Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Расплата

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Расплата
Оранжево-красные цвета с раздражительным переливом плавят остатки подорванных нервов и сливают их в лужицу сумасшествия. Старые ожоги заметно подсыхают и даже, может, ноют меньше, чем свежие, прилипшие на чистые участки моей кожи. Неподвластный сознанию почти автоматический рев срывается с моих губ уже несколько часов, а, возможно, и дней. Микроскопические частички моего тела, почти пепел, почти прах, вздымаются в удушливый воздух, растворяясь в нем и внушая недействительность их существования. Запах гари – едва не аромат моей уничтоженной оболочки – так давно преследует меня, что кажется уже родным спутником. Как брат. Как напарник.
Брат. Напарник. Селение. Наглое предательство. Кровожадные убийства. Только в этом ужасном месте я задумываюсь о своих глупых действиях и созданных мною ошибках. Только лишь ощутив истинную силу мучений, я углубляюсь в причины появления здесь. Возможно, я и правда заслужил эту кару, замахиваясь мечом на беззащитных, нанося техникой Чидори последний удар, самодовольно ухмыляясь блеклому взору умирающему. Я пошел против Итачи, пошел против Листа, против своей команды, бывшей когда-то родной. Месть настолько овладела моим разумом, что я забыл, кем являюсь. Мне было не важно, какими методами и в каких красках я совершу правосудие. Главное – уничтожить причину моего помешательства. Причину одержимости.
Ненасытный огонь ни на секунду не утихает, лаская и поглаживая меня своими языками из-под невыносимо горячей земли. Мое тело самовольно извивается от столь надоевших и невыносимых рефлекторных уколов. Черное небо, кажется, навсегда укрыло эту мерзкую действительность. Кора деревьев вблизи время от времени потрескивает, будто хочет акцентировать не менее суровую судьбу, чем у меня. Высокие необычные взгляду небоскребы с разбитыми стеклами и потрескавшимися стенами, будто мертвые тела, статически отдаются объятиям красного пламени.
Безумно хочется закончить этот кошмар. Не быть. Исчезнуть. Умереть. Но ведь я и так уже не жилец. Какова будет длительность моей расплаты? Очищается ли таким методом моя карма? Или же это обыденная жестокая кара? Тогда существует ли в подобном огненном мире возможность на безумие? Ибо мой разум просто жаждет дать сбой, только ничего подобного пока не получается. Я остаюсь в здравом уме, продолжая чувствовать все это и зная, что дальше будет хуже.
Я передергиваюсь в страхе, когда слышу его рев. Звук высокопарного пыхтения огромных ноздрей долетает даже сюда, а взрывающие барабанные перепонки громовые шаги мощных копыт заставляют мое тело дрожать в истерике. Он продвигается ближе. Направляется ко мне. И вот я уже вижу его большую бычью морду с горящими рогами из-за крыш безжизненных домов. Осознание того, что будет дальше, парализует сознание. Каждый раз он уходит от меня без проигрыша. Каждый раз он подходит ко мне и поочередно выдирает своей пастью мои жизненно важные органы. Не деликатничая. Медленно. Кроваво. Мучительно. Полуразрушенная память снова возводит на пьедестал немыслимые звуки лопающих сосудов и звонкого хруста ребер. Остатки самосохранения кричат «Беги!», но в моем теле не осталось сил даже пошевельнуть пальцем.
Тварь останавливается в метре от меня, рассматривая перелив поверженного ужаса глаз. Не хочу! Не хочу ощущать это снова! Но беспощадность и бессилие диктуют свои правила. Его клыки оголяются, предоставляя едкую вонь гниющей плоти предыдущей жертвы. Мои губы что-то кричат: то ли проклятия, то ли просьбы о пощаде. А я будто посторонний слушатель, который, скорее всего, из-за неновых галлюцинаций улавливает свое имя.
- Саске, – женский приятный голос разливается по еще целому телу каким-то волшебством. – Саске… поднимайся.
Ярко-зеленые без отблесков надоевшего красного цвета глаза появляются прямо у моего носа. Мягкие нежные губы касаются моих сухих потрескавшихся, образуя некий поцелуй. Замечаю, как чужой язычок раскрывает мой рот шире, губы полностью накрывают его. Ощущение поступающей силы кажется для меня блаженством, райской искрой, поступлением новой чистой и столь чарующей жизни.
Кривозубые челюсти клацают в воздухе, когда я на ногах отползаю назад, а после поднимаюсь и, стараясь не ощущать гудящие болью ожоги, бегу так быстро, насколько хватает сил. Раздающийся позади преследующий звук лишь подбавляет эссенцию в дикий взрывоопасный адреналин. Свежие капли чувства свободы увлажняют мои высохший климат надежды. Не знаю, кто это был, но она дала мне второе дыхание. Подарила душе веру в освобождение.
Ноги преследователя гораздо длиннее моих, потому кошмарный зверь быстро догоняет свою сбежавшую жертву. Он уже придавил бы меня одним из своих копыт, если бы я не успел добраться полуразрушенного алтаря и положить руку на возвышенный жертвенник.
Неизведанно откуда взявшаяся вода в моем горле, кажется, в самих легких, фонтаном плещется изо рта. Последовательный кашель выгоняет из организма настырную удушливость. Лучи солнца, подобно спицам, колют болью глаза. Почему здесь солнце?
- Саске… Саске, ты жив, – тот же невероятный голос спасительницы, но уже с нотками радости. Неужели моя сущность все еще умеет подарить подобное чувство?
- С-сакура? – неуверенно произношу я, заглядывая в ее салатовые и такие красивые глаза.
- Ты пробыл под водой больше десяти минут… - в голосе различимы слезы, но не на лице.
Сил достаточно, чтобы оглянуться. Вода. Берег. Разрухи проведенной битвы. Воспоминание о нехватке воздуха в обители подводного царства. О моей утопленнице и в том же лице спасительницы.
- Почему ты меня вытащила? Мы… ведь враги.
- Будучи врагом, ты всегда останешься тем же Саске, - с нотками заботы произносит она, рассматривая мое растерянное, будто незнакомое лицо.
- Сакура…
Теперь я понимаю, что мне был дан второй шанс той, которую я никогда не замечал. Дан для того, чтобы задумался, образумился, начал жить, а не мстить. Возможно, к жестокости меня приручила судьба с детства, но не пора ли пойти против ее течения? Лишь собственной персоной побывав в аду, я усвоил ценный урок. Урок, как быть человеком.
- … Спасибо, - произношу я без своего обыденного безвкусия в голосе, зная, что на этот раз не уйду.
Утверждено фиренз
BАРВАРА
Фанфик опубликован 28 ноября 2012 года в 02:44 пользователем BАРВАРА.
За это время его прочитали 3042 раза и оставили 2 комментария.
0
Аngelo_della_morte добавил(а) этот комментарий 28 ноября 2012 в 14:49 #1
Аngelo_della_morte
Очень понравилось, как вы описали ад и чувства жертвы нем) Только мне показалось, что в концовки чего-то не хватает, например хоть какое-нибудь упоминание о битве...Вы молодец, автор)) Все равно мне очень понравилось)
С ув. Al
0
ROSARIO) добавил(а) этот комментарий 01 декабря 2012 в 17:35 #2
ROSARIO)
Дорогая Варя, здравствуй!
Когда я читала данную работу, то в моем сердце расцветали такие нежные непонятные, но сладкие чувства, что было ощущение полета, крыльев за спиной. Так безумно и безрассудно вдруг захотелось увидеть Саске именно таким, каким ты его раскрыла в глубине души. Когда он встретился лицом к лицу со своими самыми неудержимыми и ожесточенными кошмарами, отступила маска привычного льда и равнодушия. Перед лицом собственной смерти, холод насмешки и безразличия просто растворяется. Страх настолько величественно и до нервного покалывания в руках правдоподобно заглядывает в глаза нашей души, что не испытывать боязни за крушение реальности невозможно. Страх смерти и исчезновения всего настолько реалистичен, что учащает биение сердца. Мы здесь смогли увидеть Саске словно с другой стороны, словно смогли заглянуть за грань, смогли разглядеть другую сторону медали бездонной души. А что находиться по ту сторону? По ту сторону страха, смерти? Когда наблюдая за внешними проявлениями боли на другом лице, мы также можем видеть, где сейчас находиться та душа, с чем она борется. Состояние между жизнью и смертью, как коридор между мирами, и нужно выбрать направление, а сверху боль роняет проклятия и грешное сердце уже не знает, куда бежать, но как прекрасно, как чудесно, когда нежный голос прощающего и милосердного Рая взывает к здравости ума, к самим истокам сознания, доброй души. Тот голос Сакуры казался действительно блаженством. После пережитого страха и ужаса, находясь в обители смерти, вернутся назад, кажется подарком неба. Столь чувственная встреча, столь великолепное спасение. Так отчетливо мы увидели искренность Саске, его настоящую душу – бесстрашную, уже сожалеющею. Его настоящие мысли, не скрытые вуалью мести, его настоящие чувства, которые кажутся ослепительнее солнца в своем возникновении. Саске есть Саске, он не теряет самого себя даже в лабиринте оживших кошмаров.
Его поток мыслей чист и лишен мутности мести, его чувства открылись подобно рассвету, так неожиданно, так ожидаемо.… И слова Сакуры тронули меня до глубин души.
Ведь и вправду, кем бы они ни стали в этой жизни, он все равно останется для нее тем же Саске…Он может стать и преступником, и убийцей, но он все равно будет тем же Саске, любимым, неповторимым Саске.…Это меня просто пленило. После пережитого ужаса встречи со смертью, нежный взгляд ярких глаз кажется райской наградой, кажется чудесным мигом жизни, дарующим силы. Это момент я сохраню вечным осадком сладости их чувств в своем очарованном сердце.
Варенька, ты молодец! Тебе удалось предельно правдоподобно описать чувство страха встречи с самим ужасом, и то благодатное чувство спасения, когда один голос, один родной еще взгляд способен вытащить душу из агонии смерти, боли.
Спасение, исцеление существующей до сих пор связью меж сердцами оставили в моей душе глубокий след!
Всегда сильно эмоционально, остро, яростно, красиво, отчетливо переданы чувства! Это немыслимо ценно.
Спасибо тебе за прекрасную работу! Спасибо.