Хантер
Наруто Клан Фанфики Романтика Skins. Глава 3. «Во власти нирваны»

Skins. Глава 3. «Во власти нирваны»

Категория: Романтика
Название: Skins
Автор: Токийская Нечисть
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): Романтика, Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Тип(ы): слэш
Персонажи: Саске/Наруто, Рок Ли/Гаара, Киба/Хината, Шикамару/Темари
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): ООС, нецензурная лексика
Размер: макси
Размещение: фб (разрешение автора получено)
Содержание: Самая обычная история про толпу идиотов (с)
Школьное АU о танцах, плохом поведении и нелегких чувствах.
От автора: работа постепенно редактируется, поэтому возможны несоответствия с оригиналом.
То, что мы называем веселой юностью,
нормальные люди зовут «проблемы с алкоголем» (с)


— Куда ты нас ведешь? — допытывался у Наруто Киба вот уже несколько минут. Узумаки лишь загадочно улыбался и туманно отвечал:
— Тусоваться! Я вам покажу, как развлекаются нормальные люди!
Шикамару уже несколько раз пытался благополучно смыться под шумок, поэтому Наруто пришлось забрать у него сигареты. Хитромудрый в таких делах блондин точно знал: без заветной пачки Нара никуда не уйдет, будь ему хоть трижды лень. В принципе, ничего сверхгениального и меганеобычного в задумке Узумаки не было: он правда вел ребят просто отлично оттянуться в хорошей компании. Наруто уже давно хотел познакомить своих лучших друзей друг с другом.
Пунктом назначения оказалось непримечательное двухэтажное здание. Киба и Шикамару неуверенно переглянулись и вопросительно посмотрели на Наруто.
— Это здесь, — кивнул он, подтверждая догадки парней.
У небольшого серого здания был припаркованный байк, перед дверью гостей встречал старый грязно-красный половичок с истоптанной надписью «welcome», на пороге валялись сломанные роликовые коньки, а к стене был любовно прислонен фиолетовый скейт с четким указанием в виде граффити на внутренней стороне, куда надо идти, если тебе не нравится панк-рок.
— Идем, — махнул друзьям Наруто.
Киба пожал плечами, мол, делать нечего, и первым поднялся по небольшой лесенке вслед за Узумаки. Шикамару, тяжело вздохнув и в сто первый раз пожалев о том, что он ввязался во все это, вспомнил безжалостно отобранные у него сигареты и последовал за парнями. Наруто открыл дверь и зашел, даже не удосужившись постучать.
— Эй, ты уверен, что все нормально? Мы действительно можем так просто войти? — неуверенно спросил Шикамару. Кибу, напротив, все устраивало, для него вообще не существовало рамок приличия, как, впрочем, и каких-либо других рамок. Если только интеллектуальных.
— Да все ништяк, я всегда так захожу, у меня же есть ключ. Да вы не стойте на пороге, идем скорее!
Парни шагнули за дверь да так и застыли с открытыми ртами. Казалось, они попали в параллельный мир, совершенно непохожий на скучный город, в котором они жили. Складывалось впечатление, будто хитрый дом удачно шифруется под массовую серость и однообразность: снаружи угрюмый и невзрачный, внутри он был просто взрывом эмоций, буйством красок. Здесь была граница между мирами — законного и желаемого. Стены прихожей, в которой они стояли, были полностью изрисованы аляповатыми попугайскими граффити, на потолке неоном светились черепа и сердца с крыльями, по углам стояли огромные колонки, из которых вырывался мощный дес-металл, бьющий по ушам. Слева расположился большой стеллаж, где в совершенном беспорядке соседствовали вещи, которые трудно было как-то между собой связать, а именно: мотоциклетный шлем с кошачьими ушками и кожаные перчатки без пальцев, плюшевый мишка Тедди, целые и уже стертые колеса от роликов, струны для гитары, набор для маникюра и много других непонятных мелочей. Обычно вещи сами говорят за себя, и по обычному шкафу можно было рассказать о человеке, который был хозяином всего этого добра, но в этом случае даже гениальность Шикамару сходила на нет, потому что получался какой-то бред в квадрате.
Парни двинулись дальше. Заинтригованные Киба и Шикамару почти удачно скрывали свое замешательство. Что за тайные друзья были у Наруто, оставалось только гадать. Они прошли небольшой коридор, где на оленьих рогах под потолком сиротливо висел один ролик без колесиков. Наруто, проследив недоуменный взгляд Инузуки, ударил себя в грудь и с особой гордостью сообщил, что это он лично повесил туда несчастный ролик, когда был вусмерть пьян на последний Новый год. Скептически приподнятая бровь Шикамару не помешала Узумаки продолжить восхищаться собственным подвигом. И вот, наконец, под аккомпанемент рассказов Наруто о том самом Новом годе их компания добралась до первой комнаты. От души пнув дверь, Узумаки зашел внутрь и пропустил своих товарищей. Ребята неуверенно остановились на пороге, не зная, что говорить и как себя вести перед незнакомыми людьми. В комнате, куда их привел блондин, уже сидели двое. Парень их возраста с крашеными волосами медно-красного цвета и пронзительно-бирюзовыми глазами сидел у окна в кресле напротив двери, вальяжно положив ноги на стол, и изучал какой-то журнал. Было видно, что он сам себе хозяин и никто ему не указ. Второй в комнате была девушка. Недлинные светлые волосы были стянуты в хвост на затылке. Она выглядела взрослой и явно была старше их. Поджав одну ногу под себя, а другую согнув в колене, блондинка увлеченно подпиливала ногти, то и дело сверяясь с какими-то записями и схемами в толстой тетрадке. Когда гости вошли в комнату, оба оторвались от своих занятий и внимательно уставились на вновь прибывших.
— Здорово! — поприветствовал хозяев Узумаки, проходя и без приглашения плюхаясь в кожаное кресло у стены слева, как раз напротив стола девушки.
— Привет, Наруто, — сдержанно ответил красноволосый, приветственно кивнув.
— Будь здоров, засранец, — ухмыльнулась блондинка.
Киба и Шикамару так и топтались в дверях, пока Наруто вдруг не стукнул себя по лбу, вспомнив, зачем он, собственно, здесь.
— Ах, да! Я вот захотел вас всех перезнакомить. Итак, это Шикамару и Киба, мои единственные школьные друзья и просто реальные чуваки, — махнул в их сторону Наруто. Шикамару лениво кивнул.
— Привет, — приветливо улыбнулся Киба, махнув новым знакомым.
— А это Гаара и Темари, они братья, — продолжил Наруто.
— Хей! — возмущенно воскликнула Темари, пригрозив блондину кулаком.
— Шучу. Иногда они еще и сестры, — смеясь, поправился Наруто.
— Да ладно, не оправдывайся, — ухмыльнулась девушка. — На самом деле я свой парень.
— Кстати, насчет братьев, — оглянулся по сторонам блондин, — а где ваш Спайдер-мэн?
— Пошел за подогревом, — туманно ответила Темари, Гаара лишь неопределенно хмыкнул.
— О, ну это дело-то житейское, — воспрянул духом Узумаки.
— А почему Спайдер-мэн? — подал голос Киба, который вместе с Шикамару успел вольготно расположиться на угловом диване из черной кожи.
— Потому что он носит шапку с ушами, как у Бэтмена, — недоуменно пояснил Узумаки Кибе, как буйно помешанному психопату.
— О, ну да, как же я сам не догадался, — закатил глаза Киба.
По его, Наруто, авторитетному мнению, все было весьма прозрачно и абсолютно понятно. «Скорее всего, еще одна пьяная кличка от Узумаки», — подумал Шикамару, с интересом разглядывая странных хозяев удивительного дома. Если они и были неформалами, Нара бы затруднился сказать, какими именно. Скорее, это были просто необычные люди, фрики, которые на все имеют свое нестандартное мнение, не зависимое ни от кого, и чихать хотели на домыслы общества. Внешность их была соответствующей такому образу мышления: Гаара жирно красил глаза черной подводкой, слегка уложенные муссом пряди красновато-рыжих волос торчали во все стороны, как после ночи на сеновале, одет он был в черную широкую футболку с оригинальным принтом: будто майка местами порвана и сквозь дыры видно ребра; еще одним элементом сегодняшнего гардероба Гаары были темно-коричневые бриджи, которые когда-то задумывались как брюки, но в один момент попали под горячую творческую руку, и теперь щеголяли неаккуратными нитками в местах среза. На ногах, которые парень так и не убрал со стола, были обычные черные кеды-конверсы чуть выше щиколоток. Около стола был одиноко прислонен к корзине для бумаг красно-черный рюкзак с россыпью значков, который, очевидно, принадлежал именно Гааре.
Если Гаара одевался мрачно и более по-панковски, то его сестра скорее поддерживала неоново-трешевый вырвиглазный стиль, который делал ее похожей на очень странный неадекватный светофор. На ней было надето миниатюрное платье кислотно-зеленого цвета, которое больше было похоже на удлиненную тунику, подпоясанную розовым ремешком, еще на ней были голубые ажурные колготки, целая куча браслетов и подвесок, в брови поблескивала штанга, а обута девушка была в ярко-фиолетовые низкие кеды с розовыми шнурками. Своим нарядом Темари производила впечатление попугая, от которого рябит в глазах, но все было подобрано настолько в тему, что невольно заставляло недоумевать, как при таком древнецыганском подходе а-ля «нацепи все самое яркое и несочетаемое, что найдешь в шкафу» она умудрялась выглядеть девушкой с обложки какого-нибудь журнала про кислотные вечеринки.
Пока Шикамару размышлял о родственниках-фриках, Наруто просвещал их с Кибой о своих друзьях. Оказывается, те не просто тут жили, этот дом был еще и местом работы, причем очень популярным в определенных кругах. Как раз в том зале, где они сейчас находились, ребята и занимались своим делом. Темари была знаменитой татуировщицей, набивавшей рисунки любой сложности, Гаара — специалистом по имплантированию и шрамированию, а Канкуро — так звали среднего по старшинству фрика — был профи в области пирсинга.
— А что с клиентами? — спросил Наруто ребят. — Что-то я особого наплыва не наблюдаю, прям непривычно. Обычно у вас тут проходной двор.
— Мы решили устроить маленький выходной, — заговорщицки подмигнула Темари. — Присоединишься, Нару-чан? Конечно, вместе со своими друзьями.
— Несомненно, мы с вами, сестренка! — оживился Наруто, воодушевленно показывая поднятый вверх большой палец и сидя на диване исполняя ритуальный танец племени Тумба-Юмба.
— Нас спрашивать ты, конечно же, не собираешься, — констатировал факт Шикамару.
— Конечно же, не собираюсь, — передразнивая, подтвердил Узумаки.
Из прихожей послышались звуки возни, затем оглушительный хлопок входной двери. Через пару минут в мастерскую ввалился тип в странной шапке с ушами. Судя по всему, это и был братец тех двоих. Одет он был в черные бриджи ниже колена, подпоясанные металлическим трехполосником, черную толстовку с коноплей на спине и знаменитую шапку, а лицо его было щедро разрисовано пурпурными полосами. Обут он был в черные низкие кеды с ярко-зелеными шнурками. «Вот так кислотная семейка!» — мысленно присвистнул Киба, рассматривая парня с ног до голов. В руках Канкуро держал два увесистых пакета, содержимое которых недвусмысленно позвякивало.
— Хэй, Наруто, чувак, как жизнь? Прикиньте, чуваки, выхожу я, значит, из магазина, а мне навстречу идет какой-то бледный извращенец, глаза б мои его не видели!
— Учиха что ли? — не подумав, ляпнул Наруто.
— Какой Учиха, чувак?! — возмутился парень. — Нет, это был типочек с нашей школы...
— В которую ты не ходишь, — ввернула Темари.
— Да, — согласился парень. — Но я не о том. Этот пидрила предложил мне такое! Тако-о-ое!
— Какое? — заинтересовалась Темари, откладывая пилочку.
— Помочь выбрать ему новый берет! Представляете?! — округлил глаза Канкуро, отвернувшись на мгновение от столика, на который сгружал пакеты с бутылками. При этом лицо его было перекошено от ужаса, словно он хотел таким образом передать друзьям все свои ощущения.
— Мелкий обдолбыш, что в этом криминального? — раздосадованно цыкнула блондинка, уже надеявшаяся на кроваво-голубую драму.
— Вот и я говорю: уголовник он, точно! Нормальные люди береты не носят, — закивал парень, который улавливал только то, что хотел слышать. Темари раздраженно закатила глаза и, пробормотав: «бэтменовские шапки тем более», вернулась к прерванному занятию.
— И что было дальше? — подгонял Наруто.
— Что-что? Я, как был — с пакетами, рванул оттуда со всех ног, чувак. По дороге споткнулся и грохнулся на лестнице. Пока летел ласточкой головой вперед, думал о том, что у меня всего два варианта: упасть так, чтобы разбить бутылки, но сохранить лицо, или же так, чтобы разбить лицо, но оставить в живых пойло. Я выбрал самое дорогое, — Канкуро любовно прищелкнул по стеклянной посудине. При этом нос его был безбожно расквашен и был таким же красным и огромным, как у оленя Рудольфа.
— Мог бы еще раз сходить за выпивкой, если бы разбил, — спокойно заметил Гаара.
— А я и так схожу, — не сдавался Канкуро. — Потом, когда не хватит. А то я мало купил, не рассчитывал на такую компанию.
— Мало, говоришь? — Темари покосилась на батарею из бутылок водки и банок коктейлей. Под столом одиноко ютился пятилитровый кабанчик пива, заботливо припасенный Канкуро на утро в жертву великому дядюшке бодунчику и его неизменному спутнику господину сушняку.
— Опа, а это кстати что за чуваки? — отлипнув от своей драгоценной ноши, Канкуро, наконец, обратил внимание на двух незнакомых ему парней. Ребята представились.
— Понял! За знакомство надо жахнуть по рюмахе! — воодушевился средний из фриков, уже протягивая шаловливые ручки к только что восполненным боевым запасам.
— Эм, как бы сказать... — начал было Киба, но его опередил вездесущий Узумаки, который всегда был в каждой бочке затычкой.
— Ребята у нас за здоровый образ жизни: не пьют, не курят, запрещенного не употребляют и после десяти не гуляют, — наябедничал на обоих Наруто.
— Как так? Чувак, надо было давно приводить их ко мне на перевоспитание, уж я из них мигом людей сделаю!
— Сам бы человеком стал для начала, — пробубнила Темари.
— Молчи, женщина, твой удел — следить за порядком в доме! — понтовался перед новыми знакомыми Канкуро, строя из себя местного домашнего диктатора. Блондинка угрожающе медленно подняла на него взгляд, и парень тут же прикусил язык, но это его уже не спасло. Темари уже набирала в легкие воздух, чтобы потом чуть ли не на одном дыхании проорать так, будто начался конец света:
— Я тебе покажу «порядок в доме»! Я тебе покажу «молчи»! А ну быстро подхватил алкоголь и метнулся танчиком-кабанчиком все это красиво оформлять в гостиной! И моли небеса о пощаде, если на столе не будет оливок с лимоном и розовых трубочек для пива лично для меня! Удумал он тут командовать! Нос еще не дорос и женилка не созрела, чтоб мне указывать!
Канкуро нервно закурил и засеменил исполнять все в лучшем виде. Шутки шутками, а он еще не собирался пополнять ряды камикадзе, чтобы нарываться на Темари. Отсалютовав присутствующим незанятой пакетами рукой, в которой была сжата самокрутка, парень скрылся за дверью.
— Ты сегодня жестоко с ним, — заметил Гаара с полуулыбкой на лице.
— По-другому никак, — безапелляционно заявила Темари.

***

Саске решительно не понимал, что с ним происходило. В его великой голове прочно засел Узумаки и пока не собирался валить восвояси. Его интересовал блондин, совершенно точно. Учиха настойчиво хотел подружиться, пообщаться, побрататься с этим невыносимым Узумаки. Причина такого помешательства была ясна, как туман в голове утром после выпускного в средней школе. Решив, что лучший психолог — это друг с бутылкой хорошего коньяка, Учиха набрал номер своего знакомого.
— У меня к тебе просьба, — без всяких предисловий начал Саске.
— Какая же? — полюбопытствовал парень.
— Личного характера.
— О, Сасу-чан созрел для моих любимых игр? — пропел слащавый голосок.
— Не начинай. У меня есть проблема...
— Понял, не дурак. Ты рассказываешь проблему — мы пьем водку — проблемы нет.
— Да, примерно так. Жду тебя на обычном месте вечером, — сказав это, Учиха бросил трубку. «Во что, черт возьми, я ввязываюсь?!» — подумал он, обхватив голову руками и откинувшись на спинку дивана.

***

— Что-то мы все без коньяка и без коньяка, — мрачно вздохнул Канкуро, — так и помереть можно.
Шел уже второй час культурной посиделки, самые стойкие только разогревались, Кибе и Шикамару доверили пока лишь коктейли. Гаара задумчиво рассматривал стопку водки на свет. Еще пару тостов, и, Нарутро был уверен, несмеяна заговорит о жизни. Пьяного Гаару любили и уважали все, хотя бы потому, что иначе подогретый пацан впадал в неадекват и начинал крушить все вокруг, чему противостоять мог только Наруто. Поэтому Узумаки мог не любить Гаару, но, увы, у него это было природное — любить всех ближних. Канкуро ради праздника натащил в комнату самокруток с травкой и разноцветных марок с ЛСД. Откуда столько добра взялось у парня, история умалчивает, однако, судя по всему, это была далеко не полная коллекция. Наруто предусмотрительно отказался от увеселительных штучек, оправдываясь тем, что алкоголь сегодня будет его единственным товарищем, а вот Темари, Гаара и Киба приняли из щедрых рук парня по цветной марке с веселеньким рисунком. Сам Канкуро курил травку и, видимо, был доволен жизнью и относительно счастлив. Он уже раздолбал стол, пытаясь на нем танцевать, но пока это никого особо не волновало. Темари увлеченно рассказывала Наруто, Кибе и Шикамару о том, как один раз по-пьяни делала парню татуировку с признанием и вместо «Майя» выбила «Майк». Компания пьяненько хихикала и просила добавки у Канкуро. В один момент того так раскумарило, что он решительно собрался топать за коньяком в ближайший магазин.
— Говорил же, все равно пойдем за добавкой, — напомнил Канкуро брату. Тот лишь согласно кивнул, по всей видимости, уловив нирвану и пребывая совсем не в этом мире. Решено было все же оставить Канкуро от греха подальше трезветь в кресле, а за коньяком послали более-менее адекватного Наруто.

***

— На лицо романтическое одержание и постлюбовный синдром привязанности, — с видом знатока заключил Сай, словно ставя диагноз пациенту, опрокидывая в себя очередной стакан янтарной жидкости.
— То есть получается, я хочу его трахнуть? — догадался Саске. Покачивая в ладони пузатый бокал виски, парень отстраненно наблюдал, как тающие кубики льда плавают и звонко сталкиваются друг с другом.
— Не совсем, — устало выдохнул Сай, проводя рукой по волосам. — Но и это тоже. Тебе не кажется, что это может быть чем-то большим, чем секс на один раз? — осторожно зашел издалека парень. Учиха уже был изрядно пьян, поэтому доходило до него слегка туговато.
— Эм... На два раза? — предположил Саске опасливо.
Сай сдался. Впаривать что-то другу в таком состоянии было абсолютно бесполезно. В этот раз он был бессилен помочь ему с его так называемой проблемой. Сам Сай проблемы в этой ситуации не видел от слова вообще.
— Нет, Саске. На больше. Гораздо больше, — обреченно вздохнул бледный юноша и поднялся с места. Его слова явно озадачили Учиху. Тот сейчас сидел и судорожно подсчитывал, как это таинственное «больше» могло отличаться от «один-два».
— Куда ты? Уже уходишь? — тихо окликнул он Сая.
— За добавкой. Пойдем вместе, развеешься по дороге.
До ближайшего круглосуточного магазина шли молча. Саске тщательно обдумывал их разговор, нетвердым шагом петляя по тротуару, а Сай мысленно пинал себя за то, что не может помочь другу, как бы он этого ни хотел. Когда они пришли к небольшому захудалому ларьку с гордым названием «Эталон», было уже около полуночи. Учиха остался на улице «подышать свежим воздухом», устало прислонившись к кирпичной стене многоэтажного дома рядом. Сай искренне надеялся, что с ним не произойдет чего-нибудь из ряда вон выходящее. С Саске станется умудриться учесать куда-нибудь посреди ночи, нарваться на какую-нибудь недоброжелательную компанию с недоброжелательными битами или ножами, или, в конце концов, он мог просто заблевать весь мир от горя и алкогольного отравления. Сай второпях скрылся за скрипучей дверью с вывеской «24 часа». Из посетителей в магазинчике был только суетной блондин, крутящийся у витрины со спиртным. Сай не собирался долго выбирать: в конце концов, Саске сейчас было абсолютно все равно, что пить, а свой вкус он прекрасно знал. Поэтому, минуя полки, он сразу пошел к кассе.
— Бутылку «Арагвы», пожалуйста.
— Сожалею, но последнюю бутылку уже заказал тот парень, — виновато улыбнулась уставшая продавщица, кивнув на блондина.
«Сегодня явно не мой день, — подумал бледнокожий юноша и, подумав добавил: — И не моя ночь тоже.»
Пить что-то кроме коньяка Сай наотрез отказывался, пилить в другую круглосутку нужно было практически через весь город, а из других коньяков были только Хенесси. Отдавать целое состояние за бутылку коньяка в планы Сая также не входило.
— Эй, парень, — окликнул он посетителя, решив договориться. — Послушай, мне очень нужна эта бутылка коньяка, не мог бы ты мне ее уступить?
— Нет, — твердо ответил светловолосый и отвернулся обратно к витрине. — Прости, друг, но ни за что.
— Но моему другу плохо! Ему просто необходим этот коньяк, — настаивал Сай. Ну и что, что Учихе было плохо из-за того, что он не понимал, что влюбился? Плохо же? Плохо. Вот и все.
— Знаешь, моему другу тоже в каком-то смысле плохо без этой бутылки, так что отвали! Я первый ее заказал, — отрезал юноша.
— У моего друга серьезная депрессия.
— А мой убьет меня, если я вернусь без бутылки, и его совершенно точно оправдают, списав все на состояние аффекта.
— Черт, давай как-нибудь договоримся, — все еще не сдавался Сай.
— Я могу взять вас с собой, все равно в этом доме побывало чуть ли не все пьющее население города, — задумался блондин. Сай неуверенно кивнул. Он точно знал, что Саске эта идея ой как не понравится: Учиха терпеть не мог незнакомые компании. Но с другой стороны, Саске был настолько пьян, что не сразу заметил бы, что его повели не туда, куда первоначально планировалось. Подумав, Сай заказал две бутылки виски и расплатился. Другой парень тоже попросил посчитать его покупки. Нагруженные пакетами, оба вышли из магазина. Саске наблюдался сидящим прямо на асфальте и совсем по-детски прижавшим колени к груди.
— Учиха? — удивился блондин. — Ты-то тут что делаешь? Решил поиграть в бомжа?
— О, так ты знаком с моим другом? — расплылся в улыбке Сай.
— Не очень, честно говоря, — скривил губы парень и поковылял нетрезвой походкой по заплеванному тротуару в сторону частных домов. — Тащи своего придурка сам, я в носильщики не нанимался! — недовольно пробурчал он, на секунду оборачиваясь.
— В этом нет необходимости, — ухмыльнулся бледнокожий брюнет и подошел к Учихе вплотную, тут же склоняясь над его ухом и что есть сил заорал: — НА СЦЕНУ ЧЕРЕЗ ДВЕ МИНУТЫ, ЛЕНИВЫЙ КОЗЕЛ!
От вопля Сая в подворотнях завыли собаки. Саске подскочил, истерично озираясь по сторонам.
— А? Что? Куда?
— Пойдем, говорю, труба зовет, — позвенел содержимым пакета Сай и пошел за блондином. Саске неуверенно зашаркал следом. Через какое-то время он запоздало обратился к другу с вопросом:
— А куда мы вообще идем?
«Черт, не проканало», — чертыхнулся Сай.
— Видишь ли, дорогой мой Саске... Тот милый юноша пригласил нас на свою вечеринку и я...
— И ты самый большой в мире идиот, Сай, — заключил Учиха, присмотревшись к маячившему впереди парню. — Это ОН!
— Какой он? — удивился юноша. — А, постой, ничего не говори! Это тот самый ОН?
— Тот самый! — активно закивал головой Саске, напоминая деревянного болванчика.
— Тем лучше, — расплылся в масляной улыбочке Сай. — Пообщаетесь в неформальной обстановке, пропустите парочку стаканчиков за культурной беседой, поиграете в карты, послушаете размеренную музыку...

***

Дом встретил их оглушительным панк-роком, резавшим нежный слух слегка трезвеющего Саске. Запах дури чувствовался даже в прихожей.
— Пообщаемся в неформальной обстановке, говоришь? — зло зыркнул Саске на Сая.
По лестнице, ведущей в спальни на втором этаже, в данный момент с криками и воплями съезжал Киба верхом на тазике. На верхней ступеньке стоял Канкуро с зажатым в зубах косяком и подгонял мелкого хулигана — сейчас была его очередь. Когда Инузука весьма удачно приземлился вверх ногами где-то в шкафу для верхней одежды, Канкуро сел на свои сани, которые ему заменяла гладильная доска.
— Блин, Наруто, чувак, что так долго? — возмутился наездник.
— А я смотрю, ты тут не особо скучал, пока меня не было, — усмехнулся блондин.
— Надо ж мне было как-то себя развлекать! — развел руки в стороны парень. — Ты это, садись со мной, у меня тачка двухместная!
Канкуро гордо указал на свободный край доски позади себя. Наруто лишь улыбнулся.
— Спасибо, Кан, но у меня ноша слишком ценная, чтобы рисковать ею в сомнительных поездках, — поднял повыше пакеты с покупками блондин и слегка потряс ими, демонстрируя другу. — Сам, помнится мне, без коньяка помирал. Я, кстати, еще нам компанию привел.
Тут он кивнул в сторону двоих брюнетов, неуверенно топтавшихся у дверей. Те выглянули из-за угла, который образовывал огромный шкаф для верхней одежды, и скованно махнули в знак приветствия, Канкуро же в этот момент погнал свою «тачку» вниз по лестнице с оглушительным грохотом. Где-то на третьей сверху ступеньке он посмотрел на новых гостей. На четвертой-пятой до него вдруг дошло что-то страшное, он неверяще вытаращил глаза и попытался остановить доску на полном ходу. Эти телодвижения возымели обратный эффект, и доска совсем потеряла управление. В итоге Канкуро сломал две ступеньки и с криками залетел к Кибе в шкаф. Послышались душераздирающие маты, от которых уши присутствующих свернулись в берестяные трубки. Из шкафа Канкуро тут же выскочил как ошпаренный и бросился бежать, размахивая руками.
— Спасайся кто может! Тут извращенцы наступают!
— Что это с ним? — озадачился Наруто, недоуменно смотря вслед улепетывающему другу и сам же себе отвечая. — Опять, наверно, укурился. Вы не обращайте внимания, он вообще нормальный. Иногда.
— Ну да, — хихикнул Сай с нескрываемым сарказмом. — Я тут нынче попросил его помочь мне выбрать новый берет, так он от меня точно так же сбежал, еще и летел потом с лестницы ласточкой. У него, видно, с лестницами особые отношения.
«Так вот оно что! — осенило Наруто. — Это тот самый парень, который напугал Канкуро до полусмерти! Потому он и смылся куда подальше! Идиот ненормальный, вечно придумывает невесть что!». Впрочем, понять Канкуро было можно. Одежду Сая даже с натяжкой нельзя было назвать стандартной и адекватной. Неудивительно, что Канкуро сделал выводы о том, что парень «той самой» ориентации. На самом деле Сай был одет даже со вкусом. Со специфическим вкусом, нужно сказать. Узкие штаны в крупную красно-зеленую клетку на черном фоне, обтягивающие все, что только можно и нельзя, черный топик, не скрывающий даже темные соски на бледном торсе, сверху небрежно накинута белоснежная рубашка с закатанными до локтей рукавами. Довершали образ клетчатый берет в тон штанам, высокие кеды до колена и многочисленные кулончики на тонких кожаных шнурках, обрамлявших тонкую шею. Вся одежда парня просто вопила о неприличии. Эдакое гей-безумие.
— Ну что ж, пойдемте в гостиную, наверно, — неуклюже пригласил Наруто парней в дом, и те последовали за ним.
Когда они зашли в главную комнату в доме, где шло активное празднование выходного дня, то воочию узрели натуральную картину маслом. Темари с Шикамару на скорость пили водку, закуривая все это безобразие травкой. Шикамару был уже никакущий, его дико колбасило, и поэтому он в процессе еще и пытался приставать к блондинке. Темари была еще почти в себе, потому как за время своей карьеры уже обзавелась некоторым опытом таких вот угарных вечеринок, вследствие чего долго не пьянела. Гаара к этому времени уже обожрался ЛСД и воображал себя великим оратором, поэтому, смахнув с тумбочки телевизор, взгромоздился на нее сам и оттуда просвещал нерадивых родственников и их никчемных гостей о тайнах бытия. Канкуро же видно не было. Точнее, его не было видно полностью. Но его подрагивающая макушка в ушастой шапке отчетливо просматривалась между стеной и ручкой дивана. Киба до сих пор отдыхал в шкафу в прихожей. В доме царила идиллия.
Не обращая внимание на полубезумных, упившихся, накурившихся и кайфующих друзей, Наруто сгрузил бутылки на пол, так как стол был сломан еще в самом начале вечера, и достал из мини-бара еще два стакана для новых гостей. Наполнив их алкоголем, сунул в руки уже сидящих на диване парней.
— Ну, понеслась! — нетерпеливо крякнул Наруто. Он просто ненавидел, когда большая часть народа в доме уже наслаждалась вечером, а ему надо было еще догоняться.
— За встречу, — поднял бокал Сай.
— Судьбоносную, — добавил Саске, хмыкнув.
Наруто не понял, что имел в виду Учиха, но торопливо кивнул и, со звоном чокнувшись бокалами, залпом выпил.
Вскоре из шкафа приполз ничего не соображающий Киба с фингалом под глазом. Он потребовал вывести войска из его страны, стакан и сигарету. Похоже, перевоспитание Канкуро осуществил с блеском. Сам тренер не совсем спортивной дисциплины сначала опасался выходить из своего убежища. Оттуда периодически тянулся сладковатый дымок, но пары алкоголя туда не доходили, поэтому парню пришлось пробираться поближе к спиртным запасам. Еле живые Шикамару и Темари уже успели решить, что они оба выиграли в свою игру, а обоюдную победу закрепили дружеским поцелуем и не менее дружеским мацанием груди Темари со стороны Нары. Гаара, как и его старший брат, сначала отказывался покидать свою ораторскую тумбочку и требовал, чтобы стакан ему принесли прямо туда.
— Жрать захочешь — слезешь, — заключил Наруто и промахнулся лишь в одном: Гаара захотел жрать не совсем то, что предполагал Узумаки. Опасно покачнувшись, красноволосый слез со своего ораторского поста и нетвердой походочкой поплелся жрать водку.
Часы упорно показывали четвертый час утра, следовательно, через три с небольшим часа всем присутствующим нужно было уже вставать на работу и в школу. Надо ли говорить о том, что ни у кого и мысли не возникало о том, что надо уже давно ложиться? Намечался очередной внеплановый выходной. Спиртные реки лились уже не так интенсивно, сладкий туман, царивший в комнате потихоньку начал рассеиваться. Теперь уже все обитатели дома были пьяны просто до безобразия. Потом никто не мог вспомнить, кто завел тему о пирсингах и татуировках, но она быстро приобрела популярность в компании, и скоро уже не только профессиональная троица родственников обсуждала тонкости татуировок и прелести пирсинга. Однако этот момент временно выпал из памяти ребят. Саске, ходячая неудача, упившись коньяком на старый хмель, перевернул на себя целую бутылку вишневого сиропа, который отыскал в мини-баре Гаара. Учиха так смешно стоял посреди комнаты с красным сиропом на лице, волосах, руках, шее и одежде, что Наруто стало жалко это пьяное учиховское недоразумение, и он повел его отмывать. Душевая кабинка в этом доме была довольно большой и удобной, поэтому там спокойно поместились бы два человека. Но Наруто и Саске никак не могли сделать все нормально: упитые в хлам, они синхронно споткнулись о половик и, держась друг за друга, с криками повалились в кабинку вместе.
— Нару-у-уто! Я та-а-акой пя-ный! — проглатывая гласные, проговорил брюнет.
— З-чем над было ст-ка пить? С-ске, ты алкаш н-щастный! А я и не д-мал, что ты уме-шь так веселиться.
— Пр-сти меня, ик, Н-руто!
— С-ске, у меня странно б-лит живот, — пожаловался Узумаки, теребя того за рукав футболки.
— Хв-тит жертвовать, придурок, у меня вон тоже плечо болит, и чо?
— Это ты смешно ск-зал: плечо и чо, ик! — пьяно хихикнул Наруто и оттянул футболку с левого плеча Учихи. — Красивая татуировка.
— Да, — согласился Саске, но через минуту раздумий удивленно спросил: — Какая?
— Как какая? Вот у тебя, на плече.
— Ааа, эта... СТОП! У меня?! Откуда?! — казалось, Саске в один миг протрезвел.
— Не ори, идиот, голова трещит. Подумаешь, татуировка. Татушкой больше, татушкой меньше — какая разница? — успокоил парня Наруто и опять схватился за живот. — Да что ж такое-то?!
Саске внезапно кое-что вспомнил. Он отвел в сторону руку Узумаки и задрал его футболку. Наруто попытался лягнуть извращенца Учиху ногой, чтоб неповадно было домогаться, но тот расплылся в ехидной лыбе: в пупке красиво поблескивал камушек серебряной сережки — металлической штанги с гравировкой на шарике. Глаза Наруто округлились, как у психованного филина.
— Блядь, это что за хуёвина?! Я убью того, кто это сделал! — блондин порывался выкарабкаться из душевой кабинки, но ему мешали Саске и два последних стакана виски. Поэтому он предусмотрительно остался материть и проклинать весь свет на месте.
— Подумаешь, пирсинг. Пирсингом больше, пирсингом меньше, — передразнил Учиха, ухмыляясь.
— Да что ты пристал, идиот! Твою маленькую тату-пиздюлинку и не видно-то издалека!
— Это то, что ты тупой, издалека не видно! — обиделся Саске.
— Сам тупой! Достал уже! Я тут вообще благодетельствую бесплатно, а ты неблагодарная скотина. С тебя завтрак!
— Посмотрим, — уклончиво ответил Саске, поворачиваясь к объекту воплей. Он так мило обижался на весь мир, что хотелось наблюдать за этим и улыбаться, хоть всю жизнь лежа в душевой кабинке в чужом доме у малознакомых людей. Наруто все еще дулся и бубнил вполголоса что-то о том, что будет с незадачливыми татуировщиками, когда он протрезвеет. Саске хихикнул. Потом еще раз и еще. Это переросло бы в настоящую истерику, если бы Узумаки не повернул к нему лица. Учиху в который раз за сегодня прошибло током. Высвободив руку из безвольного сплетения их тел, он легко провел указательным пальцем по щеке блондина, обвел набитые полосочки-усы, прошел большим пальцем по мягким губам. Наруто завороженно смотрел на него, и Саске, вспомнив слова Сая, решился на поступок. Он медленно склонился к юноше и накрыл его губы в легком поцелуе. Ему хотелось более настойчивых ласк, но вряд ли Наруто бы ему позволил. И действительно: прилетевший по адресу кулак прямо в челюсть довольно недвусмысленно объяснил Учихе, что думает обо всем этом блондин.
— Что это сейчас было, Учиха? — осторожно поинтересовался Узумаки, дотрагиваясь кончиками пальцев до своих губ и из-под полуопущенных ресниц наблюдая за испуганным своими внезапными порывами брюнетом.
— Прости, — тихо прошептал Саске, пытаясь встать. — Это не то, о чем ты подумал.
— Откуда ты знаешь, о чем я мог подумать, придурок?
— Просто забудь об этом!
Саске все предпринимал безуспешные попытки встать, цепляясь за стенки кабинки. Наруто хаотично цеплялся за его штанину и совершенно случайно повалил его лицом прямо на пульт управления душем. Их окатило ледяной водой, потом кипятком. После такого контрастного душа ребята все-таки выбрались из кабинки.
— Идиот, — заключили оба хором, обращаясь друг к другу, и внезапно рассмеялись. Они только что целовались, а теперь стояли мокрые, пьяные, обкуренные, Саске до сих пор весь был в вишневом сиропе.
— Прости, — повторил Учиха, снова касаясь щеки блондина.

***

Утро началось внезапно и где-то ближе к обеду. Киба обнаружился в шкафу, куда ушел спать с остатками виски. Шикамару нашелся в комнате Темари отрицающим все обвинения ее братьев. Сай, Канкуро и Гаара проснулись в мастерской, причем последний обнаружил у себя на лбу красный иероглиф кандзи, означавший «любовь». К кому он испытывал столь нежные чувства, Гаара ответить не мог даже себе. Канкуро вещал что-то про подсознание, потягивая пиво прямо из пятилитровой бутыли, припасенной специально на утро. Саске и Наруто отыскались там же, куда ушли в конце вечера, а именно в ванной. Учиха спал на маленьком коврике, закинув ноги прямо в тяжелых ботинках в белоснежную фарфоровую ванну. Наруто свернулся калачиком в душевой кабинке, полусидя и облокачиваясь на прозрачную стенку. Женская часть компании в лице Темари наблюдалась на кухне готовящей завтрак на всю ораву. Приползший в ванную Киба сообщил спавшим там Узумаки и Учихе, что скоро будет готов завтрак, состоящий из картошки с яичницей и тостами, которые были сделаны принапрягшимся Канкуро специально к приготовленным сосискам Темари. Парни только скривились при упоминании о еде, за что злобный с бодуна Киба облил одного из душа, а другому просто включил ледяной привет в кабинке. На первое блюдо сегодняшнего завтрака заботливая Темари предлагала всем аспирин. Отказавшихся не нашлось — новый день встретил компанию головной болью и пересохшим горлом.
— Больше никогда не буду пить, — заявил Канкуро, запивая тройную дозу аспирина пивом.
— Не зарекайся, — усмехнулся Гаара.
— Помнится мне, когда ты так говоришь, следующий раз обещает быть еще более безумным, — заметил Наруто, поглощающий уже вторую порцию завтрака.
— Это был последний раз, — заверил всех Канкуро. — Хотя нет, еще же день рождения у Гаары скоро... Ну, значит все, после днюхи — ни капли!
Утверждено Bloody
Агрессивные_Сиси
Фанфик опубликован 05 июля 2017 года в 02:06 пользователем Агрессивные_Сиси.
За это время его прочитали 54 раза и оставили 0 комментариев.