Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

С годовщиной

Категория: Романтика
С годовщиной
Вопреки убеждениям большинства людей на планете, Учиха Саске всегда считал, что пятница – худший день. А сегодняшняя была особенной, о которой напоминал мужчине каждый знакомый и календарь. Началась она типично мистически – с крови, когда молодая и излишне горячая любовница Учихи в пылу страсти расцарапала ему спину. Конечно, в процессе соития Саске не обратил должного внимания на пару ранок, но вот утром и в течение всего дня, когда ткань одежды касалась ссадин, дискомфорт о себе забыть не давал. Да и в офис Учиха зашел в нужный момент и в нужное время, столкнувшись с одним из самых скандальных авторов, сверстанный макет книги которого до сих пор оказался не отдан в печать, а по договору издательство должно было отдать в типографию электронную версию книги еще три дня назад. И после удручающе долгого разговора с угрозами о подаче в суд и другими прелестями расправы, когда казалось, что ничто не могло сделать эту пятницу хуже, какой-то мальчишка пробрался на служебную парковку и успел изувечить новенький Lexus коротким обозначением мужского детородного органа, которым не применит воспользоваться каждый мелкий пакостник*. Собственно, в тот момент, когда сработала сигнализация и когда Учиха увидел это творение, коряво выгравированное на черной дверце, литературные выражения он не применял. И теперь, если за последний час пятницы произойдет еще что-либо ужасное, то Учиха будет не против, так как это станет контрольной точкой и он либо кого-то убьет, либо умрет сам. Но до своего района и дома он доехал без происшествий. И ему не встретилась ни одна живая душа. Видимо боги решили избежать лишних смертей.
В квартире было темно. Ее обжитость могла бы ввести в сомнение всякого, кто посмел бы в нее зайти. Но гостей здесь не особо жаловали, поэтому некому было оценить ту гнетущую атмосферу одиночества, которая окутывала входящего; тот приятный сладковатый аромат, который одурманивал; ту тишину, которая здесь ценилась. А жильцы этой просторной обители уже настолько привыкли не считать свой дом своей крепостью, что не обращали внимания ни на атмосферу квартиры, ни друг на друга.
Но сейчас, закрыв за собой входную дверь, Саске остро ощутил присутствие. Он намеренно медленно разделся, давая осознать соседке, что он вернулся, но никакого движения или звука вслед за этим не последовало. Он громко прокашлялся и даже включил свет, но тишина не нарушилась. Значит, она в наушниках или ему показалась, или… она не против его увидеть. Последнее предположение не было справедливо, так как их отношения давно перешли в такой нейтралитет, что если один упадет с приступом, второй не заметит даже на расстоянии двух шагов. Это сравнение брюнет тоже отверг, так как специфика работы не позволит Хинате проигнорировать подобное.
Брюнетка разместилась в гостиной на ковре перед небольшим журнальным столиком и в темноте что-то лениво вырисовывала на призывно белом листке. Наушников Учиха не заметил, поэтому Саске посчитал нужным что-нибудь сказать. Но прежде чем он открыл рот, он услышал жалобное всхлипывание, что никак не вязалось в его сознании со знакомым образом темноволосой красавицы.
- Что-то случилось? – дежурным тоном осведомился мужчина. Он не надеялся на ответ, поэтому собирался уже пройти в свою комнату, как тихий и безэмоциональный голос изменил его намерения.
- Саске, у тебя когда-нибудь были серьезные отношения? – не то чтобы брюнет опешил от подобного вопроса, но присесть на кресло напротив он все-таки счел нужным.
- Да. Дважды, - честно ответил он, - трижды, если считать брак.
- Брак не считается. Но все-таки удивительно, - пробормотала девушка и хлопнула в ладоши, чтобы осветить комнату. От яркого света она поначалу зажмурилась, но когда привыкла, Саске увидел, что глаза собеседницы, против его ожиданий, сухие, хоть и с припухлостью и заметной синевой под ними. – И когда ты все успеваешь. Это было еще до женитьбы?
- Скорее во время. До этого меня больше занимала работа. Кстати, - на редкость разоткровенничался брюнет, - обе мои избранницы были потрясающими женщинами.
- И что же их не устраивало в идеальном тебе?
- Жена, - беззаботно ответил мужчина. Оба заметно повеселели. – Вы с Кибой расстались, я правильно понял? – оба переглянулись. За исключением глаз эти двое были удивительно похожи: цветом кожи, формой носа и тонкими запястьями. Словно брат и сестра.
- Не совсем. Если точнее – меня бросили. Представляешь, он сказал, что не желает быть любовником?
- Ох уж эта молодежь, - искусственно изумился мужчина. Он понимал, что ее возмущенно-удивленный тон скрывает глубокое отчаяние, иначе бы она вообще не заговорила с ним.
- Да, в следующий раз буду выбирать парня постарше.
- Если бы я не знал, что он совершеннолетний, то усомнился бы в твоих пристрастиях.
- Наверное, - отстраненно ответила женщина и по-детски потерла глаза. – А как твои «пристрастия» поживают? – без интереса спросила брюнетка.
- Отлично. Последняя оказалась слишком активной.
- Теряешь форму?
- Нет, но крови немного потерял. Кстати, не посмотришь? – утвердительный кивок в ответ.
- Только быстро, я уже около тридцати часов на ногах.
- Тогда пойду переоденусь, - брюнет поднялся со своего места.
- Снимай тут, ты меня мало чем удивишь.
Хината скучающе наблюдала за тем, как мужчина снял с себя пиджак и, как ей показалось, целым ритуалом высвобождал свое тело из рубашки. Конечно он неосознанно двигался так медленно и несколько небрежно, подчеркивая свою мужскую привлекательность и утонченность, но расстроенной и уставшей женщине это казалось примитивным издевательством. Тем не менее, она тщательно осмотрела его спину, поражаясь страсти, с которой эти отметины были оставлены.
- Черт, Учиха, с какой самкой богомола ты спаривался? – мужчина усмехнулся, но поворачиваться не стал.
- Они немного болят, - он слегка напрягся, почувствовав холодные пальцы, следующие по «боевым ранениям». К своему отвращению, мышечная реакция была не из-за боли, а от удовольствия.
- Ты зря еще утром не обратился к врачу. Ничего опасного, но есть несколько глубоких ссадин. Уже прошло достаточно времени и риск инфекции очень велик, поэтому завтра с самого утра зайди в поликлинику. Тебе дадут нужные антибиотики, а через три дня можно будет на глубокие ранки наложить швы.
- А сейчас?
- Если не хочешь ждать утра, можешь ехать сейчас. На дежурстве доктор Абураме. В противном случае иди в душ и ложись, чтобы пораньше встать. Спокойной ночи.
Прикрывать тело вновь Учиха не стал, а мысль о душе даже несколько воодушевила его. Уже на выходе из гостиной он заметил, что на стеклянном столике так и остался листок с карандашом. А рисунком был необъемный прямоугольный дом с башенками, по периметру огороженный высоким и острым забором и мелко прорисованным «чешуйчатым» покрытием. Одна из бывших девушек – психолог, с которой Саске продолжительное время встречался, попросила как-то нарисовать его дом. Обыкновенный, как в детстве. Он нарисовал его квадратным, с одним большим окном и трубой. У него тоже был забор, только не такой высокий, а в окне был цветок – хоть какая-то жизнь.

- Дорогой, птичка нашептала мне, что ты уволил перед выходными двух охранников и верстальщицу, - как бы удивляясь, констатировал голубоглазый блондин, расположившийся на кресле директора. Увидеть лучшего друга, вальяжно расположившегося за своим столом, Саске считал не лучшим началом рабочего дня, но все же спокойно ответил:
- Я был слегка не в духе. Эти идиоты не уследили за парковкой и шпана сделала свое грязное дело. Кстати, сегодня вечером мне понадобится машина. Одолжишь?
- Свидание? – заинтересованно ухмыльнулся блондин. Кто на этот раз? Мы знакомы? Я видел ее на экране?
- Прекрати это, - Учиха бросил на небольшой диванчик свой кожаный портфель и внимательно посмотрел на друга. – У тебя работы нет?
- Твоими стараниями у меня ее слишком много для короткого понедельника, - парировал голубоглазый. – А вообще я зашел напомнить, что в субботу свадьба Шикомару, - брюнет поморщился.
- И чего всех жениться тянет? Семейная жизнь привлекательна как болотная рептилия, - оставил свое мнение Учиха.
- Кстати, как поживает твоя «рептилия»? Я не про жену, естественно, а в целом, – со злорадной улыбочкой ухмыльнулся Узумаке. К этому времени они с Саске уже поменялись местами и Наруто стоял ближе к двери, а Учиха восседал на директорском месте.
- Значение слова «фиаско» знакомо? – блондин кивнул. – Чуть лучше. В пятницу мы даже разговаривали.
- Однако, заметный прогресс за, почти что, два года! – рассмеялся Наруто. - Вы, наверное, на улице друг друга даже не узнаете, - друг не на шутку заливался.
- Не перегибай, - слегка улыбнулся начальник. – И иди работать, только отвлекаешь.
И все-таки Наруто быстро покинул его кабинет. Саске только собирался приступить к разбору бумаг, которые, казалось, размножались почкованием прямо у него на глазах, но его снова отвлекли. Ему пришло сообщение от старшего брата, в котором сообщалось, что в эту пятницу родители устраивают ежемесячный семейный ужин. Учиха тяжело вздохнул.

- Хината, ты все еще работаешь? – поинтересовалась маленькая, ухоженная женщина, подавая старшей невестке чистые тарелки. Несмотря на склоняющийся к полувеку возраст, женщина выглядела чуть старше тридцати пяти. Ее волосы были черны и густы, а морщины отсрочили свое появление, давая насладиться матери семейства Учиха последними отголосками молодости, чтобы потом в раз состарив, навечно лишить ее былого очарования.
- Да, - скромно ответила младшая из женщин.
- Только не говори отцу, он и так думает, что именно из-за этого ты все еще не родила, - посоветовала старшая невестка. Отцом она еще до официального вхождения в семью стала называть родителя будущего мужа. Своей семьи у нее никогда не было – она выросла в детском доме, но благодаря превратностям судьбы Конан не просто встала на ноги, но и смогла заинтересовать главу семьи Учиха, который и сговорил их с Итачи свадьбу.
- Прекрати, - пожурила ее Микото. – Помниться мне, в первые месяцы ты тоже утаивала свое положение.
- Возможно я и сейчас утаиваю, - подмигнула старшая невестка и поспешно удалилась в столовую. Хината заметила, что глаза старшей Учихи загорелись.
- Хината, ты поняла, да? – жарко зашептала она. – У нас снова будет пополнение!
- Микото, Конан ведь не сказала ничего конкретного…
- Это она опять сглазить боится. А я все поняла, - в глазах женщины стояли слезы счастья, которые она быстро стерла рукавом перед тем как пройти к мужчинам. – Помяни мое слово, Хина, скоро нам сообщат о пополнении.
- Бабушка, когда мы уже кушать будем? Я голодная! – на кухню вбежала маленькая девочка, освещая своей улыбкой и без того светлую комнату.
- Сейчас дорогая, мы с Хиной уже почти закончили.
- Я помогу, - серьезно сказала темноволосая девочка и, прихватив с собой фруктовый пирог, выбежала.
- Хоть бы не упала, - вслух забеспокоилась светлоглазая, оставив без внимания добрый и всезнающий взгляд Микото.

- Чихару, ешь аккуратней, - обратилась к дочери Конан.
- Хината, - бывшая Хьюго инстинктивно сжала челюсть и улыбнулась свекру. – А когда мы увидим ваших с Саске деток?
- Когда бог отдаст его аисту, чтобы тот отдал им, - Итачи с матерью, заслышав ответ Чихару, одинаково покраснели и тихо рассмеялись. Конан только что-то прошептала дочери. А вот Хината побледнела и почувствовала как ладонь мужа прикрывает ее сжавший скатерть кулак.
Она ненавидела только двух людей, которые, по ее мнению, хорошенько испортили ее жизнь: отец – Хиаши Хьюго и Фугаку Учиха, которые договорились о союзе своих отпрысков. Кроме них никто даже не догадывался, что брак Хинаты и Саске – договор, и близко не имеющий отношения к чувствам.
- Отец, не беспокойтесь. Мы с Итачи ждали три года после свадьбы, - ответила вместо молодой пары Конан. Фугаку только нахмурился и с серьезным выражением принялся тщательно пережевывать свою еду, всем своим видом выражая недовольство и работу мысли. Светлоглазая невестка едва заметно выдохнула и встретилась с понимающим взглядом мужа.
По договору их отцов они могли развестись не раньше чем через семь лет и только при условии, что за это время не обзаведутся наследником или наследницей. Поэтому в целях безопасности, а еще потому, что не питали друг к другу положительных чувств, Саске и Хината обсудили свое положение еще в начале совместной жизни. Кроме игры в счастливую пару на свадьбе, они заговорили через неделю после торжества, чтобы обсудить условия совместного проживания на ближайшие семь лет. И на первом пункте оба сошлись, что не следует им делить одно ложе. Проблемой оставался только ежемесячный ужин, на котором по нескольку раз поднимался вопрос о детях.
Закончив с трапезой, Хината вызвалась помыть посуду, а Итачи учтиво согласился помочь ей. На самом деле Итачи тоже был посвящен в тайну семейной жизни своего брата, но отнюдь не от близкого родственника. Очень быстро они с Хинатой нашли общий язык и в первый год, когда супруги даже не здоровались, встречаясь в общей кухне, он являлся посредником. А для Хинаты он стал настоящим другом, посвященным в реалию ее личной и несчастной жизни.
Саске сидел напротив отца и уже около получаса смотрел на игры своих стариков с внучкой. На него ровным счетом не обращали внимания. Конан читала в соседнем кресле, но уже, похоже, заснула, так что младшему Учихе навязалась мысль, будто его жена и брат отсутствуют уже слишком долго.
- Саске, ты куда? – заметив поднявшегося сына, обратилась к нему Микото.
- В уборную, - бессовестно соврал он, но всякое внимание от себя отвел моментально.
Выйдя из гостиной, он отправился в противоположную от ванной комнаты сторону и, пройдя столовую, в которой все уже было убрано, подошел к двери кухни. Почему-то ему не хотелось входить и заявлять о своем присутствии. Будто бы глубоко в подсознании он ожидал раскрыть тайну, которую знают только эти двое. Проще говоря, младший Учиха до сих пор не знал природу отношений Итачи и Хинаты, поэтому в то мгновение, когда он мог спокойно войти на кухню – он заколебался. А после, различив голоса, возможность показалась упущенной, поэтому младший Учиха замер, подслушивая частичку чужого разговора.
Они мыли посуду. Правильнее сказать, что Хината мыла, а мужчина вытирал и расставлял столовые приборы на свои места.
- Эх, Итачи. И почему не ты стал моим мужем? – весело спрашивала брюнетка.
- Потому что у меня уже была суженая когда мы познакомились, - ласково отвечал брюнет.
- Верно. Знаешь, я уже не верю во взаимную любовь. Один, по моему опыту, обязательно уже состоит в браке, - Итачи негромко рассмеялся.
- Хорошо, что ты вообще еще веришь в любовь, - они задумчиво домыли последние ложки и уселись за маленький кухонный столик. – Знаешь, - вновь нарушил молчание брюнет, - мы с Конан относительно быстро привыкли друг к другу. И особенно нас сплотила дочь.
- Итачи, - прорычала молодая женщина, - не начинай.
- Вы и правда собираетесь еще пять лет притворяться? Я поражен, что вам не осточертело это раньше. Мы с Конан сдались после семи-восьми месяцев. К тому же никто не отменял случайную беременность, - Хината озадачилась.
- Ты имеешь в виду ребенка вне нашей пары? – неуверенно уточнила она.
- Не дай бог, - недовольно пресек ее мысль Итачи. – Я говорю о вас с Саске. Не хочу расстраивать, но контрацептивы тоже дают осечку. – Темноволосая надула щеки, но, не выдержав, рассмеялась, прикрывая рот ладошкой. Мало того, что старший брат ее мужа краснел, говоря о подобных вещах, так он еще и не знал о главном козыре их с Саске отношений.
- Итачи, - сквозь смех начала сообщать свой секрет Хината, - мы с ним никогда не спали и не собираемся, - в дверь со стуком вошел Саске.
Он и сам не понимал зачем постучал, заблаговременно сообщая о своем присутствии и, возможно, раскрывая свои темные делишки. Просто он чувствовал, что этот откровенный разговор нужно было прервать, но сделать это непринужденно оказалось не так-то просто.
- О чем беседуете? – без интереса в голосе поинтересовался младший из братьев Учиха. Хината все еще не могла унять смех, хоть и стала сдержаннее, все же ее вид выдавал, что она не засекла оплошности мужа. А вот Итачи внимательно смотрел на брата, словно все это время знал, что тот стоял за дверью.
- Да так, разболтались, - уклончиво ответил старший брат, выдерживая прямой взгляд Саске.
- Я решил, что нам нужно ехать. Завтра свадьба, - напомнил он Хинате.
- Да, нужно собираться, - женщина встала и, обходя Итачи, бездумно положила на его плечо ладонь. Буквально секунда, но для Саске она стала одной из тех, которые нагло оседают в памяти, не спрашивая разрешения и вороша привычный порядок в сознании.

- Микото – святая женщина, - устало проговорила Хината, откидываясь на переднее пассажирское сидение, когда муж занял место водителя. Брюнетка зевнула и закрыла глаза, представляя, как уже через пару часов она будет укутана в свое теплое одеяло на мягкой кровати. Саске внимательно смотрел на нее.
Возможно он придает всему излишнее значение, вот только за последнюю неделю они общались больше, чем за всю их брачную жизнь. Даже на сегодняшнем ужине, когда Фугаку в очередной раз открыто намекнул молодым о потомстве и Саске положил свою ладонь на кулачок жены, она не стала поспешно разрывать это соприкосновение. А ведь раньше, Учиха точно это помнил, у нее была острая непереносимость их, даже случайных, соприкосновений.
- Ты очень похожа на нее, - признался брюнет. Бывшая Хьюго только мимолетно ухмыльнулась, не открывая глаз.
- Не думаю. Я твоего отца на дух не переношу.

За процессом венчания чета Учиха наблюдала без энтузиазма. Оба, не сговариваясь, были одеты в черное, что не упустил из вида и прокомментировал при встрече Узумаке Наруто.
Хината, смотря на жениха с невестой, вспоминала свою свадьбу. Она прекрасно помнила лица знакомых и незнакомых гостей, с которыми те подходили поздравлять молодоженов и примеряла для себя одно из них. Также она помнила, что многие искренне желали им побольше деток и умопомрачительной первой ночи. Ночка тогда и правда выдалась неспокойная: как только молодые оказались наедине в дорогом номере отеля, Хината демонстративно разбила стойку с большим зеркалом со словами: «Счастливой нам семейной жизни». Большего, кроме счета за испорченное имущество, не было.
Саске тоже предался воспоминаниям, но их хватило только на первые слова священника. А затем голову стали заполнять мысли об обреченности создающегося брака.
- Не понимаю, - шепотом пробурчал Саске, выказывая не столько интерес, сколько свое недовольство и пренебрежение к церемонии, - почему невеста обязательно в белом?
- Это символ ее чистоты и девственности, - в тон ему ответила Хината.
- Что за бред. В наше время не найдешь девственную невесту старше пятнадцати, - злорадно усмехнулся мужчина. Брюнетка задумчиво повернулась к мужу.
- На нашей свадьбе я была девственницей, - беззаботно сообщила она.
К такому открытию ее муж не был готов. Он на несколько секунд застыл и повторно прокрутил в голове полученную информацию. Потом повернулся к жене. Эта женщина, понял он, таит в себе много сюрпризов.

Все время празднества Хината должна была проводить рядом с Саске. За время их замужества она успела свыкнуться с мыслью о том, что на больших мероприятиях он постоянно рядом, поэтому не обращала внимания на его присутствие. Точнее, так было обычно. Но в этот раз он сверлил ее не то напуганным, не то восхищенным взглядом, словно безумный ученый, создавший смертельный вирус.
Когда невеста прокричала, что собирается поймать букет, все внимание присутствующих обратилось к столпившимся незамужним девицам-ловцам. Вот тогда обладательница могущественной фамилией Учиха повернулась к мужу и серьезно посмотрела в черные глаза.
- Хватит так пялиться, - практически не размыкая губ, промычала она. По залу раздался множественный женский визг, не рассчитавших, что невеста – мастер спорта по стрельбе из лука и обожает бейсбол. Букет летел высоко, долго и метко – прямо в черную мужскую шевелюру, от которой отскочил в руки Хинаты.
Вот теперь взгляд Саске поменялся. Увидев изумленную таким «подарочком» жену, он не мог искренне не рассмеяться над ситуацией, хоть и чувствовал, что негативного в происшедшем больше. Девицы на выданье расстроились, но многих произошедшее позабавило. Невеста подбежала и радостно расцеловала «победительницу».
- Это к ребеночку! – весело выкрикнул отец жениха и его комментарий был одобрен остальными гостями. Вот только будущая «мамочка» нездорово побледнела, а «папочка» покраснел.
- Я слышала, - прошептала она мужу, - это к разводу, - после этих радостных слов побледнел Саске.

Брюнетка разулась, сделала шаг от порога и легла прямо в коридоре. Ей не хотелось есть, пить, думать и, наверное, жить.
Сегодня к ним в приемное отделение привезли двух подростков и одного преступного авторитета: девушка случайно попала под перестрелку двух враждующих банд, парень попытался ее вытащить. В итоге, после нескольких часов реанимации: два молодых трупа и здоровый кабан без души и совести. Зато одна из сестер вышла из декрета, значит график дежурств изменится и, может быть, она реже будет работать с Кибой.
К уху прикоснулось что-то влажное и Учиха похолодела от ужаса. С визгом подскакивая с пола, она успела ухватить взглядом стремительное движении чего-то темного и маленького в сторону гостиной. На крик из своей комнаты выбежал не на шутку взволнованный брюнет, застегивая на ходу джинсы.
- Что случилось? – спросил он, увидев бледную как приведение жену.
- Учиха, черт тебя возьми, о таком предупреждать надо! – напала на растерянного брюнета женщина. – Кто это?
Саске осмотрел коридор, одарил умалишенную жену убийственным взглядом и все понял. Вот только его тихий смех совсем не воодушевил разъяренную брюнетку, ожидающую объяснений.
- Это подарок, - небрежно ответил черноглазый. – Куда она убежала?
- В гостиную. И какой, к черту, подарок?
- Сегодня четырнадцатое. Ты просила без ужина.
- После последнего совместного ужина у меня случилось несварение, - пояснила брюнетка, следуя за мужем, чтобы найти «существо».
- Я вспомнил, что ни одно подаренное украшение ты так и не надела…
- Не настоящий брак – не настоящие подарки.
- Последние серьги стоили как… - возмутился было мужчина, но его перебили.
- Так это ты у нас страх и ужас наводящий? – брюнетка опустилась на колени и уперлась на локти, разговаривая с забитым под журнальным столиком существом. Больше всего в этой сцене Саске возмутила откровенность, с которой его жена, со всем уважением, выставила свой зад.
- Хината, ты не могла бы…
- Заткнись, - сладким голосом промурлыкала женщина из под стола. – Не видишь, что я ребенка из шокового состояния вывожу?
Вопреки своим инстинктам, брюнет отвернулся от заманчивого зрелища.
- Вот, не бойся. Я тебя за паучка приняла, вот и напугалась не меньше твоего, - успокаивала котенка Хината.
- У тебя больное воображение или со зрением проблемы? – съязвил Саске. Его комментарий был проигнорирован. Не сдержавшись, он снова глянул на жену.
Последние недели он сам себя не понимает. С Хинатой они стали несколько чаще общаться, пересекаясь в квартире, после ее расставания с тем доктором. Кроме того, то, что она сообщила ему на Свадьбе Шикамару, заставило брюнета иначе взглянуть на свою супругу. Только вот, кроме него, кажется, никто этих изменений не заметил. Брюнетка с прежним безразличием смотрела сквозь мужа и игнорировала его внимание. А он в это время расстался с перспективной жрицей любви, тут правда была еще одна причина: повторного визита в скорою он не хотел.
- Учиха, - Саске вопросительно посмотрел в серые глаза, - а почему она целиком черная? Мистики в жизни не хватает? – усмехнулась женщина.
Он недолго думал о породе. Когда, под давлением неудовлетворенного вдохновения, у него возникла идея подарить на день влюблены котенка – он действовал скорее ассоциативно, нежели логично. А Хината была для него абсолютной ведьмой. И поженились они в пятницу тринадцатого числа, и зеркало она ему чуть не о голову разбила в первую брачную ночь, и характером обладала дьявольским. Поэтому он с первого взгляда на маленькую большеглазую кошечку, не имеющую освобождающего от магии белого пятна, понял, что она подходит лучше других.
- Это ведь теперь моя кошка? – вновь перебила молчание брюнетка. Мужчина рассеянно кивнул. – Значит, я назову ее Блэр.
- Как ведьму?
- Нет, озадаченно ответила брюнетка, так звали крысу, которую я втайне от отца завела в начальной школе, - ухмылка с лица Саске сползла моментально.

Учиха бесшумно вошел в квартиру. Денек выдался на редкость паршивым для субботы. В гостиной, на удивление брюнета, горел свет. Оттуда к нему выбежала Блэр с поноской в виде мягкого маленького мячика. Мужчина разделся и пошел, в сопровождении кошечки, на свет.
Хината растянулась на диване, закинув одну ногу на его спинку, и лежа читала какую-то толстую книгу.
- Что ты здесь делаешь? – женщина от неожиданности выронила томик себе на лицо.
- Это ты что здесь делаешь? – зло спросила она в ответ.
- Я думал, ты сегодня в ночь.
- Ты говорил, что уедешь с ночевкой, я взяла отгул, - над ними повисло молчание с привкусом неловкости.
- Я думал заказать пиццу…
- Я приготовила пиццу… - женщина ухмыльнулась, подавляя нахлынувшее смущение, - Гении мыслят одинаково, - Саске кивком согласился.
- Может быть, вместе посмотрим кино? – неуверенно спросил он.

Хината хорошенько выспалась, съездила в салон красоты, чтобы привести свои ноготки в должный вид перед большим праздником и даже заехала в книжный, чтобы было чем занять вечер. По дороге домой она осознала, что думает о муже. В этом не было ничего криминального или сверхъестественного, просто раньше она никогда не думала о нем, если они не находились в одном помещении.
В последнее время, что не могла не заметить Учиха, ее муж несколько изменился. Внешне он не менялся со школы, ну, может, чуть возмужал, но в остальном сохранял безупречный вид. А вот его отношение к ней: котенок, вечер, проведенный вместе около двух недель назад – это было не похоже на Учиха Саске. Это было не правильно, потому что казалось слишком правильно.
Она не была дурой и прекрасно сознавала какой красавец достался ей в мужья, только вот в общении у них еще со школы не задалось, поэтому идеального мужчину, еще будучи Хьюго, Хината нарисовала себе другим. А этот, не идеальный, она искренне надеялась, проведет эту ночь перед годовщиной с очередной любовницей.
Но Саске ждал ее дома. То, что он именно ждет и именно ее сомнений не было.
- Ты прочитала уже всю имеющуюся в доме литературу? – заметил мужчина книгу.
- Что-то случилось? – в свою очередь поинтересовалась брюнетка. Он отрицательно покачал головой.
- Я заказал нам еды.
- Нам? – переспросила Хината. Получив утвердительный ответ, она нахмурилась. – Сообщи когда привезут. Я буду в своей комнате.
- Ты не останешься? – удивительно, как безжалостно выдают интонации наши чувства. Женщина неуверенно переступила с одной ноги на другую, после чего решительно посмотрела на мужа.
- Саске, не надо, - мужчина непонимающе молчал. – Мы начинаем привыкать друг к другу, - пояснила брюнетка и сильнее прижала к себе литературную новинку.
- Разве это плохо?
- Плохо. Через пять лет мы должны будем с чистой страницы строить свои жизни. Но если сейчас мы создадим общие ритуалы, то от них будет тяжело отказаться, - брюнетка надеялась, что доступно объясняет свою мысль, потому что в ее голове слова путались и зачастую казались несуразными.
- Может нам и не нужно будет от них отказываться? – осторожно ступил на опасную тему Саске. Он понимал, что сейчас, одно неверное слово стоит многого.
- Даже если мы очень быстро заведем другие семьи… - на тон выше и на одну ступень уверенности ниже проговорила Хината. – Саске, - брюнетка обессилено опустилась на диван напротив собеседника, - я боюсь привыкнуть не к совместному ужину.
Брюнет моргнул. Потом сглотнул. Потом снова моргнул, показывая молчанием, что ждет продолжения. Но сил что-то объяснять у его жены не осталось. Примерно оценив, то информация в правильном переводе должна была дойти до мужа, Хината начала подниматься, когда властный голос, который она с ужасом вспоминала из школьных будней, сказал оставатьсь на месте. Так Учиха не общался к своей жене никогда. К однокласснице – да, к жене – нет.
- Мне послышалось? - осознав услышанное, брюнетка яростно глянула на супруга. – Я спрашиваю: ты мне приказал?
Услышав угрожающие нотки, мужчина сделал вывод, что слегка переборщил. Не для подобного разговора у него прибережен этот тон.
- Хината, - решил прямо высказать жене Учиха, - мне кажется, что нам стоит попытаться устроить настоящий брак.
Брюнетка потрясенно откинулась на спинку дивана, глядя на мужа, как на хронического идиота. Рядом с хозяйкой появилась Блэр, кладя на колени своему человеку любимую поноску. Учиха не глядя бросила мячик в коридор и кошечка радостно убежала ловить игрушку.
- Ты сошел с ума, - спокойно сообщила мужу Хината.
- Нет. Я серьезно задумался о нас.
- Нас не существует, - уверенно произнесла брюнетка. – Есть ты и есть я. Отдельно.
- Значит, нам нужно это изменить, - настойчиво пояснил брюнет. С каждым сказанным им слово, серые глаза чуть сильнее расширялись.
- Зачем? Ты хочешь, чтобы я, как настоящая жена, готовила, убиралась и сексуально удовлетворяла тебя? Так для этого у нас есть горничная, телефоны доставки из разных ресторанов и ты, насколько мне известно, не обделен женским вниманием. Так что у тебя ничего не меняется, в то время как я, привыкнув к тебе, рискую влюбиться и страдать из-за твоих любовниц.
Он так внимательно слушал ее, что Хината усомнилась в том, что он хоть что-то слышал. Больше говорить она не решилась, так как считала этот разговор заведомо бесцельным.
- У меня не будет любовниц, - нарушил тишину брюнет, смотря прямо в глаза брюнетке. – Уже нет, - для большей убедительности добавил он.
- Ты решил подшутить? – с сомнением уточнила брюнетка.
- Я решил, что воспринимаю тебя далеко не как фиктивную супругу. Ты мне нравишься, если хочешь, - брюнетка молчала. – Хината? – женщина изогнула бровь, предлагая продолжать. – А как ты ко мне относишься?
Был в их разговоре момент, когда в голове Учиха Хинаты что-то щелкнуло. Она не могла вспомнить когда именно это произошло, но трезво рассудила, что именно с того момента она стала думать о Саске-мужчине, а не о Саске-навязанном-муже. Поэтому в тот момент, когда он задал ей решающий вопрос, который готовил уже не первый день, его женушка корила себя за пошлые представления, оправдываясь отсутствием сексуальной жизни на протяжении трех месяцев.
- Мне кажется, нам пора спать вместе, - озвучила свое решение женщина, подивившись количеством уверенности в собственном голосе.
- Ты хочешь сказать?..
- Секс. Только если ты клянешься своим мужским достоинством, что у тебя не было секса хотя бы неделю и не будет с кем-либо кроме меня еще, минимум, месяц, - Саске двумя блюдцами смотрел на жену. Он нисколько не ошибся, подозревая, что в ней припрятано множество тайн. – И еще условие – презервативы.
На самом деле Хината продолжала говорить, только чтобы не наброситься на мужа в тот же момент. Собственная речь настолько заводила ее, что прервать этот поток самостоятельно становилось с каждым словом сложнее. Благо, что это чувствовала не одна она.
Они практически одновременно встали со своих мест, чтобы обойти преграду в виде несчастного столика. Впервые почувствовав вкус мягких губ своего мужа, Хината подивилась собственным ощущениям. Пусть это сказывается продолжительное воздержание, но целовать его оказалось намного приятнее, чем… А вот тут загвоздка, потому что за все время их знакомства, Хьюго, ставшая впоследствии Учиха, ни разу не представляла себе даже минимум интима с Саске. Поэтому всякие ожидания на его счет, у нее отсутствовали совершенно. В то время как представления своей жене, менялось у брюнета в положительную сторону.
И так каждое прикосновение: неуверенно, но страстно, исследуя, но зная свои законные права на такое близкое и горячее тело.
- В мою комнату, - прорычал Саске. Он был уверен, что готов поделиться частичкой себя со своею женой. Ему не нужна была уже нейтральная территория в виде их гостиной, потому что брюнетка, носившая его фамилию и штамп в паспорте, владела им всецело и должна была это понять.

Проснулась Хината от того, что разоблачила во сне не реальность. Но открывать глаза сразу не рискнула, так как тепло чужого тела, присутствующее во сне, оказалось настоящим. Тело не двигалось, но Учиха решила не рисковать и постепенно восстановила события вчерашнего разговора с мужем и его последствия. По телу текла приятная слабость, а мысли были ватными и несвязными. Единственное она знала наверняка: ей очень хорошо.
Учиха открыла глаза. Она впервые была в комнате мужа. Ночь не в счет, так как времени разглядывать комнату у нее не было. Все стены были завешаны какими-то исписанными листками, плакатом рок группы и картиной полуголой девицы. Весь этот висячий хаос разнообразил белые обои покрывающие все стены. На тумбочке стояла фотография маленького Саске с братом и сама атмосфера комнаты источала уют и тепло, разительно отличаясь от их общих территорий квартиры. Больше всего Хинату развеселили обои мужа, так как в ее комнате были похожие и тоже абсолютно белые. Только не было на них ни плакатов, ни фотографий, ни даже лишних полок. В ее комнате стояли только кровать, шкаф с одеждой, книжный шкафчик и две коробки: одна с ноутбуком, другая с медицинскими журналами. И, сравнивая свою спальню с этой, брюнетка явно проигрывала. Она ведь всегда считала, что эта квартира – временная, поэтому не представляла, что можно сделать ее своим домом.
Горячие губы прижались к ее плечу, вызывая волнение мурашек по коже.
- С годовщиной, - Саске крепко прижал к себе жену, вдыхая дурманящий аромат ее тела и секса.
- Учиха, - сладко протянула брюнетка, - что бы с нами дальше не случилось, я настаиваю на одном…
- Ммм? – заинтересовался мужчина.
- Никаких детей до семилетней годовщины, - в ответ она услышала и почувствовала низкий смех.
- Хорошо, Учиха, - насмешливо ответил Саске.
В коридоре что-то разбилось, а к ним в комнату и на кровать пулей влетела Блэр.
«Тринадцатого числа черная кошка разбила зеркало» - подумал мужчина и усмехнулся, теснее прижимаясь к жене.

*Не применит воспользоваться значением, а не органом, господа. ;)
Утверждено Evgenya
Sne
Фанфик опубликован 02 октября 2015 года в 02:20 пользователем Sne.
За это время его прочитали 596 раз и оставили 1 комментарий.
0
Тихеро добавил(а) этот комментарий 08 апреля 2016 в 08:36 #1
Тихеро
Это было классно! Сначала такое отречение, а потом, что ли, смирение у этой пары было волнуюеще наблюдать! Всего понемногу я тут видела, и осталась очень довольна, что прочла этот фанф. Эх, если бы было продолжение, с неким вмешательством другого человека, и сомнения чувств, было бы здорово:-) Но и так всё довольно замечательно, спасибо!