Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Юмор Сбылась мечта идиота. Глава 12

Сбылась мечта идиота. Глава 12

Категория: Юмор
Сбылась мечта идиота. Глава 12
Глава _12. Январь. Тяжело в учении

Ты сам прекрасно знаешь:
Такие как мы, здесь не выживают!
О чём ты говоришь, Итачи?
Какие тренировки?
Мы не созданы для того чтобы быть шиноби!
Разве мы похожи на вас, идиотов?! © Акане


Смотря вслед удаляющейся подруге, которую так настырно куда-то утащил клон Учиха, Акане, недолго думая, направилась в комнату, где ночевала, оставив наедине спорящих Кисаме и Итачи.

Она застыла посреди комнаты, пытаясь вспомнить куда положила свитки, которые вчера ей принесла Конан, и попутно стала развешивать мокрую одежду на спинки стульев. Обнаружив пакет, в котором они находились, возле дивана, девушка достала из него один из свитков и повертела его в руках: по состоянию бумаги было видно, что он весьма новый.

Тяжело вздохнув, осознавая, что вместо того, что можно было досыпать ещё добрые пару часов в это «прекрасное» утро, ей придётся заниматься чтением. Несмотря на то, что Акане любила читать, её не прельщало то, что ради этого ей придётся прерывать каждый день свой сон. Всё-таки Настя больше любила спать, чем читать. Вообще, она любила спать больше чем все остальное, а студенчество научило её ценить эти редкие моменты, как последнюю сигарету, которую наглые одногруппники пытаются всяческими образами отжать.

Немного повздыхав о своей жизни, голубоглазая стала медленно разворачивать свиток, мысленно придумывая петицию полную возмущения о столь строгих правилах, не переставая удивляться: «Какого хрена меня подняли так рано?»

В скудном свете, что проникал с других комнат, ей было очень трудно разобрать текст. Акане осознала, что здесь ей не удастся прочесть его, после чего она решила направиться в ещё одно знакомое ей помещение — кухню.

Войдя в комнату, рыжая вспомнила поговорку, которая вечно её раздражала, особенно когда она слышала её из уст Ярика: «Женщина, твоё место на кухне!»

Включив свет, девушка забралась на диван, при этом не забыв поджать под себя ноги, поудобнее уселась, после чего раскрыла перед собой свиток. Крокозябры, которые поначалу не хотели складываться в читабельный текст, по мере всматривания в них стали приобретать смысл. С удивлением она отметила, что иероглифы больше были похожи на смесь Вэньянь* с современными японскими иероглифами.

«Чудеса чудесные!» — подумала она, мысленно вознося молитву благодарности чуваку, который их сюда отправил, за то, что наградил её функцией чтения местного письма. А через секунду она уже возносила проклятия за то, что он их просто сюда отправил.

Только она прочла заголовок текста: «нравы и жизнь общества», как в дверном проёме возникла фигура, которая вызывала в ней некое омерзение: то ли оттого, что он накануне её пытался придушить, то ли оттого, что именно ему выпала честь сообщить с утра о столь раннем подъёме.

Итачи замер на пороге, сам не особо стремясь заходить туда, но приказ, который он вчера получил через Конан, от Лидера, был не терпящим возражения: следить за Акане, попутно охраняя её и отвечая на все интересующие ту вопросы.

Парень присел рядом с ней, и, не зная чем себя занять, тоже начал читать

Учиха с удивлением подумал: для чего ей это? Ведь то, что там было написано, было известно каждому, ведь это было неотделимо от их жизни. Складывалось чувство, что та учится основам, как ученики академии, только вступающие во взрослую жизнь.

Тогда к Итачи в голову закралась мысль, что все, что им известно о них, на самом деле ложь. Отсюда же вырисовался вопрос: то ли все было спланировано, то ли рыжая мастерски обманула Лидера, в чём парень очень сильно сомневался.

Продолжая спокойно сидеть, наблюдая за ней, он мысленно отмечал то, что Акане было трудно сосредоточиться: она часто вздыхала, бросала косые взгляды на него и уже раз в десятый нашёптывала одну и ту же строчку.

Резко отложив от себя свиток, Настя резко встала, прищурив глаза, взглянула на парня, уже приоткрыв рот, будто бы желая что-то сказать, но также быстро передумала. Схватив свои вещи, она направилась прочь из комнаты.

«Бесит эта Мадама…» — зло подумала она, ища другую комнату, чтобы продолжить чтение вдали от раздражающего субъекта. Она застыла около входа в кухню, размышляя в какую сторону ей направиться. Покрутив головой, она решила пройти вперёд, дабы рассмотреть обстановку, и хотя бы мысленно составить план убежища, чтобы в дальнейшем не теряться.

Пройдя немного, она заметила слегка приоткрытую дверь, и съедаемая любопытством заглянула туда. Комната оказалась стандартного размера для этого убежища, с множеством заставленных полок вдоль стен и кучи хлама около них. Чего там только не было: дорогие вазы, картины, что-то наподобие подсвечников; терракотовые статуэтки, старые потрепанные свитки и поломанные швабры, что особо удивило голубоглазую и навело на мысль, что кто-то, по всему видимому, пытался навести здесь порядок, что, впрочем, не получилось.

Девушка, подумав о том, что выбора у неё особо не было, а в этой комнате был свет, который она минутой ранее включила, решила осесть здесь. Умастившись на полу, отодвинув подальше запечатанную коробку, которая, к слову, была не из лёгких и слегка позвякивала, будто бы бутылки ударялись друг о друга, развернула свиток.

«Из всех земных дел, что благородный муж обязан сделать, следуя чистоте духа и разума, объединяя их в природу свою вечности, это внести все то, что наделило и сделало из него благородного мужа, в то, что является его продолжением. И как цветки Сакуры, рождающиеся на восходе, и впитывающие в себя все то, чем наделено их солнце, энергию рождения и цветения, под вечер гаснут и умирают, не забывая отдать всю душу тем цветкам, что родятся на восходе…»

«Дело ясное, что дело тёмное…» — Акане задумалась о том, что все же без третьего лица, которое смогло бы объяснить «что за нах?», не обойтись. В общем-то, Настя считала себя довольно образованным и умным человеком, пока не наткнулась на сей текст, который ввёл её в ступор.

От размышлений о том, что она постепенно деградирует, её отвлек скрип двери и знакомое лицо, которое она ранее мысленно назвала «Мадама». Посчитав ниже своего достоинства просить помощи у этого «недостойного», по её мнению, человека, рыжая молча встала и покинула комнату, прихватив с собой все свои вещи, в очередной раз, оставив Учиха в одиночестве.

Ускорив шаг, в попытке оторваться от парня, Акане сама не знала, куда шагала, пока в её голову не закралась мысль, что есть в убежище такое место, куда Итачи не посмеет зайти. И с хитрой улыбкой на моське, она направилась в туалет.

Зайдя внутрь, девушка, прищурив глаза, разглядывала дверь, в поисках защёлки, которой не было. Она удивилась извращённой или жмотской натуре того, кто строил убежище. Тяжело вздохнув, она все же решила остаться здесь. Опустив крышку, она присела, и стоило ей только в который раз развернуть свиток, как дверь резко распахнулась.

— Хули ты, блять, место просто так занимаешь? Пиздуй отсюда, — Настя ошарашено захлопала глазами, осознав, что если её не найдёт Итачи, то найдёт кто-нибудь другой. Любезно уступив место Хидану, девушка быстро выскочила из туалета, напоследок крикнув через захлопнувшуюся дверь:

— Крышку потом опусти! – и, не дожидаясь отборного мата, пошла дальше, искать «Тайную комнату» в которой её не найдёт Итачи. Внезапно её посетила гениальная и в ту же минуту бредовая идея, где можно спрятаться от вездесущего парня. Развернувшись, рыжая направилась в комнату Учиха, надеясь на то, что там он будет искать в последнюю очередь.

Осторожно открыв дверь и заглянув внутрь, она убедилась, что это его комната, и в том, что хозяина сих владений не было на месте. Настя зашла и удивлённо оглянулась, что с утра не заметила некоторых деталей интерьера.

«А, может, их тут вообще не было?» — мелькнула мысль в её голове, когда она рассматривала невесть откуда взявшийся угловой стеллаж и низкий столик посреди комнаты. Но, нагло улыбнувшись и несмотря ни на что, она быстро направилась к кровати, по-царски плюхнулась и развалилась на ней.

Поудобней устроившись, голубоглазая, с неким отчаяньем, в очередной раз принялась за чтение.

«…и как цикада, ищущая лучшее место для своего перерождения, так благородный муж должен искать лучший цветок, что только расцвёл и ещё не познал скверны. И под стать благородному мужу, жена его должна обладать качествами, что впитала с младенчества, ибо только благородная жена может исполнить свой долг и родить детей, достойных клана…»

«Что блять?»

Акане чувствовала, что скоро начнёт плакать в попытке хоть что-то разобрать и расставить по полочкам написанное в этом свитке. Ну, или порвёт его к ебеням. Она уже начала сожалеть о том, что сама себя нарекла на эту участь.

И именно в этот момент дверь в комнату открылась, и девушка своим взглядом столкнулась с прищуренным взглядом Учиха.

— Ладно, я сдаюсь. Объясни мне, что тут написано, — она жестом указала на свиток, который уже слегка возненавидела. Парень, ничего не сказав ей в ответ, зашёл в комнату, прикрыв за собой дверь, отчего та слегка напряглась, ожидая расправы. Но Итачи не оправдав её скрытых страхов, самым наглым образом, прилёг рядом и, закрыв глаза, начал тихо сопеть, чем ввёл Настю в ступор.

Посмотрев на эту картину, Акане плюнула на все, решив отложить чтение на потом, попыталась заснуть, напоследок подумав:

«Интересно, как дела обстоят у Ками?..»

***

Девушка медленно открыла дверь и также медленно вошла в комнату кукольника. Тот же, не обращая на него никакого внимания, доставал какие-то свитки и складировал их возле стола, видимо, подготавливаясь к тому, чтобы обучать её.

Ками, оглядев парня, невольно заметила, что тот ниже её почти на полголовы. Красные волосы аккуратно ложились на ворот плаща, а его лицо не выражало никаких эмоций. Хотя, это было не странно, все же человеком назвать его можно было с большой натяжкой. Брюнетка никак не могла понять, что же заставило сделать из себя очередную марионетку. Может, это позволяло ему быть сильнее, но…

Лера даже не заметила, что несколько минут стоит неподвижно у двери, разглядывая хозяина комнаты, что уже успел приготовить все, что необходимо для тренировки, и усесться в кресло.

Когда Сасори поднял свой взгляд на Камиллу, она, откровенно говоря, растерялась, не зная, что ей делать и как себя вести. Кукольник, лёгким жестом руки, указал девушке на стол, якобы говоря, чтобы она подошла к нему.

Собравшись с мыслями, она послушно последовала к нему. Подойдя вплотную к столу, она остановилась и так и смотрела на парня, не зная, что сказать. Казалось, будто все слова резко пропали, а ноги предательски дрожали.

«Ну хули он молчит?» — мысленно возмутилась Ками, готовая в любой момент провалиться сквозь землю. Ей даже казалось, что щёки пылают огнём, а сердце предательски, в испуге, значительно ускорило свой ритм.

Красноволосый, хмыкнув, решил все же начать разговор, оповещая брюнетку об её тренировках.

— Ты знаешь что-нибудь о технике «мистической руки»? — спросил тот, как-то безразлично смотря на юную особу перед ним.

— Может быть, — елейным голоском протянула та, не желая показаться глупой, и, в то же время, понимая, что не знает название техник.

— Техника мистической руки позволяет пользователю лечить раны, концентрируя свою чакру в ладонях. Чем лучше пользователь натренирован, тем сложнее раны он в состоянии лечить. Подобное дзюцу весьма полезно в бою, так как не требует ни особого медицинского оборудования, ни инструментов, — поучительным голосом рассказал Акасуна, внимательно наблюдая за Камиллой.

— Знаю, — одобрительно кивнула Лера, слегка улыбнувшись, — я слышала о ней.

— Однако для овладения подобной техникой необходим довольно хороший контроль чакры, поэтому лишь высококвалифицированные ниндзя-медики свободно используют эту технику.

— То бишь, для начала придётся изучать контроль чакры? — удивилась девушка.

— Сначала я посмотрю, на что ты способна, а потом будет видно.

«Странно… вроде бы Сакура сразу приступила к этой технике… или не этой? Хуй победи, вот знала бы названия. Кстати, а почему Сакура, пользуясь техниками, никогда не выкрикивала её название, как остальные?..» — она погрузилась в раздумья, не замечая, что в буквальном смысле зависла, смотря куда-то на стену за спиной нукенина, не обращая на того, собственно, никакого внимая, полностью проигнорировав его слова.

— Кхем, — отвлёк он её от размышлений, — так что ты заешь об этой технике?

— Да в общем-то… больше ничего, — прикрыв глаза, брюнетка улыбнулась, — а как долго её изучать?

— От трёх месяцев. Хотя, были люди, которые смогли освоить её немного быстрее остальных, — он замолчал, вновь приподняв взгляд на Камиллу, будто бы желая посмотреть на её реакцию, — но не думаю, что это относится к тебе.

— Почему? — резко выпалила та, не подумав. Парень хмыкнул, и, было уже, хотел что-то ответить, как Лера опередила его, — впрочем, скорее всего, это так, — она прекрасно понимала, что, судя по всему, техника будет даваться ей, как и любому другому шиноби, хоть она и загадала её как уже привитый навык. Все же, привыкнуть к чакре, печатям, и, вообще, к этому миру, требовало времени. Не факт ведь, что она управится и за три месяца. — И что мне делать? — изогнув бровь, поинтересовалась та.

***

Выйдя из логова, Ками лицезрела довольно интересную и завораживающую картину:

— Какого хрена? Объясни мне: какого хрена ваши девушки должны выходить замуж в тринадцать, а в четырнадцать первенца рожать?! — возмущённо, чуть ли не кричала Акане, размахивая руками, явно недовольная чем-то. Итачи было хотел что-то ответить, но она не желала успокаиваться. — Вы что, ебанулись все здесь? Это явное нарушение прав человека! И, вообще, это дискриминация женщин в обществе! Как так можно? Вы же современные взрослые люди?! Пошли в жопу ваши кланы! Знаешь, где я ваши кланы?..

— Я попрошу, — спокойно заявил Итачи.

— Ебать! Хули ты распизделся? Сука. Шесть часов пыталась разговорить тебя, а тут на тебе. Тебя, вообще, кто-то спрашивал?! — зло сверля взглядом Учиха, не унималась та. — Это что, такая извращённая месть за чай? Я уже раз двести извинилась! Что ты выебуешься, как целка на девятом месяце беременности? Ну, подумаешь, прочистку организма устроила? Можно сказать, второе дыхание тебе открыла! Подумаешь, не через то место! — Ками становилось страшно, ибо подругу в таком состоянии можно было крайне редко увидеть. И чем все это могло кончиться, Лера даже не могла представить. Рыжая же переходила на повышенные тона, не прекращая возмущаться. — И, вообще: какого хуя? Час дня на дворе, а меня, сука, в пять утра подняли! В пять, мать его, утра! Ради всей этой хуйни?!

Акане замолчала, с трудом переводя дыхание.

— Успокоилась? — холодно поинтересовался Итачи, не выражая никаких эмоций, будто бы не заметил всего происходящего.

— Успокоилась? Успокоилась?! Да в вашем сраном общежитии невозможно успокоиться! Ни еды, ни санитарных норм! Ни защелки в туалете! Эксгибиционисты хреновы! Тут только упокоиться можно! Хули ты вылупил на меня свои глазки, как ворона, которую в жопу Самехадой отымели?! — орала уже во весь голос Акане, явно переходя всякие границы, а за ближайшими деревьями Ками заметила, как Кисаме, Дейдара и Хидан истерически ржали.

В этот самый момент Акане тоже заметила эту троицу.

— Хули вы блять ржёте?! Совести нет! — после этих слов, Дейдара со слезами на глазу от смеха завалился на землю, явно начав уважать Акане за столь смелые слова в сторону ненавистного им Итачи.

— Кхм… Успокоилась? — ещё раз спросил Итачи, пропустив её слова мимо ушей.

— Да! — крикнула та, но решила не продолжать свой монолог.

— Тогда десять кругов вокруг убежища.

— Десять? Вокруг этого сраного уебища?

— Пятнадцать, — также безэмоционально сказал брюнет.

— Сколько? — ещё больше возмутилась девушка, и через секунду, сощурив глаза и поджав нижнюю губу, пыталась испепелить брюнета взглядом. — Да я скорее здохну, чем столько пробегу! — поставив руки в боки, рыжая стала тяжело дышать, хоть и стала осознавать, что в таком состоянии может только усугубить ситуацию.

— Двадцать, — Учиха будто бы издевался над голубоглазой, хоть его лицо не выражало подобных эмоций.

В это время, Камилла осторожно подошла к подруге и положила ей руку на плечо, дабы та немного успокоилась, на что та никак не отреагировала, хоть и замолчала. Хотя, это и было более чем удивительно для её подруги.

— Итачи-сан, а можно мне только десять кругов? — осторожно спросила Лера, не желая страдать из-за плохого настроения Насти.

— Конечно, — сухо ответил тот, не обращая внимания на рыжую, которая в этот момент воспылала ещё больше и, кажется, была готова возмущаться ещё пуще, чем прежде.

— Какого хрена? Это все из-за того, что она тоже Учиха?! Дискриминация по клановой принадлежности! — она скинула руку подруги с плеча и также подозрительно-зло посмотрела на неё, после чего, переведя взгляд на Итачи, почти шипя, добавила, — хуй с тобой.

— Он всегда со мной, — ответил тот, что чего у обеих девушек приоткрылись рты, а парни, что прятались за деревом, опять засмеялись.

Не желая нарываться ещё больше, брюнетка схватила рыжую за локоть и утащила за собой.

Забежав за логово, так, что их теперь не было видно остальным, Настя резко остановилась, чем привлекла внимание подруги.

— Лень-матушка? — с коварной улыбкой спросила Ками.

— Хуй-матушка, блять, — зло вскрикнула та. — На, короче, — Акане отделила часть металла от браслета и вновь сделала полумесяц для подруги, — заебалась сама с собой говорить.

Надев обратно кулон, она принялась бежать дальше.

«Таки что с тобой?» — поинтересовалась Лера, вырываясь вперёд.

«Итачи со мной… — загадочно добавила та. — Понимаешь, эта Мадама сначала завалилась хропеть, стоило мне только попросить его о помощи, а когда я всё-таки его разбудила, заявил, что во всех благородных кланах, типа Учих и Сенджу, девушки должны после полового созревания сразу выходить замуж и рожать, рожать, рожать!»

«В смысле?» — пыталась узнать поподробнее Камилла.

«Забей».

Подруги лениво нарезали круги вокруг убежища, при этом каждый раз натыкаясь на стойкий взгляд Учиха, в котором виднелся упрёк. Пробежав пятый круг, они, с трудом переводя дыхание, решили сделать паузу, и на этой невесёлой ноте перекурить, пока Итачи их не видел.

Спустя пять минут, когда брюнет заподозрил что-то неладное, ведь девушки должны были уже давно показаться из-за угла, он решил проверить в чём дело.

***

— Настя, смотри, — Лера, взяв сигарету в левую руку, показала подруге пальцы на правой. На указательном пальце была будто бы нарисована, звезда, а на среднем — луна.

— И что это за хрень? — выдыхая дым, спросила та.

— Чего не знаю — того не знаю, — пожала плечами Лера.

Когда перед девушками стали слетаться вороны и при этом собираться, словно пазл, в образ Итачи, который предстал перед ними через мгновенье, из рук тех выпали почти докуренные сигареты.

Зло посмотрев на них, при этом удивляясь их наглости, Итачи одним движение руки забрал пачку сигарет, что брюнетка держала в руке, и с немного ошарашенным видом посмотрел на неё. Большая надпись «Marlboro» на бело-красной пачке и подпись снизу «Куріння вбиває»** показались ему более, чем необычными. Такого письма он ещё не видел.

В этот самый момент, Итачи во второй раз задумался, что с этими девчонками не все так просто.

Подняв взгляд на самих нарушителей дисциплины, которые даже не пискнули за это время, он мысленно отметил то, что они все ещё тяжело дышали и порядком устали. Решив, что для первого раза будет достаточно и пяти кругов, он указал рукой куда-то вдаль.

— Через две минуты жду вас там, — после этих слов он направился вперёд, прихватив пачку сигарет с собой, и не дожидаясь пока те последуют за ним.

Устало переглянувшись, подруги, пошагали к тому месту, куда указал Итачи. В двухстах метрах от убежища за небольшим холмом находилась так названная тренировочная площадка. Небольшая поляна, что находилась недалеко от дугообразного пруда, надёжно была спрятана среди вековых деревьев.

Вымотанные бегом они не находили сил даже на то, чтобы возмутиться, просто подошли ближе к Учиха, что сидел на поваленном дереве, и стали наблюдать за тем как парень методично брал с конфискованной пачки сигарету за сигаретой, аккуратно рвал и высыпал табак себе под ноги.

Ками с опаской покосилась на Акане, ожидая очередной вспышки гнева, но та, напротив, была весьма спокойна.

«Видно, батарейки сдохли», — подумала она, смотря на апатичную подругу.

«Ага, — ответила Настя, поняв смысл слов подруги, — а эта Мадама мою подзарядку уничтожает. Кстати, много у нас ещё сигарет?»

«Ну, — задумалась Камилла, — из блока, что я ложила в сумку, это была первая пачка».

«Значит, пока живём».

Уничтожив последнюю сигарету, парень встал и начал внимательно осматривать девушек не так, как обычно.

— Закатите рукава и приподнимите футболки, что бы был виден ваш живот.

— Зачем? — удивилась Ками, — вы будете к нам приставать?

Учиха ничего не ответив, сам подошёл к брюнетке. Не дожидаясь, когда она сделает то, что он приказал, Итачи закатил короткий рукав футболки, чтобы было видно плечо девушки, и начал аккуратно надавливать на мышцы.

Подруги переглянулись, уловив суть происходящего: Итачи проверял состояние и уровень натренированности их мышц.

Быстро прощупав руки Ками, он бесцеремонно задрал её футболку, оголив весь живот. Она не успела возмутиться, как Итачи принялся щупать её своими холодными пальцами.

Не проронив ни слова, то же самое он проделал и с Акане.

Постояв с минуту молча, парень начал свою речь:

— У вас отвратительное состояние мышц, складывается чувство, что вы все жизнь провели при дворе Дайме, а не в лаборатории Орочимару. Даже для своих экспериментов он выбирает лучше тренированных людей, чем вы.

«Это он нас так только что обидел?», — растеряно спросила Ками.

«Ага, мы, видно, и на сырье для экспериментов не тянем».

— С этого дня, — продолжал парень, — вы каждый день, кроме простой разминки, будете также выполнять упражнения на развитие мышц.

Девушки тихо простонали.

— Так, что для начала: по пятьдесят отжиманий от земли, упражнения на пресс и растяжку…

Итачи не успел договорить, как недалеко появилась голограмма Пейна.

«Акане, подойди».

— Извините, начальство вызывает, — рыжая улыбнулась, оставляя подругу на растерзание парню, счастливо пошагала к Пейну.

— Что здесь написано? — Итачи кинул пачку из-под сигарет Камилле, а она, кое-как словив её, мысленно материлась на свою рассеянность.

Взглянув на слегка помятую пачку, она проглотила ком, внезапно появившийся в её горле.

— Не знаю, — пожала Лера плечами, в надежде, что это прокатит, — купили в какой-то деревне, — мило улыбнувшись, врала девушка.

По выражению лица парня, было сложно понять, поверил он или нет.

— Что ты имела в виду вчера?

— А? О чём это ты? — почесав затылок, Ками пыталась улизнуть от ответа.

— В гендзюцу, — уточнил тот, желая узнать больше.

— Это… я лишь сказала то, что видела Акане. Она же экстрасенс, — глупая улыбка появилась на лице брюнетки. Мысленно она ликовала, считая, что после этого все вопросы должны отпасть.

Акане медленно подошла сзади, и в тот же момент воцарилась тишина, а парень стал на неё как-то странно смотреть.

— Что ты знаешь? — вдруг спросил тот, из-за чего рыжая на него недоуменно уставилась.

«Это он о чём?» — Настя, прищурив глаза, посмотрела на подругу.

«Да я, кажись, лишнего взболтнула», — мысленно хихикнула та.

«Это-то ты умеешь», — с укором она посмотрела на брюнетку, после чего перевела взгляд на Итачи.

— Знаю о чём?

— О Саске, — Итачи зло смотрел на девушку.

— Каком ещё Саске? — Настя невинно захлопала глазками, а брюнетка, подыгрывая той, тоже удивлённо посмотрела на Учиху, будто бы впервые слышит это имя.

Итачи же, поняв, что они пытаются от него утаить что-то, решил добиться ответа немного иным способом, и когда Ками поняла, что он вновь захотел попытаться ввести их в гендзюцу, она мигом подняла руку, дабы закрыть подруге обзор.

«Закрой глаза!» — приказным тоном подумала та, на что Акане в ту же секунду среагировала, а Лера, без раздумий, посмотрела на активировавшийся шаринган Итачи и тут же застыла.

***

— Зачем ты это сделала? — спросил Итачи, материализовавшись перед нею, и пронзительно смотря ей в глаза.

— Хорошее местечко, — проигнорировала брюнетка его слова, осматриваясь вокруг. Солнце ярко освещало летний лес, в котором они и стояли друг напротив друга. Птицы тихо щебетали, хотя девушка не заметила вблизи от себя ни одной из них. — Кстати, не стоит пытаться использовать эту технику на Акане, а то будет как в прошлый раз, — сообщила она, направляясь к ближайшему дереву. Будучи около него, она стала ощупывать кору, что, по ощущениям, была точь-в-точь как в реальном мире.

— Почему я не могу наложить на неё гендзюцу? — послышался голос из-за спины брюнетки.

Мягко улыбнувшись, Камилла обернулась к Учиха.

— А здесь можно тренироваться? — вдруг спросила та, всматриваясь в глаза Итачи.

— Зачем? — удивился тот, не понимая, к чему был этот вопрос.

— Ну, здесь же время летит куда быстрее, чем в реальном мире; не так ли? — промолвила та, и, не получив отрицательного ответа, решила, что права. — А, значит, можно осваивать техники быстрее, чем в реальном мире, разве нет?

Парень, хмыкнув, о чем-то задумался, и, кажется, ранее ему подобная мысль не приходила в голову.

— Так что? Тут можно тренироваться? — не отступала та.

— Думаю да, — ответил Итачи, как-то странно смотря на неё.

Вздохнув, она поняла, что тот все еще ожидает ответа на свой вопрос и не желает задавать его вновь.

— У Акане глаза зеркальные, на них не действуем на шаринган, ни бьякуган, — коротко ответила она.

«Лера!» — Камилла услышала голос подруги, и в этот же момент иллюзия, в которой она была, развеялась.

— Спасибо, — немного шатнувшись, брюнетка схватилась за Настю.

«За что?» — удивилась девушка, переводя взгляд с подруги, что коварно улыбалась, на Учиху, что был в полном недоумении.

«Ты когда со мной мысленно разговариваешь, из гендзюцу выводишь», — ответила та, выровнявшись.

«У меня голос животворящий?», — ехидно поинтересовалась Настя.

«Ага, такой что и в гроб заведёт», — ответила Ками с милой улыбкой.

Акане тяжело задышала, пытаясь придумать, чтобы сказать в ответ.

«Не нарывайся, — все же спокойно ответила рыжая, — настроения и так нет, а тут ещё и ты со своими недо-шутками».

— Начинайте, — Итачи указал на землю, решив перенести допрос на потом.

— Что именно? — Ками с подозрение посмотрела вниз, ища жучков и прочие, что могло укусить.

— Упражнения, — лаконично ответил Учиха и присел на поваленное дерево.

Девушки неохотно легли на мелкие камни и траву, мысленно помахав на прощание белым и относительно чистым футболкам.

«Чтобы я ещё раз на тренировку белую футболку одела, да никогда в жизни!» – с трудом сказала рыжая, начав упражнение.

«Ой, не зарекайся, во-оу, не зарекайся», — в ответ пропела Камилла.

«Музыкальная вставка?» — удивилась Акане.

«Ага, так веселее. Кстати, что там Пейн сказал?»

«Ничего весёлого, у Конан какие-то проблемы, поэтому она в лучшем случаи завтра утром явится».

«Мда, печально. А чего Пейн мысленно с тобой не поговорил?»

«Хз, может, с кем из Акацки поговорить надо?» — предположила Акане.

Переговаривая между собой, подруги не заметили, как Итачи, что до сих пор наблюдал за их тренировками, в отчаянии закрыл рукой глаза и отвернулся, чтобы только не видить тот кошмар, что девушки называли упражнением.

«Все хуже, чем я думал!» — в который раз Учиха подумал, что предложение Дейдары, подорвать девчонок, чтобы никого не мучить, не лишены смысла.

Сноски:

Вэньянь* — письменный язык, использовавшийся в Китае до начала XX века.
Утверждено Evgenya
Valeri7610
Фанфик опубликован 21 февраля 2016 года в 23:49 пользователем Valeri7610.
За это время его прочитали 272 раза и оставили 0 комментариев.