Наруто Клан Фанфики Романтика Приятно познакомиться. Бог. Глава 3 "Самые важные в ее жизни гудки"

Приятно познакомиться. Бог. Глава 3 "Самые важные в ее жизни гудки"

Категория: Романтика
Приятно познакомиться. Бог. Глава 3 "Самые важные в ее жизни гудки"
Название: Приятно познакомиться. Бог. Глава 3.
Автор: lola-lol
Фандом: Наруто
Тип: Гет.
Жанр: романтика, юмор, немного драмы (как посмотреть...).
Персонажи: Сакура, Карин, Суйгейцу, Гаара, Наруто, Хината, Киба и др.
Пейринги: Гаара\Сакура, Гаара\Хината, Суйгецу\Карин, Наруто\Сакура, Киба\Хината и др.
Рейтинг: пока PG-13
Размер: Миди.
Размещение: Без свободного распространения по интернету.
Дисклаймер: Персонажи принадлежат Масаси Кишимото.
Саммари: Центральная больница Киото... нет, не так. Центральная психиатрическая клиника Киото. Именно там неожиданно появился сам... Бог.
Статус: В процессе.
Предупреждение: ООС персонажей; AU; сумасшествие xD
От автора: Первый раз пишу в таком жанре, обычно из меня лезет только драма и ангст, а тут как поперло то х). Жду отзывов.
Глава 3 "Самые важные в ее жизни гудки"


Утро для Карин выдалось тяжелым: все тело ломило из-за треклятого дивана, на котором приходилось спать, согнувшись в три погибели; настроение плавало где-то на отметке минус сто, и первым, кого увидела девушка, распахнув свои жгучие очи, был ни кто иной, как Ходзуки Суйгейцу собственной земноводной персоной.

- Сгинь, нечистая, - сонно прохрипела Узумаки, с головой укрываясь тонким пледом.

Сам же блондин выглядел, мягко говоря, не очень. Темные круги лежали под покрасневшими от перенапряжения глазами, бледность его кожи уже напоминала облик случайно забредшего привидения, а дьявольская улыбочка придавала ему вид демона, самого что ни на есть настоящего.

- Милая ты моя головная боль, - как можно ласковее, как маньяк своей будущей жертве, прошелестел парень, стягивая белый халат, - пока ты тут видела сладкие сны, я дежурил вместо тебя, успокаивая взбунтовавшегося больного.

Карин честно сдерживала себя, чтобы не хихикнуть. Откинув покрывальце, молодая особа присела на диване и потянулась, как кошка, пытаясь вернуть подвижность своему одеревеневшему телу.

- Так разбудил бы, - пожала плечами она, хотя знала, что Ходзуки хоть и больной на всю голову, но не камикадзе.

- Ага, а потом бы отдирал свои внутренности от ближайшей стены, - скривился он, застегивая легкую куртку под самый подбородок и накидывая на плечо небольшую спортивную сумку.

За его обычными манипуляциями внимательно следила полузакрытыми глазами все еще не проснувшаяся медсестра. Она оглядела его с ног до головы, заострив внимание на растрепавшихся волосах, и вперилась взглядом в уставшее, желающее убить всех и вся лицо блондина.

- А маску? - поинтересовалась она, отдирая свою пятую точку от мягкого сиденья.

Мышцы отозвались противным нытьем и, кажется, заскрипели кости. Нужно сообщить главврачу, что еще несколько ночек на этом диване - ревматизм ей обеспечен.

- Маску? - искренне не понял Суйгейцу, наверное, мозг его уже отключился и прибывал где-то на грани сна и яви.

- Ты своей акульей рожей перепугаешь всех несчастных людишек, - благородно объяснила девушка, сканируя комнату взглядом, в надежде отыскать хоть какую-нибудь жидкость.

- А ты своим видом вызываешь только жалость и желание купить тебе инвалидную коляску, - парировал парень, надевая последний предмет гардероба - черную кепку. - Бывай, очкастая, смотри, не развались по дороге домой, - пожелал он ей и скрылся, пока медсестра не послала его в далекий-далекий и долгий путь в чью-нибудь задницу.

Но Карин, к удивлению, уже забыла о существовании Ходзуки и с наслаждением, как путник, век проведший в пустыне, поглощала минералку, которая оказалась в раздевалке. Утолив жажду, девушка, наконец, почувствовала себя живой и, написав в журнале, что происшествий не было, принялась собираться.

Во время переодевания она вновь раздумывала над причинами такой лютой ненависти к объекту, который не столь давно покинул помещение. Может, при их рождении звезды не так легли или магнитные бури были, поэтому они так рьяно не переваривали друг друга. С другой стороны, Ходзуки хоть и представлял собой смесь язвительности и щепотку тупости, иногда он все же говорил довольно-таки умные вещи, ну и, конечно, скрашивал медсестре тухлые деньки в психиатрической клинике.

Встряхнув головой, Узумаки разозлилась на себя за слишком частые мысли об этом полудурке и, хлопнув дверцей шкафчика - жертвой ее плохого настроения, отправилась к выходу.

Но не успела она выйти, как дверь распахнулась, и в помещение появилась бодрая Харуно, как всегда, с улыбкой на лице.

- О, кто-то сейчас сожжет взглядом всю клинику, - усмехнулась молодая особа, прошествовав мимо Карин.

- Ага, и твое светящееся лицо будет первым, - зевая, буркнула Узумаки и небрежно махнула рукой. - Я пошла короче, удачного дня, не сойди с ума, дорогая.

Раздался глухой хлопок. Комната погрузилась в летящую, спокойную тишину. Сакура не хотела двигаться с места, наслаждаясь мгновениями умиротворения, когда мысли не были заняты новым пациентом, что свалился на нее, как снег на голову, и странным поведением недалекого лучшего друга.

А секунды все текли, бежали, рвались, перемешивая события. Время неустанное, призрачное, неосязаемое никого не ждало, а продолжало лететь с немыслимой скоростью, приближая людей, отдаляя их, рисуя новые судьбы.

Спустя пять минут покоя, Харуно, наконец, подошла к шкафчику, поставила в него небольшую бежевую сумку. Скинув с себя вязаный кардиган коричневого цвета, девушка надела на его место ослепительно белый халат.

Из небольшого зеркальца на нее смотрела симпатичная молодая особа. Бледно розовые волосы обрамляли круглое лицо, непослушные же прядки были убраны заколкой-бантиком; ресницы, подкрашенные тушью, выделяли тускло-зеленые глаза; на губах искрился прозрачный блеск.

- Не идеал, конечно, - скептично пробормотала Харуно и, показав язык своему отражению, хлопнула дверцей.

Как и обещал Орочимару-сенсей, список лекарств ждал ее на своем месте - на столе у заместителя главврача. Тсунаде-химе не оказалось в кабинете, что безмерно обрадовало девушку, потому что женщина при виде "молодняка" начинала читать поучительные нотации и истории из жизни. Почти пособие "Что нужно делать, чтобы остаться старой девой".

Пробежавшись глазами по названиям препаратов, Сакура не заметила ничего особенного и нового: все как всегда. Помимо листа, в котором содержался перечень лекарств, имелось еще расписание занятий на день. Первый раз составлял главврач, направляя врачей и медсестер, следующими занимались уже непосредственно те, кто ухаживал за пациентом.

Карточка и специальный журнал нового больного были готовы, Сакуре оставалось только внести свою фамилию в графу - "Ответственный наблюдатель". К тому же расписаться в нескольких полях, беря определенную ответственность и, конечно, оберегая себя же от плачевных последствий. Макулатуры было много, но того требовала сложная работа. Все-таки лечение душевнобольных - это вам не игры в песочнице.

Спустя пятнадцать минут девушка уже громко стучала в палату пациента. Расписание она запомнила наизусть, все лекарства подготовила, а сейчас молилась, чтобы в данный момент парень не воображал себя богом.

Сакуре по горло хватило вчерашнего фееричного выступления.

- Гаара-сан, пора вставать! - заходя в комнату, бодро прокричала она.
Собаку все еще наблюдал свои сладкие, наверное, божественного содержания, сны.

Шторы были плотно задернуты, что погружало комнату в легкий полумрак. Почему-то очень ярко и живо пахло розами, словно где-то поблизости расцвел куст с этими цветами или некто преподнес парню такой подарок. Но виновников распространения аромата не наблюдалось, поэтому девушка пожала плечами и, раздвинув тяжелые шторы, распахнула окно, впуская в комнату свежий утренний воздух, пахнущий весной.

- Гаара-сан, - снова позвала Сакура, направляясь к пациенту.

Тот лежал, сложив руки по швам. Длинная челка спадала на его округлое лицо, образуя контраст между красными локонами и белой с розоватым оттенком кожей.

Непроизвольно девушка залюбовалась его внешностью. Она еще вчера показалась ей необычной, взять хотя бы татуировку, украшавшую высокий лоб. Но даже не это удивило ее: конечно, парень, как и все больные, был странным. Если, например, Саске никак не соответствовал внешне своей болезни, то Гаара наоборот подходил. Будто эта роль Бога была создана специально для него. Его осанка, выражение глаз, голос - все играло на пользу ему. Хоть это и раздражало, но не завлечь никак не могло. Вчера медсестра не просто поразилось тому, что предстало пред ней, а поверила... хоть и пыталась отрицать данный факт.

"О чем это я", - одернула она себя и еще раз, последний, заглянула в его лицо с таким выражением, будто на ее плечах висел груз в виде десятитонного мамонта.

- Ваши работники всегда так пялятся на пациентов?

На нее смотрело два темно-бирюзовых глаза: в них не было укора, злости, вопроса - в них ничего не было. Как два безжизненных камня, которые по ошибки оказались в глазницах человека. Харуно невольно усмехнулась, представляя, как люди в белых халатах (а, может, инопланетяне) проводят странные манипуляции с его глазами.

Но высокомерие так и перло, оно исходило от него не просто волнами, а цунами, сметая самооценку несчастной медсестры куда-то ниже плинтуса. Ужасно бесило.

- Я как раз собиралась вас разбудить, - попыталась улыбнуться девушка, но получилось неважно, как будто ее лицо парализовало, причем конкретно.

Парень ничего не ответил. Поднявшись с кровати, он прошел мимо Сакуры и направился в ванную, словно она была предметом мебели или ее вообще не существовало.

Такое отношение выводило из себя не на шутку. Она, конечно, все понимает: трудное детство, болезнь и бла-бла-бла. Но если этот божок будет иметь хоть каплю уважения и вежливости - не загнется. Ей так хотелось размазать его идеально-ровным слоем по чему-нибудь горизонтальному, ну, или вертикальному, на крайний случай.

Скрипнув зубами, да так, что скрежет долетел до ушей заходящего в уборную Гаары, Харуно взяла себя в руки:

- После утренних процедур отправитесь на завтрак в общую столовую. Далее мы идем сдавать анализы, затем к невропатологу, после отдых. Обед вам принесут в палату. После обеда занятия по улучшению коммуникации, встреча с психологом. Далее тихий час. Ужин снова в общей столовой. Вечер свободен, - отчеканила она, попутно заправляя кровать.

В ответ на всю триаду девушки послышался шум воды. Сакура глубоко вдохнула и медленно выдохнула, стараясь не заводиться из-за любой мелочи. Возможно, он ничего не расслышал, кто вообще знает, чем парень чистит уши, может, клеем. Моментом. Впрочем, она уже вчера поняла, что характер у паренька не сахар, будто его в детстве контузило несколько раз и теперь он не то, что говорить, а вообще двигать мышцами лица не в состоянии.

Из небольшого деревянного шкафа, что стоял в углу комнаты, Харуно достала халат и тапочки. Белые тапочки.

Усмехнувшись, она сложила их на кровать и, присев на стул, начала смиренно ожидать, когда недобожок соизволит вывалиться из душа.
Ветерок, залетавший в палату сквозь распахнутое окно, приятно пробегался по коже, лаская ее своими прикосновениями. Хоть девушку и успел позлить этот псих, но сейчас ее душа чувствовала себя умиротворенно и спокойно. Может, она уже просто привыкла к своей работе, а, может, имелись и другие причины.

Наконец, шум воды стих и через пару минут из уборной вышел Гаара, вытирающий мокрые волосы махровым полотенцем. Он не удостоил медсестру даже взглядом, сразу отправляясь к кровати и надевая халат.

- Меня всегда будут сопровождать?

- Нет, - ответила практикантка, поднимаясь со стула, но не смотря в сторону Собаку, - на завтрак и ужин будете ходить самостоятельно, если, конечно, ваше состояние не ухудшится, - последнюю фразу Сакура проговорила немного злобно, но быстро взяла себя в руки.

Гаара снова ничего не ответил, сдувая невидимые пылинки со светло-голубого халата.

- Вы готовы? - процедила она, указывая на дверь.

Пациент молча - как оригинально - направился к выходу.

Девушке, казалось, что это не кончится никогда. После завтрака они отчалили сдавать анализы, где этот чокнутый сначала осмотрел все приборы и только после того, как Харуно их еще раз помыла, разрешил брать у него кровь. Он, что, помимо бога воображал себя дворецким, или его не только в детстве контузило, но и микробы успели насолить, опять же, довольно конкретно насолить?

Визит к невропатологу прошел на удивление мирно и без происшествий, если, конечно, не считать упорное молчание пациента, словно он не считал себя обязанным отвечать на вопросы "кого попало". Кажется, помимо расстройства личности, он страдал радикальной манией величия, хронической, от рождения.

- Что-нибудь желаете? - поинтересовалась медсестра, когда они снова оказались в палате.

Как и ожидалось, божок посчитал себя слишком великим, чтобы потрудиться ответить на вопрос. Может, он голос бережет, дабы лучше восклицать: "На колени!".

Фыркнув, Харуно прошагала за ним в комнату, убрала скинутый Гаарой халат.

Проследив, как Собаку прямо в тапочках уляжется на кровать и уставится в белый потолок, словно он показывал ему будущее, девушка зашла в ванную, чтобы хоть немного освежить лицо.

По закону жанра именно в этот момент входная дверь в комнату распахнулась и кто-то очень нетерпеливый, но пытающийся казаться таковым, вспорхнул в помещение. Сакура притаилась, сама не понимая зачем.

- Привет, Гаара, - судя по слащавому голоску это была та самая любовница, или как там Орочимару-сенсей сказал? Ах, да, хорошая подруга. Ну, конечно, так мы и поверили.

Ответа не последовало. Почему-то Сакура нервно хихикнула, злорадствуя. Значит, святая невинность тоже с ним мучается.

- Как прошло утро? - снова услышала она вопрос.

Зашуршали какие-то пакеты, по звукам что-то взгромоздилось на стол, а затем нечто плюхнулось на стул, перед этим пододвинув его к кровати.

- Нормально, - к шокирующему удивлению девушки больной соизволил-таки ответить, но голос его продолжал оставаться таким же меланхоличным, каким и был с самого утра.

- Чем занимался? Наверное, уже что-то было? - никак не унималась Хината, хоть голосок по звучанию напоминал щебетания умирающей птички, Харуно слышала все прекрасно.

- Ничем.

- А обедать что будешь? Я тут принесла... - снова послышались шаркающие шаги, затем шуршание, стук каких-то пластиковых контейнеров...

"Уж прости, милочка, - ухмыльнулась Сакура и сама же поразилась своему отражению в зеркале, - но свои кулинарные таланты ты будешь демонстрировать ему за пределами этой клиники".

- Извините, но свою еду приносить пациентам запрещено, - улыбаясь также мило, как обычно это делал Орочимару-сама, медсестра покинула уборную и явила свой лик на обозрение присутствующим антисоциальным личностям. - Если у вас есть какие-то особые предпочтения, обговорите это с шеф-поваром.

Хьюга взглянула на Сакуру так, будто та несет несусветную ересь и теперь должна сгореть на костре инквизиции.

- Простите, - пытаясь утопить свое негодование, прощебетала она, склонив голову. - Я не знала.

- Надеюсь, этого больше не повториться, - глаз розововолосой особы нервно дернулся - вот же! - Гаара-сан, сейчас я принесу вам обед, - поклонившись, Харуно покинула треклятую палату, молясь, чтобы эта курочка, когда она вернется, носилась со своим яйцом где-нибудь в другом месте.

Молитвы Харуно не были услышаны или остановлены знакомым ей божком. Кстати, о богах...

- На колени, смертная! - да, именно это было первым, что услышала медсестра, зайдя в палату.

Не зря ей сегодня приснилась женщина с пустым ведром.

Гаара взгромоздился на кровать и теперь возвышался над всей мебелью в комнате, возможно, не считая шкафа, которого неминуемо ждала кара небесная, за то что тот посмел поднять свои доски над головой самого Всевышнего. Бедный, бедный шкаф.

- О, господи, - на автомате проворчала Харуно, закатывая глаза: "И куда испарился его флегматичный характер?".

- О, Великий и ужасный, гроза всего человечества, - громко, с чувством, с расстановкой начала свою речь Сакура, - дочь ваша, недостойная даже взгляда, принесла вам сладостные кушанья. Отведайте же сей скромной пищи!

Гаара посмотрел на девушку сверху вниз и мгновенно конденсировался возле стола, ожидая, когда подданная подаст ему обед. Харуно облегченно вздохнула, радуясь, что не пришлось заставлять его соблаговолить сойти на землю и вкусить земной пищи. Но не тут то было...

Кстати, само воплощение невинности в данный момент тихонечко расположилось на уголке кровати и с огромнейшим интересом, словно тот мог поведать ей все тайны мироздания, изучала пол.

Так вот, подкатив тележку и расставив тарелки, девушка уже собиралась удалиться, дабы не смущать Всевышнего своим низким присутствием. Но он в свою очередь закрыл глаза и открыл рот.

И как это понимать прикажете?

- Эм, - замешкалась девушка.

- Покорми его, - услышала она шипение со стороны кровати и невольно вздрогнула, словно ее только что продырявили насквозь этими словами.

- А вы?.. - немного повернув голову, поинтересовалась она, совсем не горя желанием заниматься чем-то подобным.

Хьюга нахмурилась и обиженно отвернула голову:

- Он ест только с тех рук, какие принесли ему еду.

"Вот так новость. Час от часу не легче!" - простонала про себя медсестра и взяла ложку, собираясь покормить виновника ее несчастий.

Может, чисто теоретически, на него прямо сейчас упадет метеорит? Нет виновника - нет проблем.

В то время как Харуно кормила божка, ее прожигали взглядом и сожгли бы, если бы она была легковоспламеняющимся материалом. Вот они какие, злодеи местного разлива. И откуда столько ревности? Словно они тут целуются, а не кушают.

Удрученно вздохнув, девушка перевела взгляд на жующего Гаару. Кстати, о поцелуях. Губы у него были очень даже ничего. Верхняя губа немного пухлее нижней, сглаженным бантиком. Розовые. Особенно по сравнению с кожей, а на вкус, наверное, как розы, которыми так сильно от него пахло.

- Все-таки ваши врачи привыкли бессовестно пялиться на пациентов? - это оказалась его самая длинная фраза за весь день, интересно, он не устал, бедняжка.

На нее воззрились два темных куска льда без единого намека на жизнь и открытость.

- Кажется, вы в норме, - процедила Сакура и со стуком положила ложку. - Дальше как-нибудь сами, пожалуйста.

Харуно сама не поняла, как у нее хватило выдержки со всей дури не хлопнуть дверью. Значит, не все еще потеряно.

***


Выспавшись и, наконец, ощутив себя живым существом, а не ожившим скелетом, Суйгейцу прорывался сквозь толпу в одном из самых приличных клубов Киото. Тела окружали его плотным заслоном, не давая даже нормально вздохнуть. Воздух был переполнен всеразличными запахами, от чего уже начинало подташнивать, а Ходзуки только пришел и еще ничего не пил. Не порядок. Растолкав толпу руками, он вывалился на более или менее свободный участок у бара и заметил ту, кого никак не ожидал встретить сегодня.

Карин сидела на одном из стульев у барной стойки и с лицом ударенного об столешницу бульдога попивала какой-то алкогольный коктейль. Только парень хотел подойти к девушке, как возле нее появился парень вполне приятной наружности, но со слишком гаденькой ухмылочкой.

"Сейчас начнется", - предвкушая представление, он мгновенно изменил свои планы и уселся туда, где хорошо просматривалась фигурка интересовавшей его молодой особы.

Этот камикадзе в лице желающего общества Карин, что-то увлеченно рассказывал, жестикулируя руками и пытаясь привлечь внимание девушки, которая в данный момент с неимоверным усилием пыталась изображать предмет интерьера.

"Еще немного и она покажет всем кузькину мать", - улыбнулся блондин, стараясь не думать о том, чем он, собственно, занимается.

Но вместо этого Карин ответила, вполне спокойно, даже улыбнулась, оставив свой образ "Убью все, что вижу" дома.

- Вот те на! - то ли с разочарованием, то ли еще с чем воскликнул парень, привлекая внимание окружающих его людей.

Махнув бармену, он заказал стаканчик виски и, как ни пытался, так и не смог расслабиться, постоянно наблюдая за коллегой по работе. Когда первый бокал был опустошен, а за ним и еще два, в глазах немного помутилось, но образ Узумаки продолжал четко маячить перед глазами, словно она решила поселиться у него в голове. Все больше раздражаясь, парень уже не просто наблюдал за ними, а попеременно убивал взглядом, вколачивая в пол или снимая скальп. Кажется, ему все-таки нужно было идти в патологоанатомы.

Выпив залпом еще один стакан, Ходзуки поднялся. Его немного штормило, но ясность ума он не потерял, наверное. Нацепив на лицо свою фирменную ухмылочку, врач направился к мило щебечущей парочке, от которой его уже выворачивало наизнанку.

- Надо же, - проговорил он, привлекая к себе внимание, - прошло столько времени, а ты еще не утопила его в своем яде.

Карин вначале искренне удивилась, но затем из милашки превратилась в ту, которую так хорошо знал блондин.

- Ты перепутал клуб с аквариумом?

- А ты с кунцкамерой?

Бровь Узумаки предупреждающе дернулась, но больше в ее лице ничего не изменилось, разве что глаза засияли хищным блеском, а на щеках заиграл румянец. Все-таки, злясь, она действительно хорошела на глазах.

- А ты еще кто такой? - "проснулся" недособлазнитель, угрожающе пялясь на Суйгейцу.

Врач наш был не из пугливых.

- Дорогой мой, - расплываясь в дьявольской улыбочке, посоветовал парень, - смотри, не пади смертью храбрых. Уверен, через два дня после знакомства эта дама сожрет весь твой мозг и не подавится.

Карин в ответ на его реплику злобно рыкнула, поднимаясь со стула. Кажется, кто-то сейчас познает всю величину и безграничность гнева девушки, которой испоганили приятный вечер.

- Захлопнись, земноводное, и окажи мне милость: скройся в туман, - прошипела медсестра, стараясь не слишком пугать новоиспеченного кавалера.

- Нет, милая моя, я еще не закончил, - не унимался он. - Эта фурия, ко всему прочему, еще нахрен размажет ваш череп, молодой человек, если вы посмеете ее оскорбить. Нервы у дамы ни к черту.

- Ходзуки, - голос Карин был уже не просто угрожающим, казалось, еще одно слово и от парня останется только туловище, без головы и без конечностей.

- Поэтому с богом, милый мой мальчик. Не трать свое драгоценное время на это подобие женщины.

Не выдержав, девушка схватила парня за грудки и встряхнула. В глазах ее блестели слезы злости и обиды.

- Что тебе нужно, ублюдок? - шипела она, стараясь не разрыдаться прямо здесь. - Если так хотелось унизить, мог бы и до завтра потерпеть. Ненавижу тебя, Ходзуки. Каждой клеточкой своего организма. Ненавижу! Слышишь? - выплюнув последние слова ему в лицо, Узумаки оттолкнула от себя парня и поспешила к выходу, пробираясь сквозь толпу.

Руки мелко дрожали, по щекам текли слезы обиды. Закусывая губы, она старалась не закричать, проклиная парня на чем свет стоит. Ненавидела! Как же сильно она его ненавидела! И как же сильно было больно от этого.

- Тварь! Чтоб ты сдох! Ненавижу! - шептала она.

Карин и не заметила, как оказалась на улице уже в достаточном отдалении от клуба. Поймав такси, Узумаки забралась в машину, буркунула адрес своей квартирки и позволила себе разрыдаться в голос, стараясь не обращать внимания на настороженные взгляды водителя в зеркале.

Изнутри ее что-то рвало на части. Так хотелось кричать, чтобы выплеснуть всю эту боль, которая взялась из неоткуда. И чем она ему не угодила? Да, Ходзуки ее раздражал до зубной боли, но не настолько, чтобы мешать ему знакомиться с девушками или портить вечер. Неужели она действительно такая, как он сказал?..

"Да кого волнует его мнение? - опомнилась она, откидываясь в бессилии на спинку кресла. - Мне все равно, что он говорит и что делает. Абсолютно все равно".

Автомобиль резко затормозил, заставляя Узумаки податься вперед.

- Приехали, - оповестил водитель и принял оплату.

Карин вышла из душной машины, радуясь прохладному ветерку, что осушал ее влажные щеки - последствия истерики. Об этом теперь нужно просто забыть. Ни он, ни его слова, ни его существование и вообще ничего, что связано с ним, ее не волнует.

Он просто идиот с желе вместо мозгов. Кретин, который выводит ее из себя своими плоскими, как гладильная доска, шуточками. Он никто.
Улыбнувшись мыслям, девушка уже хотела зайти в дом, как зазвонил мобильный.

"Неизвестный номер..."

- Да? - удивилась она, прижимая трубку к уху.

Тишина. Чье-то тяжелое дыхание.

- Говорите, иначе я положу трубку, - начала беситься она, не хватало еще одного полоумного на ее голову.

- Карин... - послышался знакомый голос, заставивший медсестру замереть на месте.

Неожиданный порыв ветра остудил ее пыл, мурашки пробежались по телу. Сердце пропустило один удар.

- Что тебе нужно? - холодно, дыша арктическими ветрами, ответила Узумаки.

Ей все равно. Плевать, откуда у него номер. Плевать, что он соизволил позвонить. Плевать, что голос у него оказывается приятный, когда он не ерничает.

- Ты же понимаешь, что, - запнулся Ходзуки и тяжело вздохнул, - что этому индивиду было нужно. Ты не глупая девочка.

- Понимаю. И что с того? - Карин не могла понять, к чему он клонит.
Снова молчание.

- Я так не считаю, - совсем тихо, что девушка практически ничего не расслышала.

- Что? - одними губами переспросила она.

- Я не думаю, что ты такая, как я сказал, - его голос резко оборвался и послышались короткие гудки.

Ветер успокоился. Вокруг стояла тишина, и лишь гудки, которые продолжала слушать девушка, эхом отзывались в ее голове его последними словами. Это первые в ее жизни гудки, которые ей хотелось слушать. Ей казалось, что эти гудки могут объяснить смысл его слов.

Смысл слов человека, на которого ей все равно.

Если не пишите комментарии, то ставьте, пожалуйста, оценки
Утверждено Люси
lola-lol
Фанфик опубликован 15 Августа 2012 года в 15:49 пользователем lola-lol.
За это время его прочитали 1543 раза и оставили 4 комментария.
0
D@SHK@ добавил(а) этот комментарий 16 Августа 2012 в 12:55 #1
D@SHK@
Ммм... классно! Видимо отношения Карин с Суйгетсу поднимаются на новый уровень! Интересно. Да, в клубе он немного переборщил причем со всем: и с алкоголем, и со словами тоже. Но более,что важно он перезвонил и извинился. Я думаю, что это так сказать станет спусковым крючком в их отношениях, да? Но вот напрягла последняя фраза: "Смысл слов человека, на которого ей все равно." Эт че такое?
Почему-то Гаара мне напоминает обычного Учиху. Эдакого холодного и отчужденного красавца. Приступ был нечто! У него с Сакурой прям семейная идиллия! А Хината, он что претендует на Гаару? А как же Наруто? Блин вообщем столько вопросов!!!
Надеюсь найти ответы хотя бы на часть из них в следующей главе!
Извините, что на написала коммент к предыдущей главе. Просто не могла терпеть, что бы прочитать эту главу, зато сейчас постаралась написать более менее приличный отзыв)))
Удачи Вам
D@SHK@
Сказать спасибо за комментарий
0
lola-lol добавил(а) этот комментарий 24 Августа 2012 в 12:25 #3
lola-lol
D@SHK@, добрый день)

Но более,что важно он перезвонил и извинился. Я думаю, что это так сказать станет спусковым крючком в их отношениях, да?// Ну, можно и так сказать ;)

Но вот напрягла последняя фраза: "Смысл слов человека, на которого ей все равно." Эт че такое? //Самообман это, самообман чистой воды ;)

А Хината, он что претендует на Гаару? А как же Наруто? // Да тут и не пахло даже Наруто\Хината (не люблю я эту пару)

Спасибо вам огромное за комментарий))
Сказать спасибо за комментарий
0
Настя25 добавил(а) этот комментарий 16 Августа 2012 в 16:24 #2
Настя25
Здравствуйте автор!

Так как это только начало фанфика много сказать не могу лично для меня в этом произведение на первом месте пара Суйгецу\Карин не знаю может это связанно с тем что от ненависти до любви один шаг,а данной пары именно такие отношения,а может от того что я в упор не вижу пару Гаара\Сакура может я просто тороплю события ну это все относится к сюжету дальше у нас описание которое мне понравилось оно довольно обширное но есть конечно и неточности но их не много зато ошибок я не нашла что очень похвально.А так работа мне понравилась обязательно прочту последующие главы.

Так что удачи вам!С уважением Настя25
Сказать спасибо за комментарий
0
lola-lol добавил(а) этот комментарий 24 Августа 2012 в 12:28 #4
lola-lol
Настя25, здравствуйте)
Спасибо вам за комментарий.
Ну, я уже сама не знаю, какая здесь основная пара. Скажу только, что в следующей главе появится еще один основной герой и начнется веселье, ага ;)

Спасибо вам большое ;333
Сказать спасибо за комментарий