Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Ориджиналы Шестьдесят секунд ожидания. Первая глава.

Шестьдесят секунд ожидания. Первая глава.

Категория: Ориджиналы
Шестьдесят секунд ожидания. Первая глава.
Пролог

Глупо горевать о том, чего не было, —
о несбывшихся надеждах, разбитых мечтах, обманутых ожиданиях.
Кристиан Грей. Пятьдесят оттенков серого.


В конце концов, добро и зло, любовь и ненависть — дурацкие понятия. Понятия, которые мешают людям. Понятия, на основании которых людей наказывают или награждают за то, что они следуют своей природе. Природе, против которой они бессильны. Природе, из-за которой они совершают необдуманные поступки.
Я не хочу врать и не хочу обманывать себя. Да, я совершила преступление – хотела покончить с собой.
Это так страшно! Ты стоишь одна на узкой перекладине, и от чего-то нового тебя разделяет только минута. Тебя больше никто и ничто не удерживает в этом мире. Тебе в этот момент становится как-то неудобно легко и невыносимо больно, но не физически, а душевно. Тебя словно разрывают на две части: ты падаешь, а вроде и нет. И в этот момент так хочется сказать всему пустующему миру – я свободна от всех оков. И ты почему-то смотришь вниз и думаешь: «Так надо!»
Кому это нужно? Тем, кто находится внизу и вызывает спасателей? Тем, кто думает, что она спрыгнет и это будет весело? Или ему, который смотрит на тебя глазами, полными печали, сейчас и просит, держа руки вдоль перекладин:
- Катя, не покидай меня… Ты сдурела! - всем нужно.
Я бьюсь в истерике. Передо мной, как в написанных кем-то романах, проносится быстротечно моя глупая жизнь. И я хочу убежать. Туда. В пропасть. Одна нога здесь другая там. Там вокруг власть, деньги, бестолковые люди, которым вечно всё равно и прошлая я. А здесь - спасение. Спасение от себя самой.
- Я люблю тебя... не надо...
Отчаянный твой голос, но я не люблю тебя. Вру? Нет больше смысла лгать. Только не здесь. Черта невысказанности уже пройдена нами. Страсть уже прошла. Я хочу тебе признаться:
- Уходи! Не держи меня. Я ненавижу тебя.
И ненавижу себя за то, что когда-то любила, за то, что когда-то прощала, отдавала своё тело бесчисленно раз, кричала, рыдала в чужой постели и за то, что когда-то потеряла тебя. Предала.
Прыгай, Катя! Это не страшно. Это минутная боль по сравнению с той, что была раньше.
Прыгай, Катя! Лети...
Всего шестьдесят секунд ожидания.
Это ничто...
- Нет! Нет. Нет...

Глава 1: Первая секунда - посмотри на меня!

You gotta get up and try try try
Gotta get up and try try try
Pink. Try.


Дождливое утро – совершенно обычный сентябрь. Осенняя прохлада – это так приятно!
Осень – это моё любимое время года, когда я могу забыть обо всех своих проблемах.
В такие моменты ветер, всегда понимая меня, украдкой проскальзывает сквозь кожаную куртку, и я ощущаю непривычную лёгкость. Капли дождя растворяются в моих волосах, и становится просто хорошо на душе. Хочется немного подольше задержаться на улице, но нет. Ведь сегодня мы собираемся с подругой в университет.
– Почему, Кать, ты не пытаешься меня остановить? Почему тупо сидишь и пялишься в кухонное окно, зная, что мне нужна твоя помощь, а?
- Ленок, ты у меня, итак красавица, в любом наряде будешь выглядеть отменно. И попа, и грудь – всё на своём месте. Ей богу, фитнес пошёл тебе на пользу, - отвечаю как обычно подруге, не переставая смотреть в окно и курить.
Мы находимся дома у Ленки уже три с лишнем часа. За это максимально для меня длительное время я уже успела выкурить четвёртую сигарету, каждый раз надеясь, что она у меня окажется последней. Но мокрые волосы блондинки и её нагое тело (лишь одни труселя на ней!) не могут предвещать ничего хорошего.
Я мысленно проклинаю её за это.
Неужели полтора часа совершенно недостаточно, чтобы быть готовой к выходу на улицу?
Раздражаюсь.
- Да как так, Воронцова! У тебя всегда на все мои вопросы одни ответы, - словно ни с того ни с сего, Ленка закипает и кидает в меня свою бигудинину, - Ты понимаешь, что сегодня для нас с тобой важный день. Это даже важнее, чем был наш с тобой выпускной, - при упоминании о «выпускном» меня чуть не стошнило.
- Ну да, конечно, выпускной. Тоже мне нашла, чем гордиться, - выдыхаю дым на запотевшее окно, - Бухать с бомжами и то приятнее.
- Да, ну тебя! – подруга сильней натискивает на себя спадающее махровое полотенце, - У нас начинается новая жизнь, в которую мы должны влиться быстро и красиво. Одно слово «студентки» чего стоит! Могу целую лекцию по философии рассказать, если тебе это поможет свыкнуться с новой мыслью, что ты – студентка. И прекрати дымить, - Соловьёва серьёзным видом посмотрела на меня.
Достаю из белой пачки пятую сигарету, при этом пристально всматриваюсь в лицо подруги:
- Ладно, детка…- Ленок смотрит на меня выжидающе, - Я знаю, что мне не нужно прикладывать массу усилий, чтобы кому-то там понравится, не горю желанием,– втягиваюсь новой порцией яда.
- Мне хватает тупо выпрямить волосы, - делаю ангельское выражение лица с сигаретой во рту, - надеть удобную одежду с кедами, - приглаживаю свои волосы рукой, – Заметь удобную, практичную, не прилипающую к трусам вещь. Стать нормальным человеком и валить в универ, с целью повысить знания и познакомиться с преподавателями, нежели с парой или тройкой типчиков вроде тебя. Ну, может купить в продуктовом ларьке сигареты. Заметь, есть восемнадцать, могу даже паспорт показать, - выпускаю очередной поток дыма из легких, - И я курю в окно.
Говорю совершенно спокойно, при этом улыбаюсь так сладко, что самой противно. Пусть побесится. А то, как обычно пытается копаться в чужой душе. Социолог хренов.
- Ты слишком обычная и наивная, Катьк. В нынешнем мире выживает только тот, кто привык получать от жизни всё, - Ленка обувает сапоги на шпильках, - Представь себе, вот это та самая «прилипающая вещь к трусам», - подруга показывает на обтягивающее, строгое платье в горошек, - помогла мне завоевать Кирилла, нашего физрука. У меня в отличие от твоей тройки в аттестате, красуется пять, заметь, кстати, с приличным вырезом декольте. И после этого ты, моя праведница, до сих пор будешь выходить на улицу в своих башмаках?
- Уже вышла, - кидаю пару слов, перемещаясь на лестничную площадку, показывая средний палец.
«Дура…» - это единственное слово, что я могла расслышать, выходя из подъезда и закуривая новую сигарету, не обращая внимания на накрашенное и вопящее белобрысое чудище, идущее следом за мной.

И вот универ. Университетский корпус «Б» или «А» - это совершенно не важно. Они так идентичны, что отличить одно здание от другого не возможно.
Сегодня у нас должно состояться первое знакомство с одногруппниками. Зная то, что мы с Леной поступили на разные направления, я всё равно не могу ещё свыкнуться с мыслью, что придётся веселиться и «выживать» там без неё. Вот как Ленок, с её блондинистыми извилинами и кудряшками на голове, смогла поступить на политологию, а я с угрюмым видом и с пожизненным пофигизмом на психологию? Чем она думала, идя на такую нудитскую профессию? Ответ прост – за неё решили родители. А за меня?..
Радует только одно: учиться мы будем в одном университетском корпусе.
Однако я снова сижу на скамейке возле парадного входа одна под дождём, чему однозначно не рада. Приспичило же Ленке сходить и купить в газетном ларьке тетрадку. Раньше она этого сделать не смогла?! А народ всё толпится возле ворот и толпится - придурки. Иногда мне становится понятно, почему Соловиха так долго собирается, и я её полностью поддерживаю в эти минуты. Главное, опоздаешь, но не увидишь всех этих выряженных, немного перемазанных куриц. Ленка-Ленка, а ведь была…
- …нормальная баба с мозгами!
- Прости, это ты мне? – я поднимаю свои серые глаза на очень странного, накрашенного – мысленно впала в каплю - молодого паренька.
- Нет. Молодой человек, идите, погуляйте только подальше от меня, - кладу руку в карман и «где же они!?». А ведь сегодня я их точно брала с собой:
- Ленка – курица, стащила!!!
Это зараза уже пять лет пытается меня отучить от курения. Сначала какая-то трава, потом пластырь, затем – некуда девать деньги - электронная сигарета. Словно каждый день тест на алкоголь прохожу.
И в это время в моей голове всё перемешалось: страх, странный парень, неожиданный разговор, мысли вслух, пачка сигарет и что у меня в кармане только двадцать рублей на проезд обратно. Блять, я ненавижу сегодняшний день и бабушку, которая вечно экономит на внучке.
- Держи, - я повернулась лицом к человеку, который должен был уже уйти. Однако он стоял с протянутой мне белой пачкой сигарет и улыбался.
- Они же мои любимые! – с радостью бросилась я на шею своему спасителю.
- Ладно, за вкус я тебя хвалю, - он вскинул одну бровь вверх, удивляясь то ли моей быстрой смене на «ты», то ли было что-то ещё, чего я могла забыть в суматохе, - И за спасение тоже, - достаю из пачки снежную, такую пленительную сигарету.
- Ты не первая, кто мне это говорит, - неожиданно спокойно ответил парень, присаживаясь рядом – на край скамейки, - Я почему-то всегда знаю, кому что надо.
- Ты – ясновидящий, - ухмыляюсь я.
- Возможно…
Пока затягивалась новым потоком гадости, я увидела: каким он был, мой новый приятель. Такой слегка небритый и голос немного с хрипотцой, карие глаза, подведённые чёрным карандашом. Брр… Жутко, конечно. Серёжки в обоих ушах.
Однако может показаться дико, но длинные волосы и выбритые виски – симпатично!
И походу не только я пристально рассматриваю собеседника, но и он меня. Ну, ярко накрашенные брови, ноль макияжа на глазах и губах, татуировка на левом запястье по дурости, рыжие волосы, а одежда вообще не примечательна.
- На кого ты поступила?- глупый вопрос, на который вряд ли можно найти хороший ответ.
- На психолога.
- А почему с таким подавленным голосом?
Мне вот интересно:
- Мать твою, ты знаешь такую поговорку: «любопытной варваре на базаре нос оторвали и лохматые патлы».
– Психолог – это неплохо, - он, что мои слова мимо ушей пропустил! - Лечишь людей словами или наоборот убиваешь их ими же, - если бы ты знал, сколько раз я выносила мозг предкам, - А можно и иначе приставить эту картину: помогаешь людям верой, надеждой и любовью. Я тоже поступил на психологию.
- Красота... Как я вижу, ты любитель философствовать, - с укором заметила я, - К сожалению, меня не прельщает данная профессия.
- Зачем же тогда поступила? – будничным тоном спрашивает мой новый приятель.
- В семнадцать лет нечем было заняться. Решила, что стану психологом и в одиннадцатом классе сдала биологию. Просто моя юная дурость.
- Как и татуировка на левой руке, просто баловство? – не унимаешься никак. Только хотела ему что-то сказать:
- Минуту подожди, - достаю телефон из кармана, - Договорим...
«Милая, слушай,- доносится из трубки оживлённый и весёлый голос матери, - Сегодня я хочу, чтобы ты ночевала у меня и чтобы пришла раньше и приоделась. Бабушку я уже предупредила».
- Зачем? – пристально смотрю на нового знакомого, который хочет бесшумно уйти, - Зачем ты мне звонишь по таким пустякам?- останавливаю приятеля рукой.
«Дорогая, ты же знаешь, что я познакомилась с очень хорошим учителем, - даже ежу станет понятно, что она при этих словах покраснела – извращенка, - И сегодня я решила тебя с ним познакомить. Отказа я не потерплю и, доченька, сигареты тоже. Дмитрий просто терпеть не может курящих дам, а я не могу ему показать, что моя дочка - невоспитанная девочка. Я уверена он тебе понравится, также как и мне».
Как слащаво!
- Может, я пойду, - очень тихо спрашивает приятель. Убираю телефон от уха:
- Вместе пойдём. Всё равно мою подругу не дождаться. А ты меня как-никак выручил. К тому же оба психологи, - ухмыляюсь и снова говорю будничным тоном в телефон, - Мам, я сейчас занята. В четыре позвоню. Пока, - нажимаю кнопку «Отказ».
- Прости, - смотрю на время, - Совершенно не ожидала, что эта женщина вспомнит обо мне. Кстати, как тебя зовут?
- Андрей, - он почему-то улыбнулся, - Нам пора.

Мы опаздываем на общее собрание первокурсников-психологов уже на тридцать минут. Стоим пред зеркалом, как два придурка. Вернее сказать, я стою возле окна, а мой новый приятель, Андрей, красуется перед ним. Словно предо мной не парень, а моя подруга Ленка. Гусь!..
- Мы опаздываем, - тактично замечаю я и как бы ненароком свечу телефоном в зеркало.
- Ничего страшного.
«Ничего страшного» - сказал он?! Я любила опаздывать в школе, но не в первый же день в универ. Меня же потом бабулька с потрохами съест.
- Не волнуйся, - Андрей говорит совершенно спокойно, - университет – это как школа, только больше и свободнее. Тебя всё равно в первый день не запомнят.
Неужели он и вправду ясновидящий и читает мои мысли?
Да, нет! Бред.
Просто это очевидный факт, а я немного нервничаю пред этой новой жизнью. Ленка-идиотка бросила меня на входе да ещё наговорила утром глупостей.
- Ну, что пойдем, - спрашивает снисходительно Андрей .
- Давно пора, - ухмыляюсь я.

-Ну, что, иди! – тихо говорю Андрею.
Парень подошёл к двери и слегка замешкался, дотрагиваясь до деревянной ручки:
- Только после Вас, курящая леди.
- Да, иди ты к чёрту, - рычу на него и приоткрываю деверь слегка ногой.
Тишина. Никого в аудитории нет. Только какой-то парень встаёт из дальнего угла круглого стола и выходит в коридор.
- Как хорошо, что препода ещё нет, - плюхаюсь на свободный стул и утаскиваю за собой Андрея. Тот садится рядом, - Мне интересно: мы точно не ошиблись аудиторией?
- Нет, на табличке написано «Кафедра психологии», - спокойно отвечает Андрей и смотрит на вошедшего снова молодого человека. По виду, наш одногруппник.
- Добрый день, я ваш препод, - парень делает ударение на слово «препод», снимает свой серый пиджак, попутно развязывая галстук, вешая его на стул вслед за пиджаком, и расстегивает две пуговицы на белой рубашке, - И заведующий кафедрой «Психология», - я почему-то начинаю краснеть от его очень спокойного и немного грубого голоса, - Поляков Дмитрий Александрович.
Преподаватель садится очень аккуратно на свой стул, кладёт айфон на край стола и достаёт серебристую ручку-паркер из своего портфеля, при этом нагло улыбаясь нам с Андреем.
Чёрт! Да, он совсем молодой.
- Высокий, гадкий и мерзкий тип, - говорю так тихо, чтобы услышал меня только мой сосед и чтобы прогнать наваждение, которое охватило меня в этот момент. Дмитрий Александрович… - словно смакуя его имя во рту, я думаю: «Хочу курить!»
- Прошу любить и жаловать, - заведующий кафедрой понижает свой голос и записывает что-то у себя в блокноте.
Он пишет ручкой очень медленно, такое ощущение, что вырисовывает наши портреты у себя на листке. От этого у меня пересыхает во рту и хочется поднять руку, чтобы спросить у него разрешения выйти в коридор, но я сижу. Тихо, словно забыла все слова, сижу и смотрю на своего молодого профессора.
Слава богу, что через какое-то время он отрывается от своего занятия и пристально, с холодным блеском в глазах смотрит снова на нас, спасая меня от жестокой и нервной пытки:
- А Вы, наверное, Воронцова и Седов, - слегка удивлённо спрашивает преподаватель, - Я как погляжу, вы любите опаздывать, - он потянулся за двумя карточками, - Ладно, я понимаю на одну минуту, хорошо, разрешаю на десять, - открывает первый студенческий билет, - Седов, - отдаёт билет в руки Андрею, при этом совершенно не смотря на него, - Воронцова, - поднимает на меня глаза и, ухмыляясь, кидает студенческий на парту.
- Сволочь…- шиплю совсем тихо я, чувствуя, как холодная рука Андрея прикоснулась к моей дрожащей от злости руке.
Главное не сорваться. Ловлю себя на мысли, что хочу убить препода.
В это время Дмитрий Александрович начал просматривать какой-то университетский журнал. Он так невесомо и едва ощутимо переворачивал эти страницы, что мне хотелось растворится прямо на месте. И при каждом удобном моменте он смотрел пугающим взглядом на нас, как бы говоря: «Опоздали раз, опоздаете и во второй раз!»
Мы просто молчали. Нам не было стыдно или было. Это не важно! Главное то, что этот самодовольный индюк - препод разыгрывает из нашего опоздания большую комедию. Тоже мне психолог.
- Дмитрий Александрович, - спокойно начал говорить Андрей, - Мы опоздали не по уважительной причине, - я смотрю на своего приятеля, как на сумасшедшего, - Это - правда, - он старается сказать как можно мягче, чтобы не сделать ещё хуже, - Но я Вас уверяю, что следующего раза не будет.
Поляков усмехнулся. Он положил журнал в портфель вместе с ручкой и поднял свои черные глаза на Андрея, при этом сохраняя полностью невозмутимое выражение лица.
- Мы точнее постараемся, - я вмешиваюсь в разговор в надежде на то, что молодой учитель нас отпустит.
У Дмитрия Александровича при моих словах меняется выражение лица на снисходительное, как я заметила. Он жестом показывает нам обоим на дверь, намекая, что мы свободны. Однако сам же неотрывно смотрит за каждым нашим движением, не выражая никаких эмоций и ничего не говоря.
- Слишком пошлый на вид, – это единственная здравая мысль, которая посетила меня за сегодняшний день.
- Ты сказала это вслух…

Примечания:

You gotta get up and try try try
Gotta get up and try try try


(Ты должен подняться и пытаться,
Должен подняться и пытаться).

Pink. Try.
Утверждено Mimosa
Helga
Фанфик опубликован 09 июля 2014 года в 13:28 пользователем Helga.
За это время его прочитали 466 раз и оставили 1 комментарий.
0
LiraLuni добавил(а) этот комментарий 14 июля 2014 в 11:43 #1
LiraLuni
Добрый день, Хельга (Наконец-то, я пишу после длительного отпуска)!
Смотрю, что ты начала выставлять работы и на НК. Похвально очень похвально :*.
Начало завораживает... Правда, "Пролог" твой просто нагнетает какое-то нездоровое ощущение "безысходности положения Кати". Брр!
Ты знаешь, моя милая, мне безумно нравится: как ты пишешь эротику. К сожалению, здесь ты не выставила вторую и третью главу((, что меня угнетает. (А я прекрасно знаю, что у тебя она есть, и кое-где ты её выставила ...тшш!)
Прошу тебя, Хельга, не заставляй долго ждать с продолжением)**

С уважением, Истеричка).