Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Юмор Сбылась мечта идиота. Глава 11

Сбылась мечта идиота. Глава 11

Категория: Юмор
Сбылась мечта идиота. Глава 11
Глава 11. Январь. Утро добрым не бывает



Кунай в горло вредно для здоровья. © Пейн


Ей снился сон. Поле с пожелтевшей травой, окружённое частоколом из деревьев, царапающих своими верхушками небо, и множество белых цветов, будто ковёр под ногами.

— Иди ко мне, — Он стоял на другом конце поля, без тени улыбки, и наблюдал. Она шагнула навстречу к нему легко, будто только и ждала его приказа. Он не улыбался, но дышал надрывно, скрывая своё нетерпение.

Её это веселило.

Босые ступни безжалостно сминали цветы, а в лёгком ветре слышалось перешёптывание. Ей казалось, что она не шла, а плыла, делая вместо одного шага — десять.

И вот мгновение спустя Она стоит напротив него и, запрокинув голову, всматривается в его чёрные глаза.

— Сорви цветок, — ветер закрыл его лицо красными длинными волосами, но Она успела увидеть его злую усмешку.

Она нагнулась, обхватила пальцами стебель и потянула, неохотно, с некой натяжкой, она все же сорвала цветок и протянула ему.

Он наклонил голову:

— Не правда ли, человеческая жизнь хрупка и мимолётна?

Она не понимала значения его слов.

— Смотри, — Он указал пальцем на оборванный стебель, с которого крупными каплями капала кровь.

Она ужаснулась.

Он веселился.

— Обернись, — прошептал Он.

В тех местах, где ступала её нога, образовались лужицы крови из сломанных ею цветов.

Кровавый след.

Подол её белого платья, как и ступни, были измазаны красным.

— Видишь, какой след в человеческих судьбах ты оставила?

— Я их убила?

— Да… а может и не. Это с какой стороны посмотреть.

— Зачем?..

— Зачем я заставил тебя это сделать? — Она кивнула. — Для осознания, какую сейчас власть ты и твоя подруга имеете над чужими жизнями, — Он замолчал, и очередной поток ветра встрепенул подол его чёрного кожаного плаща. — И как тебе ощущения?

— Страшно и тошно.

— Запомни это миг, и помни, что каждый ваш поступок, подобно оставленным тобой кровавым следам, оставит свой отпечаток в человеческих жизнях.

Он подошёл к ней ближе, обнял за дрожащие плечи и легко поцеловал в висок.

— Воспользуйтесь тем, что у вас здесь, — Он указал когтистым пальцем ей в лоб. — Не разочаруйте меня… как другие, — добавил Он еле слышно. Только сейчас она заметила, что еле достаёт ему до плеча, и то, как Он хрупок.

«Наверное, так и выглядит могущество», — подумала Она, перед тем как Он своей ладонью закрыл ей глаза.


Уткнувшись носом в спинку дивана, тем самым перекрывая себе доступ к кислороду, Настя открыла глаза. В это время тонкая простынка съезжала с её ног, и кто-то аккуратно, но упёрто, пытался её впечатать в выше упомянутую спинку дивана.

— Что за?.. — возмутилась Настя, повернув голову и рассматривая силуэт Леры в танцующем пламени свечи.

— Аннексия территории, что не ясно? — брюнетка стянула окончательно простынь и пыталась залезть на диван.

— А ты не прифигела? Тебе Хидан свою кровать отдал!

— Ага, но эта скотина минут пять назад вернулась, бухая, как папа Карло, лёг, и прямым попаданием ногой мне по почкам, столкнул на пол, развалился в позе морской звезды и захрапел. Так что мне ничего не оставалось, как спиздить у него свечку и пробираться в этой темноте к тебе.

Пытаясь натянуть большую часть своеобразного одеяла, выданного, по доброте душевной, Сасори, в попытке укутаться, чтобы ни один сквозняк, что тут гулял как в чистом поле, не отморозил, что так было дорого, Настя, проклиная свою подругу за идиотскую причёску, что беспощадно лезла в рот, спросила:

— А время хоть сколько?

— Кукушка его знает, я что, ёжик?! — бесилась Лера, толкая подругу в бок и проклиная её и Акацки, которые нежились каждый в своей кровати. — Что же так места мало? Настя, худей, я тебя прошу, а то дойдёт до того, что будем кровати отживать у Акацки!

— Если бы кто-то вчера не разрушил полстены в нашей камере, где смертью храбрых погибла единственная свободная кровать в этом, мать твою, убежище, я не выслушивала бы твоё нытьё!

— Офигеть, то есть я во всём виновата?! — подруги не замечали, как переходили на повышенные тона. — Как я помню, все началось с того, что кто-то, не буду тыкать в его наглую рыжую морду, неудачно пошутил!

— Не впутывай сюда Пейна, он же святой человек!

— Я не про него, дура!

— Я знаю!

— Заткнитесь, — холодный голос Сасори, будто кушак ледяной воды, остудил девушек. — Начало пятого утра, вы своим криком сейчас всех перебудите. Дейдару и так тяжело выносить, но когда он не выспавшийся — это практически невозможно.
Девушки не успели ничего ответить, как позади Сасори появился Итачи:

— Подъем, в шесть начинаем тренировки, — и без лишних слов, не обращая внимания на ошарашенные лица девушек, исчез в неизвестном направлении.

— Ками, в шесть жду тебя в своей комнате, — и, последовав примеру Учихи, Акасуна также растворился во тьме коридора.

— Что? — пискнула Лера.

— Они говорят: «доброе утро», — печально произнесла Настя.

— Они это серьёзно?

— Кажется, да, — и, не дожидаясь пока брюнетка придёт в себя, Настя поднялась, переступила через девушку в попытке слезть с дивана.

— Я теперь не вырасту, — как-то флегматично сказала Лера.

— Ты и так выше меня, успокойся. Притом я никогда не замечала за тобой стремление в баскетбол играть.

Лера скривилась, но все же поднялась, потянулась и спросила у подруги:

— И что дальше будем делать?

— Завтракать, день обещает быть долгим.

****

— В пять утра, мать вашу, в пять утра вставать. И так каждый день? Они издеваются? — продолжала возмущаться брюнетка, пытаясь на пару с подругой отыскать выключатель в кухне. Неожиданно Лера что-то задела, оно клацнуло, и девушек ослепил искусственный свет.

— Это утро мне всё больше и больше нравится, — потирая слезившиеся глаза, Настя пыталась на ощупь найти стол.

— Так, — минуту спустя пришедшая в себя Лера, сказала — я в туалет, а ты ставь чайник, — Настя не успела ничего ответить, как подруга убежала.

Рыжая недовольно посмотрела вслед брюнетке, вздохнула, поставила чайник, невольно удивившись, что все было на кухне как в их мире. Да, несколько устаревшая мебель: кухонная стенка с разделочным столом, шкафчиками и плиткой четырехконфорочной, большой стол под окном, небольшой потрепанный диван и пару стульев; ржавый кран, блестящий чайник, и даже холодильник, похожий на тот, что стоял в сарае её бабушки. В общем, вполне сносная кухня.

Достав две упаковки рамена, Настя начала обыскивать шкафчики в поисках чего-то интересного, но кроме пары треснутых тарелок, трёх палочек для еды, и, на удивление, чистой сковородки с чашками, больше ничего не было. Холодильник был отключён, и с него жутко воняло. Девушке довелось открыть окно, чтобы проветрить комнату, и как раз в этот момент вернулась её подруга.

— Фе, что так воняет? — Лера прикрыла рукой нос и залезла на диван к Насте, высунувшись в окно.

— Холостяцкое убежище, вот что так воняет. Кстати, на завтрак рамен.

— Не так уж и плохо, вчера в обед я еле выпросила у Хидана еды, так он притащил миску риса с зелёной жижей. Я честно пыталась это съесть. Но мой желудок был против.

Настя улыбнулась, слезла с дивана и подошла к закипающему чайнику.

— Красиво, — мечтательно протянула Лера, рассматривая восход.
Настя обернулась. В открытом окне было видно краешек восходящего солнца, что окрашивал лес в яркие тона и разгонял мрак.

— Угу, — рыжая залила кипяток в ёмкости, — только вот интересно.

— Что именно? — Лера подтянула к себе свою порцию рамена и уныло размешала лапшу.

— Когда я летела к Пейну, то с высоты не было видно окна, а когда я возвращалась обратно, то оно было видно, притом отлично, но вблизи. Почему? — голубоглазая села рядом и также уныло посмотрела на свой завтрак.

— Потому что вокруг убежища установлены печати-гендзюцу, — Пейн неожиданно материализовался посреди кухни, тем самым перепугав девушек.

— Бля, мы же поседеем так, — воскликнула Лера, при этом хлопая по спине подруги, которая подавилась раменом.

Пейн же так и продолжал стоять и даже не пытался извиниться, Лера в ответ сканировала его тем же подозрительно-раздражительным взглядом. Настя, которая, наконец, смогла дышать, изумлялась: то ли Лера с утра потеряла страх, то ли не понимала кто перед ней.

— Лидер-сама, — рыжая встала и поклонилась.

— Обойдёмся без лишнего спектакля, я пришёл не для этого.

Настя присела и толкнула Леру в бок, призывая к нормальному поведению. Лера, раздражённая ранним подъёмом, толкнула подругу в ответ. Рыжая, потирая ушибленную руку, толкнула подругу ещё раз, и так, того не замечая, они начали молчаливую потасовку, совершенно забыв о Пейне. Тот, понаблюдав за этим действом, заорал:

— МЯСО!

— Что? — позабыв обо всём, спросили девушки.

— Это, так, лирическое отступление, — отмахнулся Пейн, — я пришёл сообщить о другом. Так как вы новички, и о вас мало что известно, я не могу вас оставить без присмотра.

— В смысле? — с подозрением спросила Настя, чувствуя, что в словах Пейна скрыта угроза.

— За вами будут следить. И это не зависит от моего желания, — девушки, подозрительно сощурив глаза, переглянулись.

— Обито, — поняла Лера слова Пейна.

— Ясно. Он будет за нами следить? — девушка сделала акцент на слове "он", поглядывая то на подругу, то на лидера.

— Не лично.

— Ладно, мы ещё к этому вернёмся, — отмахнулась брюнетка, будто это нисколько её не удивило. — Вопрос в другом: какого хрена я должна идти к Сасори?

— Все претензии к ней, — Пейн указал взглядом на рыжую.

— А чё сразу я? Это ты заявила, что хочешь быть медиком, — возмутилась Настя, скрестив руки на груди, после чего обиженно отвернулась. — Ради тебя, неблагодарной, старалась!

— И теперь мне в пять утра вставать каждый день?

— Ну, так как Сасори у нас, а-ля Буратино, так что да, — рыжая коварно усмехнулась, придумав, как теперь будет называть красноволосого.

— Я на это не подписывалась! — и со всей силы брюнетка стукнулась лбом об стол.

— Ты это сама написала, — тихо сказала Настя, наблюдая за страданием подруги.

«Дети», — разочаровано подумал Пейн, с ужасом осознав, что именно благодаря этим двум можно изменить судьбу мира.

«Я все слышала», — обиженно подумала рыжая.

«Я тоже», — с коварной улыбкой сидела Ками.

«Вот на это уже я не подписывался».

«Да как бы Джашин никого ни спрашивал», — спокойно размышляла Акане.

«Бля», — подумали все трое.

— Ладно, но меня волнует другой вопрос: мы все время будем есть рамен?

— Продукты будет приносить Конан, с ней и решайте эту проблему.

— А сами мы не сможем сходить за покупками? — осторожно спросила Ками. — Я предпочитаю есть то, что сама готовила. Ну, знаете, всякое там ГМО вредно для здоровья.

— Кунай в горло вредно для здоровья, — подметил Пейн, — и пока вы не можете себя защищать, о самостоятельном выходе в мир не может быть и речи!

— О, вы так за нас беспокойтесь? — Ками наигранно смахнула с глаз слезы умиления.
Пейн прищурил глаза и ничего не ответил.

— Так, вот, возвращаясь к первоначальному вопросу моего появления: пока вы тут, за Ками будет следить Хидан, так как в ближайшее время он будет свободен. — Ками довольно заулыбалась, предчувствуя весёлые попойки. — А за Акане будет следить Итачи.

— Что? Зачем? За что? — Акане возвела руки к потолку и начала наиграно плакать.

— Он и Сасори единственные из Акацки, кто получил образование в клане. И смогут ответь на все твои вопросы. Но, так как Сасори занят обучением Ками и экспериментами, у него не будет времени ещё и на тебя, — терпеливо объяснил Пейн. — Я знаю о ваших непростых отношениях…

— Это он ещё не знает о вчерашнем чае, — шепнула Ками собеседнице.

— Но, несмотря на ваше не простое знакомство…

— Я бы сказала, что знакомство было у вас очень тесным, — продолжала шептать Ками.

— Вы должны найти общий язык.

«О, как это пошленько звучит, — подумала Лера, не решаясь произнести это вслух. Но заметив, как на неё смотрит Акане и Пейн, покраснела и отвернулась. — Какой красивый восход…»

«Последний в твоей жизни, если ещё раз так подумаешь», — зло подумала Акане.

«Настя, как это выключить?» — с паникой в голосе спросила девушка.

— Хз, самой хотелось бы знать.

Пейн, не дождавшись адекватной реакции, плюнул и ушёл не прощаясь.

— Мы пугаем людей, — печально произнесла брюнетка, снимая с себя кулон, но заметив взгляд Акане, объяснила, — это так, на всякий случай, — девушка протянула полумесяц подруге.

— Угу, и не только людей, ещё и богов. Страшные мы с тобой люди, — рыжая лёгким движением руки заставила металл присоединиться к её браслету.

Девушки доедали разбухший и остывший рамен, но настроение все так же не хотело подниматься, а предчувствуя тяжёлый и изматывающий день, хотелось пойти и где-то повеситься.

— Пошли, покурим, что ли, — предложила Акане, встав из-за стола.

— Ура, — наигранно-торжественно закричала Камилла, что птицы за окном встрепенулись и улетели со своих веток.

— Как ты думаешь, чему нас будут учить? — девушки искали выход и тихо переговаривались между собой, попутно пытаясь рассматривать и запоминать, что где находится. Серые стены не отличались друг от друга, и среди них можно было бы легко потеряться, что слегка напрягало их и вводило в недоумение: как же можно ориентироваться тут?

— Как не выводить людей из себя? — ответила в шутку рыжая.

— Этому нас родители не смогли научить, думаешь, кучке нукенинов, страдающих психологическими расстройствами, удастся это сделать? — За углом послышался шум и тихое бормотание.

— Убью тварей, как только увижу. Подорву, они познают истинное искусство!

Девушки аккуратно выглянули из-за угла. С туалета выходил Дейдара, не особо скрыто матерясь, и не тяжело было понять на кого. Его кожа была серо-жёлтого оттенка, если не жёлто-зелёного; в полутьме было тяжело разглядеть, но понять, что у него была весёлая ночка было довольно легко.

— Валим, — шепнула Ками, утягивая подругу в противоположную сторону, побаиваясь последствий вчерашнего, довольно нелепого, вечера. Обернувшись, они увидели Итачи, который стоял в конце коридора и внимательно на них смотрел.

Девушки замерли. Итачи молчал.

— Ситуация патовая, — шепнула Ками, осознавая, что фактически они находятся между двумя огнями как в прямом, так и в переносном смысле.

— Не патовая, а блядская, — Акане замерла, боясь сделать лишнее движения. И, так сказать, спугнуть парня. — Итачи-сан, мы это, извиниться хотели.

Итачи молчал.

— Мы не знали, что это не чай, — пискнула брюнетка.

Итачи молчал.

— Нам Зецу-сан сказал, что то был чай. Он нас обманул! — оправдывалась рыжая.

Итачи молчал. Девушки нервничали. Вдруг за их спинами послышались шаги и мат.

— Да ну нахуй, — простонала Лера, понимая, что это Дейдара.

— Мы все умрём, — также простонала Настя, вставая спина к спине с подругой.

В это время появился подрывник и замер, наблюдая сцену, что разворачивалась в коридоре. Кажется, его правый глаз начал подёргивать. А в это время девушкам казалось, что их сердца ушли в пятки, и смерть подкралась незаметно, зажав их в коридоре. Оставался невесёлый выбор: умереть от катона или от взрывающихся пауков.

— Я беру на себя блондинку, а ты — шизанутого, — прошептала Лера, вставая в боевую стойку, что запомнила с какого-то фильма с Джеки Чаном.

— Что? — не поняла её девушка, но все же тоже встала в боевую стойку.

Парни посмотрели на них с сомнением, переглянулись и синхронно сказали:

— Дуры, — а после этого развернулись и пошагали в противоположные стороны.

— И что это было? — спросила голубоглазая, осматриваясь вокруг.

— Не знаю. И спрашивать не хочу.

Через несколько минут, все же, найдя выход, точней, следуя за Кисаме, который как раз направлялся на улицу, девушки, оказавшись, наконец, снаружи, закурили.

Изо рта вмести с дымом выходил пар, пальцы мелко дрожали, а настроение катастрофически сходило на нет. Вот в таком состоянии их и застал Хидан, что выходил с убежища в одних штанах, чесал своё пузо и сладко зевал.

— Чего вы труситесь? — Джашинист с удивлением отметил злобные взгляды, которые девушки кидали в его сторону. — Не выспались, что ли? — усмехнулся он, явно издеваясь над брюнеткой.

— Да, твоими молитвами, — злобно сказала Ками, делая очередную затяжку.

— Я вам, — ткнул он пальцем в подруг, — сука, на всю ночь отдал кровать, а сам, бедный, — стал набивать себе цену Хидан, — отправился в странствие алкоголизма и блуда.

— Да ты просто святой, — с сарказмом ответила Акане. — И все же, я предпочла на диване ютиться.

Хидан сладко потянулся.

— И все же, не закалённые вы какие-то, — пошагала добрейшая душа Акацки вглубь убежища.

— Он, сука, ещё и издевается! — в замерших пальцах брюнетки нервно подрагивала новая сигарета. И в этот момент она сильно пожалела о том, что решила бросить курить и купила себе более лёгкие сигареты, которые сейчас ей казались «воздухом».

— Хорошо хоть не пытается убить, как остальные его побратимы. Кстати, надо что-то насчёт одежды думать, а то так и околеть можно, — Акане спрятала нос в воротник плаща, который вообще не хотел греть.

— Внимание! — девушки обернулись на голос, и в тот самый момент их окотило струёй холодной воды из ведра.

— А-а! Сука! Хидан! — заорали они синхронно, а блондин, весело хохоча, скрылся в неизвестном направлении.

— Вот теперь точно надо что-то думать насчёт одежды, — обречённо сказала Ками, поглядывая на потухшую, только начатую, сигарету.

— Хули ты такая спокойная? — заорала Акане, входя в убежище вслед за подругой и попутно стряхивая с себя воду.

— Зная Хидана — это только верхушка айсберга, так что, я предпочитаю не портить нервы понапрасну, — девушки сами не заметили, как оказались в комнате, в которой ночевала Настя, попутно оставляя за собой лужицы.

Смотря на водяной след, что тянулся за ними с самого входа, рыжая задумчиво произнесла:

— Что-то это мне напоминает…

— Звони Пейну, что ли, пусть Конан нам ещё и одежды принесёт, — брюнетка дёрнула подругу за рукав, выводя тем самым её из ступора.

— А? Что? Да, сейчас, — Акане пришла в себя, хоть и разочаровано вздохнула, так и не вспомнив, что ей навеивал образ воды.

«Лидер-сама», — обратилась псевдо Узумаки к псевдо Лидеру организации.

«Что?» — даже мысленно голос Нагато звучал уставшим.

«У нас как бы проблема», — осторожно начала девушка.

«Какая?» — без особого энтузиазма спросил тот.

«Одежда нужна…»

«А чем вас не устраивает та, что на вас?» — недоумевал Лидер.

«Тем, что она мокрая».

«Даже знать не хочу, что у вас случилось».

«Обидка и пелька! Вы нас не любите, — наиграно огорчилась Акане, — и все же, что насчёт одежды?»

«Ладно, — Нагато задумался, — я скажу Конан захватить вам одежду», — мужчина тяжело вздохнул.

«Что такое?»

«Просто представляю, как будет возмущаться Какузу, когда узнает, сколько необходимо на ваше содержание».

«И что, много надо?»

«Это же только начало», — и произнеся столь загадочные слова, Нагато «положил трубку».

— И что там? — к тому времени как Акане закончила разговор с лидером, Камилла успела замотаться в простынку, которую накануне вечером выдал Сасори рыжей.

— Конан принесёт нам одежду, — девушка подошла к подруге, и, вытянув у неё кончик простынки, начала им вытирать волосы.

— А до этого нам мокрыми ходить? — полным возмущения голосом брюнетка указала на свою одежду.

— Может, как вчера, у Акацки одолжим одежду?

Ками задумалась.

— Не, они все жадные, — девушка вспомнила вчерашней попытки найти что-то из одежды подруге.

— Но, у Хидана мы просто обязаны спиздить штаны, — Акане со злостью стукнула ногой по дивану.

— Ага, но проблема в том, что кроме штанов и плаща у него больше ничего нет из гардероба.

— А ты откуда знаешь? — удивилась осведомлённости Ками подруга.

— Да так, интересно было мне вчера, что есть у него в комнате. А как оказалось, кроме бухла у него больше ничего и нет.

— М-да, и что делать будем? — в это время из-за угла появился Итачи, который явно искал девушек.

— Вы опаздываете, — увидев их плачевное состояние, Учиха не подал виду.

«Лера, есть у меня одна идея», — сказала загадочно Акане, расплываясь в улыбке, совсем забыв о том, что та не слышит её без кулона.

— Итачи-сан, — девушка поклонилась, — мы ещё раз приносим свои извинения за вчерашнее. Мы, правда, не знали, что это был не чай.

Итачи переводил свой подозрительный взгляд с одной девушки на другую. А растерянная Ками, не зная, что делать, глупо улыбнулась.

— Да-а, — протянула она, мысленно подливая ему ещё чаю. – Мы, это, вроде как, извиняемся.

Как понял Итачи, нифига они не извинялись. Впервые за долгое время он сожалел, что не находиться в официальной организации, где можно было пожаловаться начальству.

— И все же, — продолжила Акане, — у нас произошёл несчастный случай в результате которого мы лишись единственной сухой одежды.

Итачи молчал.

«Да, задолбал он уже молчать!» — раздражённо подумала рыжая обращаясь к подруге.

— Поэтому не могли бы вы поделиться с нами своей частью гардероба?

Парень прищурил глаза, ища подвоха, но, подумав, развернулся и сказал девушкам:

— Следуйте за мной.

Подруги переглянись и направились следом за Учихой в его комнату. Там они замерли на пороге, в то время как парень из прикроватной тумбочки взял свиток, развернул его на кровати, сложил печати, и из дыма появились два комплекта стандартных футболок и штанов.

Он подал их девушкам и замер.

— Берите.

— Спасибо, только вот можно переодеться в вашей комнате?

Итачи холодно на них посмотрел, и ничего не сказав, вышел из комнаты.

Ками, насторожившись, понюхала и пощупала одежду, какую дал им парень.

— Хорошо пахнет и поглажена, — сказала она восторженно, явно не ожидая такого.

— Угу, — ответила рыжая в попытке натянуть на себя штаны, — зараза!

— Это ты мне? — включила бычку Камилла.

— Да я не о том!

— А что такое? — брюнетка успела снять с себя мокрую одежду и надеть штаны Итачи. Она обернулась посмотреть на подругу, которая в тот момент, стиснув зубы, пыталась натянуть на себя гардероб парня, смотря на штаны, как на злейшего врага.

— Они мне узкие, — Акане начала прыгать по комнате, в попытке выше натянуть одежду.

— Гы-ы, — засмеялась брюнетка и начала надевать футболку, но её смех резко прекратился, когда выше упомянутый предмет одежды отказался опускаться ниже линии груди. — Сука, сними с меня это хуйню! — крикнула девушка, привлекая внимание подруги, что стояла и ржала с неё. Лере же в этот момент было совсем не до смеха, ибо у неё начался приступ клаустрофобии, из-за того, что её голова оказалась в заключении футболки, которая в вороте была столь узка, что не хотела пропускать её голову, а нижняя часть футболки сдавливала грудь, также не хотя опускаться ниже. – К-комбо, — простонала девушка, понимая, как глупо сейчас выглядит, и, пытаясь высвободиться из адского одеяния, нервно дергалась и скакала по комнате, истерически раскачиваясь со стороны в сторону.

— Ибо нехуй смеяться над высшим созданием, — Акане все же помогла Ками выпутаться с футболки, отчего та облегченно вздохнула, будто бы ей заново даровали жизнь. А Настя решила даже не пытаться натянуть предмет пыток, что так любезно подсунул им Итачи, будто бы желая наказать за вчерашнее чаепитие.

— В твоём случае, нехуй было такую жопу себе отращивать, — зло крикнула подруга, — в моём же случае, я не виновата, что Итачи такая плоскодонка!

Утирая слезы смеха, Акане с трудом вымолвила:

— Он просто капусты мало ел.

— Отсылка к удалённому фанфику?

— Царство ему небесное, — сквозь слезы и истерический смех девушки перекрестились.*

В это время Итачи, стоявший по ту сторону двери, все слышал и краснел, то ли от злости, то ли от смущения — он и сам не понимал.

— Так, ладно, — девушки начали успокаиваться, — что мы имеем? — Акане осмотрела подругу, сумевшую надеть штаны парня, и которая сейчас прикрывала грудь футболкой Итачи.

— Ничего хорошего: его шмотки нам не подходят, — подвела итог Ками, — надо искать дальше.

— Ну, Дейдара примерно такой же конституции, что и Итачи, его одежда тоже будет нам маловата.

— Эм, Сасори нам не подходит, так же как и Хидан. Сомневаюсь, что Буратино переживает за одежду.

— Выходит, что остался только Кисаме, — рыжая почесала ухо, ибо к нему было страшно идти, но ходить голой ей было не комильфо. Вздохнув, она сложила вещи, что дал им парень, сама же завернулась в простынку, которую они носили за собой. Камилла же, прикрыв грудь одной рукой, резко распахнув дверь, выпорхнула из комнаты, наткнувшись при этом на ошарашенный взгляд Итачи.

— А не могли бы отвести нас к комнате Кисаме-сан? — Настя вышла следом за подругой, прижав мокрые вещи к груди, медленно перебирая ногами, так как простынь сковывала её движения. Итачи, как обычно промолчал, и пошагал в неизвестном направлении. Девушки поспешили за ним.

Вскоре остановившись возле ничем непримечательной двери, Итачи постучал, пару секунд спустя двери открыл бодрый мечник. Учиха объяснил ситуацию Кисаме, не упуская подробности, почему девушкам не подходит его одежда, тем самым заставив их покраснеть, а синекожего поржать.

Хошигаки впустил их в свою комнату, такую же, как и у Итачи: кровать, тумбочка и все. Тот проделал те же манипуляции со свитком и выдал им пару белых футболок и одни синие штаны. Помятые, но хоть постиранные. И, посмеиваясь, вышел из комнаты.

В этот раз девушки предпочли молча переодеваться, благо одежда подошла. Правда, футболки больше походили на туники, и штаны довелось подкатывать.

Выйдя из комнаты, они не успели поблагодарить Кисаме, как клон Итачи схватил Камиллу за руку и направился к Сасори. Акане только успела помахать подруге на прощание.

— Не лапай меня, извращенец, — голос Камиллы звонко отдавался от стен коридора.

— Дурдом, — промолви Кисаме, не понимая, то ли так у них всегда было так весело, то ли разнообразие внесли вместе с собой девушки.
Утверждено Evgenya
Valeri7610
Фанфик опубликован 17 февраля 2016 года в 14:26 пользователем Valeri7610.
За это время его прочитали 239 раз и оставили 0 комментариев.