Наруто Клан Фанфики Самое правильное, самое нужное

Самое правильное, самое нужное

Название: Самое правильное, самое нужное
Автор: Эриет Светлая
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Кишимото
Жанр(ы): драма
Тип(ы): гет
Персонажи: Какаши/Сакура
Рейтинг: PG-13
Предупреждение(я): AU, OOC
Размер: мини
Размещение: запрещено
Содержание: Сакура смотрит на Хатаке. Он спит, доверчиво положив голову ей на колени. У них высокая степень доверия. Харуно это даже лестно. Никто его таким не видит, даже Гай.
Тишина в квартире вязкая, патокой на её плечах оседает, стекает к бабочкам в животе. Накрывает куполом, но в вакууме её нутро рвёт от жажды. От жажды кусать, царапать, целовать, трогать чужую плоть. У Сакуры руки некстати заняты, чужими, почти седыми волосами, иначе бы она этими самыми руками раздирала бы кожу на груди. Потому что, может, так ей станет легче от собственного пламени, в котором она плавится со всеми своими больными чувствами. У Сакуры даже глаза заняты чужим лицом, с тонким росчерком шрама через всё веко и впалую щёку. Иначе Сакура смотрела бы куда угодно, чтобы попытаться забить себе голову другими образами. Не этими губами, не этими глазами с замерзшим адом внутри.

Сакуре почти тридцать. У неё за спиной война. Нет, не прошла, просто стоит за спиной. Шепчет эта война о разном. Иногда о том, что слабость простительна. Иногда о том, что жить незачем. Сакура не слушает почти, ухмыляется и живёт. Но эта жизнь - как будто не её. Места нет. Для Сакуры. Почти норма, просто осознание саднит. Работа не спасает, Харуно честно старалась. Дело дошло до того, что она вдруг очнулась главврачом и вообще первым медиком страны, давно обскакавшей свою легендарную наставницу. Это удручало. Особенно вечерами, такими, как сегодня, когда не было шанса на одиночество. Сакуру не оставляли одну никогда: работа, отдых, дом, даже обычная прогулка по улице превращалась в череду приветствий и ненужных диалогов с едва знакомыми людьми. А потом непременно находился кто-то, кому было с ней по пути. Все эти связи создавали лишь видимость, иллюзию наполненности, но правда была в том, что Харуно определённо точно была пуста. Абсолютно. Стены дома тоже не таили покой. Туда в любое время суток мог заявиться Хатаке, словно своевольный кот, разлечься на диване и позволить потрепать свою шевелюру. Неважно, в чём была Сакура, да хоть в чём мать родила, Хатаке это не смущало. Он мог припереться к ней после очередной пьянки с Гаем или истекающий заражённой кровью после миссий, для сложности которых рангов ещё не придумали. Он спал, ел, читал свои пошлые книжонки, лёжа на её диване. При этом они даже не разговаривали. Харуно это бесило, и по сей день бесит, потому что она хочет. В смысле всё и без остатка. А ещё она боится, что заразилась чем-то безнадёжным от Хатаке.

Ей странно, потому, что она вдруг стала одержима другим человеком, как может быть одержим мужчина женщиной. Чёртова смена полярностей - Харуно женщина только снаружи. Внутри у неё живёт странный тип, который прошёл войну, разучился плакать, начал курить и вставлять вместо запятых мат. У неё характер как-то не сладко-тягучий, как у Хинаты, не капризно-игривый как у Ино, и не страстно-истеричный как у Темари. Харуно брутальна. Вот как-то так, правда, без плевков и бороды. Просто Сакура вдруг стала выше большинства, ей уступают дорогу, заискивающе лепечут и кланяются в ноги. С её мнением считаются. Не бросают в спину что-то типа: "Ты же всего лишь женщина, что ты можешь понимать?!" Ничего из этого.

Она красива, с годами тем более, но это никого не волнует, никого не заводит. А между тем Харуно звереет от нехватки чего-то необходимого. Ино говорит ей, что у неё просто недотрах. Хината твердит, что ей не хватает любви и ласки. Темари просто фыркает и говорит, что Харуно была долбанутой с самого начала, и без мужиков. А Сакура думает, что всё дело в Хатаке, в его манере вламываться к ней без предупреждения, ложить голову ей на колени и млеть каждый раз, когда она пропускает сквозь пальцы его волосы. Определённо всё дело в Какаши, в его болезненности и одиночестве, которое хочется лечить. У Харуно ведь, мать его, инстинкт к этому делу - лечить и спасать. Только пора уже её и лечить, и спасать, у неё отрава по венам течёт рекой бурливой. И имя у этого яда мужское, то самое, что не даёт ей покоя.

Цунаде во время последней общей попойки сказала, что ей пора замуж, иначе потом котов и бухла не оберешься, чтобы тоску заглушить. Сакура, в принципе, была не против замужества, только вот за кого выходить-то? Ей предложения делать никто почему-то не спешит. Наверно, помнят ещё, что с Саске произошло. После войны, когда всех возможных гадов замочили, а Коноху восстанавливали, все вокруг как будто с ума сошли. Говорили о смысле жизни, о её быстротечности и необходимости как можно скорее обрести вторую половинку, чтобы посадить дерево, построить дом и родить побольше детей. У Сакуры тогда каждый раз глаз левый сильно дёргался. Она почему-то подозревала в этом буме заговор всех социальных служб вместе взятых. Так вот, в один такой просвещённый день к ней в госпиталь, прямо в кабинет, пожаловал мститель всея Конохи номер один - Саске Учиха. Для приличия побуравил её своими глазищами пару минут, а потом выдал незамысловатое "выходи за меня". Сакура тогда ещё не имела сноровки держать морду кирпичом при любых обстоятельствах, поэтому слегка выпала из пространства. На её закономерный вопрос "а зачем?", ей весьма ёмко и доходчиво объяснили, мол, клан восстанавливать. У Сакуры тогда не было ещё лица-маски, а вот тяжёлая рука и невроз были. Летел тогда Учиха знатно над всей деревней. Его со стены потом долго отскрёбывали, а вот ремонт в госпитале затянулся на пару месяцев. Ну ведь не виновата Харуно в том, что стены в этой богадельне такие хлипкие, что их кто угодно снести собой может. Вот так и укоренилось мнение среди населения деревни, что госпожа первый медик детей не любит, злить её не стоит и замуж звать тоже. После полёта ужасного и непобедимого отступника к Харуно уважением прониклись даже самые непрошибаемые - главы совета. Эти нудные старикашки отчего-то признали её равной себе и водрузили на её хрупкие плечи дополнительную бумажную волокиту. Харуно честно хотелось выть. Дослужилась, довыделывалась. Теперь у неё работа - как жизнь - дерьмовая. Ей всё осточертело. Наверно, надо уходить. Неважно, куда-то, главное, просто начать движение. Застоялась она слишком на одном месте.

Сакура смотрит на Хатаке. Он спит, доверчиво положив голову ей на колени. У них высокая степень доверия. Харуно это даже лестно. Никто его таким не видит, даже Гай. А он и без маски ходит перед ней, ему уже прятать нечего. У обоих одинаковый груз потерь за спиной. Харуно теперь своя в клубе потерянных. Хатаке наконец-то спит спокойно, хотя Наруто говорит, что после миссий в отчетах каждый раз натыкается на одно и тоже: Хатаке почти не спит на миссиях, а если и спит, то по два часа, иначе его сносит кошмарами. Странно, сейчас он чуть ли не сопит. Наверно, даже его кошмары боятся её, не то что люди. Сакура хмыкает и, подцепив пальцем край маски, осторожно тянет её вниз. Сейчас она хочет видеть Хатаке спокойным и беззащитным перед ней. Она хочет запомнить это, потому что дальше всего этого не будет. Харуно решилась обрывать концы до конца. Звучит, конечно, нелепо, но это так грустно, что впору пустить скупую слезу, но Харуно скупа и до неё. Уйдёт, через день, а может, два, но она уйдёт. Ей надоело это болото, где тонет почему-то только она. У неё под пальцами кожа чужая, неровная от лёгкой щетины и шрамов, тонкими линиями расчертивших лицо, словно белый холст. У Хатаке правильный нос, с изящными крыльями ноздрей. Звучит не совсем поэтично, но это не отменяет всей красоты и симметрии. И ресницы у него непростительно пушистые, под ними глаза усталые, закрытые. В одном что-то штормит ещё воспоминаниями и леденящим вихрем, а второй тянет в непроглядную тьму. И что страшнее из этих двух, непонятно. Сейчас этого всего не видно, но Сакура помнит слишком дотошно. Ей это дорого, и, если быть до конца честными - это единственное, что теперь ценно для неё. Его глаза, его губы, его голос, когда порой он о чем-то спрашивает её, или просто здоровается. Наблюдать за тем, как он мирно спит, уставший от тревог и кошмаров, для неё высшее наслаждение. Она готова отдать за его покой многое, и всё сверх этого. Это определённо любовь, страсть, одержимость, да что угодно, но это настолько настоящее и острое, что Харуно больно. И она не знает, как будет жить без всего этого.
Утверждено ф.
Eriet
Фанфик опубликован 27 сентября 2017 года в 08:59 пользователем Eriet.
За это время его прочитали 82 раза и оставили 0 комментариев.