Наруто Клан Фанфики Романтика Skins. Глава 7.1. «Ветер перемен»

Skins. Глава 7.1. «Ветер перемен»

Категория: Романтика
Название: Skins
Автор: Токийская Нечисть
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): Романтика, Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Тип(ы): слэш
Персонажи: Саске/Наруто, Рок Ли/Гаара, Киба/Хината, Шикамару/Темари
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): ООС, нецензурная лексика
Размер: макси
Размещение: фб (разрешение автора получено)
Содержание: Самая обычная история про толпу идиотов (с)
Школьное АU о танцах, плохом поведении и нелегких чувствах.
От автора: работа постепенно редактируется, поэтому возможны несоответствия с оригиналом.
— Я, мать твою, был под наркотой! — заорал в приступе злости Наруто, отпуская наконец брюнета, но с силой толкая его в стену. Больно ударившись спиной о кафель, Саске, сжимая зубы, съехал вниз, садясь в ванной и закрывая руками лицо.
— Проваливай.
— Что ты сказал, Наруто? — сквозь пальцы простонал Саске.
— Уходи из моей квартиры. Сейчас же, — бросил через плечо Узумаки, закутываясь в пушистое полотенце. Учиха больше не сказал ни слова. Как был, мокрый и дрожащий, он чуть ли не выполз из ванной и пошел к входной двери.
— Не бери в голову, — еле слышно бросил он на прощание.
Дверь неслышно закрылась, только звонко щелкнула щеколда, от звука которой Наруто резко вздрогнул; кот жалобно мяукнул, обвиняюще смотря в глаза хозяину. Наруто ничего не мог с собой поделать, все было слишком быстро и нестандартно для него. Он отлично понимал, что все это лишь отговорки, но никак не мог заставить себя признаться в том, что думал и чувствовал на самом деле. За все то время, когда Саске жил в его доме, Наруто действительно привязался к мрачному Учихе, к его холодности и некой отстраненности. А сейчас все это приходилось резко и быстро отпустить, будто и не было их веселых вечерних гулянок, шуток и обливаний друг друга в душе. Внезапно для себя Узумаки понял, что брюнетистый сволочной красавчик стал для него гораздо больше, чем просто одноклассником или собутыльником. Теперь Наруто мог бы с уверенностью назвать Учиху своим другом: слишком через многое им пришлось проходить вместе в последнее время.
— Фак! — сквозь зубы прошипел блондин, с силой ударяя кулаком в стенку. С жалобным треском с рычага сорвалась трубка стационарного телефона, висевшего в прихожей. Наруто воззрился на несчастный аппарат, словно тот был единственным спасательным кругом для утопающего во всем океане.
— Гаара. Мне нужен Гаара, — уверенно кивнул парень сам себе, поднял свесившуюся на длинном проводе трубку, отозвавшуюся унылыми гудками, и наспех набрал заученный наизусть номер. — Алло, Гаара? Кажется, жизнь хуйня.
— Скоро буду. Без глупостей, — услышал короткий ответ Узумаки и вопросительно уставился на трубку, словно именно она могла ответить на все его вопросы. Неожиданно виски пронзила сильная боль, ноги подкосились и блондин тяжело облокотился на стену. Нещадно захотелось курить. С трудом доковыляв до настенного шкафчика, Наруто вытащил из него пачку сигарет и зажигалку. Позволив себе закурить прямо в комнате, Узумаки пару раз крутанул колесико, щуря глаза и глубоко затягиваясь едким дымом и с наслаждением выдыхая его, запрокидывая голову. Спустя пару минут парень осознал, что до сих пор стоит в одном полотенце и с мокрой головой.
Когда через небольшой промежуток времени дверь неожиданно распахнулась от сверхтактичного пинка с лестничной площадки, и квартира встретила взмыленного Сабакуно младшего с бутылкой джина наперевес, Наруто уже кое-как напялил растянутую белую футболку и узкие штаны кошмарного оранжевого цвета; со светлых прядей уже не капала вода, а на плечах хозяина дома красовалось полотенце.
Парни не стали утруждать себя организацией мелочей, поэтому обосновались прямо на полу в единственной жилой комнате, опираясь спинами на кровать. Блондин снова закурил. Гаара потянулся к бутылке и медленно, с упорством маньяка открутил крышку.
— Принести стаканы? — отчужденно спросил Наруто.
— Нахуй. Что нам, охуенным, какая-то бутылка? — меланхолично заметил Сабакуно. Узумаки пожал плечами, мол, как хочешь. Рыжий парень отхлебнул крепкий напиток прямо из горла, затем достал из пачки сигарету, покрутил ее в тонких изящных пальцах, наконец, закурил и только тогда решил перейти к главному.
— Собираешься рассказывать? — ненавязчиво начал Сабакуно, стряхивая пепел в кружку с несвежим чаем, которая одиноко ютилась под кроватью.
Ответил Узумаки тоже не сразу. Сначала сделал хороший глоток джина, поморщился от крепости, немного подумал.
— Я не уверен в себе, — в конце концов выдал парень неоднозначную фразу. — Я даже не знаю, с чего начать.
— Начни сначала, — посоветовал Гаара.
И Наруто начал. Рассказал другу абсолютно все, хоть и отчаянно смущался в некоторых частях своего повествования. Рассказал о том, кто устроил их танцевальный номер, о том, как случайно и беспричинно они начали с Саске их непростую дружбу, о том, как, надравшись в стельку, они целовались в душе семьи Сабакуно (Гаара при этих словах отчаянно хмурился и морщился, но продолжал слушать), о том, насколько противоречивые эмоции вызывают у него такие откровенные действия Учихи, о его, Наруто, необъяснимой привязанности к неприветливому брюнету, возникшей буквально за несколько дней. По мере того, как блондин изливал другу свою душу, бутылка джина пустела все стремительней, а кружка с чаем все больше наполнялась окурками. Весь рассказ с подробными описаниями вызванных чувств занял довольно продолжительное время. Наконец, парень рассказал о событиях этого утра и о том, как Саске утверждал, что Узумаки творил несколько дней назад.
— Я говорил тебе насчет этого, — назидательно заметил Гаара, перебивая Наруто на полуслове. — Завязывай с ними, ты же понимаешь, как они на тебя влияют. К тому же это и есть ответ на твой вопрос.
— И что это значит? — опасливо поинтересовался Узумаки, искоса глядя на друга.
— Только то, что тебе следует задуматься о своей ориентации, — вздохнул Сабакуно.
Наруто моргнул. Потом еще и еще. Все это переросло бы в нервный тик, если бы не маленькая мысль, червячком закравшаяся в нетрезвую голову.
— Ты намекаешь на то, что я — педик? — округлил глаза блондин. Гаара не ответил, ему не нравилось говорить очевидные вещи. Вместо этого парень снова нахмурился и закусил губу: его явно что-то тревожило. Спустя еще одну сигарету и пару больших глотков джина парень все-таки заговорил, обращаясь к все еще пребывающему в шоке Наруто.
— Я тебя понимаю лучше, чем ты мог бы себе это представить, — негромко сказал Сабакуно, все еще терзая нижнюю губу. Видя, что его слова не произвели должного впечатления, и Узумаки до сих пор морщит лоб в поисках ответа на вопрос о смысле жизни, Гаара решил выложить все карты. — Вчера на своем дне рождения я целовался с парнем.
Что-то щелкнуло в мозгу Наруто, и вновь резко моргнув, блондин перевел изумленный взгляд на рыжеволосого парня. Что-то в его облике показалось Наруто непривычным, и с огромным удивлением Узумаки отметил покрасневшие кончики ушей друга. Невероятно: смущающийся Гаара! Спешите увидеть! Очевидно, скоро косяк пингвинов полетит мимо его балкона на водопой. Пьяненько хихикнув, Наруто все-таки покосился в сторону балконной двери, но, разочарованный в своих ожиданиях, снова воззрился на Сабакуно.
— Только не говори мне, что это был Чоуджи! — взмолился Наруто, в глазах которого плясали смешинки.
— Не говори ерунды, этот Акимичи весь вечер от стола не отходил, — мрачно фыркнул Гаара. — Это случилось совершенно случайно и не запланировано.
— Я весь во внимании.

***

Шумная компания медленно, но уверенно разносила дом семьи Сабакуно. Громкая музыка, крики, вопли, смех — все это до самого утра не даст соседям сомкнуть глаз. Виновник торжества, теперь уже семнадцатилетний Гаара, решив отдохнуть, незаметно улизнул от друзей на второй этаж. Пройдя длинный коридор, парень толкнул самую крайнюю дверь. Просторная лоджия встретила именинника свежестью и холодом осенней ночи. Но, видимо, побыть одному парню сегодня было не судьба: садовые качели, с трудом втиснутые ребятами когда-то сюда, уже облюбовал некто, сидящий спиной к двери и самому Гааре. Собрав в кучу разбегающиеся от избытка алкоголя мысли, Сабакуно узнал Рока Ли. Рыжеволосый прикрыл за собой дверь, отчего брюнет обернулся и посмотрел Гааре прямо в глаза. Стушевавшись от неловкости такого момента, именинник прошел мимо Ли, не сказав ни слова, и устало уперся руками в широкие перила. Качели противно скрипнули, послышались шаги, и вот уже Ли стоит рядом и все так же смотрит в глаза.
— Что? — нервно спросил Гаара. Ему не нравились такие моменты, он не мог догадываться по взглядам и не понимал полунамеков.
— Гаара, — убито проговорил парень. — Я тут понял, что не приготовил тебе подарка.
— Пустяки, — скучающе ответил Сабакуно, отворачиваясь от пронзительных черных глаз.
— Но я совсем не хочу никуда уходить, — продолжил брюнет. Гаара снова повернулся к собеседнику. В данный момент Ли вовсе не казался ему долбанутым шизиком. Сейчас Сабакуно видел перед собой озадаченного парня, старше его на полтора года и выше на целую голову. Глаза брюнета не сияли жаждой побед и соревнований, а были подернуты дымкой спадающего опьянения. Да, у него были чертовски густые брови и ненормальный зеленый костюм, но сейчас все эти чудаческие атрибуты смотрелись почему-то очень органично.
— И что же тебя волнует? — шумно сглотнув, сорвавшимся голосом прошептал Гаара.
— Меня волнуешь ты, — ответил Ли и притянул обомлевшего парня к себе для поцелуя. Было холодно: в середине ноября ночи уже морозные, а окно на лоджии открыто нараспашку. Было жарко: умелые губы сводили неопытного Гаару с ума, сильные руки крепко и уверенно держали его за талию, пресекая любые попытки сбежать, которых в принципе не возникало. Рыжеволосого трясло, как от лихорадки, и он точно бы свалился на пол, если бы Ли его не прижимал к себе так сильно. За всю свою сознательную жизнь Гаара научился прятать свои эмоции, чувства и мысли, и делал это безупречно до этого момента. Сейчас же парень не был способен не то что контролировать ситуацию, он даже не осознавал всего происходящего. Но об этом он подумает потом, в данный момент ему жизненно необходимо продлить сладкие секунды еще, еще дольше! Он не умел целоваться. Не умел, не хотел подчиняться. Но напористый брюнет срывал все тормоза, и почти инстинктивно Сабакуно застонал в его губы. Влажный язык Ли тут же нырнул в приоткрывшийся рот Гаары, исследуя его, лаская небо и неумелый язык. Именинник уже почти лежал на твердых высоких перилах, прижимаемый сильным накачанным телом, а руки рыжеволосого парня отчаянно цеплялись за жилетку брюнета.
Словно сквозь толщу воды парни услышали голоса в коридоре, обладатели которых намеревались идти прямиком на балкон в поисках пропавшего виновника торжества. Ли мгновенно отскочил от парня, как от огня. Сабакуно резко выпрямился, силой воли заставив себя принять независимый вид. И все было вполне невинно и нормально, если бы их с головой не выдавали шальные глаза и припухшие от страстного поцелуя губы. К счастью, друзья, толпой ввалившиеся на лоджию, ничего не заподозрили (что было неудивительно, учитывая поправку на алкоголь), и только лицо Сая озарила понимающая улыбочка.
«Кажется, только что я получил лучший подарок за сегодня», — отстраненно подумал Гаара, когда ребята потащили их с Ли обратно в гостиную.

***

Узумаки покатился со смеху.
— То есть, ты зажимался с густобровиком на собственный день рождения? — хохотал блондин, которого смущенный вид Гаары распалял и смешил еще больше.
— А ты хочешь ублюдочного Учиху, и что с того? — съязвил Сабакуно. Наруто призадумался.
— Я не хочу его, — почти уверенно заявил он.
— Ой ли? — скептически понял бровь рыжий. — Представь: абсолютно голый Учиха в твоей ванной нежится под струями согревающего душа. С его длинных волос капает вода... О, нет! Кажется, он уронил мыло!
— Ай, блять, Сабакуно, заткнись! — заверещал покрасневший Узумаки, который никогда не жаловался на скудность фантазии. — Ты как напьешься, тебя сразу тянет на тупой треп!
— Оставим особенности пьяного меня на потом. И вообще, почему ты так на все реагируешь? Я совершенно спокойно принял эту мысль.
— Хочешь сказать, мы с тобой теперь геи? — обреченно спросил Наруто.
— Скажем так: мы те, кого тянет на строго определенного человека, не зависимо от пола. Ну там, Учихасексуал и Лисексуал. Нужно поговорить об этом с сестрой. Я что-то плохо въезжаю во все это.
— Я фанатею от тебя бухого, — глупо хохотнул блондин. — Как с другим человеком разговариваешь.
— Мда, — задумчиво протянул Гаара. — Уже темнеет, а мы еще не в говно.
— Бывает, чо, — отозвался Узумаки, запрокидывая голову на край кровати. — Зато такой шикарный закат. Как будто и не было всего этого маразма.
Утверждено Bloody
Бладя
Фанфик опубликован 05 июля 2017 года в 02:16 пользователем Бладя.
За это время его прочитали 70 раз и оставили 0 комментариев.