Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Смысл жизни имеет вкус поцелуя. I

Смысл жизни имеет вкус поцелуя. I

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
…Tonight's the night
Lets go for a ride
I wanna drown in your California eyes.*


- Твою ж мать!
Смачное ругательство привлекло спящее внимание Саске, бесцельно бродившего вокруг парадного входа собственного дома. «Наконец-то явился!», - довольно ухмыльнувшись самому себе, парень стремительно зашагал к источнику шума. Стоило ему выйти за пределы охраняемой площади дома, как перед ним возникла довольно живописная картина: из пафосного спорткара, чисто черного цвета, полностью затонированного, показалась фигура не менее пафосного молодого мужчины. Тряхнув тяжелой копной длинных смоляных волос, раздраженно сняв с лица непроницаемые солнцезащитные очки, он уставился разъяренными антрацитовыми глазами на бедного, напуганного до смерти мальчишку, посмевшего случайно врезаться велосипедом в бампер только что припаркованной машины.
- С-сэр, п-простите, я-я… - заикаясь, едва сдерживая отчаянные слезы белобрысый мальчуган готов был провалиться сквозь землю из-за сложившейся ситуации по собственной глупости и самонадеянности. Вдобавок бездонный черный взгляд напротив, готовый испепелить гневом дотла, заставлял чувствовать себя полным ничтожеством.
- Прощения будешь у мамочки своей просить, - этот грудной баритон, зазвучавший раскатов грома, бросил мальчика в холодный пот, - твои детские куриные мозги и понятия не имеют, во сколько обходится каждая царапина моей машине!
- Мо-мои родители вы-выпишут ч-чек, - пропищал мальчишка, чувствуя, что дело совсем плохо. До родного дома – рукой подать, но, как назло, в их тихом уютном районе элитного жилого комплекса ни одной живой души не было поблизости. А этот мужчина, все надвигающийся на мальчугана, не был здешним, что лишь ухудшало ситуацию.
- Эй, Мадара! – мальчик никогда б себе не поверил, что голос Учиха Саске, самодовольного надменного парня, может прозвучать спасительным пением ангелов. – Только прибыл, и уже неприятностей себе…
- Сейчас договоришься, племянничек – будешь оплачивать повреждения! – злобно шикнул мужчина, более-менее отойдя от вспышки жуткого гнева. Саске на заявление дяди лишь неоднозначно хмыкнул, быстро оказавшись возле «места происшествия».
- Здесь просто потемнение от колес велосипеда, - едва сдержавшись, чтобы не закатить глаза, отчего дядя мог вновь рассвирепеть, спокойно заключил Саске, - Таруи, езжай дальше, тебе повезло на этот раз! Но будь внимательнее!
- К-конечно! – две пары идентичных обсидиановых глаз не заставили мальчишку долго думать: Таруи молниеносно взобрался на свой велосипед, со всей дури пустившись в противоположную сторону. Кто бы мог подумать, что вечно насмехающийся надо всем Саске вызволит его из столь дурацкой ситуации, да еще перед своим жутким дядей!
- Чуть в штаны не наложил из-за тебя, - хохотнув, весело подытожил «спаситель», - это было лучшим «добро пожаловать»!
- И я рад тебя видеть, - Мадара лишь оскалился на едкую реплику племянника, с недовольным вздохом осмотрев место «повреждения»: действительно, нужно только будет отполировать эту область, и след велосипеда исчезнет!
– Ну, еще раз «добро пожаловать»! – незаметно для них, только выйдя из чугунных узорчатых ворот, показался старший племянник – Итачи.
Мадара не сдержал отрадной улыбки, чувствуя, как незадачливое происшествие более не удручает его. Такая широкая, лучистая улыбка, не без лукавой надменной тени – неповторима и может принадлежать только их дяде! Саске аж засмотрелся на мужчину долгим, внимательным взглядом, ведь почти три года прошло с их последней встречи! И Мадара почти не изменился: такой же высокий и статный, с гордо вздернутым подбородком и вечно покусанными губами. Возможно, он стал более худ и бледен, да и шевелюру отпустил еще длиннее – почти по пояс. Да, Мадара напоминал всегда готового к бою величественного льва со своей густой копной рваных угольных волос.
- Как приятно, когда тебя встречают такие племянники-красавцы! – радостная белоснежная улыбка не сходила с алебастрового лица мужчины. – Ох ни черта себе Саске вымахал! – сдвинув двух посмеивающихся братьев месте, изумленно воскликнул Мадара. – Даже выше старшего брата!
- Но не тебя, под метр девяносто! – теперь настала очередь Саске улыбаться от такого похвального замечания.
- Не возгордись, мозгов же не прибавилось! – шутливо пихнув насупившегося младшего, весело молвил Итачи. – Да и целых три года не виделись – многое поменялось.
- Надеюсь, поменялось лишь в лучшую сторону, - подмигнув обоим племянникам, Мадара поставил драгоценный спорткар на сигнализацию, и втроем они направились внутрь роскошного трехэтажного особняка отца братьев и по совместительству двоюродного брата Мадары – Фугаку Учиха.

На улице пекло вовсю. Солнце стояло в самом зените, заливая округу своими золотыми нещадными лучами. Если бы не мягкий ветерок, проносившийся раз от разу, то дышать было б просто невозможно. Хотя это довольно-таки типичная сезонная погода даже для самого последнего летнего месяца – августа.
Потому все давалось с трудом и ленцой: заставить себя работать, заниматься чем-нибудь, порой просто погулять – настоящий подвиг! И вот-вот начало нового учебного семестра – совсем никак не подстегивало взять себя в руки. Второй семестр последнего года обучения, но абсолютно никаких эмоций! Лишь безучастность и желание поглубже нырнуть в холодный бассейн…
- Сакура-а-а! – донеслось из глубин дома. – Ты в саду-у-у?!
Сакура усмехнулась несколько детской привычке лучшего друга нараспев игриво звать ее. Но таков был Наруто Узумаки – непосредственный, энергичный, задорный блондин с мягким васильковым взглядом и ослепительной голливудской улыбкой.
- Да-а-а! – вторив другу, прокричала девушка, медленно поплыв ногами к бортику бассейна. Уже второй час нежилась она в прохладной воде, попивая ледяной ананасовый сок. – Захвати, пожалуйста, полотенце на шезлонге!
- Как всегда помыкаешь мной! – недовольно цокнул Наруто, оказавшись в саду. – Ловите, госпожа Харуно! – и метко подброшенное полотенце приземлилось точно на лицо шикнувшей девушке.
- Благодарю! – ловко спрыгнув с надувного матраца на брусчатку, Сакура активно вытирала капли расплеснувшего от выкрутаса друга сока.
- Валяешься на солнце, а загара нет совсем! – блондин был несказанно рад, что надел непроницаемо черные солнцезащитные очки – его взгляд сразу зацепился за подтянутую худощавую фигуру лучшей подруги. Длинные, сверкающие на солнце нежно-розовые локоны волос красиво обрамляли тонкие плечи девушки, изящные руки крепко сжимали полотенце, длинные стройные ноги слегка подрагивали с непривычки от прохладной брусчатки… Хоть и не была Сакура Харуно первой красавицей, но фантазии было где разгуляться…
- Алло! – щелкнув перед очками застывшего друга, прикрикнула девушка. – Ты слышишь меня?!
- М-м, я задумался… - неоднозначно протянул Узумаки, оторвавшись от созерцания подруги.
- О чем твоей пустой головой думать?! – закатив свои изумрудные глаза, недовольно проговорила Сакура. Обмотавшись полотенцем, она поманила за собой блондина внутрь дома. – Я спрашивала: какие планы?
Дом семейства Харуно, владельцев крупной строительной фирмы, был хоть и не большим, но уютным и просторным, а также фешенебельным. Два этажа в стиле хай-тек, с вкраплениями чистого минимализма. Все было выдержанным в серого-белых, кое-где песочного оттенках, с большим количеством зеркал всеразличных форм. Наруто нравилось гостить у подруги, потому что всегда у него создавалось впечатление, будто он гуляет в лабиринте зеркал. Прямо Наруто Узумаки в Зазеркалье!
- Не думаю, что Саске сегодня почтит нас своим присутствием – его ж дядя приехал! – обосновавшись за барной стойкой на кухне, унылым тоном констатировал блондин.
- Ах точно! А я забронировала билеты в кино под открытым небом… - не скрывая досады, произнесла в тон друга Сакура. – Тогда идем либо вдвоем, либо…даже не знаю! Последние два дня каникул, а мы в пролете!
- Не разводи соплей раньше времени! – фыркнув явной апатии Харуно, Наруто специально заулыбался. – Лучше дай-ка мне чем-нибудь перекусить, тогда мои извилины сообразят нам хорошее времяпрепровождение!
- М-да, боюсь представить, что твои проржавевшие извилины смогут такого придумать без Саске! – скептически изогнув светлую бровь, насмешливо произнесла Харуно. – Сейчас позову Рико-сан! Она готовила сегодня жаркое и вегетарианскую лазанью.
- Ешь свои овощи, а мне жаркое, пожалуйста! – Узумаки в предвкушении облизнулся. – Думаю, вечером Саске не захочет оставаться в тесном кругу семьи – ты же прекрасно знаешь, как не любит он церемониал Учиха!
- Но дядю своего он с нетерпением ждал, так что ради него…
- Не смеши! Саске Учиха делает все лишь для себя! – завидев полноватую фигуру Рико-сан, которая летала по дому бабочкой, несмотря на тучное телосложение, Наруто ощутил голодный призыв живота.
- С этим не поспоришь… - под нос прошептала Сакура, мысленно вообразив себе ухмыляющегося брюнета, любившего обнимать подругу за шею. Улыбнувшись пришедшей домоуправнице, обожавшей принимать гостей, в особенности взбалмошного блондина, девушка стала помогать Рико-сан накрывать на стол. С тем, что вечер все-таки пройдет на отлично, Харуно более не переживала: Саске действительно не любит чинные посиделки своей степенной семьи, как и не любит в принципе изменять своим привычкам – отжигать ночи и веселиться до упаду…

Новоотстроенный трехэтажный особняк Учиха, в стиле французского барокко, поистине поражал своим великолепием и размахом. Парадный вход, словно уменьшенная копия фасада замка Мезон, громоздкие парные колонны, консоли в виде резных свитков – и все величественное, сделанное под позолоту… Мадара мысленно ухмыльнулся самому себе, боясь представить, что ожидает его внутри! Просторный холл лишь приоткрывал роскошь внутреннего интерьера, выдержанного в том же излюбленном Фугаку стиле: мраморный пол, зеркальные стены, лепнина на переливающемся блеском потолке.
- Пойдем скорее, все давно тебя ждут! – Саске, совсем не церемонясь, скинул свою кожаную куртку прямо на пол, вальяжно зашагав в сторону гостиной. Тут же, точно из отблесков хрустальных люстр, появились слуги, засуетившиеся от образовавшегося беспорядка.
- Благодарю, - Итачи же, в отличие от нетерпеливого младшего брата, спокойно протянул свою куртку услужливому молодому парню. Вот только улыбка брюнета могла с легкостью сойти за вылепленный узор на стенах – фальшивка, не более. Да, видимо, бестактное отношение к прислуге Саске перенял от отца, которое тот демонстрировал с детства, а Итачи являл собой олицетворение излюбленной женой Фугаку фразы: «С посторонними всегда работает холодная вежливость – и достаточно».
Минуя два длинных коридора, цепляющих неискушенный взгляд репродукциями самых известных картин Моне, древними китайскими вазами и душистыми цветами в них, племянники привели дядю в огромных размеров гостиную, чей интерьер поражал богатой вычурностью. В центре необъятной комнаты, на массивных, обитых шелком диванах восседали глава семьи Учиха – сам Фугаку и его жена Микото.
- Здравствуй, брат! – Фугаку просиял, насколько мог, своей скупой, но такой добродушной улыбкой, завидев приближающуюся троицу.
- Добро пожаловать, Мадара! – элегантная Микото как всегда с ледяной нежностью приобняла прибывшего гостя.
Семья Учиха являла собой внешне идеальных аристократов, с чистой родословной, с безупречными манерами, с снисходительно-надменными взглядами. Внутри же их отношения были построены на аксиоме типичной модели правильной семьи: надежный глава семейства, примерная жена, умные и послушные дети. Однако все было не так просто, как казалось многим: точно фарфоровые куклы с гладкими смоляными волосами, с такими тонкими чертами высокомерных лиц вызывали у обычных людей какое-то предостережение и недоумение, приправленные завистью, которую выказывать было…страшновато. Фугаку, серьезный, солидный мужчина, живущий по принципу «разделяй и властвуй», его супруга Микото, любящая пускать пыль в глаза своей фирменной сверкающей гостеприимной улыбкой, порой была расчетливее мужа – они оба не обращали особо внимание на чужие пересуды, насмехаясь над этим вместе с элитой высшего общества. Их же дети, легко обводившие родителей вокруг пальца, придерживались всех принципов и взглядов семьи ради авторитета и ради благосклонности Фугаку с Микото. Итачи, язвительный интеллектуал, и Саске, ловкий обольститель, проживали свои жизни так, как им вздумается, поддерживая и подстраховывая друг друга, в случае необходимости. Не зря говорят, «в тихом омуте – черти водятся»…
Спустя пару минут после радушного приветствия, слуги-тени незаметно сервировали чайный стол. Удобно разместившись на диванах, взяв по чашечки ароматного цейлонского чая, первой завела беседу Микото, оценивающая брата мужа исподлобья, в своей несколько строгой манере:
- Почти три года ты не радовал нас своим присутствием!
- Что все время не давало мне покоя! - поддерживая ее великосветский тон, с наигранной печалью произнес Мадара. Его племянники спрятали усмешки за своими фарфоровыми чашками.
- Наконец, ты соизволил явиться, - с легким упреком проговорил Фугаку, не притронувшийся к свежезаваренному чаю, - я помню, как ты клялся, что вернешься на родину, только если найдешь достойную вакансию своим способностям!
- Мои обещания на вес золота – мне самому позвонили в Нью-Йорк, предложив очень-очень заманчивую вакансию в самой престижной клиники Токио, - без приукрас, с довольной улыбкой на тонких устах произнес Мадара, с удовольствием глотнув пряного чая.
При упоминании о Нью-Йорке, о заманчивой вакансии вмиг посыпался град вопросов-расспросов, на которые Мадара, с улыбкой чеширского кота, нарочито медленно отвечал. Давно он не чувствовал семейного уюта, пускай и такого напыщенного и церемонного. Давно он не расслаблялся в кругу семьи, пребывая эпицентром беседы. Можно сказать, что мужчина отвык от таких житейских мелочей.
С раннего детства Мадара знал, чем хотел заниматься, чему хотел посвятить свою жизнь – медицине. Много причин, почему мужчина избрал путь не просто врача, а врача-нейрохирурга, о которых он всегда говорил пространственно и неясно. И на сегодняшний момент Учиха являлся первоклассным, признанным по международным стандартам, нейрохирургом, последние три года работавшим в Нью-Йорке. Более выгодное предложение, с более престижным положением привело Мадару в родные края, по которым, без утайки, он успел хорошенько соскучиться.
- И ты же почтишь нас своим присутствием? – Фугаку пристально взглянул на двоюродного брата, прервав его увлекательные рассказы про Штаты. – Не будешь же останавливаться в гостинице?
- Боюсь, что ненадолго – лишь на две недели, пока не закончится ремонт в моей старой квартире! – Мадара не ожидал такой озабоченности о своей персоне со стороны брата: разница почти в одиннадцать лет, обстоятельства, по которым семья Фугаку приняла опеку над ним, требовательное отношение самого Фугаку – буквально все претило нормальной дружбе между ними двумя.
- Оставайся на столько, на сколько пожелаешь! - не улыбнуться в ответ такому редчайшему явлению, как искренняя и добрая улыбка Микото – просто кощунство, потому Мадара со всей благодарностью, на какую был способен, улыбнулся ей. – Что ж, мне пора готовиться к благотворительному ужину, так что я покину вас. Мальчики, - тоненький, мелодичный голосок темноволосой женщины сменился строгим диктатом, - позаботьтесь о своем дяде, так как нас с вашим отцом не будет весь вечер! – Микото одним легким движением тонкой кисти приказала слугам следовать за собой в свою комнату.
- Увидимся тогда завтра, брат! Рад, что ты приехал! – сжав на прощание руку Мадары, кивнув напоследок сыновьям, глава семейства удалился в свой кабинет.
- Наконец-то! – не сдержавшись, облегченно воскликнул Саске, как только двери захлопнулись за отцом. – Ненавижу семейное чаепитие!
- Хватит бесконечно зудеть по этому поводу, - сказал Итачи так, словно отмахнулся от надоедливой мухи, - просто теперь можно болтать о чем угодно!
- Бедняги вы мои, - Мадара хохотнул, наблюдая мучения племянников, - неужели у вас не выработался иммунитет к подобному церемониалу?
- Только ты можешь преспокойно сидеть и слушать, насмехаясь надо всем, - угрюмо выдал Саске, расстегнув верхние пуговицы белоснежной рубашки. – Нас заставили даже одеться официально ради получасового «приема»!
- Таково быть частью великого клана Учиха, мой дорогой, - как-то неоднозначно хмыкнул их дядя, чей взгляд стал по-странному чужим и далеким. Итачи хотел, было, что-то добавить по этому поводу, подметив помрачневшую реакцию мужчины на свои же слова, как Саске, передернувший плечами, как бы говоря «мне по барабану», заговорщически произнес:
- У меня есть планы, как скрасить вечер по твоему приезду, Мадара…
- Спасибо, но у меня есть и свои планы, - усмехнулся дядя, стремительно встав с насиженного места, - нужно уладить кое-какие вопросы с новой работой, проверить ремонт, а еще с документами повозиться, так что повеселись за меня! Но оставь силы и на наши будущие посиделки, - Мадара многозначительно подмигнул просиявшему младшему племяннику.
- Мне расшифровать смысл ваших посиделок? – насмешливо произнес Итачи, в чьих антрацитовых глаза плясал огонек сарказма.
- Да-да, мы – алкашня, а ты – святой праведник! – хлопнув брата по плечу, с самодовольным лицом протянул Саске. – Тебе не понять потех и утех ночной жизни!
- Эх, мне бы мудрый и праведный нрав Итачи, - Мадара мечтательно закатил глаза, - от многих ошибок молодости это спасло бы меня! – два брата переглянулись, а мужчина, довольный их заинтригованной реакцией, лишь продолжал улыбаться, - ладно, давайте мне показательную экскурсию вашего особняка – где, что и как, а потом отправимся по своим делам!
- Как скажешь, - Итачи, рукой указав направо, повел их всех прочь из гостиной. Саске же чуть отстал, поспешно набирая ответное сообщение своей подруге Сакуре: «Все в силе! Я заеду за вами в восемь! До скорого!».

Он думал, что будет смотреть по сторонам, оглядываясь и подмечая изменения мегаполиса. Он думал, что будет улыбаться довольной усмешкой нововведениям в городе. Он думал, что будет ностальгировать, ощущая былую радость от знакомых мест. Мадара вообще много думал, но совершенно не о том, о чем предполагал. Пожив три года в Нью-Йорке – бешеном, неспящем, модном мегаполисе – мужчина давно перестал сравнивать его с Токио. Языки да культура разные – все, остальное – идентично. Так что Учиха даже с удивлением поймал себя на мысли, что не чувствует особой разницы от смены локаций. Главным, что занимало все его думы, была встреча, которую брюнет ждал с нетерпением.
По обыкновению, его лучший друг всегда выбирал непримечательные, но просторные, непретенциозные места, где кофе подавали элитных сортов, где еда буквально таяла во рту. И не нужно быть психологом, чтобы понять – детали раскрывают суть каждого человека лучше, чем весь облик. Как выбирал места для бранчей Хаширама Сенджу, таким и сам был молодой мужчина – простым, добродушным и улыбчивым с виду, но волевым, отважным и непоколебимым внутри. Хоть характер Хаширамы - вечного сентиментального оптимиста - и в корне отличался от нрава Мадары – притаившегося в наблюдениях фаталиста, их дружба была крепка и вечна, беря начало еще со школьных парт.
- Добрый день, - зайдя в ресторан, Мадару тут же окружил персонал заведения, - выберете столик или у вас назначена встреча?
- Спасибо, назначено, - не смотря на заискивающе улыбающуюся девушку, мужчина рукой отодвинул ее от себя, приметив в самом отдаленном углу ресторана своего заждавшегося друга.
- Мадара! – радостно подскочил Хаширама, чуть не опрокинув стакан с водой. – Как же я рад тебя видеть! – Мадара не скрывал довольной улыбки от радушных объятий друга. – Совсем не изменился, лишь гриве своей дал стать дебрями!
- Завидуй, что твои длинные волосы так быстро не растут, - самодовольно хмыкнул Учиха, бережно проведя ладонью по своей черной шевелюре, на что Сенджу закатил глаза, оттенка горького кофе, - а ты все же записался в спортзал, смотрю! А то вечно ходил то дохляком, то отожравшимся котом!
- Это все Мито, - недовольно буркнул мужчина, - стоит ей приехать, как начинается: пироги, торты, сладости… - мечтательно пропел Хаширама, даже облизнувшись.
- Фу, никогда не пойму сладкоежек, - презрительно фыркнул Мадара, изучая меню, - и почему у нас беседы всегда начинаются так странно?
- Потому что лучшим друзьям не нужны долгие приветствия и шаблонные фразочки, - с умным видом подытожил Сенджу, подзывая официанта.
- За это и ценю тебя, - с доброй усмешкой на тонких устах произнес Мадара, определившись с блюдами, - ты упомянул Мито… вы наладили отношения? Потому что я боюсь вспомнить, сколько раз вы сходились и сколько раз вы расходились…
- Ну, одним словом – все сложно, - с невеселой улыбкой на губах вздохнул Сенджу, - тьфу-тьфу, почти год без крупных ссор и разъездов, однако вместе мы пока жить не собираемся.
- И зря! Ее спокойствие и дальновидность прекрасно уравновешивают твою эмоциональность, - многозначительно блеснув антрацитовыми глазами, подметил Мадара, отчего его друг недовольно сощурился.
- Ха, такого отвязного, порой безбашенного врача еще поискать надо! – хитро подмигнул Хаширама вмиг насупившемуся Учиха. – В твои студенческие годы… - воспоминания Сенджу прервал официант. Быстро указав на выбранные блюда, молодой парень удалился вместе с заказом.
- Пф, отвязность – часть моего характера, но она эволюционировала в лучшую сторону, а безбашенность…
- Стала просто бесстрашием! – хохотнув, весело произнес Хаширама. – Знаешь, твоему самомнению и реклама не нужна!
- Не начинай, пожалуйста, - едва не закатив глаза, Мадара строго взглянул на развеселившегося друга. – Давай рассказывай, что интересного в твоей политической грязи?
- И грубости у тебя – хоть отбавляй! Ничего особенного: реформы принимаем, а исполнять их – целая эпопея! Если бы экономика была более стабильной, то реформа…
- Уже засыпаю, - демонстративно зевнув, монотонно протянул Учиха.
- Бесишь своими вопросами, которые задаешь лишь для галочки, - совсем не злясь на типичное поведение лучшего друга, все же с нотками недовольства попрекнул Сенджу, - лучше скажи, нет, даже объясни… почему ты решил вернуться? Ты же обещал, что больше не будешь искать ее…
- Никого я не ищу – свои обещания всегда держу, - мгновенно Мадара помрачнел, - я действительно вернулся из-за отличной вакансии: проведя год под покровительством главврача одной из самых престижный клиник в мире, естественно, являясь главврачом своего отделения, меня потом будут даже без подтверждения характеристики нарасхват брать в Европе и Америке!
- Ты же и так невероятно прекрасный специалист, к которому очереди несусветные, - говоря чистую правду, Хаширама все же недоверчиво поглядывал на просветлевшее от похвалы лицо друга.
- Благодарю, но нельзя останавливаться на достигнутом, - патетично изрек Учиха, отчего Хашираме вновь захотелось закатить глаза, - но я повторяю еще раз: я не искал, не ищу и не буду искать свою мать. Это давно в прошлом.
- Ладно-ладно, убедил! - подняв раскрытые ладони в примирительном жесте, в своей мягкой манере произнес Хаширама, видя, как жевалки от старых незаживших ран сердца заиграли на побледневшем лице брюнета. – Расскажи, как тебя встретила семья брата после целых трех лет!
- Как вымахали и возмужали мои племянники! – с нескрываемой гордостью воскликнул Мадара. – Саске стал даже выше Итачи!
- Ничего себе! - изумленно вскинул бровями Хаширама, мысленно строя по росту в линеечку Учих: самый высокий – Мадара, потом Саске, а замыкает теперь – Итачи.
- Само собой, Саске же двадцать один год стукнул, он заканчивает университет. А у Итачи девушка постоянная уже второй год, чую, к свадьбе дела идут! – хитро ухмыльнулся мужчина, на что Сенджу, прищурив глаза, твердо произнес:
- Когда же ты начнешь задумываться о том, чтобы остепениться?
- Точно не на голодный желудок и не с неотремонтированной квартирой! - завидев их официанта с полным поднос, Мадара рассмеялся своим грудным голосом.
- После обеда мы поедем на твою квартиру: убедишься, что я работаю лишь с проверенными людьми и качественным материалом! Да и Хизаши Харуно известен своей строительной фирмой, а так же высоким качеством!
- Я верю тебе, друг мой, - не без усмешки пригубил воду Учиха, видя воодушевленный запал Сенджу, ведь его друг так любил иметь дело с чем-то творческим, даже если это - ремонт обычный! - а в продолжении твоей любимой щекотливой темы… мне не хочется обязательств, головной боли от нескончаемых проблем взаимоотношений…
- У каждой медали есть обратная сторона, - поблагодарив официанта, Хаширама пристально вгляделся в напускную беспечность друга.
- Когда я встречу «ту самую», то все получится само собой, - просто пожав плечами на немой укор друга, Мадара аккуратно принялся за поданную рыбу.
- Не прожди до того момента, когда волосы твои посеребрятся, - проворчал Сенджу, видя, что мужчину вовсе и не заботит семейная жизнь. Привыкший всегда рассчитывать на себя, привыкший к холостяцкой жизни, Мадаре претила и мысль делить с кем-то свою жизнь, полную одной работы. Хаширама как мог капал другу на мозги, пытаясь изменить угрюмое отношение брюнета на столь важную тему. Без толку, однако Сенджу не терял надежды, уже сообразив в голове, с кем нужно познакомить своего лучшего друга, раз есть такая возможность! Так что, с радужными планами, он принялся с удовольствием за роллы с угрем, по его же просьбе залитые карамельными соусом.

Никто из них понятия не имел – была ли эта хорошая или же плохая идея, главное, что градус веселья лишь повышался и совсем не собирался сбавлять оборотов. Самые последние дни каникул, в особенности летних, следовало хорошенько отпраздновать, чтобы запомнить на память долгую! Потому, не размышляя долго, Наруто, Сакура и Саске, после просмотра кино, сразу отправились в самый знаменитый дорогой ночной клуб, где их поджидали одногруппники и просто знакомые люди.
Им не пришлось задерживаться в общей очереди – друзей встретила хорошая подруга Сакуры, Ино Яманако, у вип-входа. Ино не являлась частью их неразлучной компании, да и никому вообще они втроем не позволяли вторгаться в их дружбу. Однако Сакура еще с первого курса довольно крепко сдружилась с прекрасной платиновой блондинкой, чей томный лазурный взгляд пленил безумное количество сердец, чья фигура Афродиты сводила с ума. Наруто и Саске были совсем не против их дружбы, тем более что парень Яманако – Шикамару Нара – был отличным с отличной компанией: каждая сторона всегда звала друг друга на разные вечеринки и мероприятия, всегда могла найти помощи и поддержки друг у друга.
Как обычно, Шикамару с добродушной улыбкой встретил их троицу, пригласив к общему столу вип-комнаты, располагающейся сверху главного танцпола клуба. И закрутилось веселье полным ходом! С очередным бокалом выпивки, с очередным зажигательным музыкальным треком неоновые огни сливались в единую радугу, толпа людей превращалась в сплошной танцующий поток, а мысли и чувства незаметно испарялись, как и золотистые пузырьки шампанского…
- Вот черт! – злобно прошипела Сакура, когда ее рука вдруг дрогнула с полным стаканом минералки прямо на нее саму. А ей так хотелось пить!
- Чего ты? – вмиг подскочила к разъярившейся подруге Ино. – Сейчас хоровод будет – вот зрелище наших пьяных мальчиков! – захихикала блондинка, одергивая ультракороткое красное платье.
- Да облилась, как последняя свинья! – все не отходила от случайности Харуно, чувствуя, как неприятно прилипает к телу ее короткий черный шелковый комбинезон.
- Пустяки – вода же! Лучше б остановила Наруто от очередной рюмки текилы! – ткнув пальцев на силуэт гогочущего Узумаки, протягивающего руку к очередной рюмки спиртного, предостерегающе произнесла Яманако. Хлопнув себя по лбу, Сакура понеслась в направлении друга – нельзя и на секунду упускать из виду блондина! У Наруто давно существует четкий «потолок», четкая граница того, сколько можно парню вливать себя алкоголя, и если вдруг он превысит лимит – буйств и печальных последствий не миновать…
- Саске, помоги! – прямо под руку попался брюнет, нахально флиртующий с какой-то пьяной брюнеткой. – А то будет погром! – Учиха, отгородивший своим мускулистым телом свою «жертву» от всего танцпола, недовольно развернулся к подруге, закатывая глаза.
- Я то-о-олько обрабо-о-отал ее-е-е, - с заплетающимся языком, пробубнил парень, явно набравшись лишнего. Но брюнет, в отличии от своего блондина-друга, не становился бешеным, а лишь мягче и податливее, развязнее и похотливее.
- Ты сам уже обработанный! – гневно фыркнула Сакура, утаскивая парня за собой. – Простите! – протараторила она девушке, хлопающей в непонимании густо накрашенными глазами, и тут же ринулась к Наруто, который успел-таки опрокинуть в себя н-ого количества рюмку.
- Так! А теперь пьем за…
- Меня! – ловко выхватив у Шикамару рюмку с текилой, Сакура с размаху опрокинула ее содержимое в себя. Кисло сморщившись, девушка махнула изумленным в восхищении парням, и скрылась со своими нерадивыми друзьями в самом тихом месте клуба.
- Вы обещали не напиваться! – рвя и метая, прокричала Харуно. – Нечестно так!
- Твои лаковые ботинки от Givenchy все мокрые, - пьяно хихкнул Наруто, по-дурацки улыбаясь негодующей подруге.
- Если ты это заметил, значит, не превысил свой лимит, - облегченно выдохнула Сакура, потерев устало переносицу, - Саске, чего ты стоишь немым столбом?
- Да отстой! Эта тупая девка, видимо, дала вино мне выпить – ты же знаешь, что я его ненавижу и я от него нереально тупею, - энергично массируя виски, уныло протянул брюнет, - и выпил я всего три бокала виски, не считая вино гребанное…
- Замечательно! Я за рулем тогда! – фыркнула девушка, в душе смеясь над убогим видом своих лучших друзей: Саске, ноющий и страдающий из-за вина, Наруто, хихикающий себе под нос и пытающийся сфокусировать взгляд. Да, пора покидать сие заведение!
- А у тебя-я прекрасный комбе-ез в обтя-яг – не заметил до клуба-а, - заиграв фривольно бровями, заулыбавшись игриво, Саске в упор уставился на зардевшуюся подругу.
- Ой все! – чувствуя, как закипает, Сакура с силой сжала кисти обоих парней и двинула их за собой к выходу из клуба. – Давайте приходите в себя! Нам нужно решить, куда ехать!
Непонятное мычание послужило ей ответом. Благо ночи августовские были прохладными, да и поиски машины на автостоянке заняли несколько минут – все это сыграло девушке лишь на руку, так как парни потихоньку начали приходить в себя.
- Ну, есть предложения? – оказавшись в салоне темно-синего Hummer’a Саске, испытывающе протянула Харуно.
- Ко мне нельзя! – здравый смысл начал медленно возвращаться к Наруто. – Званый, ну этот, блин, званый ужин с послом и его женой!
- И ко мне, черт, - Сакура знала, что Рико-сан никогда б не выдала девушку, даже если б дала пройти через черный ход ее друзьям, вот только мама, стоит заслышать ей о приходе дочери, может невзначай подняться к наверх! А скандал Мебуки Харуно устраивать еще как любит…
- Заводи и двигай ко мне: родители на приеме – вернуться крайне поздно, Итачи у своей девушки, а дядя, скорее всего, спит! – Саске уверенно кивнул подруге, не оставляя более сомнений. Сакура тут же завела двигатель, надеясь, что в этот раз их пронесет, как и обычно.

Ночь была прекрасной: ясная, с мириадами звезд, со сверкающим полумесяцем; тихая, листва густых деревьев замерла, будто во сне, стрекот кузнечиков не звучал; теплая, с неповторимой ночной прохладой угасающего лета, с ласкающими, едва ощутимыми дуновениями слабого ветра. Такая ночь любима поэтами, воспевающими ее безмолвную красоту, любовниками, наслаждающимися умиротворенной романтикой… Однако столь очаровательную идиллию нарушил лихой свист жестко затормозивших шин автомобиля и ругань троих молодых людей, старающихся быть потише и поаккуратнее, что получалось из ряд вон плохо.
Мадара внезапно проснулся, резко распахнув глаза. Странный, какой-то бубнящий шум со двора вдруг нарушил его крепкий, но по привычке чуткий сон. Мужчина сонно провел ладонью по лицу. Он стал раздумывать: стоит ли подниматься, чтобы проверить положение дел в доме? Фугаку сказал заранее, что придет почти под утро, Итачи же предупредил, что ночует у своей девушки. Видимо, нарушителем ночного покоя мог быть лишь шалопай-Саске, предпочитающий ночной образ жизни. Горестно вздохнув, Мадара все же встал, накинув поверх голого торса тонкий шелковый халат, и решил встретить племянника.
Спальня Мадары находилась в левом крыле особняка, но достаточно недалеко от главной гостиной, в которой его сегодня и встречали. Благодаря непривычной для здешних слуг вежливости и доброжелательности, мужчина успел завоевать уважение у своей личной прислуги в лице молодого парня Ляо, шустрого и проворного, очень просто объяснившего планировку дома. Так что Мадаре не составило труда отыскать центральную лестницу даже спросонья. Осторожно крадучись, ему хотелось застать Саске врасплох и шутливо пожурить, расспросив про, без сомнения, веселенькую ночку, как неожиданно мглистому цепкому взгляду предстала едва держащаяся на ногах троица, включавшая в себя что-то безостановочно лопочущего блондина, стонущего явно от головной боли племянника и взбешенной девушки, чей розовый цвет волосы вызвал удивленную усмешку.
- Слава Богу, Итачи проснулся! – внезапно воскликнула с облегченной полуулыбкой Сакура, завидев стройный силуэт с градом длинных распущенных волос около балюстрады лестницы. – Итачи, помоги мне унять их!
- Наруто – унять, а мне доползти до кровати! - пошатываясь, со скверным выражением лица прошипел Саске. – И чего ты братец не в постели с Конан?
- Так вот как зовут девушку Итачи – надо запомнить, - перед изумленной троицей возник высокий, статный мужчина, с невероятно густой и длинной шевелюрой рваных смоляных волос, с насмешливо поджатыми тонкими губами и с легким прищуром болкатых глаз.
- Э-э-э, - Саске растерялся, отчего повисла неловкая пауза, - знакомьтесь, мой дядя Мадара! Мадара, это мои лучшие друзья – Узумаки Наруто и Харуно Сакура.
- Здра-а-асьте! – елейным голоском защебетал Наруто, улыбаясь, точно безмозглый клоун. – Како-о-й ж вы-ы вы-ысо-окий! – округлив смешно небесно-голубые глаза, протянул парень.
- Замолкни уже! – жалобно ойкнув, Наруто получил нехилый подзатыльник от своей подруги. Мадара тут же перевел смеющийся взгляд от Узумаки на Сакуру, пытающуюся привести друга в чувство. Да, видимо, у девчушки еще тот характер! – Извините нас! Приятно познакомиться! – Харуно хоть и уверенно протянула руку для приветственного рукопожатия с виноватой улыбкой, но внутренне как-то съежилась под вмиг изменившимся тяжелым взглядом мужчины – пристальным, глубоким.
- Молодость прощает все, - неоднозначно, без тени улыбки, хмыкнул Мадара. Легко пожав тонкую протянутую руку, мужчина ощутил вдруг с изумлением, как тысячи искр-мурашек охватили его тело, заставив невольно вздрогнуть. Точно то же самое испытала и Сакура, едва не отдернув руку.
- Мадара, прошу, помоги нам с Наруто добраться до моей комнаты, - ничего не замечая, ничего не соображая, Саске уткнулся лбом в хрупкое плечо подруги, на последних силах стоя на ногах.
- Пф, чего раскис так? – переключившись на племянника, захохотал Мадара. – Неужели вина рискнул глотнуть?
- Да, черт побери! - зашипел брюнет, морщась от головной боли. – Прости, Сакура, что мы все испортили!
- Ой, прекрати! – закатив глаза, девушка старалась поддерживать друга за бок. Не показав виду, она удивилась осведомленности дяди Саске о слабостях племянника – видимо, их отношения довольно близкие.
- Давай мне их сюда! – переняв на себя парней, Мадара медленно зашагал вверх по лестнице. – Ляо, Ляо! – громко позвал он, наплевав на сон прислуги. Через минуту появился его личный слуга, тот услужливый молодой парень. – Помоги мне донести этих двоих до комнаты господина Саске!
- Конечно, идемте! - поклонившись, шустрый кареглазый паренек почтительно улыбнулся и позволил Наруто, который стал засыпать на ходу, облокотиться на себя.
- М-м, Сакура, - вспомнив про девушку, окликнул ее Мадара, уже стоя почти на середине лестницы, - ты…
- Не беспокойтесь, я вызову такси! – она улыбнулась, махнув рукой в знак того, чтобы мужчина не беспокоился на ее счет.
- Извините, но, возможно, Сакуре-сан приготовить, как обычно, комнату для гостей? – предупредительно подсказал Ляо, взглянув на слегка озадаченного Мадару. Мужчина вопрошающе уставился на Харуно, однако та отрицательно мотнула головой:
- Благодарю, но меня ждут дома! – под прощания друзей, больше похожие на улюлюканья, под поклон Ляо девушка устремилась к парадному входу, как можно скорее. Эта типичная ситуация сегодня была какой-то обременительной и сковывающей. – «Наверняка всему виной дядя Саске!», - угрюмо пронеслось в голове Сакуры, отчего та неосознанно обернулась в сторону Мадары. И неожиданно их взгляды встретились: черный прищур его несколько хищных глаз таинственно поблескивал в полумраке лестницы, словно гипнотизируя девушку, а ее изумрудный взгляд, такой пронзительный, такой настойчивый, поразил мужчину.
«Только такая боевая девчонка и могла стать лучшей подругой Саске!», - с довольством заключил про себя Мадара, стоило Сакуре скрыться в парадных дверях особняка. Что ж, теперь нужно поднапрячься и завалить пьяных, сонных парней в кровати, чтобы к утру они пришли в себя, и Фугаку ничего не заподозрил.

…Сегодня ночью
Давай прокатимся,
Я хочу окунуться в твои Калифорнийские глаза.*


* Billy – California High
Утверждено Aku
rockmaniayula
Фанфик опубликован 05 июля 2016 года в 20:38 пользователем rockmaniayula.
За это время его прочитали 667 раз и оставили 0 комментариев.