Скачать онлайн бесплатно без регистрации
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Повесть об обманутой невесте

Повесть об обманутой невесте

Категория: Другое
Дела семьи Харуно пошатнулись прошлой весной. Во время ханами, когда многие собираются посмотреть на цветение сакуры, в семье произошло горе: умер старший сын. Тяжело переживавший потерю единственного сына глава семейства слег от болезни, но пост свой не оставил, лелея надежду выздороветь и, если судьбе угодно – стать отцом еще раз. Однако супруга Харуно никогда не отличалась хорошим здоровьем, да и лета ее склонились к западу, цветок ее вял с каждым днем, поэтому о продолжении рода и речи быть не могло. Ушедший в свои мысли господин Харуно был уверен, что дела его обречены, и ничто не сможет упрочить их. Но под боком господина рос более прелестный цветок – дочь, которой едва ли исполнилось шестнадцать лет, но была она так хороша, что посмотреть на нее приходили дамы. Мысли этих дам были полны разнообразных чувств: от зависти до восхищения, от добрых намерений до корыстных целей по отношению к ней. Они видели выгоду в том, что окружают юную госпожу, по-своему опекая, чтобы потом можно было сосватать ее за какого-нибудь из своих сыновей. Как-никак это был бы выгодный брачный союз, ведь господин Харуно был одним из советников Его Величества императора; не мудрено, что через него строились многие государственные интриги. В какой-то момент и сам советник императора понял, что удачный брак дочери выгоден и для него.
Однажды господин Харуно, вынужденный вернуться на свой пост, взял во дворец дочь. Император не был против этого приема, у него самого была наследница чуть помладше юной Харуно.


- Деточка, ты так похорошела, выросла, - Сайко-сан была одной из полненьких придворных дам, с вечно накрашенными губами и веером в руках. Глаза ее сверкали искрометным огоньком, выдавая задорный характер; сквозь раскрепощённое поведение просачивалась информация о ее любовных похождениях, а редкая седина в золотистых волосах и дряблая кожа подбородка свидетельствовали о зрелом возрасте. – Ваш отец говорил, что вы увлекаетесь живописью. Покажете мне ваши рисунки?
- Как представится случай, - вежливо поклонившись ответила Харуно, похожая на молодую розу, едва распустившую первые лепестки – так была свежа и хороша.

Никто не знал, что творилось в голове амбициозной Харуно; взгляд ее был цепкий, жадный, готовый как коршун вцепиться в свою добычу. Характером она пошла в свою тетушку, которую жадность и погубила: в бегстве, украв драгоценности у покойного брата своего бывшего мужа, она была зарезана по дороге разбойниками. О ее позоре умолчали, и репутация Харуно осталась чистой.

- Сакура-сан, - к Сакуре подбежала дочка госпожи Сайко. – Вас хочет видеть моя мать, если вы не против.
Черноглазая девочка имела миловидные черты лица, но фигурой вышла нескладной.
- Конечно, как будет угодно.
- Пойдемте со мной.
Шурша подолами одежд, Харуно последовала за ней.
Вскоре взгляду двух девушек предстал сад, с пропастью цветов и маленьких саженцев-деревьев. Пройдя немного вперед, Сакура остановилась: та самая дама, что хотела с ней повидаться, с кем-то говорила.
- Простите, Сайко-сан, если я вам помешала, - Сакура взглядом скользнула по собеседнику госпожи Сайко – это был высокий стройный мужчина, которому от силы исполнилось лет двадцать пять.
- Деточка, ну что ты, я тебя ждала, - она шутливо замахала веером. – Я хотела прогуляться с тобой по саду. Не окажете ли вы нам честь, пройдясь с нами? – обратилась она к мужчине.
- Не сочтите за грубость, но вынужден отказаться, - поклонился он, и едва взглянув на Харуно, которая в это время отчаянно пыталась побороть свое любопытство и вновь рассмотреть незнакомца, ушел.
- Какой невежда, - вздохнула Сайко-сан, - кто воспитывает этих детей?
- Разве он не с вами только что разговаривал? – спросила Харуно, жадно проводив взглядом спину молодого человека.
- Ах, деточка, этот молодой господин мне встретился здесь впервые, он весьма неплох и хорош собой, а узнай я о его семье – цены бы ему не было. – Сайко-сан выглядела удрученной, но тут же сосредоточила внимательный взгляд на Сакуре. - О чем это я? Впрочем, неважно; скажи-ка мне, ты уже подумываешь о замужестве? – она взмахнула веером.
- Отец только и говорит о моем замужестве, - ответила Сакура, сделав вид, что этот вопрос ее смутил.

В ее хорошенькой головке давно блуждала мысль найти человека, чье наследство бы ее устроило.
Позже к двум дамам во дворе присоединилась супруга императора, обсуждение современной живописи заняло у них почти четверть оставшегося дня.


***


Накодо* Аридзава-сан был взрослым человеком, знающий толк в том, чем занимался. И Сакура ему доверяла, потому что о нем отзывались только хорошими словами.

- Эти цветы чудно пахнут. В молодости, когда организм мой был полон сил, а я любил путешествовать, моим хобби было собирать редкие цветы; я сушил их, затем штрих за штрихом, обрезая ненужные веточки, шлифуя, как это делают с картинами, фиксировал в стеклянных баночках. У меня до сих пор сохранилась та коллекция, которую по мере возможности я пополняю, - с полуулыбкой на лице Аридзава-сан увлеченно рассказывал о своих пристрастиях, принюхиваясь к цветам, которые стояли в вазе.
- Вы так вдохновленно говорите, что даже я могу полюбить цветы, - сказала Сакура, скучающе блуждая взглядом по комнате.
- Это было бы прекрасно, - накодо сложил руки в замочек перед собой. Этот жест показался подозрительным – Харуно знала, что он свойственен людям скрытным.
- Я уважаю вас как накодо, о котором говорят только хорошее, но что вас привело ко мне? – Харуно уже знала, что именно, но хотела поскорее в этом убедиться сама. Скука сменялась нетерпением.
- Как мне известно, отец ваш хочет, чтобы вы скорее отыскали себе богатого жениха.
- Он считает это необходимым для того, чтобы дела в семье наладились.
- Есть один господин, который хочет женить своего сына; меня наняли, чтобы я подыскал ему невесту, - Аридзава-сан чуть наклонил голову в бок, пристально следя за эмоциями, скользящими по лицу Сакуры.
- Тогда вы должны знать, что меня волнует только муж с наследством, - сказала она, избегая зрительного контакта с накодо, который нервировал ее своей проницательностью.
- Я предполагал это, думаю, вас устроит сын министра Акасуна, уж его-то положение в обществе и в семье благоволит к себе.
- Но… я не помню сына министра, - удивилась Харуно.
- Потому что он был в Токайдо вместе с матерью. Он рожден от второй супруги министра, а к весне возвращается на родину, чтобы занять важный пост.
- Вы уже говорили с отцом, и это он вас направил ко мне разузнать, что я думаю по этому поводу, - догадалась Сакура. – Но я должна знать, сколько ему лет, потому что не хочу выходить замуж за старика.
Накодо от души рассмеялся, он не в первый раз сводил детей аристократов, но еще ни разу ему не попадалась такая расчетливая и в то же время такая наивная и глупая в силу своей юности невеста. Это в какой-то мере даже облегчило ему работу.

***


Со встречи с накодо прошла неделя, которая была насыщенна переполохом помолвки Сакуры. Господин Харуно вел себя так, слово он не в курсе происходящего, хоть и являлся тем, кто подтолкнул Аридзаву-сан на мысли, что у него есть прекрасная дочь, готовая к замужеству. Саму Сакуру эта суматоха преследовала на каждом шагу, поэтому она предпочитала оставаться в своей комнате и рисовать пейзажи за окном.

- Госпожа, вам пришло письмо, - прислужница заглянула в помещение.
- Кисэ, положи на стол.
Как только прислужница покинула ее комнату, с раздвинутых окон подул весенний ветерок, еще немного прохладный после зимы. Сакура завязала оби на талии, спустила длинные рукава и подошла к письму.
«Я видел вас…
Прошлой осенью?
С тех пор вы снитесь мне,
Приходите и говорите шепотом со мной …
»
Короткое послание от неизвестного отправителя встревожило мысли девушки.
«Никаких деталей, ничего, кроме упоминания об осени», - не обдумав ответ, она начала кистью выводить иероглифы.

***


- Вам письмо, госпожа.
Голос прислужницы не был неожиданным. Харуно нервно вздрогнула, внутренне похолодев. Переписка длилась целую неделю и за это время Сакура успела проникнуться к незнакомцу своего рода симпатией. Но она должна была запретить себе думать об этом – вопрос с сыном министра оставался нерешенным.
Сакура прижала письмо к груди и в раздумьях начала расхаживать по комнате.

***


- Доброе утро, Сакура-сан, - очень скоро накодо наведался снова . В руках он держал цветок красной камелии, который дивно пахнул.
- Я не люблю цветы, но не суть, - Сакура задумалась. – Вы говорили с моим отцом, верно?
- Верно.
- И с министром?
- С ним в первую очередь. И, должен заметить, ваша кандидатура одна из значимых.
- Я слышала, их род унаследовал императорскую кровь, - призадумалась Сакура. – Думаю, если все сложится, у меня будет удачное замужество, - Харуно поежилась. Это не укрылось от меткого взора Аридзава-сана.
- Вас что-то беспокоит, Сакура-сан?
Она вздрогнула, словно очнулась от глубокого раздумья, затуманенным взглядом посмотрела на старого накодо.
- Нет, ничего, – приложив ладонь к сердцу, Харуно затаила сомнения в душе. Незнакомец, писавший ей письма, мешал сосредоточиться на нужных и необходимых вещах.

***


Через три дня Аридзава-сан сообщил, что семья министра готова принять ее в гости. Сакура была уверена в себе и в своих возможностях, она полагалась на свою очаровательную внешность, скромность и положение семьи; не оставляло никаких сомнений и то, что она сумеет очаровать семью потенциального жениха, да и самого его - тоже. А дальше дело было за бракосочетанием в каком-нибудь синтоистском храме.

За день до встречи ее планы расстроило очередное послание: увидев его, Сакура занервничала.
«Я хочу встретиться с вами сегодня ночью. В саду».
Разволновавшись, она осела на татами, машинально поправила прическу на голове и тяжело вздохнула. Сердце отчаянно забилось в груди, как закрученная ветром птичка.
- Кисэ, - позвала она свою прислужницу. Через несколько минут за дверью послышались торопливые шаги, спустя мгновение перед ней стояла Кисэ. – Покажи мои лучшие наряды.
- Как прикажете, госпожа, - Кисэ удалилась, не менее встревоженная, чем госпожа.

Выбранные наряды лежали на постели – богато расшитые, парчовые и эксклюзивные кимоно пестрили перед глазами. Они были сшиты из дорогих тканей, привезенных отцом из Китая.

- Сакура-сан, вы готовитесь к встрече с вашим женихом? – полюбопытствовала Кисэ, держащая в руках шкатулку с украшениями.
- Это не твое дело, - отрезала она.
- Простите.
- Мне к лицу? – Сакура подобрала платье в зеленой расцветке.
- Очень.
- А это?
- Вам очень идет, Сакура-сан.
- У тебя на все один ответ, а мне вот не нравится, - Харуно бросила верхнее платье с орнаментом в красный цветочек. – Мне кажется, оно мне не идет. Кисэ, знаешь, я сегодня доверю тебе один секрет. Мы вечером пойдем прогуляться в сад.
- Но ваш отец…
- Если кому что скажешь – язык отрежу.
Прислужница замолчала, склонив голову. К авантюрам своей госпожи она привыкла, но отвечать за них всегда приходилось ей.
В конце концов, Харуно остановила свой выбор на кимоно, которое ей понравилось еще вначале, оно хорошо подходило к цвету ее глаз.

***


Диск луны был ярким, но не полным, освещая собой округ. Разодетая в богатые щелка Сакура мелкими, но быстрыми шагами шла по тропинке, за ней плелась ее прислужница.
- Как здесь красиво, - залюбовалась Кисэ.
- Ничего не говори, - предупредила ее Сакура, завидев впереди силуэт. – Стой здесь.
- Я хочу с вами…
- Сделаешь шаг без моего позволения – и останешься без жилья на неделю, - пригрозила Харуно. Шурша подолом нижнего платья, стуча гэтами, держа спину ровно и руки перед собой, она пошла вперед; главное - повести себя достойно перед незнакомцем.
И каково же было ее удивление, когда незнакомцем оказался мужчина, разговаривавший в тот самый день в саду с Сайко-сан.
- Вы…
- Здравствуй, Сакура, - он сделал легкий кивок в ее сторону. Онемев от изумления и непонятной тревоги, Харуно замерла, забыв и об элементарных правилах этикета.
- Так это были вы?..
- Меня зовут Саске, я из клана Учиха. Я думаю, ты слышала о таком.
- Клан Учиха – императорская армия…
- Совершенно верно.
- И в тот день…
- Во дворце я был по важному делу. И так получилось, что там я встретил тебя, - Саске усмехнулся. Харуно смущенно отвела взгляд.
- Вы писали мне, потому что я… вам нравлюсь? – спросила она.
- Потому что мне нравишься, - его уверенный переход на «ты» немного обескуражил ее.
Сакура ждала продолжения, но мужчина молчал. Стало неловко от сложившейся ситуации.
- Простите, мне нужно идти… - пробормотав, она быстро поклонилась, развернувшись, зашуршала обратно к своей прислужнице. Оставаться здесь было отныне невыносимо. Незнакомец из клана Учиха предстал перед ней обольстительным красавцем, которого бы она точно захотела себе в мужья. Но это потом, когда она разберется с сыном министра Акасуна.
- Госпожа, вы уже…
- Пошли, - Сакура подхватила под локоть Кисэ и засеменила во дворец. Спиной она чувствовала обжигающий взгляд Учиха-сан. Поборов желание обернуться и внимательней разглядеть его, она ускорила шаг.
Вскоре, через пару шагов, она столкнулась с кем-то. Так сильно, что едва удержалась на ногах. Кисэ начала извиняться, пока Сакура пыталась понять, что случилось.
- Что это за нахальство?.. Смотреть надо, куда идете! – забыв о сдержанности, Харуно замахала рукой, словно собиралась побить того, кто толкнул ее. И только заметив застывшую тишину – даже Кисэ замолкла – Сакура подняла взгляд на виновника этого происшествия. Стоило ей попасть под власть карих глаз с красной крапинкой, как по телу пробежала мелкая дрожь. - Что ты за ребенок такой? Чей ты? – оплошав, затараторила неуверенно она. Мальчик был чуть выше ее, с таким жестким взглядом, что нельзя было понять, что он в себе таит. Он склонил голову набок, рассматривая ее, от чего ей стало не по себе.
- Ты меня назвала мальчиком?
- И никакого уважения… - продолжила Сакура, не понимая, что ее так беспокоит в этом красноволосом подростке: то ли хладнокровное любопытство, с которым он ее рассматривает, то ли глаза, которые никак не соответствуют его возрасту, слишком по-взрослому пугающе они смотрели. – А кого же? Я тут другого мальчика не вижу.
- Уважение… а чем ты его заслужила? – зазвенел его голос, столь чистый и непорочный, что Сакура уже терялась в догадках, почему этот мальчишка такой странный и пугающий.
- Я старше тебя… к тому же мой отец…
- Замолчи, глупый ребенок, - сказал он. Сакура запнулась, почувствовав как сердце непристойно быстро забилось, а затем ощутила на своей руке дрожащую ладонь Кисэ. Одного взгляда на нее хватило, чтобы понять, что ей страшно.
- Простите, - вырвалось у Харуно неосознанно, она быстро поклонилась мальчишке и, схватив Кисэ за протянутую ладонь, проскользнула мимо него, успев задеть его локтем.

***


Следующий день Сакура проходила в напряжении. Все мысли о незнакомце, который оказался Учиха Саске, были вытиснуты парнем с красными волосами. Харуно переживала из-за этого происшествия, потому что чувствовала, что жизнь ее сильно изменится.

Позже вечером состоялась ее встреча с женихом, точнее, с его семьей. Сакура весь вечер была на нервах, елозила на месте, нервно оглядываясь вокруг в ожидании своего жениха. Но он не явился, как сказал его отец, из-за важного дела в императорском дворе.
Но Сакуре удалось очаровать семью.
Спустя еще два дня накодо донес весть, что свадьба состоится в ближайший месяц. Сына министра Сакура так и не увидела, но узнала, что его зовут Сасори и что ему двадцать восемь лет. Кандидатура была одна из лучших, она была согласна с этим. Впрочем, когда она поднимется на ноги, – если захотет, – всегда сможет развестись, об этом Сакура тоже помнила.


***


В гостях у госпожи Акасуна Сакура испытывала некоторые неудобства. Женщина выглядела свежо и приковывала к себе взгляд, но атмосфера в доме была несколько холодной.

- Надеюсь, ты не очень стеснена, что я тебя пригласила, - сказала госпожа Акасуна.
- Нет, что вы, - замотала головой Сакура, про себя соглашаясь с ней. Притворяться она умела, и это притворство было необходимым для того, чтобы симпатия к ней окрепла.
- Девочка моя, чем ты занимаешься в свободное от дел время? – с полуулыбкой спросила Акасуна-сан.
- Мне нравится рисовать. Я люблю рисовать деревья.
- Это прекрасно, я думаю, вы найдете что-то общее с нашим сыном, - всплеснула она руками. Хоть Сасори и не был ей родным, она называла его сыном. В ее тоне чувствовалась, если не искренняя любовь к нему, то явное уважение. Сакура представила Сасори большим и мужественным, в чем-то похожим на своего отца, с такими же серыми глазами и темно-рыжими волосами.
- Что-то общее?.. – смущенно улыбнулась Харуно, глазами поискав предмет, на который стоило бы обратить внимание для заинтересованности. И такой предмет нашелся – необычная картина на стене.
- Сын интересуется живописью, он мастер подделок и он обожает кукол, я так думаю, - запнулась она, что-то вспоминая. – Хоть я и вижу его очень редко, а он никогда со мной не делится мыслями...
- Интересно, - сказала Сакура, посмотрев на женщину. – Я тоже люблю живопись, в этом мы действительно похожи.
В душе она фыркнула от досады на то, что сам жених так и не предстал перед ней.

Вскоре госпожа Акасуна вынуждена была отвлечься на какие-то неотложные дела (сюда по тому, как к ним забежала взволнованная чем-то прислужница); она обещала, что вернется быстро, но минуты текли, а ее все не было.

Сакура заскучала и решила себя чем-то занять, например, побродить по огромному особняку, в котором было множество дверей. Хотя ее и учили, что в чужом доме любопытствовать, по меньшей мере, нехорошо, разыгравшееся воображение ей остановить не удалось. Сакуре представилось, что она владелица этого особняка, что ничто не должно быть чуждо в своем собственном доме.

Узкие коридоры были освещены светом, низкие потолки и двери с узорчатыми рисунками приковывали взгляд, и одна из таких дверей ее заинтересовала. Она подошла и толкнула ее, уверенная, что здесь никого нет. С характерным звуком дверь распахнулась. Помещение оказалось темным и безжизненным, храня в себе холодную пустоту, только взгляд Сакуры зацепился за что-то, что сидело в углу. Ужаснувшись, она прикрыла рот ладонью, чтобы не закричать. В углу сидел мальчишка. Тот самый, с красными волосами, странный и пугающий. Спустя мгновение ее охватила дрожь от осознания, что это фигура безжизненна подобно этой мрачной комнате. Мальчишка, словно восковая фигура, неживой. Успокоившись, Харуно подошла чуть ближе, чтобы разглядеть фигуру повнимательнее. Теперь она не сомневалась в том, что это и была самая настоящая кукла. В какой-то миг ей показалось, что она оживает и, предвосхищая панику, Сакура попятилась назад, неожиданно натыкаясь на преграду. Ее захлестнул спектр эмоций, и, чуть не задохнувшись от испуга, она резко обернулась, обнаружив перед собой точную копию куклы, теперь уже живую.
- Ты… Вы…
Юноша с волосами цвета крови не выглядел удивленным или чем-то озабоченным; ни одна мышца не дрогнула на его лице.
- Что ты здесь делаешь? – поставил он в тупик Сакуру. И начал стремительно и угрожающе надвигаться на нее. Отступившись, Харуно стукнулась то ли о дверь, то ли о стену.
- Я тут… я…
- Ты не умеешь разговаривать? – пристально посмотрел он на нее, словно все, что его интересовало – это ее способность разговаривать.
- Меня пригласила госпожа Акасуна! – зажмурившись, вскрикнула Сакура. Она не понимала, почему ее сковал страх перед этим подростком, которого она видела во второй раз в своей жизни.
- Вот как, - голос его был ровным и спокойным. – Не совершай больше таких опрометчивых поступков, глупый ребенок.
- Х-хорошо…
- «Хорошо, господин Акасуна», - закончил он за нее, с любопытством наблюдая за ее реакцией. Сакура изменялась в цвете лица, становясь похожей на посиневший баклажан.

Не разбирая дороги, она кинулась вон из помещения. Наспех распрощавшись с хозяйкой дома, которая что-то пыталась ей сказать, Сакура быстро ушла.

***


Несколько дней Харуно ходила сама не своя. Господин Харуно, прибывший во дворец по окончанию своих дел, был обеспокоен ее состоянием. Он расспрашивал ее о всяком, даже о замужестве, на что Сакура с напускной уверенностью отвечала, что все под контролем. Накодо Аридзава-сан тоже приходил с советами и поддержкой, ведь в случае неудачного брака ответственность он должен был брать на себя.
В один из тех дней объявился Учиха Саске, он написал длинное письмо, в котором не раз изъявил желание встретиться с ней снова. Подобная навязчивость обескураживала юную Харуно, которая еще тогда, в саду, быа очарована им. Оттого ли ее сердце так встревоженно билось при вспоминании Учиха?
Подумав, что от одной встречи в ее жизни ничего не случится, Сакура решилась, твердо уверовав игнорировать навязчивую мысль о «господине Акасуна», чья копия преследовала ее по ночам во снах.


***


Встреча с Учиха Саске состоялась днем, через четыре дня в императорском саду. Учиха, несмотря на то, что признавался в своей симпатии к Сакуре, оказался немного чёрствым и холодным в чувствах человеком. Это не оттолкнуло Харуно, его грубое отношение показалось ей привлекательным. Даже прислужница Кисэ прониклась симпатией к господину Учиха. Когда, стоя под символичной сакурой, он посмел дотронуться до ее сжатых рук, Сакура бурно отреагировала: в тот же момент, вспыхнув и прикрывая щеки руками, которые она выдернула из его ладони, уставилась себе под ноги. В какой-то момент Харуно поняла, что ей стоит сделать выбор: либо продолжать встречаться втайне с Учиха, либо выйти замуж за сына министра. Впрочем, сын министра оставался загадочным и таинственным человеком, которого она так и не увидела больше. А «господин Акасуна», вероятно, был его младшим братом, что ей не совсем нравилось. Понимая, что спрашивать Учиха о том, собирается ли он на ней жениться, как минимум, неправильно, Сакура еще больше запуталась.
Позже вечером стало известно, что родители обеих сторон дали согласие на брак. И в тот же вечер состоялась их помолвка.

***


Расчетливость Сакуры дала трещину в то мгновение, когда, гуляя по саду, она совершенно случайно наткнулась на Учиха.

- Учиха-сан, - растерявшись, но быстро взяв себя в руки, она поклонилась в приветствии. Сакура не решалась заглянуть ему в глаза, боясь не увидеть в них того решения, что она приняла – сбежать. Неважно куда и зачем, но вдруг ей захотелось свободы, когда настало время выходить замуж. Вдруг ей показалось, что она добровольно отдалась в тюрьму. И если бы Учиха захотел, он мог бы помочь ей.
- Сакура, что ты здесь делаешь? – Учиха-сан выглядел чем-то раздраженным, постоянно куда-то смотря поверх ее головы.
- Я просто хотела пройтись, прогуляться, - Харуно опустила взгляд к своим рукам, все еще боясь реакции Учиха на ее решение. – Я хотела с вами поговорить об очень важном вопросе.
- Понимаешь, Сакура, я очень занят, поговорим потом.
Он так быстро ушел, оставив ее в смятении, что она толком не поняла, куда он спешил. Почувствовав сердцем что-то неладное, Харуно тяжело вздохнула.
- Глупый ребенок, разве ты не должна сейчас готовиться к своей свадьбе?
Сакура так резко подскочила от неожиданности, что даже забыла о том, что грустила. Красноволосый мальчик двигался и подкрадывался бесшумно. Сколько же у него еще странностей?
И тут же ее щеки окрасил румянец. Как много он видел, она не знала, но с Учиха-сан она разговаривала недолго. Разве что... уж слишком развязно он обращался к ней.
- Кто вы такой? – за собой она заметила, что, иначе как на «вы», к этому подростку она обращаться не может.
- Разве ты не знаешь? – приподнял он вопросительно бровь, выказывая напускную заинтересованность. Пожалуй, это была единственная эмоция, проявленная им за то короткое время, что она его знала и видела.
Сакура растерялась, потому что он поставил вопрос так, как будто она давно должна была знать, кто перед ней. Она отрицательно замотала головой:
- Не знаю.
- Я твой жених, - ровно произнес он. И все с тем же хладнокровным любопытством изучал ее.
Впотьмах Сакура не видела ничего перед собой, ее шокировало это признание, лишив дара речи.
- Ты снова не можешь разговаривать.
Странный, странный человек, не мальчишка, и даже не скажешь, что уже мужчина. А еще - ее жених, который стал свидетелем того, как она проводила время с посторонним мужчиной, в то время как должна была готовиться к свадьбе.
- Прос-стите, Акасуна-сан… - Сакура стала заикаться.
- «Господин Акасуна».
- Господин Акасуна…
Сасори стремительно нагнал ее и, схватив за руку, надел на указательный палец кольцо. Она выдернула руку, словно обжегшись.
- Это мой тебе подарок, – сказал он.

И более ее здесь ничто не держало. Чувствуя себя униженной и растерянной, она убежала, оставляя за собой отголосок весеннего ветра.

***


Сакуре нездоровилось. Она бредила во сне и наяву, ей снился Учиха, статный красавец, который обещал забрать ее любой ценой; ей снился господин Акасуна, точнее кукла – его копия – с пустыми глазами и холодными губами. Сасори – мастер подделок в том сне, играл в маленькие куклы, похожие на нее; с любопытством ломал им ноги и руки . Очередной хруст сухого дерева – очередной немой крик, не сорвавшийся с ее уст. Сакура просыпалась через каждые полчаса в поту и страхе, кожей чувствуя, что за ней наблюдают. Но ни в помещении, ни около ее ног никого не оказывалось, когда она открывала глаза.

Прислужница Кисэ пыталась выкинуть из головы факт, что, возможно, в душевном смятении госпожи виноват Учиха Саске. Она заметила на указательном пальце госпожи кольцо. Оно было странным, объемным и так плотно сидящим, что его не удалось снять.

Господин Харуно был мрачнее тучи, злился на лекарей, которые не могли объяснить причину болезни его дочери. Она чахла на глазах, ничего не ела и постоянно просила воды. Он увез ее домой, надеясь, что в родных стенах ей станет лучше, но и дома, казалось, ей ничто не в радость.
В этом же месяце должна была состояться свадьба его единственного ребенка, и он не мог допустить, чтобы все пошло неправильно. Он решил, что заключит брак без участия самих детей. К тому же, этого мнения желания придерживались и родители жениха. И он считал, что брак сможет подкрепить дух дочери, что она сможет победить свой недуг, обретя семейное счастье.


И в один из досужих дней брак был заключен.

Проснувшись однажды утром, Сакура обнаружила, что уже замужем. Испытав горечь, стыд и боль в сердце, она заплакала, тоскливо глядя в окно. Сакуре подумалось, что ей не нужно никакое наследство мужа, ведь главное - чтобы не было так плохо на душе от непонятной тоски. Сомкнув ладони и случайно почувствовав, что кольцо на левой руке сдавливает палец, она приподняла кисть и рассмотрела. В голове пронеслись картинки той встречи холодным днем в саду: его красные волосы, растрепанные ветром, глубокий непонятный взгляд и руки, тонкие и гладкие, на которые она неосознанно обратила внимание. Когда он надевал на нее кольцо, она почувствовала ледяной холод.

Дверь тихонько открылась, заставив Сакуру вздрогнуть. Она зажмурилась, пытаясь отогнать мысли о встрече с Сасори.
- Женушка моя, ты все еще спишь?
От грубоватого и хриплого голоса Харуно подорвалась с места, ошеломленно уставившись на тучного мужчину, с усами и короткой шеей.
- Вы… вы кто? – дрожащим голосом спросила она.
- Женушка, я твой муж.
______
Накодо* - японский сват
Утверждено ирин Выбор редакции
Лен
Фанфик опубликован 18 февраля 2014 года в 02:55 пользователем Лен.
За это время его прочитали 998 раз и оставили 1 комментарий.
+1
heddara добавил(а) этот комментарий 21 февраля 2014 в 21:29 #1
heddara
Здравствуйте, Лен.
Найдя в шапке своего любимого героя Сасори, никак не смогла пройти мимо, поскольку в последнее время нечасто встретишь работу без главного пейринга Саске/Сакура.
получилось весьма неожиданно, по крайней мере для меня: фоновый Саске, еще более фоновый Сасори предстают в намного более выгодном свете нежели главная героиня. Глупая в своей жадности девица стала жертвой самой же себя, хотя и довели ее до этого потенциальный муж и потенциальный любовник, по сути Сакура просто заигралась.
Как ни странно, мне вовсе не жаль малолетнюю дурочку, возомнившую себя неотразимой. Да и по ходу повествования у меня создалось впечатление. что и сам автор несколько недолюбливает ее, ибо в описании Сакуры мне не встретилось ни одного ее положительного качества. Эта некоторая предвзятость оставила небольшой осадок. На мой взгляд, будь ваша Харуно чуть более приятной для читателя, то трагизма это только прибавило бы.
Что касается стиля написания, то, думаю, слово "притча" в названии полностью отразило бы то, какое впечатление произвела на меня ваша история, поскольку слово "повесть" заставляет меня ждать более драматических событий и сильного накала страстей. Возможно, это только мое сугубо личное восприятие, так что прошу прощения, если как-то вас задела.
По ходу текста меня возник один небольшой вопрос: в чьем саду произошла ночная встреча Саске и Сакуры и почему там оказался Сасори?
И концовка меня несколько обескураживает, поскольку без прочтения саммари в шапке, я бы вообще не догадалась, что это все подстроено. Для меня концовка выглядит так: Сасори нарочно представился женихом Сакуры, чтобы поставить на место зарвавшуюся девчонку, являясь при этом просто родственником со стороны жениха.
С уважением
heddara