Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Дарк Разрывая тьму

Разрывая тьму

Категория: Дарк
Холодно.

Здесь слишком холодно. Наверное, раньше Хината бы взвыла и сдалась.

Но не сейчас.

Она уже не помнит, что такое эмоции, что такое боль, страх, слезы. Многие говорят, что все бы отдали, лишь бы не знать эмоций. Якобы жизнь с ними равноценна аду.

Хьюго презирала таких личностей. Она не понаслышке знала, ЧТО ТАКОЕ АД. Когда тягучая, почти осязаемая темнота тисками сжимает хрупкое девичье тело, разрывая каждую клеточку невинного тела.

Демонами не рождаются. Им становятся, когда останавливают и замораживают сердце, когда нечего пить кроме вязкой алой жидкости со стальным привкусом, когда на нежной молочной коже ставят клеймо, прожигая мягкую плоть.

Хината больше ничего не чувствовала. Ничего, кроме пустоты, гнетущей, заставляющей первое время сходить с ума пустоты. Не это ли ад при жизни? Ночь растеклась по небу, постепенно перетекая на крыши бетонных зданий, спускаясь по прямым однообразным стенам, залезая в ничего не подозревающие темные окна.

Девушка сделала шаг. Босые ступни прорезали камни, выпирающие из старого асфальта, и мелкие стекла. Хьюго вымученно улыбнулась. А пустота где-то внутри хищно оскалилась, еще сильнее замораживая, казалось, на мгновение встрепенувшееся сердечко.

Хината шла к указанному месту жительства. Старый потрепанный листок выгоревшего пергамента с чернильными закорючками будет ее сводом правил. Правил жизни. Или, лучше сказать, выживания. Хьюго шла молча. Вокруг ездили редкие машины, пробегали пешеходы, кутаясь в ворох одежд и недоуменно поглядывая в ее сторону. Девушка продолжала идти ровно и спокойно. Ледяной ветер со снегом колыхал тонкую полупрозрачную сорочку, приподнимая ее до уровня ягодиц при сильных порывах, оттягивая за длинный шелк иссиня-черных волос.

Хината подошла к подъезду, зашла в лифт и нажала на нужный этаж. Небольшая кабинка с и так осыпавшейся давно краской была исписана. Ее стенки бороздили глубокие порезы, вмятины. Где-то в дальнем углу прятался обрывок тьмы. Интересно, а он боялся? Был ли он, как когда-то она, светом?

Двери лифта, пыхтя, раздвинулись, являя девушку на обозрение обшарпанных, все так же изрисованных, израненных, исписанных стен. Привычно взяв в руки старый ключ, она услышала щелчок, а затем и надрывный скрип открывающейся двери. На пороге ее квартиры стоял знакомый силуэт. Свет, бьющий из приоткрытого входа в квартиру, отливался пепельным в его волосах. Акульи зубки скрывались за язвительной улыбкой.

- Долго так стоять собралась, Седьмая? - ее демоническое имя было Седьмая из-за выжженной на правой лопатки печати, изображающей древний иероглиф, внешне похожего на данную цифру. Хината молча прошла в ужасно знакомый коридор. Хотелось порадоваться, что вновь она оказалась дома, но пустота внутри, заворчав что-то себе под нос, сжала в тиски сердце.

- Что ты здесь забыл? Наказана только я. Или вдруг проснулось благородство и ты перетащил все обвинения на себя, - это была ирония. Суйгетсу был той еще крысой. Хитренькие пурпурные глазенки сверкнули в отсвете холодной луны.

- Да вот, по-дружески помочь хотел, - парень притворно сделал оскорбленный вид, - Ну так вот, - он быстро оживился. Что-то подсказывало, что хороших новостей девушке ждать не придется, - С тех пор, как мы тебя забрали, в этом мире прошло три минуты!
Хьюго застыла.

Ее забрали в возрасте шестнадцати лет. Сделали хладнокровным расчетливым чудовищем. До этого она была милой, наивной, скромной, глуповатой слабачкой, плачущей и краснеющей от всего подряд. В школе она была незаметной серой мышкой в мешковатой одежде и вечно с опущенной головой. Отец ее презирал за все вышеперечисленные качества, брату было на нее плевать, а младшая сестра слыла гениальностью.

Спустя несколько тысячелетий, проведенных в вечных войнах, интригах, обучении, боях и прочих "радостях жизни", она не знала, как себя вести. Ведь вечный ад, через который она прошла, здесь занял три минуты спокойного сна у все тех же, ни чем не изменившихся людей.

- Я все сказал, так что теперь ты мне должна, - хищные зубки открылись в полубезумной улыбке. Девушка выключила свет, молча направившись в свою комнату, краем глаза успевая заметить скрывающуюся в открытом окне фигуру.

Вечно холодная рука сжала ручку двери, медленно на нее надавила, точно еще могла чего-то бояться, точно где-то на донышке сердца еще остались чувства. Хьюго аккуратно шагнула внутрь помещения. Оно встретило ее измятыми простынями, и колыхающимися на ветру шторами.

А еще было то самое окно. Большое, открытое настежь, обрамленное обычной белой рамой окно, через которое ее когда-то забрали в преисподнею.

Хината раньше ненавидела яичницу. Но не сейчас.

В том мире был голод. В походах временами приходилось вываривать толстые кожаные ремни дабы не начать пухнуть с голоду.

Армия Хинаты была не из слабых, но без еды не выжить даже с демонической стойкостью.

Задев кончиком зубца вилки тонкую пленочку, Хьюго наблюдала, как стремительно тягучая желтая жидкость стала вытекать. Потерев переносицу и тем самым взбодрив себя, девушка умяла свою порцию в минуту.

Брат, сидевший напротив, странно покосился в ее сторону. Матовые зрачки изучающе прошлись по волосам девушки, так как она не забывала опускать голову. Поблагодарив всех за еду, Хьюго аккуратно вышла из-за стола, впервые за всю историю своего существования в этом доме не забыв задвинуть табуретку под кухонный стол.

Неджи продолжал ее провожать взглядом. Он впервые видел сестру ТАКОЙ. Женственные уверенные движения, походка от бедра, изящные жесты, но в то же время все это казалось опасным. Хищным. Если бы она не была его родственницей, то неминуемо оказалась в его постели. Так было всегда.

Неджи встряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли, что не укрылось от отца. Тот, кстати, тоже заметил перемены в дочери. Неприятные мысли по поводу того, что Хината потеряла девственность, пульсировали в мозгу, вызывая ноющую головную боль.

Хиаши презирал эту девчонку, но не мог не отметить того, что она пошла внешностью в мать. Та была несравненной красавицей, и Хината могла быть неплохой приманкой для крупных рыб. Ей можно было бы откупиться в случае чего, выпроводив замуж по расчету. Но никому не будет нужен даже самый красивый товар, если он уже использован. Он все же надеялся на то, что дочь просто подросла. Но за одну ночь стать женственной можно было лишь одним путем...

Впрочем, это не суть важно. Главное, чтобы она не стала путаться под ногами. Раздался глухой звук закрывающейся двери. Хината впервые не зашла на кухню сообщить об уходе в школу.

Неприятное подозрение выдернуло Хьюго из-за стола, подгоняя к окну. Так и есть. Девушка с длинными иссиня-черными волосами танцующей походкой проплыла мимо приготовленного заранее автомобиля в направлении школы. Она действительно очень изменилась.

Но что могло произойти за одну чертову ночь в своем же доме?

Хиаши потер шершавыми ладонями морщинистое лицо до красноты, пытаясь прийти в себя.

А Хината Хьюго скрылась за поворотом, напоследок успев кинуть краем глаза взгляд на отполированное авто. Она и забыла про то, что ей приходится ездить на нем в школу. Отец на этом яростно настаивал.

Беспокоился? Да, но не как за дочурку. Она поняла это тогда же, когда пришлось выручать один дивизион, и один из генералов предложил в качестве выкупа свою дочь.

Хьюго сказала, что людьми не торгует.

После этого девушка лично распяла увесистую тушку из жира и наваристого бульона с картофелем в желудке под крестным знаменем. Моральные устои и дух ее армии были временами единственным преимуществом над врагом.

Из воспоминаний Хьюгу вырвал громкий машинный сигнал. Она чуть было не попала под машину. Расслабилась. Можно подумать, что в этом мире нет опасностей. Они есть, но они другие. Слишком бытовые. Слишком скучные. Но могут гарантировать тебе летальный исход.

Массивные ворота школы не закрывались уже бог знает сколько. Чугунные переплетения начинали порастать грибком и грязью, но все же были красивы и величественны. Жаль, что никто этого не замечает. Это стало такой же частью быта, как и опасности данной реальности, как и скрытый эгоизм, зло и жадность всех ее детищ.

Хьюго до этого даже не думала о подобных вещах. В той жизни, жизни до АДА, она любила лишь попсовую музыку с невменяемыми текстами о пресловутой любви, книги с непримечательными сюжетами, но шикарными обложками и пафосными названиями. А еще она любила ЕГО.

Да, именно "ЕГО".

Как и во всех школах, в ее был "самый крутой парень". Учиха Саске со своей извечной свитой возвышался над всеми по ее мнению. Но так было раньше. Лишь пройдя сквозь несколько тысячелетий, она поняла, что это был просто глупый мальчишка, решивший, что раз он такой красивый, то он и самый лучший.

Это было почти смешно, если бы не было так противно. Она не собиралась никого перевоспитывать: опыт показал, что человека перевоспитать невозможно. Он слишком слаб и глуп. Такие знакомые камни устилали дорожку ко входу в помещение. Такие знакомые свежевыкрашенные двери с прогнившими и заржавевшими петлями, провожали в небольшой зал.

Школа была старой. Она вся давно пропахла ветхостью и суетой. Они здесь взаимодополняли друг друга, не давая зданию рухнуть. Класс, все такой же обычный, суетливый, даже не заметил появления ее хрупкой на вид фигурки. Он просто продолжал кричать, ерзать, шелестеть, бегать, выяснять. Хината, протискиваясь через все это месиво, дошла таки до парты за которой сидела вместе с Ино.

Яманака Ино, блондинка с бирюзовой матовостью глаз, была ее первой и единственной подругой Здесь. Да именно с большой буквы: этот мир не хотелось называть Землей, так как его обитатели от него давно отказались. Они не верили, что это живое существо. Хотя не зря ведь древние дали ему имя собственное. Люди сейчас считают это место просто местом нахождения. Поэтому имя сей реальности - Здесь.

Подруга явно не спешила явиться. Возможно, что-то не так. Странно, что Хьюго все так четко помнила. Ведь времени прошло не мало. Класс в миг стих, послышались быстрые шаги, звук расстегиваемых портфелей, шуршание бумаги разной плотности, шелест поправляемых на спинках стульев курток, громыхание задвигаемых учениками под себя стульев, а главное - тихий голос учителя.

Хината никогда не поднимала взгляда. Чертова скромность и неуверенность в себе мешали прямо смотреть в лицо собеседнику. Сейчас было противно представлять, как это выглядело со стороны, но Хьюге уже давно на все плевать. Девушка спокойно подняла глаза на вошедшего. Никто, кроме него, этого не заметил, благо парта, за которой восседала четвертый по важности демон Преисподней, находилась в самом конце класса в самом темном месте. Так ей всегда было проще. Но сейчас было все равно.

Мужчина с пепельными волосами тщательно зализанными назад оторопел и, поежившись от внимательного взгляда странных белых глаз, направился к своему столу. На это никто не обратил внимания: каждый пытался хоть что-то запомнить из параграфа перед устным опросом.

Все таки какие же они все мелочные. Переживать из-за оценки твоей готовности к уроку. Как знаешь, так и знаешь. Этот предмет никому не пригодится.

Зачем тратить силы и время на то, что тебе не нужно?

Хината прикрыла глаза, вслушиваясь в вопрос. Как бы это не было странно, но она знала ответ. Они проходили историю этого мира в теоретических курсах. Там проверяли не так. Нужно было рассказать все "от и до", показать на картах, и придумать, как можно было бы все это провернуть лучше.

Вопрос, заданный учителем был таким же, но только по одной теме. Элементарно. Хьюго улыбнулась и единственная из класса подняла руку. Азарт. Пожалуй, это было одно из тех чувств, которые девушка еще могла испытывать время от времени. Даже вязкая пустота, находящаяся где-то в хрупкой клетке из ребер, не могла их сдержать.

Уже рассказав и показав все, что было нужно, она отметила, что учитель был крайне удивлен предложенной ею тактикой.

Слишком жестко. Слишком продумано. Слишком опытный взгляд. Хидан следил за внезапно женственными, но уверенными и твердыми жестами Хьюги. Может, она раньше просто не замечал? Нет, это невозможно не заметить. Неужели она все время так мастерски носила маску? Невозможно. Хотя здесь трудно судить, ведь он считал невозможным и решение своего задания.

"Что же ты за фрукт такой, Хьюга?" - Хидан улыбнулся, ставя высший бал удаляющейся девушке. Ту провожали ошарашенные полубезумные взгляды. Но это, казалось, не смущало Хинату.

"Ясно, - Хидан поправил очки на носу, наклоняясь к учебнику, - Похоже кто-то просто "забил". Так бывает, когда случается что-то страшное и приходится становиться сильней. Так что же произошло в обычной жизни богатенькой девчушки? Впрочем, не мое это дело."

Учитель прикрикнул на начавших было шуметь учеников, прогоняя назойливый, точно жужжание комара, раскат шепота и шуршания прокатился, смолкая, по классу.

Только восцарилась тишина, как дверь с грохотом открылась, являя растрепанную блондинку. Та держала в руках все, что только можно: блестящая черная куртка с мехом едва ли помещалась в обхвате тонких ручонок, на одной лямке, размещенной в районе локтя, свисал рюкзак, на пальце покоилось колечко связки ключей. Хьюго сжала кулачки. Бирюзовые полные радости глазенки приветствовали ее незримой улыбкой.

Извинившись перед преподавателем за опоздание, растрепанная особа с ворохом материи в руках направилась к своему месту рядом с подругой.

Она заметила перемены в девушке, но знала: Хьюго порадуется ее счастью. Яманака, прошествовав и, наконец, приземлившись на знакомую горизонтальную плоскость, обернулась к подруге, предвкушая ее реакцию на новость. Пухленькие губки перестали растягиваться в лучезарной улыбке, когда глаза встретились с потерявшими свой блеск матовыми зрачками.

Ино повернулась к учителю, продумывая в голове вопросы. Судя по всему, сейчас не до ее эйфории.

Но что могло произойти за одну ночь?

Ведь это такой короткий промежуток времени, что его все уже перестали замечать. Это было просто обыденностью. Ведь в мире Здесь вся жизнь и есть ОБЫДЕННОСТЬ.

Первое, что бросается сиреной в сознание при входе в раздевалку спортзала, - это гремучая смесь запахов. Все мыслимое и немыслимое помещается в затхлом воздухе небольшого помещения.

Хьюго, перекинув цветастый пакет через плечо и облокотившись о косяк, царапающий, местами обшарпанной краской, ждала подругу. Ино осталась после первого урока пересдавать историю. Хината смешно сморщила носик, показывая, что никуда не торопится.

Нужно было поговорить с девушкой, но с чего все начать? Поняв, что раньше чем через пять минут они не выйдут из этого злосчастного кабинета, брюнетка пришла вновь в класс, швырнула пакет на первый попавшийся стул, а сама пристроилась прямо на парте.

Все бы ничего, да с броском она силу не рассчитала, и тот благополучно ударил по ноге проходившего мимо парня, попутно падая на пол. Тот остановился, поворачивая голову в сторону девушки голову. Он сделал это настолько медленно и надменно, что Хината начала раздражаться. Было противно и смешно смотреть, как этот юнец строит из себя невесть что. Эдакая средневековая фифа.

Хьюго безразлично изучала матовыми зрачками знакомое лицо. Учиха Саске собственной персоной. Раздражает. Девушка продолжала спокойно молча сидеть, по привычке с прямой осанкой. За годы интриг и командирского звания она научилась смотреть на высоких по росту людей ТАК, что казалось, будто она смотрит на них сверху-вниз, а не они.

Парнишка заметно присмирел: взгляд обсидиановых глаз стал каким-то живым, а тонкие по-аристократически бескровные губы удивленно приоткрылись. Саске наклонился, поднимая злополучный пакет и ставя его на стул. Как-то совсем естественно, даже, можно сказать, по-мальчишески почесал затылок и отвел взгляд. Вот просто. Не говоря ни слова, развернулся и вышел из класса. Хината лишь улыбнулась.

"Он такой... человек, - девушка облокотилась на стену, к которой впритык стояла парта, с взгромоздившейся на нее девушкой, - Почему он притворяется? К чему эта глупая маска?"

Хьюго задавала себе вопросы, на которые сама прекрасно знала ответы. Этот мир настолько глуп и жалок, что не принимает свое естество. Уже не существует политики как таковой. Лишь монополия людских и земельных ресурсов. У цивилизации, отрекшейся от знаний и убеждений своих предков, нет будущего. Она, точно древесный ствол, отрубленный от корня, обречена либо пуститься на переработку, либо просто сгнить изнутри, осыпаясь на все такую же землю жалкой трухой.

Девушка посмотрела в сторону отчаянно что-то доказывающей учителю подруги.

- Но ведь даже если вспомнить СССР, - проскочил сквозь несвязные мысли обрывок диалога. Хьюге понравилась тема. Они обсуждали вторую мировую войну, а если быть точнее, так называемую ВОВ. Ужасно захотелось присоединиться. Темнота, ворча себе что-то под нос, накинула на начавшую было биться плоть костлявые жгуты, сдавливая, почти разрывая. Хината отчужденно прошлась взглядом по почти кричащей, отчаянно жестикулирующей подруге. Та делала большие глаза, трясла, доказывая что-то, тонкими ручонками, вертела растрепанным блондинистым высоким хвостом, - А кто были по вашему эти отступники? Раскулаченные люди. Люди, у которых забрали все нажитое трудом, расстреляли семьи просто за то, что они не ходили в лохмотьях. Это сейчас все богатые воруют, а раньше семьдесят пять процентов зажиточных людей зарабатывали за счет трудолюбия и ума. Это родина их предала, а не они ее, - выбившиеся пряди не успевали опускаться, когда она, пытаясь возвести свою правоту в степень, еще более яро жестикулировать.

Яманака, несмотря на свой знаменитый с плохой стороны цвет волос, была умной и начитанной девушкой. Эрудированности десятиклассницы мог позавидовать и не один профессор лигвистического университета. Перед ней, развалившись в кресле и потирая подушечками больших пальцев виски, сидел молодой мужчина. Как ни странно, но его волосы к двадцати восьми годам уже полностью поседели, хотя стоит ему отдать должное - лицо было красивым и не соответствовало возрасту года на три. По нему сходила с ума четверть всех девушек школы.

Несколько учениц, по слухам, перевели из-за его "податливости" их чувствам. Хината не смогла скрыть саркастической улыбки. Учитель был «ох» как не глуп. Да и если бы и дал слабину, то уже давно был бы за решеткой.

Выговорившись и дождавшись согласия со своим мнением со стороны учителя, Ино перекинула рюкзак за оду лямку через плечо, улыбаясь объевшимся сметаной котом.

Учитель же облегченно вздохнул, накрывая лицо руками. Слишком большой поток информации заставлял голову кружиться. Но мужчина все-таки, не удержавшись, выглянул из-под пальцев, наблюдая за удаляющимися спинами. Кто бы мог подумать, что в этой ни чем не примечательной школе сойдутся два потрясающих ума. Милая и наивная, но начитанная и любознательная Яманака Ино и Хината Хьюго, оказавшаяся жесткой и расчетливой личностью. Следом за глухим хлопком закрывающейся двери раздался тихий смешок. Чего-то Хидан не доглядел. Но вот только чего?

Вновь раздевалка. Хьюго хотела поговорить с подругой, но не знала с чего начать, да и не стоило заводить такие разговоры в школе. Лишние уши не нужны. Та видимо считала так же и отмалчивалась.

Девушек выдернул из мыслей скрипучий голос. Да, именно скрипучий, иначе никак не назовешь этот издевательский голос. Харуно Сакура собственной персоной. Длинные розовые волосы девушки ниспадали по худым, почти костлявым плечам. Большие изумрудные глаза застыли в хитром прищуре.

Хьюго знала эту внешность, поэтому прекрасно представляла собеседницу, даже низко опустив голову.

- Что вы здесь забыли? - на этот раз голос зазвучал с пренебрежением.

- Так ведь сейчас физкультура, - Ино привычно захлопала накрашенными ресничками, не забывая попутно чуть приоткрыть ротик в удивлении "аля типичный представитель подвида блондинок".

- Нас забрали на медосмотр, а меня заставили вас искать, - девушка наигранно закатила глазки, проходя мимо них и крайне величественным жестом показывая следовать за ней. Походка от бедра явно была возведена в довольно крупную степень, так как розововолосая почти падала на огромных каблуках от этого.

Хьюго лишь хмыкнула, когда Ино едва сдерживала маленьким кулачком. Медицинский кабинет был уже полностью забит девушками, теснившимися на обшитых синтетическим "кожезаменителем" скамьях. Хьюго сразу поняла, что утягивающая сиденья материя не была кожей. Хорошая имитация, но запах не тот. Девушке даже не приходилось принюхиваться, так как она уже давно научилась автоматически улавливать тончайшие запахи и верно рассортировывать их по происхождению. Это часть выживания в том мире. Хотя, если задуматься, то, пожалуй, и в этом жалком подобии мирка это было необходимостью. Лавочки были забиты народом, а посему опоздавшим пришлось стоять.

- Это все из-за вас, - Сакура буквально испепеляла Ино взглядом. Хьюгу вообще никто не замечал.

Она была пустым местом.

Даже о первом уроке все забыли, посчитав недоразумением.

Вообще Здесь был наполнен странными существами. Например, все теми же людьми, которые любили называть все то, чего не понимали либо недоразумением, либо попросту несуществующим. Жалкие существа неспособные к саморазвитию. Они стали копаться в окружающем мире, когда копаться надо было в себе.

- Так, заходим по три человека вон в ту комнатку, - классная руководительница запыхалась от постоянного бега с бумагами. Те почти вываливались из мясистых рук, не помещаясь в обхвате, - так, Харуно, Яманака и кто там еще, давайте, идите первыми, раз уж не хватило вам места.

Девушки смирненько поплелись в указанном направлении. Хьюго чувствовала себя неловко. Сейчас придется снимать верхнюю одежду, а там у нее...

- Что это, - взвизгнула Харуно, глядя на обнаженную спину Хинаты. Вдоль хребта той было множество рубцов, шрамов, но не они напугали розововолосую, а выжженное клеймо на всю лопатку.

Медсестра сделала шаг назад, отступая и хватая попутно ртом воздух иссохшими вислыми губами. Харуно попятилась, ища на ощупь горизонтальную плоскость, дабы на нее приземлиться.

- Несчастный случай, - печать действительно была крайне не приятным зрелищем, но это не было поводом для такой реакции. Хьюго взяла беспроигрышную отмазку. Гуманоидное население планеты Здесь всегда верило и успокаивалось при этой фразе.

- А, ну тогда все ясно, - медсестра бросила взгляд на сидящую в кожаном кресле девушку и тут же приступила к своим обязанностям. Ино и Сакура вышли уже из кабинета, так как их оттуда спровадили под предлогом того, что те уже были осмотрены.

Хьюго послушно крутилась, дышала и не дышала по соответствующим командам. Каково же было удивление все той же медсестры, когда весы под миниатюрной хрупкой девушкой показали сто семьдесят килограмм.

Хинате внедрили специальный сплав пород в центр каждой кости. Делала это "на живую", так что Хьюго тогда едва не умерла от болевого шока. Естественно, она не могла весить меньше.

Пожилая женщина присела на кресло, в котором недавно восседала Сакура. Сухую обвисшую кожу рук утягивали пульсирующие жгуты голубоватых вен.

Хьюго сглотнула. На лбу выступила испарина, собираясь в одну большую каплю у виска. Демоны могли есть все, что угодно, но кровь должна была присутствовать в рационе ежедневно.

Хината встряхнула головой, пытаясь придти в себя. К горлу подобрался спазм, а плече нервно дернулось. К счастью, ее уже отпустили.

Не раздумывая ни секунды девушка кинулась на крышу, дабы урвать глоток так нужного сейчас кислорода. Дверь, надрывно скрипя насквозь проржавевшими петлями, открылась, впуская брюнетку на долгожданный воздух.

Но не успела Хината как следует отдышаться, как слух прорезал знакомый всхлип.

Девушка, крадучись, выглянула за пределы крыши вниз. Перед белесыми глазами предстала картина прижатой до жути знакомой фигурой и отчаянно дергающейся в сильных руках блондинки. Ино пыталась выбраться из цепкой хватки, колотя ладошками в твердую мужскую грудь. До боли знакомые движения заставили Хьюго вздрогнуть.

- И-Итачи-сан, - только и смогла вымолвить она поворачивающемуся в ее сторону силуэту.

- Какая проницательность, - мужчина хмыкнул, - меня тоже сюда отправили. Между прочим по твоей милости.

- Простите, господин, - Хьюго встала на одно колено.

- Встань уже, - Учиха устало потер переносицу, - давай сделаем так: во-первых, ты общаешься и ведешь себя со мной без фамильярности, во-вторых продолжаешь выполнять мои приказы, но, опять же, без фамильярства. вот представь, что мои приказы - это просьбы друга, а я сам твой друг. нам придется держаться друг друга, поэтому нам следует придумать что-то вроде легенды. Ну, смотрела же фильмы про шпионов? - девушка коротко кивнула, вставая с колена, что порадовало парня, - И еще вопрос, - Итачи кивнул головой в сторону ошарашенной Ино, - это твое?

- Так точно Итачи-сан, - вновь короткий кивок со стороны брюнетки. затем, заметив недовольный взгляд старшего генерала, матовые глаза расширились, и та отчаянно замахала руками забирая слова назад, - то есть, я хотела сказать, да Итачи-к...к-к, - Хьюго отчаянно выдавливала из себя это слово, - Итачи-кун, - выпалила раскрасневшаяся предводительница пешей и драконьей армий, - Это моя подруга Яманака Ино. Ее нельзя трогать, - слепые на вид зрачки столкнулись в прямой конфронтации с обсидиановыми. Хината смотрела смело в лицо. Видимо речь шла о чем-то очень для нее важном, - Если вы ее тронете, то я костьми лягу, но убью даже Вас!

- Угрожать мне не стоит, - глаза Учихи нехорошо сощурились, заставляя черноволосую опустить взгляд, - я бы и так ее не тронул теперь, зная, что она тебе важна. Ты слышала обо мне не мало плохого, но вспомни слухи, которые окружают тебя саму. Мы далеко не ангелы, но у каждого из нас есть сердце, пусть оно уже давно не бьется, но все же иногда предпринимает такие попытки. Все, что нам мешает следовать принципам, - это жгучая тьма, отчаянно рвущая нас изнутри в клочья.

Хьюго опешила. Это ведь ее ощущения. Неужели так у всех? Мужчина внимательно на нее посмотрел, переводя взгляд то на Ино, то вновь на Хинату.

- Ты ей уже говорила, - тихо произнес высший, потирая шершавыми подушечками пальцев переносицу.

- Собиралась, - отрешенно произнесла белоглазая.

- Думаю, она нам очень пригодится, - Учиха заговорщицки подмигнул блондинке.
Утверждено Nern
МоРоШШко
Фанфик опубликован 29 марта 2014 года в 18:27 пользователем МоРоШШко.
За это время его прочитали 647 раз и оставили 0 комментариев.