то уже навязчивым встречам с лучшими друзьями своего племянника.
- Приве-е-ет! – на солнечно улыбающегося Наруто обрушился шквал крепких объятий Мито и Хаширамы. – Проходите в дом, мама и папа давно ждут вас!
- А ты снова ускользаешь от нас? – укоризненно изогнув бордовую бровь, Мито уставилась на стушевавшегося блондина таким характерным взглядом женщин Узумаки – недовольный прищур, полный негодования и подозрительности.
- Ну… - было начал рассказывать свои выдумки-отмазки Наруто, как уже во второй раз за этот вечер к нему пришло «спасение», но в лице только что подъехавших лучших друзей – Саске и Сакуры. Друзьям пришлось выйти из салона авто, чтобы поприветствовать гостей Узумаки.
- Невероятно, как вырос твой племянник, Мадара, – сохраняя все тот же спокойный голос, Мито выразила изумление лишь глазами, - и как вы похожи!
Саске, в чуть растянутой синей футболке и потертых джинсах, Сакура, в жемчужно-серой рубашке и коротких черных джинсовых шортах, совсем не вписывались в нарядный антураж гостей. Даже Мадара, терпящий лишь врачебную униформу, переоделся в изысканную рубашку цвета металлик и черные брюки, слегка зауженные к низу. О дорогом светлом костюме Хаширамы и об элегантном платье Мито говорить - нечего. Потому двое прибывших друзей ощутили себя весьма неуютно в компании взрослых, понимающе переглянувшись. Сакура так вообще сникла: ее мольба о прекращении столкновений с родственниками друзей не была услышана, потому приходилось вновь терпеть этот пронзительный взгляд вечно ухмыляющегося Мадары.
- Да, сто лет не виделись! – Хаширама заулыбался степенному племяннику друга. Мужчины пожали парням поочередно руки, а Мито с Сакурой, как светские дамы, обменялись поцелуями в щеку. – Того и гляди, мы стариками окажемся, а эта прекрасная троица будет Токио править!
- Уже правит, старик ты наш! - поддел друга Мадара, с интересом разглядывая в застывших в нерешительности и в нетерпении троих друзей, кидающих друг другу многозначительные взгляды.
- А я и не знал, что вы будете на нашем ужине, Мадара-сан! – воскликнул в приятном удивлении Наруто. На вмиг помрачневших лицах Саске и Сакуры явственно читалось: «Кто тебя за язык тянул, идиот!»
- Получился сюрприз, - Мадара оставался таким же приветливым, но на мгновение в бездонных чернооких глазах мужчины блеснула странная загадочность, никак не воодушевляющая.
Неожиданно для всех на порог дома вышли хозяева дома. Удивлению Минато и Кушины не было предела, когда они обнаружили, что не просто Наруто со своими друзьями еще не скрылись из вида, а что они так легко разговорились с гостями! Потому Кушина, правильно подхватив момент, позвала всех присутствующих отужинать у них. Наруто более не сомневался – это был отличный шанс получше узнать столь брутального дядю друга, да и Хаширама наверняка разговорит его, выдав много интересных подробностей! Саске, со свойственным ему скептицизмом, только лишь пожал плечами, как бы говоря «была ни была», да и обижать маму друга – не стоит это того. Вот Сакура же от досады закусила губу, пытаясь выдавить из себя улыбку, полную тягостной нервозности. Она прекрасно видела, как Мадара спрятал свою желчную насмешку за каскадом смоляных волос, что лишь сильнее раззадорило злобное недовольство девушки. Но отказать в такой ситуации – верх неприличия, потому Харуно последовала внутрь дома, замыкая процессию гостей. Да, «на славу» отпразднуют они последний день каникул – предел мечтаний, к тому же еще и под прессингом цепких ониксов, вечно смеющихся черным огнем издевки.
…Я всегда помню о том,
Что мы играем с огнем,
И чем я рискую.*


*Billy – Forbidden Love
Утверждено Kam
rockmaniayula
Фанфик опубликован 10 июля 2016 года в 17:51 пользователем rockmaniayula.
За это время его прочитали 592 раза и оставили 0 комментариев.