Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Ориджиналы Принципы трех Л. Глава 9. Война

Принципы трех Л. Глава 9. Война

Категория: Ориджиналы
Лиллит крадучись брела по коридорам университета, всматриваясь в каждый темный закуток. Чувство, что Локи, подобно страшной бабайке из детской сказки, может выскочить откуда угодно, не покидало ее. С ужасом она осознавала, что в тот момент явно думала задницей, а не мозгом, а язык, похоже, вообще возомнил, что имеет право на самостоятельное существование. Не тому существу она решилась высказать подобное и слишком поздно это поняла, лишь когда звонок, подобно оглушающему удару по голове, выбил из нее чертов пафос и самоуверенность, вернув на место здравый смысл и инстинкт самосохранения. Но, судя по убийственному взгляду Локи, ей бы стоило уже заказывать себе ритуальные услуги, проводить отпевания и долго, мучительно молиться. Ошеломленные студенты уже мысленно рыли ей могилу, когда Лиллит рывком подхватила свою сумку и буквально вылетела из кабинета, не сказав ни слова. Что происходило дальше, она уже не помнила. Уверенной походкой она передвигалась по университету, когда внутри ее лихорадило и трясло. Ноги подкашивались, и иногда ей приходилось останавливаться, чтобы привести мысли, бешено колотящие по вискам, в порядок. Это был страх, навалившийся огромной тушей на ее спину, леденящий и липкий. Он снова и снова просовывал когтистую лапу в ее нутро, сжимал сердце до полной остановки и размыкал железную хватку вновь и вновь. Пытка продолжалась долго, в груди все защемило, угрожая отключиться. Вытирая пот с ладоней о джинсы, Лиллит старалась не подавать виду, что ее охватила паника. Ей не хотелось в это верить. Жалость? Но она не жалела. Чувство вины? Такого не было. Но сами мысли о страхе были ей чужды и противны. Она опиралась тонкой рукой об стену, делала пару глубоких вдохов и двигалась дальше. Девушка забредала все дальше, сама не зная куда. Лишь бы подальше от того злосчастного кабинета. Подальше от Него.

Солнце уже клонилось к закату, и его косые оранжевые лучи располосовали стены узкого темного коридора. Мягкий розовый свет медленно накрывал город подобно одеялу. Лиллит на ватных ногах подошла к большому окну; липкий страх и тревога наконец-то отступили во тьму, а на их место пришло разочарование и абсолютное безразличие ко всей ситуации. Она взглянула в окно и ахнула от увиденной красоты. Яркий солнечный диск почти скрылся за огромным брюхом высотки, и небо окрасилось розовым и мягким подсветом сиреневого. Снег приобрел оттенок перламутра на крышах домов и заискрился с новой силой, словно редкие драгоценные камни. На фоне такого обилия красок и волшебного, будто в сказке, неба, дома казались черными и безликими, наспех нарисованные размашисто кистью художника на холсте.

Девушка еще долго всматривалась в предвечернюю красоту города, пока сзади по коридору гулким эхом не раздались чьи-то ровные шаги. Она шумно вздохнула, и сердце бешено заколотилось в груди. Страх снова облепил ее подобно заразе, а паника накрыла с головой с большей силой.

«Все нормально, - успокаивала себя Лиллит. – Я – дочь Люцифера! Его Господина! Он не посмеет меня тронуть. Да даже дышать в мою сторону побоится», - с этими мыслями она, полная решимости и уверенности, гордо вскинув голову, развернулась всем корпусом в противоположную сторону. Солнцем освещался лишь маленький островок у окна, где стояла девушка, остальная часть коридора утопала во тьме, напоминая пасть огромной горгульи. Лиллит сощурила глаза, всматриваясь во тьму, шаги становились все громче, а фигура, надвигающаяся на нее, все отчетливее.

«Наверное, все уже разошлись, и никто не помешает ему убить меня здесь... Что за мысли, идиотка? Да он и тронуть меня не посмеет!» - пыталась успокоить себя блондинка. А фигура продолжала приближаться, мужская, высокая и весьма подтянутая.

«Да кого я обманываю? Он меня прибьет, расчленит, потом нитками все обратно пришьет, потом снова расчленит, а папе скажет, что так и было! Отец мой Сатана! - Лиллит мысленно схватилась за голову и принялась рвать на себе волосы. – Точно. Так оно и будет. Не просто так ведь он один из Верховных, явно не за умение крестиком вышивать…»

Шаги смолкли, и неизвестный остановился на безопасном расстоянии, не спеша выйти на свет, лица по-прежнему было не разглядеть. Лиллит нервно дернула плечами, больно упираясь копчиком о подоконник, мысленно желая раствориться. Пройти сквозь стены. Исчезнуть. Фигура сделала шаг навстречу, сердце девушки пропустило несколько ударов и…

- А ты чего тут слоняешься? Потерялась? – искреннее удивление на лице Александра Станиславовича подействовало на Лиллит как ушат холодной воды.

Она открыла рот, чтобы ответить, но слова комом застряли в горле.

- С тобой все нормально? – мужчина подошел ближе, всматриваясь в ее лицо. Аккуратно, будто не желая спугнуть, он протянул к ней руку. Сердце ходило ходуном, желая вырваться наружу, прорвав грудную клетку с хрустом. Не мигая, она уставилась на него, в его красивые и такие добрые глаза, которые излучали теплоту и заботу. То, чего она никогда не увидит в глазах Локи. Он сдвинул ее светлую прядь, заслонившую левый глаз и улыбнулся так, словно перед ним стоит та самая, которой он был готов дарить самого себя каждый день, каждую минуту и даже секунду. Несмотря ни на что. Лиллит часто наблюдала за ним, но никогда ни на кого он не смотрел так, как на нее. Сколько раз она убеждала себя, что все это глупость и девичье самовнушение. Но сейчас, в эту самую секунду, ей было наплевать на все. На Локи, на одногруппников, на чокнутую Анну Демидовну и даже на то, что он ее преподаватель. Сейчас ей не хотелось ничего так сильно, как почувствовать его теплое дыхание на своих губах, его сильные и мужественные руки, которыми он по-хозяйски прижмет ее к своей груди.

- Ты такая бледная, будто призрака увидела. Или я такой страшный? – игриво усмехнулся физрук, смотря ей прямо в глаза.
- Н... нет. Все хорошо. Подумала, что маньяк тут бродит, - постаралась отшутиться Лиллит.
- В некоторых моментах я и правда похож на маньяка.
- Это в каких же? – полюбопытствовала девушка, и в ее глазах блеснуло нечто демоническое, томительное и безумно игривое, что не могло укрыться от мужчины.
- Тайна, доступная лишь избранным, - вкрадчиво ответил физрук, пряча руки в карманы спортивных штанов.

И снова Лиллит мысленно сравнила его с Локи. Демон всегда выглядел аристократично, будь то идеально сидящий на нем костюм или будничная, ни к чему не располагающая одежда. От него всегда пахло резким, но таким манящим мускусным парфюмом. В мускулатуре он явно не уступал Александру Станиславовичу, который никогда не изменял своим любимым спортивным штанам и ветровкам, светлым футболкам, что идеально обтягивают накаченную грудь.

Девушка втянула носом воздух и почувствовала приятный аромат морского бриза, легкий и ничем не обременяющий. Только сейчас она заметила, что волосы мужчины были слегка влажными: похоже, он недавно вышел из душа. Огромная красная сумка была перекинута через плечо, но его любимая и уже такая привычная в его образе кепка – отсутствовала.

Лиллит чувствовала, как невидимая граница в лице преподавателя и ученицы постепенно становилась чем-то зыбким и тонким, что можно легко отбросить или пройти сквозь, не думая о каких-то запретах, не боясь своих чувств, и наконец-то довериться. Отдать себя. Всю, без остатка.

- Лиллит! – раздался оглушающий вопль, и мерный стук каблуков разнесся по всему коридору.

Девушке показалось, лишь на секунду, что в глазах мужчины пролегла тень сожаления, но тут же исчезла, как нечто запретное.

- Ух, слава Сатане, ты не ушла! – из темноты показалась Вика. Ее раскрасневшееся лицо выдавало то, что она бежала. Тяжело дыша, девушка прошла к Лиллит, цокая высоченными каблуками черных ботильонов по кафелю. Из вежливости она выдавила из себя приветствие для физрука. – Ты куда убежала? На пожар, что ли? Я тебя ищу по всему универу, никто тебя не видел, куртка в гардеробе, - для подтверждения она потрясла синим пуховиком у носа блондинки. – Я, как идиотка, ношусь туда-сюда! Номера твоего не знаю, где живешь - не знаю. Мать, ты переставай меня так пугать. Я уже думала, что новый препод тебя в подворотне отловил.
- Он ничего не сказал? – пропуская кучу вопросов мимо ушей, поинтересовалась Лиллит.
- Нет, отпустил по домам, про тебя и слова не сказал. А ты чего тут трясешься, как цуцик? – она развернулась к Александру Станиславовичу. – Это вы ее напугали?
- Сорокина, - иронично протянул физрук, смотря в лицо брюнетки. - Уверен, что у тебя в этом намного больше опыта.
- Да-а-а, - вторила ему Вика, широко улыбаясь. – Жаль, что на некоторых противных личностей это не распространяется.

Лиллит всегда забавляли их словесные перепалки, где Вика буквально в открытую выражала свою неприязнь, а Александр Станиславович откровенно издевался. Но сегодня она чувствовала себя разбитой, словно внутри нее пронесся ураган и устроил там беспорядок, перевернув все чувства и мысли. Ей казалось, что она еще долго будет разбирать в себе этот хаос, но как раньше уже не будет. Она это чувствовала. На секунду она разозлилась на Вику за то, что та испортила такой интимный и волнующий момент, но понимала, что брюнетка волновалась и не ушла по своим делам, а осталась, чтобы найти ее и убедиться, что все в порядке. Это ли не дружба?

- Все хорошо. Пойдемте домой, - подала она слабый безжизненный голос.
- Зачем домой? Завтра суббота. Пошли лучше в Аврору, а потом погуляем.
- Куда? И зачем?
- Магазин маскарадных костюмов, - пояснила Вика.
- Ты все-таки пойдешь? – с откровенным шоком спросила блондинка.
- Жидкова не отвалит, - махнула рукой девушка. – Да и поприкалываться там можно.
- Я тоже пойду, - как бы невзначай влез физрук, о котором девушки словно уже забыли.
- А вот теперь я задумалась, - мрачно протянула Вика. Лиллит прыснула.
- Давайте я вас подвезу, - словно не заметив шпильку в свой адрес, предложил мужчина.
- Куда? – прокаркали девушки одновременно.
- К Авроре. Мне тоже костюм не мешало бы прикупить.
- А так можно? – неуверенно поинтересовалась Лиллит.
- А почему нет? – обольстительно улыбнулся физрук, медленно разворачиваясь, чтобы уходить, словно все уже решено.
- Ну, разве у вас проблем потом не будет?
- Каких проблем? – подобные вопросы стали уже откровенно его забавлять. – Вы совершеннолетние уже. Ведь так? Совершеннолетние? – на всякий случай уточнил мужчина.
- Разве не существует никаких моральных кодексов, вроде «не соблазни свою же студентку»? – театрально меняя голос, задала вопрос Вика.
- У меня дядя в Министерстве образования. Так что, не ссыте, как говорится, - ответил Александр Станиславович, удаляясь по коридору. – Пошлите.

Лиллит молча смотрела вслед, ее немного сбила с толку фраза, сказанная мужчиной, который до этого момента ничего такого не выдавал.

- Ну вот, оказывается, он не прекрасный принц, а тоже человек, - зевнула Вика, а затем хлопнула Лиллит по плечу. – Не ссы, как говорится.

Вместе они направились за физруком, который уже ждал их на стоянке у университета, прогревая машину.

- А я думала, вы на иномарке передвигаетесь.
- Фильмов насмотрелась, Сорокина? – улыбнулся мужчина, накидывая на голову капюшон темной куртки с отворотом серого меха. – Я не за границей преподаю, чтобы на иномарках разъезжать. Мне и нашей, отечественной, вполне хватает.

Они сели в машину. Вика устроилась сзади, а Лиллит села на пассажирское впереди. Александр Станиславович повернул ключ зажигания, машина зарычала. Салон автомобиля выглядел ухоженно, чистая обивка сиденья, приятный аромат хвои, миниатюрная статуэтка гавайской танцовщицы на панели со стороны Лиллит, которая покачивала бедрами при резких толчках автомобиля. Все движения мужчины казались девушке такими уверенными, методичными, словно он профессионал своего дела. На секунду он замер, и блондинка почувствовала на себе его взгляд. Она подняла голову.

Черт. Не надо было так откровенно пялиться».

В тот же момент он подался вперед, и внутри нее что-то перевернулось. Она посмотрела в его глаза и утонула, сгинула, не помня себя. Эта манящая и сладкая тьма сулила все, о чем можно только мечтать, надо было лишь податься навстречу. Его глаза разжигали внутри нее доселе незнакомое чувство. То, что она прятала и чему старалась не придавать значения. Лиллит почувствовала его ровное и теплое дыхание, когда лицо мужчины оказалось в паре сантиметров от ее, сердце застучало в висках.

«Тут же Вика!»

Раздался щелчок, характерный для пристегивания пассажирского ремня. Лицо Александра Станиславовича отдалилось, и он пристегнул свой ремень. Мысленно блондинка отвесила себе оплеуху.

- Ты ведь не хочешь, чтобы мы попали на штраф? – улыбнулся мужчина, выезжая со стоянки на проезжую часть. – У меня дядя в Министерстве Образования, а не в полиции.
- А кем вы будете на празднике? – поинтересовалась Вика.
- Я злой и страшный серый Волк, - сердце Лиллит екнуло.
- Прикольно. Это значит, у вас пара – Красная шапочка? – многозначительным тоном спросила брюнетка.
- Не обязательно. Но скорее всего так и есть.

Остаток пути они проехали молча. С неба повалил снег. Мелкими хлопьями он накрывал город и скользил по лобовому стеклу машины, словно игривая пушистая кошка. Солнце скрылось совсем, на улицах потемнело.

В «Авроре» они быстро нашли нужные костюмы. Купив себе лишь маску волка, сославшись на то, что в меховом облачении он уж точно «сварится», Александр Станиславович покинул девушек, которые заверили его, что уже взрослые барышни и домой доберутся сами.

- Черт! У тебя чертовски сексуальный костюм! – восхищалась Вика облачением Лиллит: коротким, но пышным красным сарафаном с широким капюшоном, аккуратной винтажной блузкой, что открывала тонкие плечи и ключицы, и изящными белыми чулками с нежными кружевами.
- Ты уверена, что мы не в секс-шопе? – смущенно поинтересовалась блондинка, скрывая то, что сама пребывала в безумном восторге от своего наряда.
- А черт его знает! Физрук же привез, - она посмотрела на себя в зеркало. Костюм Вики был не менее прекрасен.

Длинное белое платье в пол облегало ее аппетитную фигуру, высокий вырез справа открывал стройную ножку, сзади тянулся тонкий шифоновый шлейф, на котором были вышиты синей блестящей тканью разномастные снежинки. Декольте отсутствовало, что нисколько не портило сексуальности девушки, а длинные, расшитые голубоватым и аквамариновым бисером рукава придавали ее образу настоящее волшебство.

Довольные собой и уставшие девушки распрощались и побрели на свои остановки, чтобы отправиться домой. Забравшись в теплый и полупустой автобус, Лиллит пристроилась у окна, за которым темные вечерние сумерки уродовали тени в мутных проблесках света уличных фонарей. Из-за снегопада образовалась пробка. Хриплые динамики разносили легкую мелодию, заставляя расслабиться. Салон был теплым, а мягкое сиденье - уютным. До дома было еще далеко, и, прислушиваясь к тексту песни, Лиллит прикрыла глаза, позволяя себе окунуться в объятия легкой дремоты.

А из колонок лилась песня:
Он был старше нее.
Она была хороша,
В ее маленьком теле гостила душа.
Они ходили вдвоем,
Они не ссорились по мелочам.
И все вокруг говорили:
Чем не муж и жена?
И лишь одна ерунда
Его сводила с ума:
Он любил ее,
А она любила летать по ночам.

Лиллит стояла у входной двери, не решаясь просунуть ключ в замочную скважину. Сейчас-то он ей устроит.
«Провернет настоящий самосуд. Наверняка решил не напрягаться и поджидал меня дома», - сознание тут же нарисовало красочные картинки, где Локи пытает Лиллит многочисленными орудиями, которые он уже любовно полирует дома, поджидая ее. – «Будь, что будет».

Она открыла дверь и прошла в квартиру. В коридоре стоял приятный запах, напоминающий женские духи, что, скорее всего, ей показалось, а из кухни доносился аромат свежий выпечки, наверное, пирога.

«Решил меня отравить? Как это мелочно», - страха больше не было, лишь безразличие и осознание неизбежности. Она сняла шапку, просунув ее в рукав пуховика, который повесила на крючок, разулась и, взяв пакеты, двинулась в гостиную.

- Предупреждаю: если ты думаешь, что отравишь меня без последствий, то сильно ошибаешься, - выпалила на одном дыхании девушка, проходя в комнату, и замерла на месте.

На диване, будто не первый раз здесь бывала, сидела преподавательница по классической литературе Ирина Валерьевна, любовно поглаживая по голове черного кота, который по-хозяйски устроился у нее на коленях.

«Ах ты, скотина! Пушистый предатель!»

Женщина сдавленно улыбнулась, словно извиняясь, поздоровалась с Лиллит. Та сделала то же самое.

- Долго же ты гуляешь, - в комнате появился Локи, неся поднос с чаем и аккуратно нарезанным пирогом. Пристроив его на журнальном столике перед женщиной, он сухо взглянул на Лиллит, будто ничего из ряда вон выходящего сейчас не происходило. – По магазинам прошлась? – видимо, из глупой вежливости поинтересовался Демон, кинув взгляд в сторону большого голубого пакета. – Чай будешь?

- Нет, спасибо, - словно робот, отрапортовала девушка. – Можно с тобой поговорить?
- Конечно. Ира, ты пей чай, я сейчас подойду, - женщина кивнула, а Локи прошелся за Лиллит до ее комнаты.
- Вижу, коллективизация прошла удачно, - ядовито вытянула из себя Лиллит, когда дверь за ними захлопнулась.
- Вполне, - спокойно ответил Демон.
- Какого хрена она здесь делает? Не будет ли много шума, если все узнают, что мы живем вместе? – Лиллит злилась не на шутку. Сложив руки на груди, она стояла к нему спиной.
- Успокойся. Я промыл ей мозги. Вместо тебя, она видит совершенно другого человека.
- Чудно!
- Ты чем-то недовольна?

«Я? Недовольна? Это ты должен быть недоволен! Какого черта он так спокоен? Ночью придушить придет?»

- Не собираешься даже прочесть мне лекцию или отрезать язык?
- Зачем мне это? – его холодный, безразличный тон уже начинал раздражать.
- Как это - зачем? – в ярости, она развернулась к нему все корпусом. – Я унизила тебя прилюдно! Наговорила тебе столько всего! И ты ничего мне не сделаешь?
- Ты о чем? – скучающе переспросил Локи. У Лиллит подкосились ноги. Она рухнула на кровать, ошарашенно смотря на Демона. Его взгляд, его голос, его жесты, весь он отражал полное и ледяное безразличие. Он вел себя так, будто своим присутствием и вниманием делал ей одолжение.
- Для тебя это ничего не значило, верно? – бесцветно произнесла девушка, чувствуя, как в горле пересохло.

Он молчал.

- Ты ведь вообще непробиваемый, так? Чтобы тебя задеть, надо постараться…
- Нет, - перебил он ее. – Просто ты не та, кто может это сделать, – и этими словами он словно вонзил ей нож под ребра и прокрутил внутри несколько раз.

«Мертвый. Он мертвый внутри. В нем нет ничего настоящего или теплого. Он пустой. Отвратительный! Ужасный! Мерзкий! Ненавижу!» - она почувствовала, как глаза защипало. Лиллит отвернулась, не желая, чтобы Локи смог видеть ее слезы.

- Я купил тебе телефон, - все также бездушно произнес Демон. - Будешь теперь на связи, - после этих слов дверь за ним захлопнулась.

Лиллит затряслась в беззвучных рыданиях. Мерзкая обида душила ее изнутри, ком в горле не давал издать и писка. Слезы ручьями катились по щекам, окропляя нежно-серый плед на мягкой кровати, который она с силой сжала в кулаке. Ей казалось, что она задыхается. Губы тряслись, плечи подрагивали с каждым всхлипом.

«Думаешь, ты самый крутой, мразь? Это мы еще посмотрим! Я тебе устрою. Война так война! Я принимаю твой вызов!»

Желая отвлечься, она потянулась за коробкой с мобильным, лежащим на прикроватной тумбочке. Она разорвала наклейку на коробке и выпотрошила содержимое; телефон рухнул на кровать. Не веря, Лиллит уставилась на него, взяв в руки, повертела, и снова комнату наполнил душераздирающий рев и тихое: «Ненавижу!»
Мобильный оказался кричащего ярко-розового, как фламинго, цвета.
Ее любимого цвета, о котором не знал никто.
Утверждено Mimosa
AVATAR1314
Фанфик опубликован 31 мая 2015 года в 20:42 пользователем AVATAR1314.
За это время его прочитали 343 раза и оставили 0 комментариев.