Наруто Клан Фанфики Романтика По ту сторону стены. 1. Свидание первое: начало.

По ту сторону стены. 1. Свидание первое: начало.

Категория: Романтика
Название: По ту сторону стены
Автор: MissYoko
Соавтор: Red_relict_48
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Кишимото
Бета: Sawarabi
Жанр(ы): Романтика, Драма, Повседневность, Hurt/comfort
Тип(ы): гет
Персонажи: Сасори/Ино, Темари/Дейдара - фоном.
Рейтинг: R
Предупреждение(я): AU, OOC
Статус: закончен
Размер: макси
Размещение: запрещено
Содержание: — Я не в состоянии измениться, — холодно произнес Акасуна, которого всегда задевали слова критики в адрес его искусства. Марионетки — его жизнь, вся душа, любовь в них. А она не понимает. Никто не понимает.
— Я не пытаюсь тебя изменить, это ты меня отталкиваешь, словно боишься, что если впустишь меня в свою жизнь, то все изменится, - выдохнув, Ино направилась в его сторону, подходя практически вплотную. – Каким бы ты ни был, я хочу быть с тобой, почему ты этого не видишь?
От авторов: Просим заметить, что авторов у фанфика ДВА. Оба усиленно работали над текстом, так что просьба никого вниманием не обделять.
«Стена».
Что за глупое название? Разве способно оно привлечь людей, которые любят играть с вероятностями, надеясь наткнуться на свою судьбу в таком странном месте? Здесь, в этом неприметном с виду трехэтажном здании, расположилось так полюбившееся многим заведение для свиданий вслепую. Два входа и выхода: одни для мужчин, другие — для женщин. А все ради того, чтобы потенциальные пары специально не подстраивали встреч. Должна быть сохранена интрига.
О «Стене» Сасори узнал от своего болтливого коллеги по работе — Дейдары, который просто с ума сходит от неопределенности, отправляясь на очередное свидание с незнакомкой. Сам Сасори считал подобное верхом глупости и пустой тратой времени. Он не нуждался в том, чтобы искать себе вторую половину — слишком занят был проектированием новых марионеток в полный рост для зажравшихся богачей. Каждая марионетка — настоящее произведение искусства, которая точно передает индивидуальность прототипа. Сасори нанимал множество девушек, предварительно выбирая из десятков, а то и сотен, подходящих. На мужчин же спрос не так велик. И с женщинами работать приятнее.
В этот раз ему достался заказ с одним ограничением — нужна молодая девушка. И все. Сасори тогда только презрительно фыркнул, убеждаясь, что нынешнее поколение людей далеко от искусства. Им нужны только красивые обертки, которыми они могут похвастать всем и каждому. Услуги Скорпиона (рабочий псевдоним Сасори) стоили баснословно дорого, но Акасуна не заставлял их делать такой выбор. Хотят лишний раз потрясти кошельком, всегда пожалуйста, но, черт возьми, почему так сложно четче сформулировать требования, делая заказ? Сасори с любовью выполняет работу, вкладывая в нее все: душу, мысли, переживания и любовь. Он любит каждую марионетку и девушек, что служат моделями для них. Этот простой почти ничем не ограниченный заказ буквально сбил его с толка. Тут не подойдет каждая.
Месяц он пытался сделать хоть что-нибудь. Из его кабинета в слезах убежали уже двенадцать девушек, что оказались совершенно неподходящими. Сасори решил, что выбирать на сей раз он не в праве. Пускай судьба сама подкинет ему нужную модель. А что подойдет для этого, если не свидание через стену?
Сейчас он равнодушным взглядом смотрит на ровную поверхность стены, заклеенную разнообразными фотографиями со счастливыми парами, которые нашли друг друга таким способом. Ни черта это не мотивировало, но позволяло отвлечься.
Как же он ненавидит ждать. Где эта девушка уже?
Он в нетерпении стучит пальцами по коленке, осматривается. Но в маленькой комнатке есть только кресло и небольшой столик с фруктами и бутылкой воды. Самое приятное — можно выбрать цвет освещения. Темно-синий очень расслабляет.
По маленькому, узкому и освещенному приглушенным светом коридору, звонко цокая каблуками, идет молодая девушка. Ярко-голубые глаза светятся азартом, а губы растянуты в предвкушающей улыбке. Авантюристка — так прозвали Ино Яманака подруги. Ведь ее всегда тянуло к новому, нестандартному и неизвестному. Вся ее жизнь состоит из одного азарта и безумных поступков. Поэтому она просто не могла пройти мимо рекламы странного способа свидания, когда наткнулась на него пару недель назад. Подруги Ино только качали головой и неодобрительно смотрели на нее, когда девушка воодушевленно рассказывала о том, что подала заявку на «Стену». Сакура то и дело твердила, что там собираются одни извращенцы и ничего путного из этой идеи, впрочем, как и из всех гениальных идей блондинки, не выйдет. Темари, недовольно кривя губы, задавала один единственный вопрос: тебе это надо? Яманака лишь улыбалась, как маленькая девочка, которой пообещали подарить самую дорогую и красивую куклу, и сейчас она находится в одном состоянии — ожидании чего-то особенного. Впрочем, на мнение подруг она никогда не обращала должного внимания: всегда делала только то, что хотела и никогда об этом не жалела. Возможно, в этом она кривила душой. Но признать очередную оплошность Ино не позволял характер. Она не может быть не права. И только стены ее дома знают правду о Яманака.
Взявшись изящной рукой за ручку двери, Ино, закусив губу, отворила ее и вошла внутрь. Цвет для комнаты она выбрала красный: цвет страсти, огня, опасности и авантюры. Что может лучше подойти истинной авантюристке?
— Миленько, — хмыкнув, Ино оценивающим взглядом осмотрела небольшое помещение, проходя к креслу.
Опустившись в него, она посмотрела на стену перед ней, которая так же, как и во второй комнате оклеена фотографиями. От вида счастливых пар, Яманака криво улыбнулась.
— Ну что, начнем?
Монотонный голос пробубнил:
— Вас приветствует «Стена». Это ваше первое свидание, первая стадия. Вам запрещается говорить ваши имена, давать адреса, описывать внешность. У вас есть только ваш голос. Если нарушите запреты — конец свиданию. Первое свидание длится два часа. Приятного общения.
Сасори скривился, когда речь ведущего затихла. Могли бы подобрать кого-нибудь более жизнерадостного и с поставленным голосом, а то какое-то издевательство над ушами.
Ино скучающе зевнула, так же не оценив нудного приветствия. Закинув ногу на ногу, она уже потянулась к кнопке, чтобы первой начать разговор, как голос из динамика опередил ее:
— Добрый вечер.
Прикоснувшись пальцами к губам, Яманака улыбнулась, когда расслышала в его словах наигранную вежливость.
— Интересно. — Закусив нижнюю губу, в свое излюбленной манере, она нажала на кнопку. — Добрый вечер. — Даже динамик не смог сильно исказить голос Ино: он звучит так же нежно, немного, но приятно звонко, выдавая ее интерес ко всему происходящему в данный момент.
Сасори довольно кивнул, смакуя первые два слова, что произнесла его собеседница, уже пытаясь составить ее портрет. Такой голос мог принадлежать и брюнетке и блондинке, и даже рыжей. Сумбур и каша в голове просто не давали покоя, ему ужасно хотелось хоть мельком увидеть девушку. Но ничего, он потерпит. Создание марионеток это долгий и кропотливый процесс, он требует полной сосредоточенности на деле и гармонии с собой и мыслями.
Скорпион с удобством откинулся на спинку кресла, скрестил руки на животе, готовый посвятить два часа драгоценного времени такому сомнительному делу. Можно представить, что он сидит в кабинете и говорит с очередной кандидаткой в натурщицы. Сначала ведь нужно нарисовать будущую марионетку, а уже потом конструировать, подбирать материалы. И творить…
— Первый раз в подобном месте? — спрашивает, блуждая взглядом по идеально ровному потолку, на котором смешались синие блики от лампы.
Откинувшись на спинку кресла, Ино налила воды в стакан, жалея, что вместо этого организаторы не поставили открытую бутылку шампанского: ее любимый напиток — такой же игривый, как и она. Сделав глоток, девушка бесцельно рассматривает фотографии парочек, долго не задерживая взгляд ни на одной из них.
— Да. А вы? — Закрыв глаза, Ино поставила стакан на столик, одной рукой она подперла голову, а вторую положила на подлокотник. Яманака теряется в догадках, пытаясь представить образ собеседника, но их разговор только начался и из таких коротких фраз это просто — миссия невыполнима.
— И я, — едва слышно отзывается он, напрягая слух, чтобы услышать все, что скрывает ее голос. — Никогда бы не подумал, что вдруг окажусь где-то вроде «Стены». Мало ли с кем сведет меня случай? — Сасори пожимает плечами, расслабляется, настроившись уже на то, что никто не видит его в такой вольготной позе. Он расстегивает первые пуговицы рубашки, почувствовав, как душно в этой тесной комнате и как долго в ней придется сидеть.
— Какие обычно принято задавать вопросы в таких ситуациях? Как дела? Хорошо ли спалось? Знаете, я мало общаюсь с людьми, все мои знакомства ограничиваются работой. Из этого следует, что сюда я пришел вопреки себе. Надеюсь, все мои скептические ожидания не оправдаются.
Подняв правую бровь, Ино внимательно вслушивается. Его слова вызвали на губах улыбку и веселые огоньки в глазах. Нажав на кнопку ближе к концу его речи, Яманака не смогла сдержать звонкий, но ласковый и добродушный смех, когда ее собеседник стал перечислять эти глупые и приевшиеся вопросы.
— В отличие от вас я любительница подобного. — Усмехнувшись, Ино перевела взгляд на фрукты, на секунду задумавшись, что из предложенного съесть первым.
— Практически все мои свидания проходят нестандартным способом, чего стоило только одно из них, где я прыгала с парашютом вместе с ухажером. Это довольно весело и интересно. — Взяв из тарелки клубнику, Яманака понюхала ее, блаженно закрывая глаза от запаха любимой ягоды.
— Прелесть в подобном свидание в том, что спрашивать можно что угодно, но вот загадкой останется то, ответили ли вам правду или же солгали, а вы смогли бы отличить ложь от правды по голосу? — Посмотрев краем глаза на стену, Ино поднесла к губам клубнику. — И мне все же стало интересно: зачем вы тогда сюда пришли, раз это противоречит вашему образу жизни затворника?
— Так сложились обстоятельства, — он философски пожал плечами. — Приятного аппетита, — хмыкнув, добавил Сасори, тоже обратив взор на тарелку с фруктами. Как бы он не любил ананасы, особенно порезанные так аккуратно и красиво разложенные, но пробовать их в подозрительных местах не решался. Он, как человек, который помимо марионеток интересуется еще и ядами, не стал бы так рисковать. Может это все и излишняя мнительность, но осторожность никогда не повредит.
— У меня не было таких неординарных свиданий. Достаточно было поговорить всего несколько часов с девушкой, чтобы понять, что она из себя представляет и чего пытается добиться. Я неровно дышу к людям, которые разделяют мои взгляды на искусство. — А было таких людей очень мало и все они до черта раздражительные. Особенно Дейдара. Этот сопляк совершенно не разбирается в искусстве, но, стоит признать, порой Сасори внимательно присматривался к его поделкам из глины и тоже находил что-то такое… необъяснимое. — У вас же есть хобби?
— Вот же люди придумали такой способ свидания, а продумать систему общения, чтобы каждый раз не нажимать эту кнопку не смогли, ну ничего эту проблему мы уже решили, — проворчала она. Ино довольно быстро надоело каждый раз нажимать на кнопку, дабы отвечать собеседнику. Поэтому, покопавшись в свой сумочке, девушка достала из нее мобильный телефон, который положила поверх пульта, так кнопка будет всегда нажата и ей больше не требовалось каждый раз ее трогать. Кстати, мобильные телефоны на время сведения должны быть выключенными, это одно из правил «Стены».
— Хобби? — переспросила она для проформы, все же вопрос не пролетел мимо ушей. — Конечно есть, и у меня их много, одно вы уже знаете: я люблю все необычное и нестандартное. Это можно назвать хобби, ведь увеличение чем-то должно приносить какие-то эмоции, для меня это азарт. Так же моим хобби можно назвать танцы, пение и боевые искусства. — Взяв стакан воды, девушка сделала небольшой глоток. - А, каким искусством увлекаетесь вы?
— Я — мастер марионеток, — вкрадчиво ровным голосом говорит Сасори, проговаривая каждое слово, прибавляя себе значимости. Обычно после этого люди кривят лица и прыскают от смеха, бросая насмешливо-презрительное или удивленное «А не поздно ли играться в куклы?». С трудом удается держать вежливую маску на лице. Откуда им знать, как сложно создать идеальную марионетку. Как много времени у него уходит на то, чтобы отполировать одну руку, вырезать палец за пальцем, соблюдая точные пропорции, стараясь при этом не поранить себя. Как сложно создавать и как легко критиковать.
— Марионеток? — переспросила Ино, находясь в неком шоке, но в отличие от остальных подобный род занятий собеседника не вызвал в ней отвращения или желания пошутить, а наоборот некое восхищение. — Как интересно. — Лицо озарило детская улыбка, а разум нарисовал красивых кукол, которых он мог бы создать. — Точнее удивительно. Я еще никогда не встречала человека, который занимается подобным, но всегда восхищалась куклами в витринах. И мне всегда было интересно повстречать человека, который способен создать подобную красоту, — задумчиво проговорила Ино, словно что-то вспоминая.
— Знаете, когда я была еще маленькой, увидела в Париже в небольшом магазинчике куклу. Она тогда поразила меня своей красотой. Кукла была сделана из дерева, но так качественно, что казалась живой, у нее были курчавые белокурые волосы и ярко-голубые глаза, как само небо, а наряд по цвету был в тон глаз, это платье точно как во времена балов, а на голове фетровая маленькая шляпка так же голубого цвета. Я тогда умоляла родителей купить мне ее, но они сказали, что у меня и так много игрушек и такая есть, хотя такой у меня никогда не было, и она никогда не выходила у меня из памяти. Я даже как-то нарисовала ее, — с грустью в голосе прозвучали слова Ино, пока она шла по дороге воспоминаний, а образ куклы встал перед ее глазами. — Я уже восхищаюсь вами, ваш труд не описать словами и я даже представить себе не могу, сколько нужно времени и сил, чтобы создать нечто подобное, хоть и сама ежедневного создаю некую красоту для людей.
Как и любому другому человеку его профессии, Сасори очень польстили ее слова, которые, как ему показалось, были действительно полны искренности и детского восторга. Редко он удостаивался подобной полной эмоций похвалы. Да, ему говорили, что он гений, мастер, которого еще не видел свет. Но все это была фальшивая вежливость, подкрепленная чеком на кругленькую сумму, когда кто-то из богачей вбил себе в голову заказать целую коллекцию марионеток, которые были бы точными копиями его семьи.
— Все бы люди так описывали свои заказы, как вы мне эту куклу. В моей мастерской полно таких, но больше всего я люблю делать кукол максимально похожих на людей, их ростом, индивидуальностью, особым выражением лица. И материалы сугубо индивидуальны. Я бы назвал эту работу схожей ювелирной. — В его голосе скользило явное удовольствие. Сасори всегда чувствовал себя превосходно, когда говорил о любимых вещах, даже не думая о том, чтобы прятаться за ложным, уже привычным безразличием. Сейчас он сильнее всего ощутил необходимость посмотреть в глаза собеседнице, чтобы убедиться точно в правдивости ее слов. Для мастера действительно важно, когда его признают.
— Если у вас полно подобных, то может подарите мне одну? Хотя я могла бы и купить, если бы вы сделали для меня ту, которую я описала. — Подняв голову, Ино посмотрела на потолок, бесцельно рассматривая трещинки на нем.
— Как известно, мастера вкладывают душу в свои работы. Те, будь то куклы, то марионетки, которые я делаю на заказ, почти лишены этого. А вот те, которые я дарю, полны любви и даже… я бы сказал, жизни. Если вы понравитесь мне в достаточной степени, то я сделаю вам вашу куклу, — Сасори изгибает губы в ухмылке. Если все сложится удачно, то он получит прототип для марионетки. Возможно и не для одной. На втором свидании будет тактильный контакт, тогда он сможет прикинуть пропорции и уже начать делать наброски.
— Договорились, если я вам понравлюсь, то с вас кукла. — Усмехнувшись, Ино обошла кресло и села на него боком, закинув ноги на подлокотник. — А я вот цветочница, работаю в семейной лавке цветов и очень люблю создавать различные букеты. — Она посмотрела на стену, положив руки на спинку кресла. — Знаете, а мне кажется, что между цветами и куклами есть что-то схожее.
В динамике послышался его тихий смех.
— Общее? Цветы вянут, требуют постоянного ухода. Мое искусство способно сохранить красоту. — Не то, что бы споры об искусстве приносили ему удовольствие. Постоянные перепалки на эту тему с Дейдарой стали таким привычным и обыденным делом, что начинает уже тошнить.
Скорпион откупорил бутылку и тут же приложился губами к горлышку, мельком взглянув на часы. А время не торопится, однако.
— Почему сразу вянут? — возмутилась она. — Я не это имела в виду и не говорила, что цветы и куклы полностью похожи, а лишь сказала, что чем-то. — Подняв указательный палец вверх, Яманака посмотрела на стену. — И у всего есть срок, даже у ваших кукол. Нет ничего вечного, все когда-то угасает что-то раньше, а что-то позже, а тот, кто уверен, что он вечен или то, что он создает, вечно, — глупец.
— А схожесть я вижу в том, что цветы, как и куклы, всегда отличаются и они прекрасны, не бывает одинаковых цветов, каждый из них уникален, имеет свой характер, свои особые черты, как и ваши куклы. — Взяв из тарелки клубнику, Ино покрутила ее. — Вы когда-нибудь видели радужные розы? Королей ночи (темно-лиловые тюльпаны)? Это одни из самых красивых цветов мира и поверьте, многие готовы отдать все, что у них есть, чтобы лишь немного полюбоваться ими.
— Цветы… Однодневки. Я не говорю, что мои куклы вечны, хотя хотел бы, чтобы было иначе, но они уж точно способны прожить срок более долгий, нежели человек. Они хранят в себе воспоминания, отпечаток истории в их лицах и одежде, выражении глаз. Многие заказывают мне свои точные копии, чтобы каждый раз смотреть на них и видеть себя молодыми. Это очень мне напоминает Оскара Уайльда и героя из его книги. Думаю, вы догадались, о чем я? — Сасори вздохнул, вытер испарину со лба и вновь потянулся к бутылке. Почему организаторам так сложно установить кондиционеры? А может он просто не привык говорить о таких вещах с девушкой? Скорпион, однако, не испытывал привычного раздражения, был вполне спокоен и расслаблен. Но говорить два часа о цветах и искусстве неправильно, последнего ему хватает и на работе.
— А я думаю, что вы настолько поглощены искусством, что не замечаете ничего вокруг и не способны увидеть красоту в чем-то другом. — Лениво пожав плечами, Ино откусила кусочек клубники.
— Искусство делает нас, мастеров, безумными его поклонщиками, верными рабами. Да, я всей душой поглощен им и не вижу в этом ничего плохого, — с тихим смешком отвечает Акасуна, нисколько не удивленный ее словами.
Яманака промолчала, ибо тогда их спор мог затянуться. Она уже давно поняла, что, когда баран упирается в стену, нет никакого смысла с ним спорить: все равно, какие бы доводы ты не приводил, они останутся не услышанными.
— Что ж, третье свидание все поставит на свои места, — промолвил он, тщательно подбирая слова. — Знаю, что неприлично спрашивать о таком, но, сколько вам лет?
— Ничего страшного. Мне двадцать три, а вам? — Доев ягоду, Яманака потянулась за стаканом с водой.
Делая небольшой глоток, она закрыла глаза, ее разум уже немного, но способен представить образ ее собеседника. Она понимает, что он молод, голос выдает, наверняка хорошо сложен, ибо человек, который плюет на собственную внешность не способен создавать такую красоту. А так же за напускной сдержанностью в нем скрывается еще та страсть. Но вот за его увеличение исключительно собственным искусством Ино видит и что-то ревностно детское и неправильное одновременно, ведь за одержимостью одним нельзя увидеть другое. А все это вызывает еще больше интереса у девушки к ее собеседнику и явное желание продолжить свидание.
Сасори неторопливо поднялся из кресла, вытянулся, принявшись разминать затекшие конечности. Ему не впервой сидеть долго в одной позе, но сейчас в руках нет инструментов и он не в мастерской.
— Тридцать один исполнилось в феврале. — Разница в возрасте довольно приличная, но не настолько большая, чтобы кого-то удивить. Да и не думает он о ней, как о спутнице жизни. Сюда его привел заказ, а не личные желания.
— Мой любимый возраст у мужчин. — Усмехнувшись, Ино откинула прядь волос назад, удобней устроившись в кресле. — Для чего вы пришли сюда? — Посмотрев на свои ногти, задала вопрос как-то отстраненно, мельком глянув на часы. Всего минут сорок от силы прошло. Да, время определенно не спешит.
Сасори в некотором роде даже рад, что такая щекотливая тема искусства отошла в сторону, не давая и дальше трепать обоим собеседникам нервы. Все-таки, вряд ли кто-то ходит сюда для таких разговоров. Дейдара бывает здесь, чтобы устроить девушке словесный оргазм, довести ее до кондиции и потом показать все на практике. Да, как бы Скорпион старался не слушать болтовню Тсукури, но некоторые моменты в голове все равно отпечатались. Что ж, Дейдарой движет похоть и авантюризм, Сасори — интерес и возможность найти подходящую модель.
— Не могу сейчас вам сказать. У меня определенная цель, но не та, о которой вы могли бы подумать. — Взгляд его вновь зацепился за фотографии. Акасуна медленно приблизился к ним, дотронулся до загнутых от постоянных прикосновений уголков. Было видно, что некоторых фотографий не хватает. Счастье и взаимопонимание тоже имеет срок.
Задумавшись, Ино попыталась представить, какие возможно цели преследует ее собеседник, но это глупое занятие, ведь целей может быть много и все они разные. А Яманака никогда не отличалась тем, что додумывала за кого-то, она не строит выводы, пока не соберет всю информацию — этому ее всегда учил отец.
— А вы скрытный человек. — Переведя взгляд на стену, девушка заинтересовалась одной из фотографий. — Тогда пойдем от противного. Чтобы вы хотели узнать обо мне? — Поднявшись из кресла, Ино подошла ближе к стене и дотронулась до заинтересовавшей ее фотографии.
А на ней изображен хорошо знакомый ей молодой человек. Нежно улыбнувшись, девушка провела пальцами по изображенному парню, когда-то ее связывало с ним сильное чувство, но и оно прошло, оставив после себя приятные воспоминания от первой любви.
— Хотя, можете сначала ответить на мой вопрос? — тихо выдохнула она. — Вы когда-нибудь любили?
— По-настоящему — нет. Да и какую любовь можно назвать настоящей? — Сасори отвернулся от фотографий. Ему надоело смотреть на эти приторно-радостные улыбки. И на фальшивые тоже. Он вздохнул, взъерошив короткие рыжие волосы. Остался еще час.
— Ну и что еще интересного вы можете рассказать мне о себе? Кроме всякой романтической чуши. — Акасуна скривился, вспоминая, как клиентки пытались флиртовать с ним, а в итоге натыкались на вежливое безразличие.
— Чуши? Вы хотите нарваться на еще один спор? — Усмехнувшись, Ино вернулась к креслу, уже который раз за сегодняшний вечер сев на него.
— Мне кажется, вы любите спорить, — он позволил себе лукавую усмешку, сожалея, что не видит ее лица в данный момент.
— Да, я романтична и не скрываю этого, ибо не вижу в этом ничего плохого, как и в желании встретить своего человека. По-моему, этого хотят все девушки, правда не все готовы это признать, — тихо хихикнув, Яманака вспомнила Сакуру, которая всегда твердила, что любовь впредь ее не тронет, но до тех самых пор, пока Учиха Саске не замаячил перед ее глазами.
— Ну а, что я еще могу о себе рассказать? Я люблю путешествовать, объездила практически весь мир, последний раз была в Индии. Смотришь все эти индийские фильмы и думаешь, какая красочная страна, какие люди яркие там живут, а когда приезжаешь, то понимаешь, что все это магия кино, и люди этой страны несчастны и бедны. Хотя золото у них можно скупать вагонами — там оно дешевое, впрочем, как и в Турции, Дубаи и во всех арабских странах. — Дотронувшись пальчиком до губ, девушка задумалась над тем, что же еще рассказать. — Может, вы все же зададите вопрос, который вас интересует?
— Судя по всему, вы не нашли еще определенного места в жизни. Обычно именно такие люди бросаются в путешествия, ищут что-то новое, свое. — Сасори же с точностью мог утверждать, что сам он определился во всем, чего хочет от жизни. — Та-а-ак, что же меня может заинтересовать? Хм. — Последнее свидание у него было, наверное, месяц назад, может год. Из-за последнего заказа он почувствовал себя висельником, у которого выбили колченогую табуретку из-под ног. Он давно уже забыл, каково это быть в реальном мире, а не в чертежах.
— Я определилась со своим местом, я люблю свой город и страну и никогда не уеду отсюда, просто я очень любознательная и мне интересно узнавать новые культуры, страны и быт, в этом так же ничего плохого не вижу и да, я люблю поспорить, впрочем, как и вы.
— Хорошо, отложим эту тему. Вы сможете несколько часов сидеть в одном положении? Не боитесь чужих прикосновений?
Вопрос даже ему показался глупым, но знать ответ ему действительно важно. Это он еще не стал спрашивать о том, а сможет ли она позировать голой. Прототипы нужно исследовать очень подробно, ничего нельзя брать из головы. Точная копия, волосок к волоску, абрис губ, линия плеч и ключицы. Скорпион чуть не задохнулся, чувствуя внезапный прилив вдохновения. Он достал из кармана небольшой потрепанный блокнот и ручку. Первые уверенные линии легли на бумагу ровно. Пока только фантазия, общие контуры. Потом, когда он увидит ее, рисунок будет дополнен.
Ино на секунду задумалась над ответом, думая стоит ли рассказывать о недолгом опыте натурщицы. Да, года четыре так назад она встречалась с одним художником, который часто просил ее быть его моделью, и не однократно позировала она обнаженной.
— Да и нет, — коротко ответила на вопрос собеседника, решив все же пока не вдаваться в подробности своей жизни.
— Что ж, возможно мы найдем с вами общий язык. Хотите второе свидание? — Он настроился на благоприятную волну, закусив изнутри губу, пытался довериться интуиции и все-таки представить девушку. Она высокая или маленького роста? Волосы длинные или короткие? А цвет? Ох уж эта неопределенность. Теперь он все время до следующей встречи будет думать об этом.
Сасори прошествовал к креслу, разулся, забравшись в него с ногами. Хоть кресла здесь удобные.
— Да, я не привыкла бросать все на половине пути. — В этот раз голос Яманака прозвучал с приятной хрипотцой.
— Это хорошо. Меня просто съедает любопытство. Я не привык говорить с человеком и не видеть его глаз, — вкрадчиво произнес Акасуна, положив руку на согнутое колено. Набросок был готов, но, увы, ни о чем не мог рассказать. Сасори тяжело вздохнул, закрывая блокнот. Он надеялся, что это свидания не пустая трата времени. Не нужно браться за игру, если она не стоит свеч.
— Я вам стала настолько любопытна? — Звонкий и приятный смех Ино раздался через динамик. — Не скрою мне тоже любопытно увидеть вас, но, насколько я помню, второе свидание проходит на тактильном уровне, и глаза там опять же не участвуют, мы сможем увидеть друг друга только после третьего свидания. — Ино поспешила расстегнуть молнию на платье до самой груди, делая глубокий вдох.
— До чего же тут жарко, так и хочется снять с себя одежду. Организаторы не до конца продумали многие детали: нет кондиционеров, кнопку постоянно нажимать надо. Пожалуй, оставлю им свой отзыв на сайте, — выдыхает она, пытаясь представить собеседника, понимая, что сожрет себя сомнениями изнутри, дожидаясь следующего свидания, забивая голову миллионами вопросов, которые пока останутся без ответа.
— Организаторы не откликнутся. Отсутствие кондиционеров не влияет на количество людей. Если бы было иначе… Теперь ваша очередь задавать вопросы, — забывшись, он потянулся к вазе с фруктами. Его добычей оказалось розовобокое сочное яблоко, в которое он с готовностью запустил зубы. Вроде бы никто еще не умирал после «Стены».
— Чем вы занимаетесь еще помимо своей работы? — Посмотрев на часы, Яманака отметила, что осталось чуть больше получаса.
— Недавно увлекался человеческой психологией. Интересуюсь ядами, ингредиентами, из которых они созданы. Наверное, так получилось из-за бабушки, которая всю жизнь посвятила этому. Еще интересует история. Прошлое мне кажется привлекательнее будущего. — Сасори потянулся за другим яблоком, думая о том, что нужно бы зайти в кафе и поужинать там: дома наверняка мышь повесилась, потому что он там не бывает почти. Вот почему он никак не может завести собаку или кота.
— Ядами? Интересно, — задумчиво протянула Ино подперев рукой голову. — Я кстати учусь в медицинском, собираюсь в будущем стать врачом и мне тоже интересны яды, только вот в отличие от вас я изучаю их, чтобы создавать антидоты. — Посмотрев на тарелку с фруктами краем глаза, девушка взяла сочный кусочек ананаса.
Несмотря на ее возраст, Ино все еще живет с родителями, так удобно, ведь их лавка находится на первом этаже дома, в котором они живут, поэтому ей не стоит беспокоиться на счет ужина: мама наверняка что-то вкусное да уже приготовила. Но, несмотря на то, что она живет с родителями, Ино очень хозяйственная и самостоятельная.
— Вы бы понравились вечной сопернице моей бабушки. Она делает сильнейшие новые яды, а этот гениальный медик готовит к ним антидоты. Но те, которые создал я, еще никто не разгадал, — он растянул губы в самоуверенной улыбке. Старушка Чие все меньше занимается своей работой, инструменты падают у нее из рук, а ее гениальный внучек порой месяцами пропадает то в ее мастерской, то в лабораториях. Она об этом не знает, а Сенджу думает, что Чие с годами стала только сильнее с новыми идеями. Ну и пусть, пока он ни на что претендовать не будет.
— Ну, я пока еще не так сильна в этом, со мной учится моя подруга, Сакура Харуно, вот она гений в медицине. Наш декан возлагает на нее большие надежды, но я все же стараюсь ей не уступать. — Добродушно усмехнувшись, Ино потянулась в кресле, разминая мышцы.
— Правда я хочу стать педиатром, я очень люблю детей, и мне больно на душе становится, когда они болеют, вот и оттачиваю свое мастерство, чтобы быть хорошим и квалифицированным врачом.
— Что ж, хорошо, когда есть цель. У нас десять минут. У меня просьба. Я не люблю слишком резкий запах духов. Будет обидно, если два часа я просижу с больной головой, — он нагнулся, чтобы завязать шнурки на ботинках. Потом застегнул пуговицы на темно-красной рубашке, расправил складки, поправил воротник. На улице его ждал приятный прохладный вечер, а не эта чертова духота. И все-таки в комнату можно было бы добавить еще что-нибудь.
— Хорошо, обещаю приятный, но не резкий цветочный аромат, — улыбнувшись, Ино не стала застегивать платье обратно, лишь поправила прическу и слегка макияж. — Была рада нашему приятному знакомству, надеюсь, второе свидание пройдет не хуже этого.
Взяв свою сумку, она кинула в него мобильный телефон и перед тем, как подняться из кресла, чтобы уйти, добавила: — Доброй ночи и до скорой встречи.
В обеих комнатах раздался звонок, означавший, что свидание окончено.
Поднявшись, Яманака быстро прошла к двери и незамедлительно вышла из душной комнаты. Ей просто необходим свежий воздух, чтобы остудить голову и привести мысли в порядок. Что ж, первое свидание прошло хорошо, интересно, что будет на следующих.
Сасори же минуту где-то оставался на месте, полностью погруженный в рваные неторопливые мысли.
Следующее свидание через неделю.
— Ненавижу ждать, — вздохнул он, выходя из комнаты.
Прежде чем уйти из здания «Стены» он оставил отзыв в книге жалоб и предложений, саркастически намекая на то, что это свинство стоит прекратить и о клиентах нужно заботиться.
Утверждено ф. Фанфик опубликован 26 сентября 2017 года в 12:47 пользователем MissYoko.
За это время его прочитали 60 раз и оставили 0 комментариев.