Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Поверженные. Глава 6. Интерес.

Поверженные. Глава 6. Интерес.

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Поверженные. Глава 6. Интерес.
Харуно скрепя сердце сократила часы пребывания в архиве. Да, это значило, что ей однозначно придётся задержаться в поселении намного дольше, чем она планировала, но ошибка, допущенная ею по причине банальной невнимательности, должна была стать первой и последней. Сакуре никак нельзя отдаваться воле случая, и она старается пройти по этой дороге, усеянной минами, и не подорваться из-за одного неверного шага. Но жизнь – ужасно несправедливая вещь. «А бессмертие может восприниматься как проклятие» – напомнила себе куноичи. Эта мысль казалась ей чем-то особенным, чем-то, что в подходящий и хорошо выбранный момент может сыграть на руку. И мысль эту медик не выпускала из виду все последующие несколько дней, даже если стояла под надзором обжигающих глаз Учиха или старалась максимально скрытно проникнуть в архив деревни хоть на жалкие двадцать минут. А ещё Харуно отчётливо понимала, что ей как никогда нужен Хаширама. Но чудовищно не хотелось хитрить с единственным приятным ей здесь человеком. «Ты шиноби, чёрт бы тебя подрал! Ты обязана собрать информацию любыми доступными и недоступными способами» – твердило сознание, и Харуно мысленно соглашалась с собой.
И вообще, разве она многого хочет? Ей бы только не проторчать в этом месте остаток своей жизни, остальное – вполне решимые вещи.
– Что ж, – многозначительно начала девушка, отходя от открытого окна, – самое время идти на контакт.
Но прежде, чем вторгаться на территорию одного из новоиспеченных знакомых, непременно нужно было взбодриться и привести мысли в порядок. Всё-таки в её положении нельзя лишний раз нарываться или вызывать вполне уместное недоверие к своей скромной персоне. Того, глядишь, в очередной раз придётся отходить от намеченного, пусть и не идеального, но плана. Сенджу не был проблемой: мужчина охотно шёл на контакт и был заинтересован в обществе шиноби. «О, Яманака непременно не упустила бы эту практически идеальную возможность подколоть» – усмехнулась Сакура. Эта чертовка никогда не упускала подобные моменты.

Куноичи буквально вывалилась на улицу, на ходу вспоминая адрес Хаширамы, любезно указанный им же в первую ночь нахождения Сакуры в деревне. В кои-то веки погода нормализовалась, и раз уж медик не торчала сутки напролёт в затхлом архиве, то ей представилась блестящая возможность более подробно изучить эти улицы, этих людей и место в целом. Атмосфера разительно отличалась от коноховской, что было заметно невооруженным глазом. Люди старались не контактировать друг с другом лишний раз; они, совершая покупки или встречая знакомых, не заговаривались на лишние пятнадцать минут и даже не пожимали руки при случайном столкновении. Более того, здесь каждый был сам за себя. Всё не так. Всё совершенно непривычно.
К тому же медик не знала, что скажет, однако молчать, находясь с Хаширамой в одном помещении, было невозможно. Он обладал крайне выгодной способностью располагать к себе людей. И как бы ты не противился, как бы не отрицал, но в его тиски рано или поздно всё же попадал. «Даже Учиха попал» – заметила Сакура, только сейчас понимая, как они могут уживаться на одной планете.
Девушка лишь на секунду замялась у двери, убеждаясь в правильности своих действий, и постучалась. Она прекрасно знала, что теперь, когда Сенджу, засучив рукава, всерьез взялся за укрепление деревни, он намного реже появлялся в резиденции. Уж ей-то, бывавшей там чаще, чем в новом доме, это было хорошо известно. Вот только мужчина почему-то не открывал, и куноичи уже собралась отправиться на его поиски, когда за дверью послышались торопливые шаги. Странно, конечно, вот так просто слышать шаги одного из сильнейших ниндзя мира, который, между прочим, уже давно должен был откинуть копыта. Ещё страннее было осознавать, что дверь вот-вот откроется, а Харуно думает о какой-то ерунде вроде чужих копыт.
– Сакура? – удивленно выдал Сенджу, придерживая дверь. – Здравствуй. Войдёшь?
Мужчина явно был озабочен чем-то большим, чем медиком, стоящим на его пороге, поэтому Харуно невольно заинтересовалась. И так как тут же заваливать Хашираму вопросами девушка не решилась, она просто молча вошла, тут же вспомнив, как около недели тому назад вихрем ворвалась в его квартиру посреди ночи и взбунтовалась. О, нет, ей вовсе не было стыдно за тот инцидент, но сейчас куноичи согласилась с мыслью, что поступила крайне опрометчиво. Особенно при наличии того факта, что на тот момент великий основатель Конохи не был достаточно известен ей. Господи, да чего мелочиться? Сакура тогда, откровенно говоря, не знала о нём как о противнике вообще ничего. Ни-че-го.

Пройдя за Сенджу в комнату, заваленную различными свитками и, кажется, считавшуюся одновременно и кабинетом, и хранилищем, Сакура усмехнулась. Первый Хокаге Конохи напоминал ей Наруто. Не так, чтобы прям очень, но всё же напоминал.
– Занят чем-то важным? – нашлась Харуно, столкнувшись с внимательным и одновременно задорным взглядом. Хаширама снисходительно усмехнулся и сел за широкий стол, жестом пригласив куноичи сесть. С ним было уютно, посему Сакура достаточно расслабленно уселась, всё ещё ожидая ответа.
– Занимаюсь селением, – он исподлобья глянул на вальяжно развалившуюся девушку и улыбнулся. – Есть предложения? Или ты хотела чего?
Куноичи глубоко вздохнула. С чего стоить начать? С какой стороны подойти? Не было сомнений, что этот человек спокойно и даже с интересом отнесётся к её словам, но волнение затаилось где-то внутри и не позволяло вести себя совсем уж непринуждённо.
– Для кого то противоядие? – шиноби поддалась вперед. На самом деле это волновало её не так сильно, как вопросы об её дальнейшей судьбе или проводимой ими политике в поселении, однако яд тот, хоть был и незамудрённым, но мог убить в течение пяти-шести часов. И как-то ну вообще не радовала мысль, что когда-нибудь куноичи придётся столкнуться с проблемой выведения этого яда из собственного организма.
– Какая же ты настырная, – Хаширама одобрительно улыбнулся, склоняя голову к плечу и не без интереса смотря на девушку. Его пронзительные глаза смотрели как-то испытывающе, будто ему непременно нужно было знать, насколько сильна выдержка Харуно. Он повёл плечом и отложил свиток, продолжая смотреть на медика. Прошло ещё немного времени, прежде чем он опять заговорил:
– Я не скажу тебе ничего нового, Ха-ру-но. Этот вопрос касается безопасности наших шиноби, и я не могу обговаривать его с тобой.
И вот опять! Опять он подражает Ли, вызывает в ней бурю эмоций и открыто указывает на её положение. Харуно раздражает вовсе не его тон, а то, что он лишний раз напоминает ей о её заточении в совершенно чужой деревне. В душе она понимает, что Хаширама – не тот человек, который будет назло делать это. Возможно, что он просто заботится о юном медике и не хочет, чтобы она совершала непоправимые ошибки. Но этот факт не позволяет не злиться на мужчину, сидящего напротив, поэтому Харуно тяжело и громко вдыхает, сверля его взглядом.
– Хорошо, – тяжело выдаёт Сакура, скрещивая руки на груди и щурясь, – что касается меня? Вы ведь давно решили мою судьбу. Я не ошибаюсь?
Девушка ожидала чего угодно. Ожидала услышать не самые приятные вещи или не услышать вообще ничего. Однако не ожидала услышать смех в ответ. Красивый, громкий и искренний смех. Сенджу нравилось то, как уже не в первый раз шиноби забегает вперед, не желая видеть очевидное. И эта была не единственная интересная её черта. Харуно, как ни странно, была интересна ему. Даже очень.
– Ты сама решаешь свою судьбу, Сакура.
Он был прав. Стойко выдержав зрительную атаку куноичи, Хаширама не позволил ей усомниться в правдивости своих слов ни на минуту. И ей не осталось ничего, кроме как отбросить свои эмоции и окончательно принять этот факт. Любое лишнее телодвижение, любое слово, всё, что может выйти ей боком, и её нога больше никогда не ступит за порог массивных ворот этой деревни. Харуно понимала это и раньше, но в сей момент пришло полное осознание. «Верь в себя, тогда и выберешься» – решила куноичи. Наличие выбора приятно грело душу.
– Хаширама, – облегчённо шёпотом выдаёт она, склоняясь вперёд и рассеянно дёргая плечом. Он ждёт продолжения её слов, однако Харуно просто улыбается и выпрямляется. Есть ещё вопросы, да только их она задаст уже позже. Сейчас, возвращаясь к исходной теме их разговора, Сакура осознаёт надобность совета. Хаширама-то загорелся идеей полного поднятия деревни. А какой прок от попытки втереться в доверие, если девушка только получает, но не способствует? Помочь, безусловно, хотелось. Это было бы значительно проще, не окажись у Харуно внутреннего и весьма надоедливого голоса. Помочь сейчас – приложить руку к развитию и становлению деревни, способной оказаться в будущем одной из самых сильнейших. А это становление бесспорно могло позже вылиться в недюжинные последствия. Существовала вероятность, что подобного развития событий может и не быть, но на месте правителей сидели люди, давшие жизнь Конохе, а потому теория рушилась сама по себе. Может, её появление здесь вообще не было случайностью, и какие-нибудь звёзды или боги рано или поздно привели бы девушку сюда.
– Ты в порядке?
Сакура тяжко вздохнула, поняв, что пропустила тот момент, когда с головой ушла в омут собственных мыслей. Сколько она сидит перед ним как восковая недвижимая фигура? Минуту? Две? Десять? К счастью или сожалению, Сакуре вовсе не было неловко, а Сенджу так же продолжал с интересом смотреть на неё, дожидаясь ответа. В общем, девушка мысленно поставила галочку у воображаемой графы «помощь» и наконец заговорила:
– Люди, – голос звучал на удивление уверенно, – им нужно больше свободы. Смягчитесь, измените систему обучения шиноби, базирующуюся на злобном Учиха. Я не понимаю, Хаширама, почему при тебе дела обстоят совсем не так, как могли бы.
Харуно едва удержалась, чтобы не попросить вообще засунуть Мадару в самый дальний и пыльный угол. Может, хоть оттуда он перестал бы сверлить её своим взглядом, будто бы в надежде тем самым умертвить нарисовавшуюся в его жизни проблему. В конце концов, эти двое были друзьями, пусть весьма специфичными и дико разными. А Сакура была просто пришлой девчонкой, которая не имела никаких прав вмешиваться или вести себя чересчур нагло. Всегда нужно знать золотую середину.
– Я разобрал этот вариант, – мужчина удовлетворённо кивнул и протянул сидящей напротив девушке свиток. – Наш тупик – вредная учиховская задница.
Харуно опешила: слишком непринуждённо и открыто вел себя с ней Сенджу. Да, конечно, он вёл себя практически так же те пару раз, когда они беседовали на кухне медика за чашечкой чая. Но сейчас в Хашираме чувствовалась некоторая перемена, на которую изначально надеялась Сакура. У неё получилось.
Сенджу вышел, собираясь переодеться, а Сакура шикнула, только сейчас осознав суть действий, предстоящих им. Только последний псих заявится к Мадаре с указаниями по ведению политики в его же – его и Хаширамы, естественно – деревне. Да деваться некуда, потому что, как сказал Первый Хокаге Конохагакуре, это их тупик. Что ж, Сакура, ты попалась в собственноручно установленный капкан.

***


Учиха смерил парочку не самым приятным взглядом. Он даже отложил в сторону бумагу, на которой что-то писал пару секунд назад. Сакура вообще была удивлена, что он не размазал её по стенке ещё в тот момент, когда Сенджу вошёл и невозмутимо заговорил, не заботясь при этом о занятости друга. Чёрт, да это всё выглядело одной сплошной ошибкой: является, значит, невесть откуда взявшаяся девка и едва ли не сразу начинает тыкать глав поселения в отчасти неверную политику. Если он тут же закопает её к чёртовой матери, то в какой-то мере Харуно даже согласится с ним. Всё-таки он Учиха, а они, как известно, не приемлют своевольство.
– Не волнуйся, – шепнул Хаширама, еле различимо задев её руку своей.
«Ему легко говорить» – шикнул внутренний голос.
Мадара невозмутимо молчал, но больше не смотрел на Харуно, посему она позволила себе немного расслабиться. Быть может, зря она во всё это полезла? Да, нужно было, видимо, сидеть на заднице ровно, потому что это, блин, вообще не её дело и не ей здесь доживать свой век. Но выбор свой она уже сделала, а пытаться вернуть всё на круги своя уже слишком поздно. Вот и стоит она теперь меж двух огней, силясь провалиться сквозь землю.
– Нужно было сразу от тебя избавиться, – пренебрежительно отозвался Мадара, вставая с места и обращаясь к девушке. – А ты волен делать то, что считаешь нужным.
Харуно затаила дыхание и быстро уставилась на ухмыляющегося Сенджу. О, нет-нет-нет, что-то не так. Что-то было определенно не так, ведь это Учиха, чёртов Учиха! Не может же он так просто сдать позиции! Или… может? Сакура нахмурилась и непонимающе уставилась на мужчину, не выказывающего никаких эмоций. Только сверкающие глаза выдавали какой-никакой, но интерес к происходящему. Тут же шиноби обескураженно выдохнула, понимая, в чём дело. Он знал, что так будет. Знал, что Сакура не переступит сегодня этот порог одна. Для него это всего лишь игра, просто танец, где они то и дело выхватывают друг у друга из рук право вести. Мадаре интересно, что из этого выйдет ещё с момента её появления, и Сенджу предугадал его реакцию заранее. Вот почему он не действовал. Всё дело было в ней, в Сакуре. Это она наглым образом не только бросила вызов, но и быстро добилась расположения Хаширамы.
Утверждено Evgenya
dedly_illness
Фанфик опубликован 07 мая 2015 года в 15:24 пользователем dedly_illness.
За это время его прочитали 679 раз и оставили 0 комментариев.