Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Смысл смерти. Глава 9

Смысл смерти. Глава 9

Категория: Другое
Смысл смерти. Глава 9
"— А потом они жили долго и счастливо?
— Жили бы, но Барон отравил принцессу, и она умерла мучительной смертью. Её нечеловеческие предсмертные вопли искалечили душу юного конюха, который вырос и стал жестоким убийцей, и каннибалом.
— Джим, да ты болен! Почему ты всегда хочешь всех убить? Почему нельзя придумать счастливый конец?
— Это и есть счастливый конец."

(Fable 3)

За три секунды полета перед ее глазами пронеслось все что угодно, но только не жизнь: безмятежно-чистое небо, край обрыва впереди, казавшийся таким далеким и недосягаемым, и зияющее рытвинами ухабистое дно пропасти. В зеркале заднего вида отражался ее перекошенный, распахнутый в истошном крике рот, а рядом ярко контрастировала безумная широкая улыбка Дейдары, его дико горящие глаза и золотистые пряди волос, хаотично мельтешащие на ветру. Желудок скрутило, сердце будто скрючилось и уменьшилось в несколько раз, и в груди словно образовался вакуум.
«Вакуумный пакет! С помощью этого пакета ваши вещи будут занимать в 5 раз меньше места!» - совсем невпопад вспомнился дурацкий рекламный ролик вместо слов молитвы.
Она отчаянно зажмурилась при виде стремительно приближающейся земли, а затем тряхнуло с такой силой, что если бы не ремень безопасности, ее подбросило бы к потолку. От страшного скрежета автомобиля ударившегося о твердую каменистую почву и от оглушительного хлопка мгновенно раскрывшихся подушек, в ушах пронзительно зазвенело, и на какое-то мгновение она совершенно потерялась в пространстве. В голове будто гудел паршивый духовой оркестр, а в горле заклокотал противный комок.
- Иииха!!! Да, сука, да!!! Мы сделали это!!! Вот это, мать его, прыжок!!! Уууху!!! – сквозь звон в ушах услышала она раскатистый смех и ликующие возгласы Дейдары.

«Чертов псих!» - вспыхнула истеричная мысль. Казалось, просиди она еще немного с этим шлепнутым на голову террористом в его дымящемся гробу на колесах, и она сама тронется умом. Пальцы сами собой нащупали дверную ручку, и девушка хотела было выпрыгнуть из злополучной машины, но ремень безопасности тут же дернул ее обратно в кресло, больно впившись в плечо и грудь. Комок в горле будто стал больше. Сколько она ни нажимала на кнопку замка, ремень все никак не поддавался, и тогда она стала яростно тянуть за плотную ленту. Вдруг раздался щелчок, ремень ослаб, и она кубарем вывалилась из машины на жесткую и пыльную землю. Но от жаркого, сухого воздуха стало еще хуже, в глазах потемнело, ее замутило еще сильнее, и, не замечая вонзавшиеся в кожу мелкие камешки, которыми была утыкана пустынная почва, она поползла что есть сил подальше от машины, поскольку стоять на ногах было невозможно из-за дикого адреналина трясшего ее так, словно она находилась не в знойной пустыне, а в Арктике в разгар снежной бури. Не успела она преодолеть и трех метров, как дурнота стала нестерпимой, и не в силах больше сдерживаться, ее вырвало на креозотовый куст.
- Хах, так у всех бывает с непривычки, – раздался над ней веселый голос Дейдары.
- С непривычки? - дрожащим, охрипшим голосом отозвалась девушка, сплевывая горькую слюну. – Ты издеваешься? Как к такому вообще можно привыкнуть?!
Перед ее глазами возникла бутылка с водой, которую блондин участливо ей протянул. Грубо выхватив бутыль и сполоснув сначала рот от гадкого желчного привкуса, она принялась жадно глотать прозрачную жидкость, будто от этого зависела ее жизнь. А Дейдара, склонив голову на бок, увлеченно созерцал как по ее чуть заостренному, изящному подбородку струятся капли воды, плавно скользят вниз по шее, чуть замедляются у ключиц, а затем устремляются в соблазнительную ложбинку между грудями, слегка виднеющуюся из неглубокого выреза блузки. Бурная мужская фантазия тут же принялась рисовать ему пикантные сцены на белоснежном пляже какого-нибудь тропического острова, где они совершенно нагие, омываемые свежими лазурными волнами, предаются безудержной, умопомрачительной страсти.
- Так как же тебя зовут, милая? – спросил Дейдара, не отрывая восхищенного взгляда от припухлых, влажных губ девушки, так эротично сомкнутых на горлышке бутылки, и когда она, слегка причмокнув, оторвалась от пластикового рифленого горла, он едва сдержался, чтоб не воскликнуть сладострастное: «Ух!».
Но она, словно не расслышав его вопрос, тревожно обернулась в сторону пропасти, из которой в небо вздымались черные клубы дыма.
- Он сдох?
- Хуй его знает, – пожал плечами Дейдара и тут же с любопытствующим видом предложил. – Давай посмотрим, м?
Нарочно проигнорировав его протянутую руку, будто он мог заразить ее бешенством всего лишь одним прикосновением, девушка самостоятельно встала и, цепляясь высокими каблуками о камни и спотыкаясь, поплелась к обрыву.

Внизу, сквозь густой дым и языки пламени, виднелась разбитая, покореженная машина, весь перед которой вонзился между двумя большими валунами, поросшими колючим кустарником.
- А вдруг он все еще жив? – со страхом в голосе произнесла девушка.
- Я не вижу его, - ответил Дейдара, прикрыв правый глаз, а левым внимательно осматривая территорию вокруг машины, – значит его не выбросило из тачки, он внутри.
Девушка удивленно уставилась на парня.
- А у тебя что, супер зрение?
- Ага, - сказал Дейдара и указал на левый глаз, – бионический.
Но грандиозного впечатления у блондинки он не добился. По сравнению с не убиваемым красноглазым альбиносом, да и в век почти неограниченных научно-технических возможностей робо-глаз ей представлялся даже чем-то обыденным. Другое дело феноменальная регенерация и почти бессмертие. На этой мысли девушка в ужасе спохватилась.
- Получается, он горит заживо?!
Хоть она и желала смерти Хидану, пытавшемуся их прикончить, но не таким жутким способом.
- Надеюсь он хоть так подохнет, раз уж пуля в голову его не берет, – саркастично отозвался Дейдара. – Хотя я серебряными стрелять не пробовал, – хмыкнул он.
- А если не умрет?
- Нууу, - протянул Дейдара, почесав затылок и ухмыльнулся – тогда Фредди Крюгер* станет реальностью.
При других, менее опасных и шокирующих обстоятельствах, девушка, возможно, восхитилась бы его умением смеяться неприятностям в лицо, но сейчас такой гротескный юмор вызывал у нее скорее испуг с помесью отвращения.
- Боже, неужели в Акацуки все такие редкостные психопаты-мутанты? – простонала девушка в отчаянии.
- А то! – «обнадежил» ее Дейдара и указал на себя большим пальцем. – Ты сейчас разговариваешь с самым адекватным из них. Ну, точнее я был одним из них, – поправился он.
- Да уж, мне просто сказочно повезл,. – уныло пробормотала девушка, не зная, проклинать или радоваться такой сомнительной удаче.

***
Жаркий, раскаленный воздух колебался над бедной, полусухой пустынной растительностью, искажая очертания горизонта, вводя двоих случайных странников в заблуждение миражами, обманчиво поблескивающими вдалеке водной гладью. Дейдара бодро вышагивал, беззаботно озираясь по сторонам, и, казалось, палящий полуденный зной был ему совсем нипочем. А чуть позади, умирающей клячей плелась его загадочная спутница с таким кислым выражением лица, будто ступала не по иссохшей земле, а по навозным кучам. Она изнемогала от адской жары, конский хвост, в который она собрала волосы, поник, выбившиеся пряди взмокли от обильно струящегося пота и прилипли к вискам и шее. Ее ноги горели от усталости из-за высоких каблуков, которые она не пожелала променять («Ты в своем уме, это же Лабутен!») на предложенную Дейдарой завалявшуюся у него в багажнике пару кошмарных изношенных панковских ботинок. Но больше всего ее бесил дурацкий ярко-зеленый лепреконский цилиндр все из тех же багажных закромов. Пришлось напялить его, чтоб не свалиться от солнечного удара, ибо ничего годного больше не нашлось, кроме замызганных боксерских шортов, которые сейчас красовались на голове у Дейдары. И вообще, в багажнике опаснейшего в мире подрывника она скорее ожидала увидеть целый боевой арсенал, но никак не свалку из пивных банок и разного рода бесполезного хлама.

Девушка решила, что для нее будет лучше и безопаснее как можно меньше контактировать с этим непредсказуемым психом. Он ей нужен только для того, чтобы выбраться живой и по возможности целой из этого пекла, но как только представится удобный случай, она тут же даст деру. А Дейдаре уже стала надоедать эта надменная хакерша, которая упорно отмалчивалась на все его попытки разговорить ее.
- Знаешь, милая, так не пойдет, – раздраженно сказал Дейдара после очередного проигнорированного ею вопроса, – из-за тебя и твоих гребаных ходулей, мы теряем время, а я уверяю тебя, Акацуки уже наверняка начали охотиться за нашими задницами, и скоро они обшарят тут каждый кактус. До ближайшей трассы еще немало, и у тебя, конечно, шикарные сиськи и все такое, но если ты не хочешь, чтоб я оставил тебя одну загибаться тут в пустыне от жары, койотов, скорпионов и гремучих змей, то лучше тебе быть со мной более сговорчивой и дружелюбной.
Девушка испуганно захлопала глазами. Этот проклятый террорист знал куда метить.
- Ладно, – натянуто произнесла она, опасливо поглядывая на парня.
- Ну вот и отлично, – удовлетворенно сказал он и продолжил идти наравне с нею. – Ну так как твое настоящее имя, м?
- Ино, – нехотя ответила девушка.
- Ино и как дальше?
- Моя фамилия тебе ни к чему, – угрюмо отрезала она.
- Ну и не надо, – равнодушно сказал Дейдара. – Счастливо оставаться, – махнул он рукой на прощание и, прибавив скорость, стал быстро удаляться.
- Ну ладно, ладно! – крикнула Ино ему вслед. – Яманака моя фамилия, черт тебя дери!
Парень тут же вернулся обратно и снова зашагал наравне с нею.
- Отлично, вот мы и познакомились, разве это не прекрасно? – ехидно заулыбался Дейдара, но Ино ничего не ответила и лишь презрительно поджала губы, раздосадованная тем, что полностью зависит от него и вынуждена плясать под его дудку.
- Яманака Ино, – задумчиво произнес Дейдара, окинув девушку внимательным взглядом, – что-то ты не похожа на узкоглазую яппи.
- Какой ты наблюдательный, – огрызнулась Ино.
- Если бы я своими ушами не слышал, как ты голосишь на японском, то подумал бы, что ты мне лжешь. Ну? Чего молчишь? Я жду от тебя слезливой истории о твоей нелегкой жизни, из-за которой ты заделалась хакершой и принялась шпионить за Акацуки, потому что они прикончили твою мамочку или папочку, или вообще обоих сразу.
- Ничего подобного, – буркнула Ино.
- Смотрю я, ты не в настроении, может мне оставить тебя одну? – снова принялся шантажировать ее Дейдара.
- Если хочешь узнать историю моей жизни, тогда расскажи сначала свою, – решила воспользоваться его же методами девушка.
- Хах, ну ладно, – усмехнулся Дейдара, – на этот раз я тебе уступлю в знак моей доброй воли. Все равно нам еще до хрена педалить, и мне становиться скучно. Хм, с чего же начать? – задумчиво произнес он.
- Почему ты ушел из Акацуки? – слишком запальчиво спросила Ино, не сумев как следует сдержать свое ликование от такого удачно выпавшего шанса выпытать у парня какие-нибудь полезные сведения.
А общительный по натуре Дейдара только и рад был, наконец, натрындеться вволю, поскольку с отрешенно-невозмутимым, как каменный истукан, Сасори, да с занудной отличницей-ботаничкой душевные разговоры получались, откровенно говоря, хреновыми.
- Ты точно хочешь начать с конца? – с сомнением посмотрел на девушку Дейдара.
Ино неуверенно пожала плечами. Ей было все равно, лишь бы он дал ей что-то стоящее, что придало бы смысл всей этой безумной авантюре, из-за которой она едва не погибла.
- Как хочешь, – неопределенно бросила она.
- Тогда я начну с самого детства…

Дейдара никогда не знал своих родителей. Он и его сестра близнец Дебора были подкидышами. Здоровые разнополые однояйцевые близнецы в природе большая редкость, так что одно только это уже делало его и Деб исключительными. Как практически и у всех близнецов, темпераменты у них были разные. Словно они две противоположные части единого целого – инь и янь. Деби была тихой, рассудительной и доброй, а Дейдара «шумный, проблемный маленький говнюк. Но очень смышленый говнюк, почти что вундеркинд». Если бы не старый сердобольный директор приюта, который заметил его способности и лично принялся его воспитывать, кто знает, как обернулась бы его жизнь. Научившись читать уже в пятилетнем возрасте, Дейдара стал выказывать большой интерес к журналам и пособиям по автомеханике и электронике. Все только удивлялись: как это малыш, к тому же еще и жуткий непоседа, умудрялся понимать такие сложные для его возраста вещи. Но после того, как в день Сятого Патрика их сводили на грандиозный парад, Дейдара по уши влюбился в фейерверки. Оглушительные взрывы и хлопки, щекочущий ноздри запах пороха, свистящие над головой ракеты и трескучие разноцветные снопы искр приводили его в дикий восторг, и тогда же, на беду приюта, он решил посветить себя этому веселому делу. Своими опытами он переворачивал кверху задницей весь детский дом. Дети отвлекались на ракеты, воспитатели пугались, а старик-директор добродушно посмеивался и в дополнение взялся обучать его еще и химии. Но один человек в приюте был категорически против того, чтоб мальчик получил такое образование, это заместитель директора - старая дева с фамилией, которая полностью соответствовала ее дерьмовому характеру – мисс МакЩити.*
«Этот маленький паршивец и так опасен, а вы своим образованием буквально даете ему оружие в руки! Да он же разнесет весь приют в клочья! И вместо того, чтоб наказывать, вы его еще и балуете! Вы растите из него монстра!» - визгливо кричала она в гневе после очередной проделки Дейдары.
Она сильно напоминала ему мелкую, тощую пучеглазую недопсину с идиотским названием Чихуахуа. Долговязая, иссохшая женщина с такими же навыкат глазами, которые вылупливались еще сильнее, когда она злилась. А злилась она всегда, поэтому на ее лице, покрытом пигментными пятнами, точно у побитой груши, застыла такая гримаса, будто у нее в заднице застряла бейсбольная бита. Не удивительно, что дети испытывали к ней неподдельный страх. Ее побаивались даже остальные воспитатели. Но не Дейдара, которого наоборот трясло от смеха тем сильнее, чем больше МакЩити выходила из себя. Она ненавидела «этого выблядка». Своим неповиновением, своим бесстрашием и наглостью он рушил ее авторитет, унижал ее в глазах других, и он был первым и единственным, кто посмел бросить ей вызов.

Когда близнецам исполнилось десять лет, старик директор умер и его место заняла «Пучеглазое Дерьмо», как за глаза называл ее Дейдара. Теперь она могла отыграться на нем по полной. Под ее грозным руководством приют превратился в колонию строгого режима. Единственным наказанием даже за самый малейший проступок были розги. В первую же неделю директорства МакЩити, почти половина воспитанников ходила зареванная из-за порки. Но когда очередь дошла до Дейдары, этот неуемный мальчишка, издевательски хохоча, сиганул в окно. Весь приют стоял на ушах. Высунувшиеся из окон дети радостно галдели и подбадривающе кричали ему вслед, а воспитатели тщетно пытались их унять, да образумить взбесившуюся МакЩити, которая настолько жаждала добраться до мелкого гаденыша, что ей не западло было пробежать целых десять раз вокруг территории детского дома в погоне за ним. Она остановилась, только когда ее дряхлые варикозные ноги совсем отказали. Поняв, что так просто Дейдара ей не дастся, она решила достать его через единственное слабое место мальчишки – его сестру. Полное сходство Деби с братом сильнее распалили гнев и садистские наклонности директрисы, отхлеставшую ее так, что бедная девочка после этого еще долго не могла спать на спине.

В ту же ночь, гнетуще-дремотную тишину приюта разорвал мощный грохот из раскатистых взрывов и треска. Здание вибрировало и содрогалось как при бомбежке. Перепуганные до ужаса обитатели детского дома в панике высыпали на улицу. Они долго стояли одетые кое-как, задрав головы кверху, наблюдая как из яростно моргающих разноцветными вспышками окон спальни МакЩити, с неистово визжащим свистом вылетали ракеты и сверкающие спиралевидные пучки искр. Подъехавшие пожарные никак не могли это прекратить. К рассвету все, наконец, утихло. МакЩити нашли под кроватью в луже собственной мочи, дрожащую, опаленную, оглохшую и одуревшую от сильного потрясения. Такова была месть Дейдары. Никто не смеет трогать его семью – еще одно обстоятельство, делающее его особенным. В отличие от остальных сирот приюта, у него была семья – Деби. Дейдара сожалел только о том, что «Дерьмовку» не хватил удар, зато ее и так непривлекательное лицо украсилось нервным тиком, который остался с ней на всю жизнь.

Ино не смогла сдержать смех, когда Дейдара комично задергал глазом и уголком губ, пародируя свою директрису. Незаметно для себя самой, она постепенно начала подпадать под влияние его харизмы. Его привлекательная внешность, обезоруживающее прямодушие, даже ребячливость, совсем не вязались с образом жестокого убийцы, а его полная нелегких событий история, которую он рассказывал живо, эмоционально, но без пресловутых жалостливо-патетических интонаций, не могла оставить равнодушной такую впечатлительную натуру, какой была Ино.

После инцидента с директрисой к Дейдаре стали относится с настороженностью. Несмотря на то, что абсолютно все в приюте мечтали отделаться от МакЩити и откровенно злорадствовали ее фееричному унижению, но именно Дейдара был тем, у кого рука не дрогнула. Десятилетний мальчик с незаурядным умом, но буйным характером – слишком опасное сочетание. Недобрые предчувствия подтвердились, когда чуть повзрослевший Дейдара подсунул подозрительную коробочку новичку – огромному, тупоголовому драчливому бугаю, который ударил Деби за то, что та отвергла его. Взрывом новенькому оторвало два пальца, хотя Дейдара всего лишь хотел (или же он убеждал себя в этом) подпалить ему брови да припугнуть как следует.

Это происшествие окончательно отвратило от него обитателей приюта, преисполнившихся к нему благоговейным страхом. Он и Деби были полностью предоставлены самим себе. Никто не выгонял их, но и не держал.

Как и большинство беспризорников, Дейдара затесался в плохую компанию. Он все чаще пропадал из приюта, пока не стал наведываться туда лишь для того, чтоб повидаться с сестрой. Он не хотел брать ее с собой. Ей – нежной, ласковой и приветливой – было не место на грязных улицах. Дейдара хотел для нее лучшей жизни. Он мечтал о большом доме с бассейном, где они будут жить вместе счастливо, о том, как купит Деби новенькую виолончель, чтобы сестра могла продолжать заниматься своей любимой музыкой и когда-нибудь стать знаменитой виолончелисткой. И чтобы поскорей воплотить свои мечты в жизнь, Дейдара стал зарабатывать автоугоном. Благодаря его знаниям и умениям, дела вскоре пошли в гору. Главарь набиравшей обороты банды заприметил талантливого мальчишку и втянул его в более прибыльное дело – наркобизнес. Познания Дейдары в химии и здесь сослужили ему хорошую службу. Всего в шестнадцать лет он стал правой рукой босса. Деньги будто сами шли ему в руки. За несколько месяцев он заработал столько, сколько добропорядочные, честные люди получали за год. Теперь он мог позволить себе все, о чем мечтал. Правда, купленный им дом был поменьше размером, да и бассейна в нем не имелось, но это был их с Деби дом.

Однако власть и деньги быстро вскружили голову хоть и даровитому, но подростку. Дейдара пустился во все тяжкие. Он стал пить, принимать наркотики, устраивать дома шумные тусовки, на которые собирался всякий сброд. В пьяном, наркотическом угаре Дейдара не заметил, что превратил их с Дебби домашний очаг в грязный притон, как потускнели ее живые глаза, не заметил алчные взгляды его босса направленные на нее.

Он очнулся только тогда, когда обнаружил своего босса в комнате Деборы, грубо срывающего с нее одежду и оставляя на плачущей девушке уродливые синяки. Ополоумев от ярости, Дейдара набросился на него с диким остервенением, твердо намереваясь убить, но шестнадцатилетнему мальчишке было не под силу справиться с взрослым и опытным в таких делах мужчиной. Тот хорошенько избил его, сломал пару ребер и разбил дерзкому пацану нос, но Дебору в тот день он все же оставил в покое. А еще через день Дейдара, в качестве примирения, протянул боссу пакетик с таблетками – свой фирменный высокосортный продукт, который в несколько раз увеличит их прибыль. Дейдара никогда не забудет тот растянувшийся напряженный момент, когда его патрон небрежным жестом сунул таблетку в рот, посасывал, пробовал ее на вкус, а затем клацнул зубами, раскусывая ее, и его лицо вдруг с глухим хлопком брызнуло на стол, точно яйцо, подогревавшееся в микроволновке. Зубы с веселым постукиванием разбросало по столешнице, словно игральные кости. Из почти отвалившейся челюсти и зияющего провала там, где раньше был нос, вырывались сизые струйки дыма. Несколько секунд Дейдара тупо таращился на кровавый ошметок головы своего босса, а затем разразился безудержным, истеричным хохотом. Это было его первое в жизни убийство, и оно ему понравилось, ибо: Никто. Не смеет. Трогать. Его. Семью.

Бросив все, они с Дебби вновь перебрались в приют на некоторое время, чтобы укрыться от банды и полиции. Дейдара даже не задумался о том, почему их с такой легкостью пустили обратно, полагая, что все просто побоялись ему отказать. Но все было спланировано. В тот же вечер за ним пришли двое мужчин не похожие ни на бандитов, ни на копов, ни на федералов. Их звали Акасуна но Сасори и Учиха Итачи. Дейдара впервые узнал об Акацуки.

Услышав роковое имя Учиха Итачи, Ино невольно дернулась. В некоторой степени это именно из-за него она сейчас бродит по пустыне в идиотском лепреконском цилиндре и в компании чокнутого подрывника. Но все же, у нее зародилось ощущение, что рассказ Дейдары постепенно подбирается к чему-то очень важному для нее. Поэтому она перестала перебивать его мелкими вопросами и вся превратилась в слух.

Никто не спрашивал его желания вступать в Акацуки. Эта организация просто брала то, что ей было нужно, а Акацуки был нужен талантливый подросток, который помутил ее воды, весьма оригинально убрав одну из ее пешек. Такой человек был бы полезен организации, в которой к тому же не хватало кадров. Дейдара не собирался сдаваться так просто, вот только ему не посчастливилось встретиться взглядом с Итачи. То, что он сделал с ним, было похоже на гипноз, но невероятной силы. Проклятый Учиха будто вторгся в саму его сущность и болезненно ворочал его мыслями и воспоминаниями, спутывая реальность, подсовывая ему несуществующие образы. Такого страха Дейдара никогда не испытывал. Но, несмотря на свой проигрыш, мужчинам пришлось насильно тащить его к машине. Мальчишка никак не хотел расставаться со своей сестрой и, если бы не Сасори – его будущий напарник и наставник, вероятно Дейдара больше не увидел бы ее никогда. И возможно так было бы лучше.

Его милая, нежная красавица сестра без памяти втрескалась в этого гениального зануду ученного и опаснейшего убийцу Сасори, который вдобавок оказался старше ее вдвое. Он был ее героем. Он купил близнецам жилье в престижном районе города, он оплатил обучение Деби в консерватории и вдобавок достал ей невообразимо крутую антикварную виолончель. Но больше всего она была благодарна Сасори за то, что он каким-то образом уговорил ее неугомонного брата поступить в колледж и избавил его от наркотиков. Она никогда не узнала о том что, на самом деле все это было лишь ради прикрытия Дейдары и его усмирения. Она не подозревала, что являлась заложницей, с помощью которой Акацуки управляли ее братом. А от наркотиков его избавил Итачи еще тогда в приюте, когда копался в его мозгах. Теперь Дейдара ощущал необъяснимый ужас, стоило ему только захотеть даже обычные сигареты. Но по какой-то причине Итачи не стал внушать ему страх перед алкоголем.
- Видать этот мудак просто не хотел, чтоб я умер быстрой смертью от передоза, а подыхал медленно и мучительно от цирроза печени, – фыркнул Дейдара.
- Тебя никто не заставляет пить запоем, – заметила Ино, вспомнив его полный пивных банок багажник.
- Как я могу не пить, я же ирландец! – выдал Дейдара, и Ино хотела было возразить, что это заявление не имеет никакой логики, но передумала, предпочтя дослушать его рассказ.

Дейдара был вне себя, узнав о чувствах своей сестры к Сасори, но хуже было то, что они оказались взаимными. Рассказать о том, чем занимается его напарник, он не мог, поскольку это значило бы раскрыть всю правду и о себе, а ее Дебби не смогла бы вынести. Она не была дурой и знала, что брат замешан в чем-то нечистом, но о масштабах предприятия не догадывалась. И не хотела догадываться. До тех пор пока ее брат возвращался домой трезвым и невредимым, остальное не имело значение.

Надежды Дейдары на то, что любовь сестры к Сасори лишь мимолетное подростковое увлечение не оправдались. Когда ей исполнилось восемнадцать, все стало серьезно. Стоило отдать должное напарнику, до этого он не позволял себе с ней ничего лишнего. И все же, когда он видел, какими взглядами они обмениваются, Дейдара был готов лопнуть от гнева и ревности, но изменить что-либо он не мог.
- А что дальше? – спросила Ино после непродолжительной паузы, во время которой Дейдара слегка нахмурившись, задумчиво вглядывался в горизонт.
- А дальше на Дебби вышла какая-то спецслужба, копающая под Акацуки, – продолжил он, мрачно сплюнув. – Один из преподов в ее колледже оказался ёбаным агентом. В организации решили, что она им стучит. В то время у Акацуки еще не было связей в органах. Так что Деб просто убрали, – губы Дейдары злобно скривились, – сбили машиной. Переехали, как какую-то бездомную кошку. Того, кто это сделал, звали Кабуто. Якуши Кабуто. Не слыхала о таком?

Кровь так стремительно отхлынула от лица Ино, что она почувствовала, как у нее немеют губы. Якуши Кабуто, невзрачный коллега ее лучшей подруги Сакуры. Она видела его всего один раз, когда заехала за ней на работу.
- К-Кабуто работает на Акацуки? – ошарашено выговорила она.
Обрывки мыслей и воспоминаний тут же припустились суетливо занимать свои места, как в игре со стульями, где количество игроков на одного больше чем стульев. В голове точно зажглась лампочка.
«Вот оно!»
- Сюрприз! – взмахнул руками Дейдара и уточнил: – Работал, пока не сдох месяца два назад.
На Ино будто рухнула железобетонная балка.
- Что?! – упавшим голосом вымолвила она, чувствуя себя ребенком, у которого мороженное свалилось с палочки, прежде чем удалось его лизнуть. – Как же так?!
- А вот так, - недовольно произнес Дейдара, – пристрелили к чертовой матери. Слишком быстрая смерть для такого гада!
- Вот ведь жопа! – сокрушенно вздохнула девушка, устало потирая лоб.
- Ага, - сказал подрывник, внимательно наблюдая за реакцией его спутницы, - ну, в общем, я свалил из Акацуки из-за Дебби.
- Как?
- Что как? – вопросительно посмотрел на Ино парень.
- Как ты ушел? Я думала, из Акацуки живыми не уходят.
- Хех, а ты не такая уж и простая, да? – хитро прищурился Дейдара. – Все-то ты знаешь. Ну да, живыми не уходят. И я бы скопытился, если бы не Сасори.
- А что произошло?
- У нас должна была состояться сходка. Вот я и решил подорвать всех к ебеням за сестру. Да и ненавидел я эту сраную организацию с самого начала. В общем, я был настроен подохнуть вместе со всеми. Но Сасори каким-то макаром удалось выйти целехоньким, и меня вытащить полудохлого, и еще обставить все так, будто нас взрывом разорвало.
- Это тогда ты лишился глаза?
- Ага, и пластины в руках тоже оттуда.
- Ужас, – бросила Ино без особого сочувствия. Ее все еще грызла горькая досада от того, что из рук выскользнула такая отличная ниточка, нет, даже целый канат, и ее потуги и мучения оказались бессмысленными.
-Ну, твоя очередь рассказывать, милая, – предвкушающе улыбнулся Дейдара.
Ино тяжело вздохнула, понимая, что отвертеться она не сможет.
- Я родом из России, – начала она без энтузиазма. – Когда я была совсем крохой, мои предки развелись, а мать вышла замуж за моего отчима японца, так что росла и воспитывалась я в Японии. Мой отчим крутой программист, он меня многому научил. Во время учебы в университете я за деньги взламывала всяких знаменитостей и больших шишек и сливала их личную жизнь. Меня поймали власти и, чтоб не сесть в тюрьму, я заключила с ними сделку. Теперь я работаю на них как хакер по вызову. Никто ни о чем не знает. Вот и вся история.
- И это все? – разочаровано произнес Дейдара. – Я же тебе целый роман выложил!
- Ну прости, что моя жизнь такая скучная, – огрызнулась Ино.
Дейдара недовольно цокнул языком.
- И что, значит, японское правительство заслало тебя сюда? – задал он наводящий вопрос.
Девушка отвела взгляд в сторону.
- И да, и нет, – уклончиво ответила она.
- Опять морозишь?
- Ты мне о своих делах ничего не говорил, так вот и меня о моих не спрашивай! – взвилась Ино. – Все по-честному!
- Любовь моя, ты не с тем человеком о честности рассуждаешь, – хохотнул Дейдара.
- Прекращай называть меня любов…а-а-а-а!!! – вдруг завизжала Ино.
Под ее дорогущей, пыльной, изрядно поцарапанной туфлей, что-то резко метнулось и яростно зашипело. Дейдара тут же подскочил к девушке и оттолкнул так сильно, что она не удержалась и повалилась на землю. Ино услышала сдавленный вздох парня и, обернувшись, увидела как он, грязно матерясь, отшвыривает от себя серо-бурого цвета змею.
- Черт! – выплюнул он и задрал рубашку, на которой проступили два маленьких алых пятнышка. – Она меня укусила!
Взору Ино открылись рельефные мышцы пресса Дейдары, и на них чуть повыше ремня виднелись две дырочки, из которых сочилась кровь. Она похолодела от ужаса, когда он слегка покачнулся, а затем обессилено упал на колени.
- Нет, нет, нет, нет! Ты не можешь умереть! – в панике запричитала Ино. – Только не сейчас! Все не может вот так закончиться!
- Что значит не сейчас? – рвано дыша, прохрипел подрывник. – Тебе бы только из пустыни выбраться, а дальше вали Дейдара, подыхай на все четыре стороны, да?!
- Нет, я не это…
- Я тебе жизнь спас а ты… ты…
- Нет, нет, нет! Не засыпай! – стала трясти парня Ино, видя, как тот начал медленно терять сознание. – Слышишь?! Не оставляй меня одну! – вырвался у нее истерический всхлип.
- Надо высосать яд, – еле прошелестел Дейдара.
- Сейчас! Ты только держись, ладно! Я сейчас все сделаю! – и аккуратно уложив его на землю, Ино приникла губами к смертельной ране.
Дейдара вздрогнул, почувствовав ее губы на своей пылающей коже, а когда она начала осторожно посасывать, не смог удержаться от блаженного стона. Ино тут же прервалась от своего занятия и озабоченно спросила:
- Тебе больно?
- Продолжай, продолжай, – довольно жмурясь, пробормотал Дейдара, – у тебя хорошо получается.
Ино снова наклонилась к его животу, открывая отличный обзор на сексуальный прогиб в пояснице и свою тесно обтянутую узкой юбкой соблазнительную попку. Но что-то шло не так. Что-то Ино показалось подозрительным. Она резко вскинула голову и посмотрела в пышущую здоровьем, похотливо лыбящуюся физиономию Дейдары.
- Змея была неядовитая, не так ли? – сказала Ино угрожающе тихим голосом, гневно сверкая глазами.
- Вообще-то ядовитая, но благодаря моему напарнику, у меня иммунитет на всяких гадов, – не переставал нагло улыбаться Дейдара. – Но даже так, яд все равно надо было высосать, – он сел и, склонившись к ней как можно ближе, томно выдохнул ей в лицо. – Признаюсь, сосешь ты отменно, любовь моя.
- Ах ты гребаный ублюдок! – накинулась на гогочущего парня взбешенная Ино, неразборчиво осыпая его хлесткими затрещинами. – Ты хоть знаешь, как я испугалась, козел! Я думала, ты коньки отбросишь, мудила! Я блядь, волновалась за тебя! За тебя, ты террорист хренов! Будь ты проклят! И да будут прокляты сраные Учиха! И сраные Акацуки! И эта сраная пустыня! – в сердцах взвизгнула она и, в последний раз заехав ему ладошкой в грудь, устало осела на землю и жалобно зашмыгала носом.
- Эй, ты чего? – озадачился парень такой внезапной сменой настроения.
- Все, я больше не могу, – продолжала всхлипывать Ино – Можешь делать что хочешь. Сверни мне шею или оставляй жариться под солнцем – мне уже все равно. Забирай чертовы диски и вали, а я так больше не могу! Я на такое не подписывалась! Я блин не Лара Крофт, чтоб через пропасти прыгать и по пустыням бегать! Я всего лишь обычный компьютерный гик!
Ресницы девушки промокли и дрожали, глаза блестели от переполняющих их слез и Дейдара, который никогда не мог оставаться безучастным при виде страдающих животных и плачущих хорошеньких девушек, решительно привлек Ино к себе на колени, и заглянул ей в глаза.
- Эй, я бы никогда тебя не обидел, – полным серьезности тоном сказал он, – и я бы никогда не оставил тебя здесь одну. Да, я еще тот сукин сын, но не бездушное же хуйло!
Ино пристально всматривалась в искреннее лицо парня, такого красивого, такого смелого и отчаянного, такого чертовски привлекательного, и поняла что запала на этого психованного подрывника как последняя дура.
«Стокгольмский синдром, - заговорило ее благоразумие занудным голосом ее лучшей подруги Сакуры, – термин популярной психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения (или угрозы применения) насилия. Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и, в конечном счёте, отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели».* Иногда Ино просто ненавидела свою превосходную память. Но все же решила прислушаться к приставучему голосу Сакуры у себя в голове и попытаться сопротивляться своим противоречивым чувствам.
- Но ты угрожал…
- Да пошутил я! Сблефовал! Если б я хотел отделаться от тебя, то не стал бы вытаскивать из казино, – мигом разбил Дейдара ее вялую оборону.
Действительно. Он не стал бы спасать ее от монстра альбиноса, не стал бы нянчиться с ней и таскать за собой мертвым грузом через пустыню, не стал бы подставляться под укус ядовитой змеи если бы не…
«Если бы не что?» - проклюнулась безумная и совершенно глупая надежда.
- Зачем ты вообще это сделал?
Дейдара расплылся широкой задорной улыбкой.
- Хех, просто я люблю славяночек.
- Дурак! – толкнула его в плечи Ино, но тут же оказалась тесно прижатой к широкой крепкой груди парня, и его сухие, солоноватые на вкус губы накрыли ее приоткрытый от удивления рот. «Благоразумие, иди ты на хуй!» - словами Дейдары подумала Ино и мысленно показала средний палец своему внутреннему голосу, так вероломно принявшему облик ее лучшей подруги. Пыльные, влажные от пота, разгоряченные зноем пустыни, забыв обо всем на свете, они исступленно целовались под палящими лучами солнца, как вдруг где-то неподалеку быстро пронесся рокочущий моторный гул.
- Ты это слышал? – первая оторвалась от долгого поцелуя Ино.
- Должно быть, дорога ближе, чем я думал – произнес Дейдара, чутко прислушавшись.
- Так чего же мы ждем?! – радостно вскочила на ноги Ино, которая всего несколько минут назад умирала от усталости. Дейдара подхватил сумку с жесткими дисками и оружием и согласно кивнул:
- Валим!
Скрытая за высоким холмом дорога оказалась всего в каких-то ста метрах. Не обращая внимания на царапающую ноги колючую поросль, обильно обсыпавшую местность, они стремглав побежали к черной полосе шоссе, в далеком конце которого маячила красная точка.
- Сюда что-то едет! – счастливо воскликнула Ино и нервным жестом сорвала с головы Дейдары идиотские боксерские шорты (лепреконский цилиндр она обронила когда высасывала ему яд). – Сними это, а то подумают, что мы сумасшедшие какие-то и не остановятся! – и, выбежав чуть ли не на середину дороги, стала размахивать руками едущей навстречу машине.

Это был старенький красный додж, за рулем которого сидел усатый мужчина лет пятидесяти, в гавайской рубашке, а рядом на пассажирском сидении энергично жевала жвачку полноватая дама с сильно поврежденными от частого обесцвечиванья волосами и вульгарно красными губами. Она явно пыталась косить под Мэрилин Монро.
«Явно неудачно» - отметила про себя Ино.
- Чего это вы посреди пустыни без тачки? – спросил мужчина, когда Ино нагнулась к окошку.
- Да друзья придурки, решили подшутить и… - начала нагло врать она, но подошедший сзади Дейдара выхватил пистолет из-за пояса и направил его прямо в лицо водителю.
- А ну-ка марш на заднее сидение, – суровым тоном приказал он. – И без фокусов, а то не хочется ехать сидя на мозгах.
- Ты спятил?! – обалдело вытаращилась Ино на Дейдару, но тот, не слушая ее, уже садился за освободившийся руль.
- Чего встала, давай быстрее! – нетерпеливо крикнул он ей.
Ино воровато оглянулась по сторонам, отчего-то испытывая чувство вины, а затем села в машину, ощущая себя беглой преступницей, за которой ведется погоня.
Дейдара тронулся с места и помчал настолько быстро, насколько позволял дряхлый мотор автомобиля.
- Простите, – робко произнесла она, повернувшись к до смерти перепуганной парочке. – Мы не сделаем вам ничего плохого. Просто…
- Еще как сделаем! – угрожающе рявкнул Дейдара, и парочка чуть не подпрыгнула от страха, а видавшая виды Мэрилин Монро еще и принялась пискляво поскуливать. – Только попробуйте выкинуть какую-нибудь херню, и я вам ебало разнесу!
- Перестань! – осуждающе прикрикнула на него Ино. – Зачем вообще надо было брать их в заложники, они бы и так нас подвезли!
- Тони, о Боже, они собираются нас прикончить! – загорланила толстушка Мэрилин. – Тони, я не могу так умереть! Тони!
- Успокойтесь, пожалуйста, все будет хорошо, – пыталась утихомирить ее Ино, но та, кажется, даже не услышала ее. – Черт, из-за тебя они могут пойти в полицию и дать им наши приметы! – продолжала Ино распекать отмороженного на всю голову подрывника.
- Тогда тем более придется их шлепнуть, – пожал плечами Дейдара так, будто говорил не об убийстве, а о выносе мусора.
- Идиот! Надо было просто сесть в машину, как обычные попутчики, и никаких бы проблем не было! – повысила голос Ино, стараясь перекричать Мэрилин, которая завопила пуще прежнего.
- Но так ведь неинтересно! – возмутился Дейдара.
- Да ты просто редкостный долбоеб! Как только въедем в город, я высаживаюсь!
- Никуда ты не пойдешь!
- О Боже, Тони! О Боже!
- С чего это вдруг?!
- Во-первых, ты слишком много знаешь! А во вторых, ты и сама не захочешь!
- Тони! Я не хочу умирать! О Тони! Боже мой!!!
- Ха! Если ты думаешь, что из-за какого-то поцелуя я…
- Харуно Сакура! – проорал Дейдара на весь салон, и Ино показалось, будто сверкнула молния. Она округлила глаза.
- Что ты сказал?! – не могла поверить она своим ушам.
- О Тони, мы умрем! Мы умрем! О Боже, нет!
- Харуно Сакура! – повторил Дейдара. – Если ты знаешь Кабуто, то Сакуру ты тем более должна знать! И что-то мне подсказывает, что твоя миссия с ней связана!
Ино сверлила подрывника немигающим взглядом. Он был прав. Шикамару и Наруто втайне собрали команду из доверенных людей для поисков Сакуры и Акацуки. После исчезновения Сакуры выяснилось, что в ФБР есть враги, и открыто вести расследование невозможно. Ино ни за что бы ни согласилась ввязаться в такое опасное дело, если бы это не касалось ее лучшей подруги. Она хотела разыскать ее во что бы то ни стало. Но прошел почти год, а они никак не могли найти следы Сакуры, и хоть Ино продолжала отчаянно верить в то, что ее подруга жива, глубоко в сознании недобро тлела мысль наихудшего исхода.
- Тони, я не могу так умереть! – вырвала Ино из оцепенения все никак не затыкающаяся тетка. – Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! О Боже!
- Что ты знаешь о Сакуре?! – заметно напряглась Ино. «Вот он – момент истины», - взволнованно подумала она и задала судьбоносный для нее вопрос. – Она жива?!
- О Боже! Я не хочу умирать! Пожалуйста! Тони!
Нервы Ино сдали характерным щелчком выскочившего прикуривателя (видимо его включил хозяин машины, перед тем как остановиться). Она схватила его и, стремительно перегнувшись через сидение, остановила раскаленный кончик всего в паре сантиметров от жирно размалеванного рта голосящей бабы.
- Заткнись, сука, или, клянусь, я запихну эту шнягу в твою вонючую глотку!!! – взревела она с таким свирепым видом, будто и вправду являлась отъявленной преступницей. Истерящая Мэрилин тут же захлопнулась и вжалась в кресло.
- Вау! – восхищенно присвистнул Дейдара. – Я уже говорил, что люблю тебя?!
- Что с Сакурой? – снова спросила Ино, не меняя агрессивного тона.
- С ней все в порядке, милая, она у меня дома вместе с Сасори, и они ждут меня с задания.
- Что ж ты сразу мне сказал?! Гони быстрее это сраное ведро с гайками!
- Да ты же женщина всей моей жизни! – восторженно улыбнулся Дейдара. – Выходи за меня!

***
Пристальный взгляд Сасори обжигал ее спину. Сакура чувствовала – он смотрит, наблюдает за ней. Не так как наблюдал во время ее реабилитации после операций. Тогда в его глубоких, невозмутимых карих глазах читался только профессиональный интерес. Сейчас же в них сквозило нечто другое, нечто созерцательное. Наверное, так смотрят искусствоведы на какую-нибудь художественную работу – внимательно, медленно переводя взор от одной детали к другой, наслаждаясь формой, цветом, фактурой, но в то же время обращая внимание и четко анализируя каждую мелочь – вид краски, технику, манеру исполнения. Чувство неловкости и смущения стало сопровождать ее всегда, когда она находилась в поле зрения Сасори. Однако, оставаясь наедине с собой, ее тянуло обратно к нему, ей хотелось ощущать его осязаемый, вызывающий приятный трепет взгляд. Она ловила себя на мысли, что думает о нем, подчас даже фантазирует и иногда совсем не скромно фантазирует. Несколько раз Сакура просыпалась посреди ночи, покрытая испариной с мучительно-сладострастным, пульсирующим ощущением внизу живота. Она хотела Сасори. Но каждый раз, при мыслях о нем, в голове яркой, неоновой вывеской вроде одной из тех, что заполоняют Лас-Вегас, светились слова из справочника по психологии: «Стокгольмский синдром - термин популярной психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения (или угрозы применения) насилия. Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и, в конечном счёте, отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели». В последнее время Сакура ненавидела себя за свое врожденное чрезмерное прилежание. Согласно этому термину ее чувства всего лишь психологическое отклонение, помутнение рассудка. И тут же возникала другая, точно насмехающаяся над ней мысль: «Любовь тоже можно считать помутнением рассудка», и вконец запутанная Сакура начинала свои душевные метания сызнова. Все это вкупе с тренировками по стрельбе и беспокойством по поводу слишком долго отсутствующего на задании Дейдары, отложилось на ней неприятной, ноющей болью в плечах и шее.

Сасори заметил, как Сакура осторожно водит плечами, пытаясь их размять. Должно быть, обычное мышечное напряжение, которое легко можно снять массажем, но в последнее время девчонка стала избегать контакта с ним, и это его раздражало. Он не понимал, в чем дело. Он вообще никогда не понимал обычных людей и их нелогичные эмоции. В теории, почерпнутой из справочников и книг по психологии, все казалось не таким уж и сложным, но на практике все было настолько запутанно и противоречиво, что, в конечном счете, Сасори терпел поражение. Однако нужно было быть слепым, чтоб не заметить ее заинтересованные взгляды украдкой и проступающий при этом нежный румянец, как она едва вздрагивает, когда они все же невзначай касались друг друга. Каким бы неграмотным Сасори ни был в тонкостях человеческих чувств, но он достаточно прожил, чтобы понять – Сакура испытывает к нему влечение. И это было взаимно. Но по какой-то причине она не позволяла ему сблизиться с ней. Стоило ему просто протянуть к ней руку, как она тут же уворачивалась, прикрываясь разными предлогами – то книгу надо взять с полки, то шнурок развязался, то еще какая-нибудь хрень. Вот и сейчас, когда он предложил ей массаж, увидев, как Сакура болезненно морщится, она отказалась, соврав, что все в порядке.
- Тебе неприятно, когда я к тебе прикасаюсь? – как всегда без всяких обиняков спросил Сасори. По-другому он просто не умел, да и ходить вокруг да около считал пустой тратой времени.
Сакуру такой прямолинейный вопрос застигнул врасплох.
- Конечно, нет! – слишком поспешно и бойко произнесла она. – С чего ты взял?
- Ты упорно не подпускаешь меня к себе, – как есть ответил Сасори.
Сакура попыталась непринужденно улыбнуться, но все равно получилось натянуто.
- Чушь! Ничего подобного!
- Тогда почему ты врешь, что у тебя ничего не болит?
- Я не…
- Ты еле головой поворачиваешь, – пресек Сасори новую попытку солгать ему.
Сакура чувствовала, что сдает позиции.
- Просто… Просто не хочу отвлекать тебя от дел, – нашла она наконец подходящий аргумент.
- Ты не отвлекаешь.
«Все. Труп готов - теперь ты в деле»,* - вспомнились Сакуре шутки ее коллег патологоанатомов.
- Ну тогда ладно, – обреченно вздохнула она, смущенно пряча глаза и краснея.
Сакура села на диван рядом с Сасори и повернулась к нему спиной.
- Майку лучше снять, – без каких-либо задних мыслей сказал он.
Пытаясь успокоить взволновано колотящееся сердце, Сакура принялась мысленно повторять себе, что он уже сто раз видел ее обнаженной и даже ее органы и, превозмогая боль, стянула с себя майку. Чувствовала она себя робкой, боязливой девственницей.
«А как давно это у тебя было, Лобастая? Больше года? Сорняками ничего не заросло?» - раздался в Сакуре ироничный голос ее лучшей подруги. Вот уж кто действительно не заморачивался над всякими любовными дилеммами, так это Ино. Ну конечно, она светленькая, белокурая, и у нее два больших округлых пропуска в легкую жизнь. Русские девушки во всем мире славятся популярностью, а в Японии тем более. Вокруг нее всегда вилось столько мужчин, что хоть ногами отпихивай. Удивительно, что с такими внешними данными подруга не поддалась в модели или айдолы.
Внезапный болевой импульс чуть повыше лопатки мигом заставил Сакуру позабыть о своих типичных женских комплексах.
- Ай! – вскрикнула она, дернув плечом.
- Расслабься, – бесстрастно велел Сасори.
«Хреновый из тебя дефлоратор!» - язвительно подумала Сакура, а затем Сасори осторожно, но уверенно надавил пальцами у самого основания затылка, и у нее дух захватило от стремительно разлившегося по телу блаженства. Все тревоги и душевные терзания растворились под ловкими, опытными руками Сасори. На каждое прикосновение ее мышцы откликались приятной, тягучей как мед негой. Легкие поглаживания, сменяющиеся на глубокие, почти грубые нажимы заставляли Сакуру млеть и прерывисто дышать. В одурманенной удовольствием голове вспыхивали обрывки ее до неприличия сладострастных снов, и внизу живота снова томительно запульсировало. Желание стало нестерпимым, слишком мучительным, сводящим с ума, точно пронзительно свистящий на огне чайник, расплескивающий рвущийся наружу кипяток. К черту справочники! К черту синдромы! Пусть сгорят синим пламенем!
Сакура не заметила, как судорожно сжала бедро Сасори.
- Ммм, как же хорошо… – не в силах больше сдерживаться, томно простонала она.
И Сасори окатила горячая волна вожделения. Он плавно скользнул подушечками пальцев, вниз по спине девушки, вызывая у нее приятно-дразнящие мурашки и сбивчивые вздохи, которые только сильнее распаляли его. Сакура чувствовала, как он склонился к ней ближе, ощущала тепло, исходящее от него, как его учащенное дыхание едва треплет ее короткие пряди на затылке, а затем его горячие губы коснулись шеи, мягко вбирая нежную кожу и заставляя Сакуру сорваться еще одним чувственным протяжным стоном. Опьяненный возбуждением, Сасори властно привлек ее к себе, и истомленная желанием Сакура откинула голову на его сильное плечо, подставляя шею под короткие, пылкие поцелуи. Она неосознанно ласкала его руки, блуждающие по ее телу и нетерпеливо терлась щекой о его щеку. Их губы были так близко, еще немного, еще чуть-чуть, как вдруг входная дверь резко распахнулась, с жалобным треском врезавшись в стену, а затем Сакура оказалась опрокинутой на пол, и тут же раздались два сухих, похожих на кашель выстрела.

***
- Улыбнитесь и помашите ручкой! Вас снимала скрытая камера! – сверкал Дейдара голливудской улыбкой от уха до уха. – Вы были великолепны! От лица нашей телепередачи «Shitting bricks»* мы вручаем вам приз в сто долларов! – достав из кармана изрядно помятую купюру, Дейдара сунул ее в руку одеревеневшему мужчине, который всю дорогу так и просидел, притворяясь коматозником, но, увидев заветную зеленую бумажечку, тут же ожил и приговаривая: «Ай да ловкачи! Ай да подкололи!» – счастливо помахал в дуло пистолета.

Выйдя из машины, подрывник и его спутница направились к его дому, находившемуся всего в квартале от того места, где они остановились.
- Ха-ха-ха! Скрытая камера! – заливисто смеялась Ино. – В пистолете, ха-ха! И как тебе такое в голову пришло?
- Просто я гений, – самодовольно улыбнулся Дейдара.
- Не могу поверить, что эти идиоты купились!
- Это же Вегас, детка! – иронично усмехнулся парень. – Сюда сбегаются все лохи мира!
- Хах, действительно, – произнесла Ино, вспоминая скандальную репутацию этого города, но зная, какие бешеные деньги тут крутятся, она никогда бы не подумала, что в нем могут быть такие захолустные районы как тот, в котором она сейчас находилась.
- И ты здесь живешь? – спросила она, брезгливо оглядывая запруженный хламом грязный двор Дейдары и маленькое дощатое бунгало с лохмотьями облупившейся краски на стенах.
- Добро пожаловать! – ответил Дейдара, приглашая ее войти во двор.
Он уже взялся за ручку двери, как вдруг из открытого окна до них донесся приглушенный стон, и Ино могла поклясться, что это голос Сакуры.

Мигом сообразив что происходит внутри, Дейдара счастливо возвел глаза к небу.
«Ну наконец-то!» - подумал он и собрался было уволочь Ино в ближайший паб на пару часиков, дабы не мешать влюбленным ботанам, но та, лихорадочно сверкая глазами, бесцеремонно протиснулась к входу и рывком распахнула дверь.
- Стой! – гаркнул Дейдара, но было уже поздно, и он молниеносным прыжком сбил девушку с ног, повалившись вместе с ней на жесткую землю. Падая, он слышал, как над самой его головой просвистели две пули.

Первое правило правильного обращения с Сасори – никогда, НИКОГДА, не врываться в помещение, предварительно не постучав, иначе всегда подозрительный и никогда неспящий Сасори будет стрелять на поражение в потенциальных врагов, ибо легендарный Скорпион сначала стреляет, а потом со свойственной ему ледяной флегматичностью говорит: «Ой», и спокойно возвращается к своим прерванным делам. Это правило Дейдара запомнил очень хорошо еще будучи шестнадцатилетним пацаном, когда Сасори продырявил ему шапку на голове. Тогда гениальный ученый знал, что это был неугомонный мальчишка, иначе Дейдара сейчас не валялся бы на сексапильной блондинке, чьи упругие, заманчивые буфера так приятно упирались ему в грудь.
- Не стреляй! Свои!
- Какого черта, Дейдара! – процедил сквозь зубы показавшийся на пороге Сасори и, заметив валяющуюся рядом с его напарником девушку, метнул в нее пронзительный взгляд, от которого та боязливо сжалась. Всего на долю секунды Сасори показалось, что видит Дебби, но потом он отметил слишком светлые волосы, другую форму глаз и губ и радужки другого оттенка. Она лишь отдаленно напоминала ее.
- Какого черта? – повторил он, переводя взгляд на Дейдару.
- Что происходит? - выглянула из-за его спины Сакура, потиравшая ушибленный локоть – застигнутый врасплох Сасори, автоматически сбросил ее с дивана, чтоб укрыть от вражеских атак.
- Сакура! – радостно воскликнула блондинка и кинулась на шею ошалелой подруги.
- Ино?! Что ты здесь делаешь?!

***
Ино, заливаясь слезами от счастья и жалости к себе, крепко вцепившись в руки заново обретенной лучшей подруги, выложила всей компании свою историю.
- Боже Сакура, ты не представляешь, как я счастлива! – сказала она, закончив. – Мы уже стали подумывать о том, что ты погибла! Что тебя расчленили и закопали или растворили в кислоте, или…
- Успокойся, как видишь, я живее всех живых, – мягко оборвала Сакура разыгравшуюся фантазию подруги. – Как мои родители? – спросила она с замиранием сердца.
- Места себе не находят, – грустно ответила Ино. – Больно смотреть на их лица, когда звонит телефон или домофон. Боже, они так обрадуются! – а потом, спохватившись, добавила. – Надо сейчас же связаться с Наруто!
- Нет, – отрезал Сасори, и все взгляды устремились к нему. – Никаких звонков. Вы никуда не пойдете. После того что Дейдара устроил в Сити Центре, сейчас по всему Вегасу рыщут люди Акацуки, и никакой Наруто вам не поможет. Ваши тайные агенты и понятия не имеют, с чем столкнулись. Нам нужно убираться отсюда. Завтра же, – Сасори скосил глаза на напарника. – Телефоны?
- Уничтожил еще в пустыне, – доложил Дейдара.
- Но как же так?! - запротестовала Ино. – Меня же будут искать! Я не могу вот так вот исчезнуть как Сакура! А как же моя семья?! Я на такое не подписывалась!
- Ино, у тебя нет другого выбора, – твердо произнесла Сакура и синие, как морская волна, глаза встретились с решительным взглядом зеленых глаз.

***
Ино подставила лицо под теплые струи и блаженно выдохнула. Она мечтала о душе еще как попала в пустыню, а с тех пор словно прошла целая вечность. Казалось, песок закупорил все поры на ее коже. И повезло, что у Дейдары в машине была бутылка с водой, иначе она свалилась бы от обезвоживания. Ино прикрыла глаза и снова вспомнила взгляд лучшей подруги. Она поняла, что больше не узнает Сакуру. От нее исходила такая уверенность, такая сила и… Ожесточенность? Что же с ней произошло за этот год? Сакура обещала рассказать ей…
- Привет! А ну-ка, подвинься! – вырвал ее из раздумий игривый голос Дейдары, а затем сильные руки сомкнулись у нее на талии, привлекая к себе.
- Что ты… Ты голый?! – ошарашено вздрогнула Ино, ощутив на ягодицах твердое и весьма бодрое настроение Дейдары.
- Ну не одетым же мыться, – саркастично отозвался Дейдара, крепко прижимая к себе сопротивляющуюся девушку.
- Как ты вошел, я ведь закрылась!
- В моем доме для меня нет закрытых дверей, – сказал он и развернул Ино лицо к себе.
Та уперлась ладонями ему в грудь, тщетно пытаясь оттолкнуть наглеца.
- Прекращай лапать меня, извращенец! Пошел вон отсюда!
- Вообще-то я у себя дома, а то, что находится у меня в доме – то мое! – похотливо улыбнулся Дейдара и, схватив девушку за бедра, поднял ее и припер спиной к стене.
Ино задохнулась, почувствовав холодный кафель, и невольно открыла рот, чтоб сделать глубокий вдох, чего Дейдара и добивался. Он тут же приник к ее припухлым губам, жадно сминая их своими, слегка прикусывая, требуя не менее пылкой отдачи. Сознание Ино медленно поплыло куда-то вниз. Ее разгоряченное душем и жаркими поцелуями тело тут же откликнулось на знакомые, настойчивые объятия. Она крепче обвила ногами его торс, прижимаясь к нему еще теснее, страстно отвечая на его поцелуи, зарываясь пальцами в его длинные мокрые волосы. Ино сходила с ума от его красивого, покрытого татуировками и шрамами сильного тела, от его грубых, алчных прикосновений. Она с готовностью выгнулась ему навстречу, когда Дейдара резко ворвался в нее, сорвав с ее губ глубокий, сладострастно-тягучий стон, эхом пронесшийся по всему дому.

- Я выйду во двор подышать, – сказала раскрасневшаяся Сакура, не в силах больше слушать бесстыжие стоны своей подруги и гулкие удары в стену от бурных соприкосновений двух тел.
- Ага, – бросил Сасори, не отрываясь от мониторов компьютера.
Выбегая, она не заметила его пристального взгляда ей вслед, а он не увидел как она, привалившись к стене, прикрывает пунцовые щеки ладонями и учащенно дышит, вспоминая его поцелуй у себя на шее.

***
- Его зовут Акасуна но Сасори, – с легкой хрипотцой в голосе произнес глава Акацуки, чье лицо Саске не мог рассмотреть из-за окутывавшего мужчину мрака. – Он нам нужен.
- Зачем? – задал Учиха неположенный вопрос, но почему-то из всей организации только ему сходило с рук такое непочтительное поведение с лидером.
- Потому что таких как он, больше нет. Он единственный, кто сможет сделать то, что нам нужно, – пояснил босс. – Необходимые указания я пришлю тебе позже.
Саске поклонился, как того требовали правила приличия и направился к выходу, но уже в дверях его остановил голос лидера:
- И да, о девчонке! – Саске обернулся. – Она, видимо, очень важна для него, используйте ее как приманку, но если Акасуна все же будет сопротивляться, уничтожьте ее.
- Кто она? Как ее имя? – поинтересовался парень.
- Это неизвестно. К сожалению, Кабуто не успел нас об этом проинформировать.
- Хорошо, – сухо кивнул Саске и вышел за дверь.
_________________

Фредди Крюгер - вымышленный маньяк-убийца, главный отрицательный персонаж киносериала ужасов «Кошмар на улице Вязов».

МакЩити.- с английского Щит(shit)означает дерьмо.

"Труп готов - теперь ты в деле" - на самом деле я нагло сперла эту фразу из одноименного стихотворения авторства Аля Тише

Shitting bricks - с английского "Срать кирпичами"

Инфа о стокгольском синдроме стырена из википедии.
Утверждено Mimosa
shinju
Фанфик опубликован 05 июля 2014 года в 17:44 пользователем shinju.
За это время его прочитали 963 раза и оставили 2 комментария.
0
Lonelysama добавил(а) этот комментарий 18 июля 2014 в 01:16 #1
Lonelysama
Здравствуйте, shinju!
Очень давно не заходила на Наруто-клан, а вчера будто какая-то высшая сила заставила меня зайти, в общем и наткнулась на продолжение.
Очень рада, что вы до сих пор продолжаете свой труд, несмотря на то, что главы появляются не часто, однако, они радуют своим размером.
Ну, а теперь скажу пару слов относительно самого фика.
Вообще, мне очень нравится ваш фанфик, его идея, стиль написания и в принципе, то как вы подаёте саму идею. Я даже признаюсь, что считаю ваш фанфик одним из лучших на НК.
По поводу нынешней главы. Я так понимаю, теперь Ино ждёт приблизительно то же, что и Сакуру, жизнь в бегах и всё такое. Мне кажется, что это было как-то сильно спонтанно, хотя, вероятно, так и было задумано. Хотя их секс с Дейдарой мне кажется слишком преждевременным, ибо раскрывает персонаж Ино, как очень легкомысленную и слегка недалёкую особу, а не как умную и "порядочную" девушку, какой вы её описывали ранее. По крайней мере, теперь эта линия стала скучной и не очень интересной.
На счёт Сакуры и Сасори, то их взаимоотношения весьма интересны и просто не могут не вызвать любопытства. Хотя, меня очень удивило, что такой человек как Сасори смог поддаться влечению и чувствам. Мне бы очень хотелось узнать, как будут дальше развиваться их отношения.
Ещё одна крайне интересная линия, это линия Саске и Сакуры. Здесь тоже есть над чем поразмышлять, а главное как их(Саске и Сакуры) взаимоотношения отразятся на отношениях Сасори и Сакуры.
В общем, не буду говорить, что надеюсь в скором времени увидеть продолжение(а я таки надеюсь), так что просто пожелаю удачи в написании)
С уважением, Lonelysama.
0
shinju добавил(а) этот комментарий 23 августа 2014 в 02:44 #2
shinju
ОМГ! Как я могла прошляпить коммент моего постоянного читателя! А ведь месяц уже прошел!(О_О) Прошу прощения, это все моя голова. Постоянно чем-то забита, постоянно что-то обдумываю и где-то витаю. К тому же я в последнее время тоже редко бываю на НК. Но все как же приятно даже через месяц обнаружить коммент к своей писанине.))
По поводу Ино и Дейдары не буду раскрывать карты.) Вы ведь знаете, у меня все не просто так. Всему есть объяснение, но это в будущих главах. И заметьте я совсем не описывала Ино как порядочную девушку. Разве порядочная девушка будет зарабатывать хакерским взломом знаменитостей и сливом информации о них? Умный еще не значит порядочный.) И можно быть умным но в то же время быть глупым. Ум и мудрость для меня разные понятия. А еще я не зря целых два раза цитировала значение термина "Стокгольмский синдром". Это тоже объясняет почему Ино так быстро сблизилась с Дейдарой. Но есть еще причины которые я не буду разглашать ;) И если этот пэйринг стал неинтересным, то ничего страшного, поскольку пэйринг то этот у меня второстепенный. Главные здесь Сасори и Сакура.)
А я не вижу ничего удивительного в том что Сасори поддался чувствам. Он ведь человек все-таки, а не робот. Да гений, да хладнокровный убийца, но человек. Это в оригинале у него кукольное тело и он не может чувствовать, а в этом АУ у него есть плоть, кровь и органы.) Да и в оригинале даже с кукольным телом он поддался чувствам, отчего и погиб. К тому же, в моем фике он уже был один раз влюблен - в Дебби. А еще я упоминала, что и до нее у него были интимные связи с женщинами. Так что все обосновано. Просто главы мои выходят так редко, что читатели забывают такие мелочи. Простите меня. m(_ _)m
А вот насчет Саске и Сакуры узнаете уже в следующей главе. Надеюсь я не затяну с продой еще на полгода (⌒_⌒;)
Большое спасибо вам за коммент и комплименты! Очень приятно, правда. И спасибо что не забываете и продолжаете читать!(⌒‿⌒)