Наруто Клан Фанфики Романтика Skins. Глава 4. «Алло! Мы ищем таланты!»

Skins. Глава 4. «Алло! Мы ищем таланты!»

Категория: Романтика
Название: Skins
Автор: Токийская Нечисть
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): Романтика, Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Тип(ы): слэш
Персонажи: Саске/Наруто, Рок Ли/Гаара, Киба/Хината, Шикамару/Темари
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): ООС, нецензурная лексика
Размер: макси
Размещение: фб (разрешение автора получено)
Содержание: Самая обычная история про толпу идиотов (с)
Школьное АU о танцах, плохом поведении и нелегких чувствах.
От автора: работа постепенно редактируется, поэтому возможны несоответствия с оригиналом.
Танец — это всего лишь беседа двух людей.
Поговори со мной. (с)


— На следующей неделе директором запланировано школьное мероприятие, — сообщила заместитель президента, которая уже несколько минут занимала драгоценное время перемены, толкая свою речь. По классу прокатились возмущенные шепотки: опять надо торчать в школе допоздна, готовясь к очередному внеклассному маразму. Сакура продолжала вещать что-то о распределении ролей, о важности этого события для школы и прочей жизненно необходимой ерунде, которая, как обычно, никого не интересовала. На задней парте — в обители хулиганов, которые на уроках только и делали, что пинали известный орган из трех букв, — стал возникать дьявольский план в одной очень блондинистой голове.
— Саске, настоятельно рекомендую выступить тебе со своей группой, — захлопала ресницами Харуно, обращаясь к Учихе, которого тут же дико заинтересовал пейзаж за окном. — Ино, мы с тобой можем спеть песню, Хината и Неджи... ну, вам тоже что-нибудь придумаем!
— Сакура! — донесся воодушевленный крик с задней парты. — Я тоже могу участвовать со своими друзьями!
— Эээ... — растерялась девушка, но тут же нашла выход из ситуации: — Узумаки, я думаю, ты можешь помогать таскать аппаратуру и коробки с украшениями для зала, да.
— Но Сакура, вообще-то я хотел... — начал было Наруто, но его быстро перебили.
— Ты можешь взять с собой Инузуку и Нару. Это очень ответственная и важная работа.
— Да, конечно, кому же еще с ней справиться, кроме нас, — вздохнул блондин. Делать было нечего. Сакура в таких вопросах обычно была уперта, как сто один баран.
«Вот и отлично, — подумала Харуно, продолжая посылать любовные импульсы в сторону Учихи, — как здорово я избавилась от болвана Наруто и его друзей-полудурков!»
Приготовления к вечеру начались стараниями Сакуры в тот же день. Саске, Карин, Дзюго и Суйгетсу выбирали музыку для своего танца, в то время как Харуно бегала вокруг и, интенсивно хлопая ресницами (Саске порой даже начинал бояться, что его сдует к чертям образовавшимся сквозняком), уверяла их, что номер в любом случае окажется превосходным, если в нем будет участвовать Учиха. Сам брюнет, удостоившийся такой высокой похвалы со стороны Харуно, нервно отмахивался и продолжал искать подходящую музыку.
Несколько дней пролетели, казалось, за пару минут. Они были наполнены бесчисленными указаниями заместителя президента и нескончаемыми окурками сигарет, улетающими со школьной крыши и гаснущими в ноябрьских лужах, недопониманием и бессмысленными вопросами, на которые Саске не находил ответов. После домашней гулянки у фриков они с Наруто больше не общались, будто ничего и не было. Учиха с муками совести порой вспоминал их глупое пьяное подобие поцелуя и не мог ответить себе ни на один вопрос. Ни зачем, ни почему, ни как. Единственное он знал точно: он до сих пор хотел приручить этого дикого хитрющего лисеныша, который то и дело показывал свои когти.
Сегодня был последний день подготовки к празднику. Нервы Учихи были к этому времени просто на пределе, он постоянно сбегал на крышу от всеобщей суеты, которой заправляла Сакура. Сейчас брюнет, сидя на небольшом возвышении, снова курил, скрытый от глаз посторонних, что было весьма удачно для него. Дверь, ведущая на лестницу, внезапно распахнулась, и на крышу выскочил злющий Узумаки, нещадно покрывающий матом всех вокруг в радиусе трех километров, включая их предков и потомков до седьмого колена. Саске так и не понял, что стряслось у взвинченного блондина, так недовольного своей судьбой, как у того зазвонил мобильный. Наруто посмотрел на экран, но не стал отвечать на звонок. Вместо этого он поступил совершенно неожиданно: положив телефон на шершавую поверхность крыши, он вдруг начал танцевать. Сначала легко и плавно, потом более четко и ритмично.
Шаг назад, плавно подтянуть ногу, развернуться. Поворот головы, выбросить руку в сторону, глубоко присесть и тут же подняться. Учиха смотрел на это танцевальное безумие из своего укрытия и не мог оторвать глаз. Он не знал песни, которая быстро закончилась, когда звонок прервался, не знал, какой стиль использует Наруто, не знал, где он так научился танцевать. Он не просто хорошо двигался, он говорил телом, движениями, просто кричал о своих чувствах. В его танце участвовало не только тело, но и душа, глаза, мимика, сердце. В тридцать с небольшим секунд он смог уместить столько чувств, сколько не под силу было передать дилетанту. Песня закончилась, и Узумаки медленно осел прямо на поверхность крыши, закрывая лицо руками. Саске милостиво решил появиться на сцене.
— Эй, что с тобой? — выбираясь из своего укрытия, как ни в чем не бывало спросил он, делая очередную затяжку. Наруто точно подорвало с места.
— Что тебе здесь надо?!
— Гуляю, — уклончиво объяснил Саске и, достав пачку сигарет из кармана, протянул ее блондину.
— Слушай, если мы пили вместе, это еще не значит, что мы друзья, — решительно и враждебно заявил Узумаки, но сигарету все же взял. Прикурив, красиво щуря глаза, он отправился к бетонному возвышению, где до этого прятался Учиха. Присев на узкую скамейку и прислонившись спиной к забору-сетке, Наруто устало запрокинул голову к небу, прикрыл глаза и с удовольствием затянулся дорогой сигаретой.
— Я тоже так думаю, — нагло соврал Саске, присаживаясь рядом. — Ты красиво танцуешь.
— Уж точно не лучше тебя, — горько усмехнулся парень.
— Ну, это смотря как судить, — уклончиво парировал Учиха
— У меня же нет фан-клуба.
— Это потому что ты не обладаешь врожденной харизмой.
— А ты, значит, обладаешь? — улыбнулся Наруто, переводя смеющиеся глаза на Учиху.
— А то, — задорно хмыкнул Саске. — Будь осторожен, не то испытаешь ее на себе.
— О, я надеюсь, тогда, когда ты обнимал унитаз в доме Гаары, это не было проявлением твоей харизмы? — покатился со смеху Узумаки.
— Как это пошло и низко — указывать человеку на его недостатки в трудную для всех минуту, — делано обиделся Учиха, театрально приложив ко лбу ладонь тыльной стороной.
— Ну прости, прости, — подыграл Наруто, вымаливая прощение.
— Тебе полагается искупить свои грехи всеми посильными способами, — хитро улыбнулся Саске.
— Проси что угодно, о великий алмаз школьных знаменитостей! Хочешь, я украду у Цунаде ее парик? Или заставлю Какаши-сенсея оторваться от его книжки? А могу даже устроить свидание с Сакурой!
— Прошу, избавь меня хотя бы от последнего, — скривил лицо Саске, передергивая плечами от ужаса, и вдруг совершенно серьезно добавил: — Просто станцуй со мной.
— Нет, — вмиг ощетинился Наруто. — Зачем тебе это?
— Ничего такого, просто профессиональный интерес. Мне понравилась та песня, под которую ты танцевал.
Наруто нахмурил брови, вероятно, что-то осмысливая.
— Ну же, что в этом такого? — подтолкнул его Саске, наблюдая за трудоемким мыслительным процессом.
— Ну хорошо, — не слишком уверенно согласился Узумаки.
Наруто снова достал телефон и стал искать ту самую песню. Выбросив бычок с крыши, он вышел на середину и нажал на плей. Из небольшого динамика полилась спокойная музыка. Сначала играла гитара, потом к ней присоединились клавиши и ударные. Мужской голос вопрошал: «Где твой разум?» (1), и Саске, наблюдающий за импровизирующим Наруто, затаив дыхание, не мог дать логичный ответ на этот вопрос. Его разум давно уплыл. Наверно, еще тогда, когда они были мелкими задирами, когда Наруто был влюблен в Харуно, а Саске шлялся по клубам в поисках приключений. На середине куплета Учиха вступил в танец. Обоим приходилось импровизировать, и это выходило очень динамично и у Саске, и у Наруто. Учиха будто гнался за блондином, нагонял его в танце, но тот все равно ускользал от него, как рыба. Они вдвоем выписывали незамысловатые фигуры, крутясь друг около друга, задевая слегка ладонями, соприкасаясь бедрами и слегка толкая друг друга плечами. Музыка подошла к концу, прозвучал финальный аккорд, и оба замерли в позе. Саске одной рукой приобнимал Наруто за талию, другой дотрагивался до его лица. Они стояли совсем близко, глядя друг другу в глаза. Наруто, не контролируя свои мысли, на пару сантиметров наклонился ближе в безумном мимолетном порыве и...
— Наруто, чувак, я знал, что ты будешь здесь! — громогласный крик ворвавшегося на крышу Кибы разнесся по школьному двору, вдалеке эпично каркнула ворона. Парни как ошпаренные отскочили друг от друга.
— По-моему, Инузука перенял манеру разговора у твоего трэш-товарища, — заметил Саске.
— Да, они с Канкуро часто в последнее время общаются, — тяжело сглотнув, кивнул Наруто.
— А вам что, делать нефиг, или ты тренируешь Учиху? — озадачился Киба, переводя взгляд с одного танцора на другого.
— Слушай, Киба, ты ведь понимаешь, что об этом лучше никому не говорить? — осторожно начал Наруто.
— Да ты что, чувак, конечно, не вопрос!
У них был устный договор о неразглашении, это была тайна только для них троих. То, что произошло на крыше, было под грифом строжайшей секретности. Поэтому совершенно неудивительно, что об этом в тот же день узнала вся школа.

***

Сегодня все задержались допоздна: в последний день работы для каждого было много, поэтому освободились все за полночь. Сакура и Неджи под свою ответственность предложили ребятам остаться на ночь в школе. Размещался народ в том же актовом зале на мягких креслах. Ни для кого не стало сюрпризом, что место рядом с Саске занимала заместитель президента. Быстрым взглядом окинув помещение, Учиха обнаружил пропажу Узумаки. Его друзья были на месте, в самом неудачном углу зала — прямо под окном. Ноябрьские ночи были холодными, а в щели старых окон совершенно точно задували сквозняки — Киба и Шикамару заметно подрагивали. Говорят, чтобы завести с человеком дружеские отношения, надо с ним хотя бы раз выпить. Учиха абсолютно был согласен с этим утверждением. Встав со своего суперэлитного диванчика, он свистнул парням и указал на свое место, мол, дерзайте. Шикамару вопросительно поднял бровь. Саске еще раз показал на диванчик, знаками объясняя, что хочет меняться, на что Киба ухмыльнулся своей клыкастой улыбкой и, подмигнув, показал поднятый вверх большой палец. Учиха уверял себя, что просто хотел сделать доброе дело для хороших ребят, активно затыкая кляпом внутренний голос, который истерично орал, что на самом деле трусливый Саске сбегает от своей розовой соседки, которая в любом случае покусилась бы на физическое тело и моральное здоровье популярного брюнета. Боковым зрением Учиха наблюдал, как вопросительно смотрит ему вслед Харуно. Многое бы он отдал, чтобы посмотреть на ее реакцию, когда на его место явятся Киба и Шикамару. Но сделать ноги было сейчас важнее мысленного глумления над истеричной идиоткой. Подумать только, эта цветная швабра с бигудями портила ему жизнь своими преследованиями с самой начальной школы! Да ему за такие страдания не то что памятник — пожизненное содержание полагается! С такими грандиозными мыслями Саске поднимался по лестнице, ведущей на школьную крышу. Бесшумно распахнув дверь, он осторожно ступил на черную поверхность, отстраненно размышляя о том, что зачастил в последнее время с визитами сюда. В самом углу возле огораживающей сетки он увидел крошечный огонек. Как он и думал, Наруто опять сбежал сюда курить. Подойдя ближе, брюнет смог разглядеть Узумаки полностью. Тот сидел на старой ветхой скамье, нахохлившись, как воробей, от холода, в озябших пальцах Наруто сжимал тлеющую сигарету и то и дело согревал руки теплым дыханием.
– Все куришь, – негромко заметил Учиха, подходя со спины и опускаясь на скамейку рядом с Узумаки. Последний так и подскочил на месте от неожиданности.
– Бля, Учиха, ты что, толкиенист что ли? — недовольно пробурчал блондин, выдыхая облачко дыма.
– С чего бы? — удивился Саске.
– Да ты как чертов эльф – вечно подкрадываешься неслышно. Может, ты специально тренировался, а? Вон и рожа у тебя смазливая, эльфийская!
Саске задумался. Наруто назвал его эльфом, а эльфы всегда сказочно прекрасны. Значит, блондин считает его красивым? Нет, искать в словах Узумаки скрытый смысл себе дороже. Разговор сквозил неприкрытым идиотизмом.
– Не, — покачал головой Учиха, — я не фанат. А ты, кстати, на гнома похож. Такой же чумной и неуклюжий.
– Ах так?! — шуточно обиделся Узумаки, легко толкнув Саске в бок. — Тогда ты просто вылитый Арвен! Прямо точь-в-точь!
– Ну ладно, пусть будет Арвен, — не став спорить, согласился Саске, зажимая замерзшие ладони между коленями, пытаясь их согреть. Тупой разговор затух на корню. Поддерживать и дальше тему эльфов, гномов и прочей нечисти было уже просто верхом маразма.
– Холодно сегодня, — заметил Наруто после недолгой паузы, скосив взгляд на дрожащего Саске. Не говоря ни слова, блондин взял ладони Учихи в свои и, поднеся к губам, стал согревать своим дыханием, как пару минут назад грел свои озябшие пальцы. Брюнета бросило в жар. Пальцы покалывало то ли от холода, то ли от того, что их касались губы Наруто. Для беззаботного блондина в этом не было никакого подтекста: он не признавал намеки и полутона. Саске же, напротив, видел в этом жесте столько чувственности, что нежность затопляла его сознание. Шкалили датчики, сердце билось все быстрее, грозясь выпрыгнуть из грудной клетки и ускакать прямым рейсом на Луну.
– Пойдем внутрь, — наконец очнулся Учиха и мягко высвободил руки из ладоней блондина. Наруто только кивнул. Видимо, тоже замерз на ноябрьском морозе.
– Да, поздно уже.
– Правда, боюсь, нас с тобой ждут места у окна с вип-сквозняками и грязными занавесками, — невесело усмехнулся Саске, направляясь к двери.
– У меня есть идея получше, — задорно подмигнул ему Наруто и обогнал на лестнице, велев следовать за ним.
Саске немного удивился, гадая, что же на этот раз задумал этот тип, когда они решительно прошли мимо актового зала. Они шли коридорами мимо классов, лабораторий и библиотеки. Наконец, они свернули в небольшой, но красиво обставленный закуток. Там ютились кожаный диванчик и журнальный столик с пожелтевшим цветком, который горестно прощался с жизнью вдали от солнечных лучей. Слева от диванчика располагалась резная дверь с табличкой. Директорская. Нет, он определенно, совершенно точно сошел с ума!
– И что мы здесь делаем? — осведомился Учиха, устало привалившись к стене и скептически глядя на Узумаки.
– Мы тут будем ночевать! — гордо сообщил Наруто, садясь на диван и хлопая рукой рядом, приглашая Учиху присоединиться. – Располагалайся!
– Нет, я еще не настолько сумасшедший! Цунаде нас убьет, если узнает!
– Ой, да не мороси ты, рояль педальный, никто тебя не убьет, — закатил глаза блондин. – «Если» – ключевое слово в твоей последней фразе.
Наконец, спустя несколько минут уговоров, упреков и психов Саске согласился занять часть дивана с условием, что его Наруто разбудит как можно раньше, чтобы он не попал на глаза директрисе. Наруто воодушевленно закивал и подвинулся, освобождая узкий клочок места. Нормально улечься так, чтобы Саске не отправлялся то и дело космонавтить с дивана, им удалось не сразу. В конце концов, парням пришлось тесно прижаться друг к другу, и теперь Учиха спиной мог чувствовать твердую грудь блондина. Саске был уверен, что не сможет заснуть, когда кто-то так близко к нему: прижимается, ерзает, прикасается так интимно, но все же усталость взяла свое, и оба вскоре уснули, смотря цветные счастливые сны про радужных пони, какающих бабочками.

– У вас есть ровно тридцать секунд, чтобы объяснить мне, что здесь происходит. Потом я начну убивать.
Знакомый строгий голос раздался над самым ухом. Саске было так уютно, так тепло и мягко, что открывать глаза, просыпаться и вообще что-то делать не было абсолютно никакого желания. За его спиной кто-то лениво и сонно заерзал. Внезапное ощущение полета окатило ведром ледяной воды и заставило-таки проснуться. Утро началось с приветствия Учихой деревянного пола. «Хоть бы ковер постелили что ли», — подумал раздосадованный Саске, потирая ушибленную поясницу. Сверху, с дивана, послышались сдавленные извинения заикающегося Наруто. Причем он умудрялся извиняться сразу и перед Саске, и перед тем нехорошим человеком, который потревожил их сон. В брюнетистую голову стройной шеренгой закрались подозрения. Сосредоточив взгляд перед собой, он увидел ноги, обутые в красивые лаковые туфли на высокой шпильке. Над туфлями возвышалось все остальное, а всем остальным являлась директриса с шикарным декольте и кокетливыми блондинистыми хвостиками. Цунаде метала молнии взглядом и воплощала собой полчище фурий и гарпий из подземного царства. Учихе невольно стало не по себе.
– Но Цунаде-сама! — оправдывался Узумаки. — Сакура-чан ведь говорила, что мы все останемся в школе на ночь!
– Она не уточняла, что кто-то будет слюнявить мой любимый диван, — не отступала директор.
– Да ладно вам, бабуля, мы аккуратненько тут, да, Саске?
– Какая я тебе к черту бабуля?! Мне только 35! — бесновалась Цунаде.
– Не верьте тому, что на заборе написано, — глубокомысленно изрек Узумаки, важно подняв вверх указательный палец. — Если вы пользуетесь кремом от морщин для тридцатилетних, ваш полтинник от этого не скидывается!
– Узумаки! Отчислю нахрен!
– Боже мой, я проснулся в дурдоме, — пробормотал Саске, поднимаясь, наконец, с пола.

***

Сбежав благодаря дипломатическому таланту Саске от разъяренной Цунаде, которая грозилась придумать обоим суровейшее наказание, парни отправились помогать одноклассникам. По залу наматывала круги нервная Харуно и то и дело на кого-нибудь покрикивала, отрываясь от разговора по телефону. Как оказалось, Неджи был завален делами в студсовете, а Хината напрочь отказалась выступать перед публикой в одиночку. После долгих уговоров и увещеваний девушка переволновалась и свалилась в обморок, поэтому ее пришлось срочным порядком отконвоировать в больницу, что поручили Кибе, как самому незанятому из всех. Таким образом, свободного времени оставалось для целого номера, что было совершенно непозволительно, так как сбивалось все расписание, тщательно составленное организаторами. Поэтому Сакура активно искала способы убить свободное сценическое время.
– Узумаки, где ты шляешься? — крикнула она, отключая телефон. — Живо метнулся в подвал и принес оттуда коробку номер восемь! И смотри, ничего не перепутай!
Наруто развернулся на месте и поплелся исполнять указание. Ну да, куда уж ему, непутевому, справиться с таким невыполнимым заданием? Номер восемь? Эй, вы уверены, что это достаточно простая цифра для такого болвана, как он?
Саске, мысленно отметив уникальность своего поступка, который он намеревался совершить, хмыкнул и направился прямиком к Сакуре.
– Харуно.
– С-саске-кун? Ты что-то хотел? — залепетала Сакура милым голоском, казалось, пытаясь в один момент подобреть, похорошеть и собрать в кучку сиськи силой мысли. От прежнего тирана не осталось и следа.
– Я знаю, как занять время Хьюг, — холодно ответил Учиха. Сакура вдруг начала безосновательно надеяться, что это светлое стремление Саске помочь ей в проблеме, которое вот-вот должно перерасти в любовь до гроба или хотя бы слуховых аппаратов и вставных челюстей.
– О, я так и знала, что ты захочешь станцевать дважды, — оживилась девушка.
– Нет, — остановил ее брюнет. — Группа не готова и подходящей музыки у нас нет. Но у меня есть другое предложение.
На самом деле Учиха приврал. Его группа была готова ко всему и всегда, а музыка была в наличие у Карин в любое время суток на ее плеере, с которым она не расставалась ни при каких условиях. Но сегодня у Саске были другие планы. Танцевать дважды не было никакого смысла, зато можно было устроить кое-что интересное. И уж он постарается это устроить.

***

Наруто поднимался по лестнице, таща тяжеленную коробку из подвала.
– И что такого в нее могли напихать? — ворчал он себе под нос. — Будто кирпичей туда наложили! Сакура что, собирается на сцене выстроить мини-копию Великой Китайской стены? Или, может, она решила сыграть в "Догони меня кирпич" с теми, кто не внял ее царским указам?..
По дороге он проходил мимо медпункта и через приоткрытую дверь увидел то, что дало ему некоторую пищу для размышлений. Хината Хьюга сидела на кушетке спиной к двери. Перед ней, склонившись, стоял Киба и, придерживая ее за подбородок, мягко целовал. Наруто не видел лица девушки, но ставил сто процентов на то, что Хьюга сейчас была красная, как помидор. Главное, чтобы их президент сейчас не приметил. Поднимаясь в актовый зал, Узумаки думал о своей одинокой жизни. У Наруто не было много друзей. Знакомых — да, но друзей – никогда. Родственников-фриков он всегда считал подобием семьи, не имея примеров для сравнения. Пусть в их доме постоянно царил сумасшедший беспредел, для блондина, не помнившего своих настоящих родителей, это казалось домашним уютом. Но они учились в разных школах, а порой ребята были заняты работой. Тогда оставались Киба и Шикамару. Единственные люди со всей огромной школы, сумевшие понять и принять неординарного Наруто, тогда как все отвернулись от него. Теперь Киба нашел ту, которая не только ему понравилась, но и ответила ему взаимностью. Узумаки точно знал, что Инузука способен пожертвовать своей драгоценной свободой лишь в исключительных случаях, а значит, сейчас у его друга все серьезно. Шикамару же активно симпатизировал Темари, и у них все идет к началу отношений. Получается, остаются Канкуро и Гаара. Хоть они всегда говорили, что Наруто для них как родной брат, сам блондин прекрасно осознавал, что семейные отношения гораздо крепче любых дружеских. Именно пожтому сейчас он резко осознал свое одиночество. В памяти всплыла фраза, давным-давно брошенная Джирайей, когда полупьяный опекун рассуждал о жизни. Одиночество — это когда ты окружен замечательными людьми, которые любят тебя и понимают, но у них есть кто-то ближе, чем ты. Тогда Узумаки не понимал, что имеет в виду старик, но сейчас, спустя годы, он испытал это на собственной шкуре. У всех его друзей есть кто-то, кто хоть капельку дороже им, чем он.
Невеселые мысли блондина прервал Саске, который спускался вниз по лестнице, от спешки перескакивая через одну ступеньку. Завидев Наруто, брюнет остановился и прислонился к перилам.
– Узумаки, — важно протянул Учиха, отводя взгляд в сторону, чтобы блондин не заметил игривых искорок в его глазах, — тебя там Харуно ищет.
– Да несу я эту вашу бандуру, несу, — огрызнулся Наруто.
– Она ищет тебя по другому поводу.
– Что на этот раз?
– Ты займешь время Неджи и Хинаты. Ты будешь танцевать.
Голубые глаза расширились от удивления, вздох застрял в горле, и ослабевшие руки выпустили тяжелую ношу. Коробка глухо ударилась о край ступеньки и перевернулась. По лестнице вниз резво запрыгали разноцветные блестящие бусины для украшения, обгоняя друг друга и звонко ударяясь о мраморные ступени. Наруто стоял, и, как рыба, выброшенная на берег, то открывал рот, то снова его закрывал, не находя слов. Саске был доволен произведенным эффектом и улыбнулся краешком губ, спускаясь вниз.
– Иди уже, мелкий придурок, — негромко бросил он, поравнявшись с застывшим Узумаки. — Ты ведь хотел предложить станцевать тогда, в классе?
Опомнился Наруто только после того, как Учиха скрылся за поворотом, ведущим к уборным. Все сводилось к тому, что кто-то рассказал Сакуре о том, что он танцует. Так как в школе кроме него об этом знали лишь двое, все стрелки указывали на Учиху, так как Киба уже давно был весьма занят в медпункте. Узумаки отправился было за Саске, чтобы выяснить, что тот задумал, но внезапно осознал, что сегодня именно ему доверили роль спасителя дня. Не потрудившись даже собрать рассыпанные украшения, парень рванул в актовый зал. Там его встретила щебечущая Сакура с довольной маньячной улыбкой от уха до уха.
– Наруто-кун! Тебя-то я и ищу!

Саске ьем временем стоял над раковиной и с отвращением сплевывал слюну, которую смывал поток чистой воды. Он уже много раз полоскал рот, но до сих пор не мог избавиться от гадкого чувства. Зато он сумел убедить Сакуру: один поцелуй, и она согласна на все, что бы он ни потребовал. От воспоминания желудок скрутило, и Учиха до побеления костяшек вцепился в белую раковину. Нет, это точно был первый и последний раз. Розовая извращенка так его обслюнявила, что повторения он точно не вынесет.

– Алло, Гаара, срочно хватай своих и приезжайте ко мне в школу!.. Экстренная ситуация!.. Нет, будем под «прайс» (2) танцевать... Жду.
Наруто выдохнул и нажал на "отбой".
– Приедут? — поинтересовался Шикамару, удосужившись даже открыть один глаз. До этого Нара успешно притворялся спящим, сидя на подоконнике.
– Да, — кивнул Наруто, — Канкуро как раз тут недалеко где-то ходит, а Гаара с Темари на байке прикатят, так что уложимся в срок.

***

Спустя четверть часа на школьный двор с оглушительным ревом въехал навороченный байк. Из окон на парня за рулем и его спутницу глазели любопытные школьники. Девочки постарше бросали заинтересованные взгляды на симпатичного зеленоглазого парня, мальчики активно интересовались блондинкой, которая обнимала рыжего сзади за талию. Странная парочка, которая, вероятно, в жизни не слышала про школьную форму, в сопровождении нескольких десятков взглядов вошла в школу. Не обратив внимания на малость пришибленного от такой наглости охранника, парень с девушкой прошествовали по холлу. Тишину нарушали лишь позвякивание значков на рюкзаке парня да злое сопение престарелого охранника, которому не предъявили пропуск.
– Гаара, братишка! Как ты зашел? Меня тот хрыч отказался пускать, мне пришлось через окно лезть! — приветствовал ребят Канкуро на лестнице, ябедничая и указывая пальцем на охранника.
– Я бы тебя тоже не пустил на его месте. Прикид у тебя малёхо не ученический, — ухмыльнулся парень, кивнув на его черную борцовку с надписью «fuck it» и соответствующим принтом на спине.
– Я вообще порой подумываю тебя домой не пускать, — хохотнула Темари, глазами указывая на дымящийся косяк, зажатый между пальцами Канкуро.
– Хей, сестренка, не горячись! Ты подавляешь мою индивидуальность!
Внезапно и неожиданно для всех от своего транса очнулся охранник.
– Эй, шпана! Без формы нельзя! Без пропуска – не положено! Курить на территории - запрещено! Выметайтесь отсюда! — разозленный мужчина мчался к их компании на всех парах, выдавая зазубренные фразы со скоростью пулеметной очереди. Казалось, у бедного дядьки вот-вот процессор сгорит от перегруза системы от того, что приходилось делать сразу столько замечаний.
Заговорщицки переглянувшись, безбашенные родственники с криком «Уматываем!» ломанулись по коридору, громко смеясь и обгоняя друг друга. Впереди всех летела Темари на высоченных шпильках, стуча каблуками по паркету, как всадник Апокалипсиса. За ней, не прилагая особых усилий, бежал Гаара. Его забавляла вся ситуация, и он не придавал значения всем тем проблемам, которые ждали их в случае, если охранник все же нагонит их в этих веселых стартах. Замыкал процессию Канкуро: ахая, охая и держась за сердце, он все же не сдавал темпа и кое-как поспевал за братом и сестрой. Охранник тоже позиций не терял. Для него уже было делом принципа догнать и наказать разбушевавшихся нарушителей общественного порядка. Неожиданно для всех из класса риторики выскочил зеленый вихрь.
– О! Да это же сила юности! — воскликнул странноватый на вид парень с непозволительно стремной прической-горшочком. Не будем говорить, кто это, но это был Рок Ли. Гаара было обрадовался, решив, что этот тип – друг Наруто, и он сейчас растолкует глупому охраннику, что они тут по делу. Но Ли, как обычно, сам того не желая, удивил всех. С возгласом: «Ты сильный соперник, но я тебе не проиграю!» он указал на Гаару и присоединился к их семейному марафону во имя кретинизма. Так как никто из присутствующих адекватных людей не знал, где находится актовый зал, невменяемая процессия из трех фриков, одного зеленого альтернативно одаренного человечка и одного бонусного охранника продолжала учинять беспорядки в школе.
– Давайте поднажмем! Пойдем побегаем еще триста кругов вокруг школы! Или четыреста! Или даже пятьсот! Теперь ты будешь моим соперником! Я тебе не проиграю или я не Рок Ли! — то и дело восклицал зелененький человечек, игнорируя подозрительные взгляды Гаары и чистый ужас в глазах его родственников.
К сожалению (или все же к счастью), все хорошее рано или поздно кончается. Плохое тоже когда-то заканчивается, хотя скорее поздно, чем рано. Вот и наши герои, совсем запыхавшись и таща задыхающегося Канкуро чуть ли не на руках, добрались до актового зала.
– Брось меня, брат! Эта жертва не будет напрасной, я отвлеку их!
– Завались, пивная фея.
– Брось меня, спасай сестру! Продайте мои вещи и живите счастливо!
– Канкуро, твою ж за ногу, че ты курил? — возмутилась Темари.
Ответить парень не успел. На входе в рекреацию, уперев руки в бока, их ждал злой, как сто шахидов, Наруто.
– Где вас, блять, носило чертовых полчаса?!
– Мы убегали от охранника!
– Что с вами делает Рок Ли?
– Я соревнуюсь со своим соперником. Гай-сенсей сказал, что у каждого человека в жизни должен быть достойный соперник!
– Брось же меня, иди по моим костям к жизни!
Наруто схватился за голову, а Гаара, поняв, что они в недосягаемости сил злобного охранника, бросил наконец-таки Канкуро. Хорошо так бросил, головой о стену.
– Ты и ты, — Наруто указал на Ли и Канкуро, — подзаткнулись. Я сейчас разговариваю с нормальным человеком!
Темари подозрительно хмыкнула.
– Кто тебе вообще сказал, что ты человек, сестренка? — подал голос с пола Канкуро. — Только монстра не берет даже после пятой...
– Темари – девушка. А прекрасный пол выше стандартного человечества, — выкрутился Наруто, чем спас мир от истерики. Канкуро все же получил свой честно заслуженный подзатыльник.
– Ну и где вы были, блин?
В рекреацию неспешно вошел охранник в комплекте с одышкой и обострившимся радикулитом.
– Спасались, — обреченно вздохнула Темари.

Наруто изо всех сил уверял бедного мужчину, что его друзья вменяемые и Канкуро больше не будет курить в школе, и не надо для этого ему ломать пальцы. В это время все трое смылись под шумок и теперь наводили марафет перед зеркалом в крохотной гримерке. Чемодан Темари, гордо именуемый клатчем, демонстрировал чудеса расширенного пространства и то и дело являл на свет то баллоны лака для волос, то вереницу косметических средств, то нескончаемую череду рокерских примочек в виде цепочек, ремней, браслетов и всего остального ненужного, но такого милому девичьему сердцу барахла. На голове девушка соорудила четыре одинаковых хвостика, которые неестественно торчали в разные стороны под тяжестью лака и муссов. Гаара пытался прорваться к маленькому забрызганному чем-то желтым зеркальцу, оттесняя сестру и получая за это болезненные толчки локтями в бок. Канкуро уже давно натянул свою фирменную шапку и теперь восседал на подоконнике, и, вопреки уверениям Наруто, курил, изображая воплощение умиротворенности. Дверь распахнулась, и в комнату ввалился красный и задыхающийся Узумаки.
– Наруто, чувак, выпей с нами, — начал было Канкуро, но потух при взгляде на озабоченного блондина.
– Понимаете, ребята, — тихо проговорил парень, прикрывая за собой скрипучую дверь, — для меня это очень важно, хоть школьные праздники и не наш уровень. Просто меня никогда не просили сделать что-то полезное, и я не могу подвести...
Голос Наруто сорвался, и парень поспешно спрятал лицо в ладонях.
– О, Нару, ну что ты, — Темари отложила в сторону тушь для ресниц и обняла друга за плечи. — Мы понимаем. Все-все понимаем. Все нормально, не волнуйся. Мы с тобой, для этого и нужны друзья, верно?
– Все путем, чувак, — неуклюже подбодрил друга Канкуро. — Ты столько для нас сделал, что это сейчас сущие пустяки.
– Наруто, — тихо позвал Гаара, и блондин отнял ладони от лица. Никто больше не произнес ни слова. Гаара словно отправлял мысленные послания утешения, и Наруто его понимал и был благодарен. Действительно, для этого и нужны друзья. Его рыжеволосый друг всегда отличался молчаливостью, у него порой не получалось выражать эмоции через слова. Малознакомые люди презрительно называли его черствым, а его всего лишь не научили проявлять чувства. Зато близких друзей Гаара мог подбодрить одним только взглядом, выразить свои эмоции единственным жестом. Именно это в нем и любили: немногословность и поразительную искренность, которую нужно еще было понять лично для себя.
В дверь постучали, и в гримерную вошел Саске.
– Ваш выход, — сообщил Учиха.
– Ну все, Наруто, идем, — Темари потянула за руку слабо сопротивляющегося Узумаки к выходу, Канкуро затушил сигарету и спустился с подоконника на пол. Гаара в последний раз взглянул в зеркало и смахнул челку на правую сторону, открывая свою новую татуировку, которая внезапно так сильно ему полюбилась.
– Ни пуха ни пера, — ухмыльнулся Киба, похлопав Наруто по плечу, когда все вместе проходили на сцену.
– К черту, — пробубнил блондин, нетвердым шагом поднимаясь по лестнице.
Все четверо встали в исходные позиции спиной к залу, заиграли первые аккорды. С каждой серией ударов барабанов танцоры поочередно внезапно оборачивались, застывая на месте. Под завывание гитары все синхронно сделали волну. Начались слова куплета. Шаг в сторону, медленно подтянуть ногу, неглубоко присесть, повернуться вокруг своей оси, выпрямляясь. Шаг обратно, резко развернуться, сделать дорожку шагов...
Танец не был закончен, в некоторых местах приходилось импровизировать, вылезая из кожи вон, спасал только многолетний опыт и умение чувствовать группу. В конце танца шли соло с переходами, но оставалась неиспользуемая музыка. Наруто начинал паниковать и придумывать запасной план. Его соло было последним, и от его перехода зависело многое. Он уже завершал свои движения, так ничего и не придумав, как боковым зрением заметил, как сбоку, прячась за кулисами, Киба кому-то кивает. В тот же момент, как Узумаки вернулся к изначальному построению квадратом, с двух противоположных сторон на сцену выскочили Киба и Шикамару, внедрившись в центр их квадрата. Наруто не знал, что задумали его непредсказуемые друзья, потому тут же подал знак группе продолжать так, как было задумано. И вдруг с началом припева Инузука и Нара стали абсолютно синхронно танцевать сначала верхний, а потом и нижний брейк. Со стороны все действо смотрелось весьма интересно: стоящие по углам квадрата двигались в своем индивидуальном стиле, где можно было узнать и хип-хоп, и стрит-денс, и что-то от тектоника, а двое внутри квадрата выкидывали идеально одинаковые сумасшедшие финты из брейка. Стихли последние слова песни, танцоры замерли на местах, в зале стояла тишина. Наруто четко видел недоумение на лицах своих одноклассников — никто из них не знал, что Узумаки, надоедливый кретин с идиотским мнением, пережиток хулиганской нищеты, каким его знали, профессионально занимается танцами и способен так божественно двигаться. В повисшей тишине блондин слышал только собственное захлебывающееся дыхание, как вдруг с первых рядов послышались одинокие аплодисменты. Присмотревшись, Наруто увидел незнакомого парня с длинными черными волосами, собранными в конский хвост. Негромкие хлопки ладоней словно вывели школьников из транса, и зал разразился бурными рукоплесканиями. Где-то на выходе, прислонившись плечом к стене, стоял довольно ухмылявшийся Саске, который тоже подарил группе Наруто непродолжительные аплодисменты. Учиха был доволен — его план с успехом можно было считать выполненным, он искренне сомневался, что такие красивые, притягательные плавные движения могут кому-то не понравиться. В зале стоял шум и гам: девушки восхищались прекрасными незнакомцами и скрываемым талантом Узумаки, Инузуки и Нары, Хината тщательно краснела, рядом с братом не в силах вымолвить и слова в адрес Кибы, парни спорили о размере груди Темари, а Рок Ли рыдал на плече Гая, подвывая что-то вроде: «Я никогда не смогу превзойти его», зыркая своими огромными глазищами на Гаару. Спасаясь от всеобщего схождения с ума, Саске вышел из зала и направился на полюбившуюся крышу. Руки от волнения не слушались, и сигарета грозилась вот-вот выскользнуть из ослабших пальцев. Он все-таки это сделал...
– Я думал, Учихи никому не помогают, — послышался протяжный бархатистый голос где-то за спиной Саске.
– Что ты здесь делаешь? — грубовато буркнул парень, не оборачиваясь к собеседнику.
– Пришел вот посмотреть на тебя, а открыл новый лакомый кусочек. Или это твой торт, братишка? — в голосе послышались издевательские нотки.
– Отъебись, Итачи, это не твое дело, — прошипел Саске, выпуская дым через ноздри.
– Смотрю, маленький братик сегодня не в настроении для общения с семьей, — снова ухмыльнулся парень.
– Ты мне не семья, ясно? — зло выплюнул младший Учиха, наконец поворачиваясь лицом к брату. К дверному косяку вальяжно привалился плечом тот самый брюнет с длинными волосами, который расшевелил зал после ступора от выступления группы Наруто. Он был одет во все черное, только на футболке красовалось красное стилизованное облако с белым окаймлением, а на бедре, как некая небрежная вольность, поблескивала металлическая цепочка.
– Яснее не бывает, мой милый глупенький Сасу, — Итачи, паясничая, послал брату воздушный поцелуй и развернулся, чтобы уйти. В этот момент на крышу залетел блондинистый вихрь и, чуть не сбив старшего Учиху с ног, повис на Саске.
– Спасибо тебе, придурок, — счастливо кричал Наруто, норовя ткнуть брюнета локтем под ребра. Очевидно, исключительно в знак благодарности.
– Хм, вот значит как, — расплылся в ехидной улыбочке Итачи и подмигнул Саске. – Счастливо оставаться, мой маленький любитель сладкого.
– Уебывай, — холодно огрызнулся младший Учиха.
– Уже-уже, — притворно залебезил Итачи и напоследок обратился к Наруто: — Отлично двигаешься, парень. Уверен, мы еще встретимся.
Дверь аккуратно закрылась за улыбающимся Итачи, а Узумаки, отлипнув все же от Саске, продолжал смотреть на то место, где только что стоял странный парень в черном.
– Саске-придурок, а ты что, знаешь этого типа?
– Лучше бы я его никогда не знал, — вздохнул Учиха. — Он мой старший брат.

***

Сакура опять стояла за преподавательским столом и вещала какой-то бред, снова пялясь на Учиху, который будучи и так не обделенный вниманием, перекочевал в места обитания так называемых хулиганов и двоечников, а точнее – ближе к Наруто, Кибе и Шикамару. Когда Харуно закончила монотонно бубнить о повышении цен на чай в столовой и подготовку к следующему мероприятию, класс вздохнул свободно.
– Ах да, еще кое-что, — Сакура жестом призвала одноклассников к тишине. — К нам перевелся новый ученик. Он очень умен, так как сумел сдать вступительные экзамены в середине года. Пожалуйста, заходи.
Харуно открыла дверь и пропустила в класс нового мальчика. С двух последних, хулиганских, парт послышались смешки трех закадычных друзей и холодный голос Учихи:
– Ну все, дисциплине конец.

(1) Наруто и Саске танцевали под песню Pixies — Where is My Mind
(2) Element Eighty – Price to Pay
Утверждено Bloody
Bloody
Фанфик опубликован 05 июля 2017 года в 02:08 пользователем Bloody.
За это время его прочитали 45 раз и оставили 0 комментариев.