Наруто Клан Фанфики Романтика По тонкому лезвию мести. Глава 3 "Ловушка для демона"

По тонкому лезвию мести. Глава 3 "Ловушка для демона"

Категория: Романтика
По тонкому лезвию мести. Глава 3 "Ловушка для демона"
Название: По тонкому лезвию мести
Автор: Decoysie
Бета: Simba1996
Жанр: Романтика, драма, ангст, юмор, психология
Персонажи/пары: Наруто, Хината, Саске, Сакура, Мидори/Кейтаро
Рейтинг: R
Предупреждения: Смерть персонажей, насилие, ООС, ОС
Дисклеймеры: Сюжет мой, герои - Масаши Кишимото
Содержание: Отчасти Саске удалось разрушить Коноху. Но даже, казалось бы, не полностью исполненная месть привела мир шиноби к катастрофе. Носитель шарингана прошёл по тонкому лезвию мести и отравил этим самым жизнь не одного человека, надломив судьбы, убив любовь...
Размещение: только с моего разрешения
Статус: в процессе
Девять лет спустя.

— Только не говорите, что он опять сбежал, — устало проговорил Хатаке, потирая переносицу.
— Этот мальчишка просто ураган, за ним не уследишь! — отчаянно прокричала светловолосая женщина в своё оправдание, на что Какаши попытался смягчиться и более ласково спросил:
— Ладно-ладно, объявится, вы мне другое скажите: не пробудился ещё?
Женщина отрицательно замотала головой, заслуживая вздох облегчения со стороны копирующего ниндзя.
— Странно, конечно, ему ведь скоро уже девять, но пока это всё же играет нам на руку, — напоследок произнёс он, отправляясь на поиски пацана.
Хатаке знал, где может его найти. Абсолютно точно знал, и именно там он его и нашёл спустя каких-то полчаса. Черноволосый мальчик с утончёнными чертами лица, гордым профилем и неимоверно белоснежной кожей, что иной раз поражала своей аристократичной бледностью, преспокойно играл в «войнушку» с другими детьми близлежащей деревеньки. Этот озорной мальчонка и представить себе не мог, какой опасности подвергался в случае пробуждения своего шарингана на людях, но дети на то и были детьми, чтобы не задумываться об угрозах окружающего их взрослого мира.
— Кейто! — сердито прокричал сенсей и махнул тому рукой, призывая сорванца незамедлительно подойти к нему, на что ярко-зелёные глаза мальчишки, устремившиеся в сторону наставника, моментально округлились от ужаса.
Виновато улыбнувшись, он попятился, а потом и вовсе драпанул в противоположном от него направлении в сторону леса, вынуждая Хатаке слегка ухмыльнуться и броситься вслед за беглецом.
Такие игры в догонялки были у них в обыкновении. И то, что Кейтаро в очередной раз самонадеянно пытался скрыться в густых зарослях кустарника, для Какаши не стало чем-то неожиданным или внезапным — скорее, выглядело немного обидно, ведь малец раз за разом пробовал обмануть опытного ниндзя столь избитой уловкой, словно бы считая его склонным к склерозу стариком.
— А вот ты и попался, маленький негодник! — победно провозгласил шиноби, поймав юнца за воротник его футболки. Мальчик испуганно всхлипнул, а маленький, но уже достаточно хитрый мозг стал оперативно придумывать спасительные оправдания.
— А-а-а, Какаши-сенсей, я не виноват! Не виноват! Мне разрешили! — отчаянно завопил Кейтаро, безрезультатно стараясь высвободиться из цепкой хватки мужских рук.
— Кейто-чан, ты ведь знаешь, что тебе нельзя убегать из дома, — нравоучительно начал мужчина, строго глядя на хулигана, но запнулся, когда мальчишка, перестав брыкаться, поднял на него свой щенячий взгляд, вынуждающий незамедлительно умилиться. И пусть особо Хатаке не растрогался, зато моментально предоставилась очередная возможность подивиться тому, как этот маленький человек походил на своего отца. Такая схожесть доставляла неимоверное количество переживаний и проблем, которые тяжким грузом ложились на многострадальные плечи уже немолодого шиноби.
— Но почему? Я хочу, чтобы у меня были друзья! Мне скучно одному, — с непередаваемой грустью, даже как-то по-взрослому произнёс ребёнок, понуро опуская плечи. — А ещё я хочу пойти с вами в Коноху. Я не понимаю, почему мне туда нельзя.
Хатаке окончательно смягчился и отпустил Кейтаро, ощущая в горле неприятный, сдавливающий трахею спазм.
— Кейто, слишком рано тебе об этом знать, поверь мне… — он осёкся, увидев, как Кейтаро топнул ногой. Своенравный Учиха!
— А я хочу знать, Какаши-сенсей, хочу! — воскликнул тот, сжимая маленькие ладони в кулаки. — Может, тогда я пойму, почему меня обрекают на вечное одиночество!
Сердце мужчины, казалось, пропустило удар, непроизвольно сжавшись от жалости к этому мальчугану. Ох, сколько же невыразимой боли было в его потускневших глазах, сколько отчаяния…
Да, в нём текла проклятая кровь клана Учиха, но разве такую жизнь заслуживал этот маленький, ни в чём неповинный малыш, стоящий сейчас прямо перед ним?
Конечно же нет!
Какаши тяжело вздохнул и привлёк Кейтаро к себе, слегка приобнимая того за хрупкие плечи.
— Ну что ж, Кейто, воля твоя, — тихо проговорил он. — Сядь, пожалуйста.
Мальчик незамедлительно подчинился и уселся на пенёк, выжидательно уставившись на наставника, который отчего-то не спешил начинать свои объяснения.
Да и с чего ему было, собственно, начинать?!
Как подать такую информацию ребёнку, чтобы тот банально не испугался? Какие ободряющие слова произнести, чтобы юнец смог утешиться?
О, Ками-сама, Какаши не знал! Не знал ответа ни на один этот чёртов вопрос!
— Дело в том, Кейтаро, — неуверенно начал Копирующий, — что ты принадлежишь очень могущественному клану. Твой отец, да и клан в целом, принёс немало боли и страданий Конохе, и поэтому его символика утопает в людской ненависти. Хоть ты ни в чём и не виноват, люди не примут тебя. Не примут того, в ком течёт кровь врага. — Хатаке исподлобья посмотрел на неподвижного мальчика, до такой степени поражённого, что не смел ни дышать, ни моргать, и ощутимо напрягся, однако, помедлив несколько мгновений, всё же продолжил: — Кейтаро, на твою долю выпадет много испытаний, если кто-нибудь узнает о твоём происхождении. Именно поэтому я так сильно и переживаю, когда ты убегаешь из дома…
— Но как?! Как они узнают?! — удивился малец, с трудом сдерживая подступающие к глазам слёзы. — Во мне нет ничего необычного! Две руки, две ноги, два глаза. Я такой же, как и остальные… — Какаши покачал головой, и мальчик замолк.
— Скоро у тебя пробудится кое-что, что будет отличать тебя от других. — Мужчина приподнял повязку с глаза и посмотрел на мальчишку своим шаринганом. — Вскоре у тебя появится клановое додзюцу, называемое шаринганом, и поначалу его будет очень сложно контролировать, особенно под воздействием собственных эмоций. Эти глаза сделают из тебя могущественного шиноби, но эти же глаза принесут тебе немало боли и страданий.
Кейтаро вздрогнул всем своим тщедушным тельцем, а по щекам покатились беззвучные слёзы досады и непонимания.
— А если я не хочу, — тихо прошептал он. — Если не хочу, чтобы у меня что-то там пробуждалось! Если я хочу быть обычным! Обычным!
Юнец громко всхлипнул, но не разрыдался — устоял. Хатаке же смог лишь неопределённо хмыкнуть и ободряюще похлопать того по плечу в стремлении поддержать.
Как же проста, но в то же время так неосуществима была его детская мечта: быть совершенно обычным, играть с друзьями каждый день и быть любимым своими родителями.
И как же отвратительно было понимать, что этой мечте не суждено было сбыться; как же тяжко было осознавать, что эта мечта со временем превратится лишь в неимоверную боль юного сердца, которую тот будет вынужден пронести через всю свою жизнь. И мысли об этом отравой разъедали закалённую потерями душу мужчины. Невольное желание в следующий раз привести с собой Сакуру, хоть как-то, но уняв страдания ребёнка, заставили его сердце учащённо забиться, но…
Нет, нельзя! Ситуация была чересчур двоякой и непредсказуемой: итог подобной встречи был положительным, увы, не при любом раскладе.
— К сожалению, здесь ты не можешь выбирать, Кейто-чан, но зато, когда подрастёшь, ты сможешь выбрать свой жизненный путь — свой путь ниндзя. Если захочешь, ты сможешь служить на благо Конохи, тайно защищая её, или же пойти своей дорогой.
— Почему… Почему у вас тоже есть… этот… шаринган? — отрывисто спросил Кейтаро, постепенно успокаиваясь, но всё же изредка ещё вздрагивая. Какаши горько усмехнулся и прикрыл на миг глаза.
— Я не принадлежу к твоему клану. Во времена моей юности этот глаз достался мне от друга, поэтому мне ничего не угрожает. А вот ты, — мужчина обхватил его плечи и приблизился к мальчишескому лицу, — запомни, Кейтаро, раз и навсегда запомни: никто, слышишь, никто не должен видеть твоего лица и в особенности твоих глаз. Ибо людская ненависть не знает границ, она может поглотить тебя целиком. Таков уж жестокий мир шиноби, и нам необходимо с этим мириться.
Грозная тирада учителя озадачила ребёнка, прежде никогда не слышавшего от него подобного тона.
— Что же такого сделал мой клан, сенсей? — изумился тот, неотрывно глядя на учителя заплаканными глазами, на что Хатаке ответил слишком уклончиво, не желая пока вдаваться в подробности:
— Твой клан посеял ненависть и разруху в нашем мире и очернил тем самым людские сердца.
Несколько секунд Кейтаро думал, ещё раз проговаривая про себя только что услышанные слова наставника.
— Но я ведь не такой! И никогда не стану таким! — удивлённо произнёс мальчуган, отступая на несколько шагов назад. — Я другой!
— Кейто-чан…
— Неужели люди будут ненавидеть меня, даже не зная толком, каков я на самом деле? — Кейтаро был искренне удивлён, ведь ровно до этого дня в нём жила несокрушимая вера в то, что окружающие его люди — добрые и справедливые, люди, которые не стали бы ненавидеть без веских на то причин.
Душа Хатаке разрывалась в клочья, а мозг отчаянно не мог придумать подходящего ответа на поставленный вопрос. Слишком уж взрослые вещи говорил этот совсем ещё юный человек. Слишком уж много испытаний свалилось на его ещё неокрепшее тело.
Не получив ответа на вопрос, мальчик обречённо опустил голову, полностью скрывая лицо под длинной чёлкой тёмных волос, и долго смотрел себе под ноги.
Чёрт, он всегда стремился знать правду. Всегда!
Но теперь, когда он узнал истину всего происходящего, он предпочёл бы сладкую ложь.
Какаши не решался что-либо добавлять к своему рассказу, боясь испугать мальчишку ещё сильнее, поэтому просто молчал, так же опустив свой взор под ноги.
Не совершил ли он ошибку, рассказав всё это последнему Учихе?
— Нет, я докажу, — неожиданно проговорил Кейтаро, излучая всем своим видом непоколебимую решимость. — Я заставлю Коноху простить мой клан. Я обещаю вам, что отныне буду осторожен. Я выживу любой ценой, чтобы в будущем защищать Деревню, Скрытую в Листве. Я буду всеми силами стараться исправить ошибки своих предков. Я обещаю вам это, обещаю, Какаши-сенсей! Отношение к моему клану изменится!
Стремительным движением мужчина притянул мальчика к себе и крепко обнял его, даже и не уловив того момента, как тем самым дал слабину. Чувств он никогда особо не проявлял, но сейчас на такие слова со стороны юного ученика он даже и не надеялся.
— Ты молодец, Кейто-чан, я в тебе не сомневался.
Наступила тишина, успокаивающая обоих: и ребёнка, и мужчину.
— Когда у меня пробудится шаринган? — прервал молчание Кейтаро, переводя вопрошающий взгляд на сенсея.
— По идее, уже довольно скоро, но точно сказать трудно, — ответил Какаши, мягко улыбаясь в ответ. — Хочешь потренироваться со мной, пока я ещё не уехал? Кажется, у тебя ещё не совсем получается овладеть чакрой.
Мальчик недовольно фыркнул, но перемена темы разговора его всё же радовала.
— Кто вам сказал подобную глупость?
— Твои сенсеи, — безапелляционно отрезал Хатаке, скрещивая руки на груди.
— Это всё неправда! — запротестовал тот. — Я уже научился выпускать пламя и преобразовывать чакру в разряды молнии!
— Ну, тогда пойдём, ты мне это продемонстрируешь, — подозрительно прищуриваясь, проговорил Копирующий. Ему действительно стало легче: Кейтаро теперь многое знал и понимал — груз этой тайны наконец упал с его постаревших плеч.

***

Они направлялись на тренировочную площадку, когда мужчина почувствовал до боли знакомую чакру. Обеспокоенно глянув на мальчика, вышагивающего рядом с ним, он попытался продумать свои дальнейшие действия, но…
— Хм, давно не виделись, Какаши-сенсей, — хриплый прокуренный голос сделал демонстративный акцент на слове «сенсей».
Хатаке медленно обернулся и спрятал испуганного мальчишку у себя за спиной в неосознанном стремлении защитить его.
За эти девять лет, что он не видел Учиху Саске, тот невероятно изменился: из юноши, погрязшего в мести и ненависти, он превратился в мужчину с маниакальным, ужасающе бездонным взглядом чёрных глаз. Его рука уже сжимала катану, а губы были растянуты в улыбке, предвкушающей убийство.
— А я и не думал, что сегодня мне посчастливится убить коноховское отродье, — нарочито радостно проговорил он и, переведя взгляд на испуганного ребёнка за спиной мужчины, добавил: — Хм, даже два коноховских отродья.
Из гущи леса показалась ещё одна фигура, принадлежавшая темноволосой девушке, что увлечённо читала какой-то свиток и, казалось бы, не замечала ничего вокруг. Она была весьма привлекательной, а по одежде и красивым мускулистым рукам можно было бы догадаться, что она являлась куноичи. У Хатаке моментально появилось назойливое ощущение того, что где-то он её уже встречал, но вот где и при каких обстоятельствах, вспомнить так и не смог.
— Саске? Что ты делаешь? — удивлённо спросила девушка, отвлекаясь от своего свитка и переводя взгляд на Учиху, а затем на мужчину с ребёнком.
— Не мешай мне, Ренна. Иди развейся где-нибудь, у меня важное дело, — грубо прорычал наследник шарингана, жестом приказывая ей удалиться.
Воспользовавшись секундной отвлечённостью бывшего ученика, Хатаке метнулся в атаку, но Саске среагировал мгновенно, активируя сусаноо и откидывая бывшего наставника на несколько метров назад, из-за чего Какаши, сильно ударившись затылком о землю, на несколько секунд дезориентировался в пространстве.
— Сенсей! — вскрикнул Кейтаро, устремляясь на помощь наставнику.
— Кейто, беги! — раздался оглушительный крик Хатаке, повлёкший за собой молниеносный взгляд Учихи в сторону пацана, что страхом парализовал Кейтаро.
В принципе, Саске было всё равно, с кого начинать: с бывшего учителя или же с мальчишки; жизни и того, и другого для него были лишь мизерной платой Конохи за уничтожение некогда могущественного клана Учиха, поэтому их кровь не могла утолить его жажду мести в полной мере.
Юнец лишь инстинктивно выставил вперёд руку, когда темноволосый демон, с умопомрачительной скоростью оказавшийся подле него, вскинул заточенное лезвие катаны над его головой и, недолго думая, направил вниз. Кейтаро оступился и повалился на землю, невольно продлевая себе этим жизнь, а после неосознанно открыл рот в немом крике. Его глаза безотрывно наблюдали за блестящим остриём орудия, что, не зная пощады, приближалось к нему, когда поляну оглушил отчаянный женский крик:
— Саске, нет!
И катана остановилась. Остановилась в каких-то миллиметрах от дрожащего детского тельца, но вовсе не из-за вопля обезумевшей от страха девушки. Нет, причина была в другом.
Кейтаро и сам не понимал, почему мир вокруг настолько изменился. Всё стало намного чётче и двигалось будто бы в замедленной съёмке, позволяя уловить даже такую молниеносную атаку, как у этого сумасшедшего шиноби. А Саске… Саске впервые в жизни был полностью обескуражен тем, что на него сейчас взирали… шаринганы?
Да как же вообще могло получиться так, что у этого мальца имелся шаринган?!
Юнец, воспользовавшись временной заминкой мужчины, поспешно отполз на несколько метров назад и бросился наутёк, на что Учиха без промедления рванул за ним с целью разобраться во всём до конца: оставлять свои вопросы без ответов он откровенно не любил.
Погоня длилась недолго: каким бы ни был быстрым мальчишка, он, конечно же, уступал наследнику шарингана по многим параметрам, в том числе и в скорости, поэтому спустя всего лишь несколько минут он был безжалостно повален на землю и придавлен тяжёлым телом мстителя.
— Говори, малец, откуда у тебя эти глаза? — невероятная угроза в голосе заставила мальчика испугаться ещё больше, а хрупкое тело задрожать в конвульсиях крупной дрожи. Он всхлипнул, из глаз непрошеными потоками полились слёзы, а его голосовые связки словно порвались, принося ему невыносимую боль в горле.
— Говори: чьи это глаза и кто тебе их пересадил, щенок? — Ярость с каждой секундой брала верх над разумом, и Саске приставил кунай к нежной коже шеи ребёнка, насильно выбивая из того признание, но… Точный и сильный удар в правый бок высвободил Кейтаро из захвата, предоставляя тому возможность спастись.
— Беги, Кейто! — остервенело проорал Хатаке, придавливая тело нукенина всем своим весом.
На сей раз мальчик, не задумываясь, бросился бежать, попутно роняя огромные капли слёз на сухую пожелтевшую траву.
В скулу Какаши незамедлительно последовал сильнейший удар, отчего он перекатился на землю, вновь освобождая «последнего» из клана Учиха.
— Ему не пересаживали глаза, Саске, — тяжело дыша, проговорил Какаши. — Он твой…
Но конца фразы Саске уже не услышал: острая игла с каким-то холодящим содержимым вонзилась в его сонную артерию, и он моментально отключился, мешком рухнув на землю. Позади стояла спутница Учихи с ненужным уже шприцем в дрожащей руке.
— Спасибо, Какаши-сан, что отвлекли его. Я уж думала, что провалю эту миссию, — произнесла куноичи, проворно связывая руки нукенина за спиной и надевая браслеты, поглощающие чакру. — Меня зовут Акаде Ренна, тайный агент Конохи. Приятно познакомиться…
Утверждено Weird
Decoysie
Фанфик опубликован 06 Августа 2012 года в 15:03 пользователем Decoysie.
За это время его прочитали 2395 раз и оставили 3 комментария.
0
ROSARIO) добавил(а) этот комментарий 07 Августа 2012 в 00:04 #1
ROSARIO)
Здравствуйте, дорогой многоуважаемый автор! В первую очередь, я хочу Вас поблагодарить за то, что Вы создаете такую роботу, сюжет которой для меня является настоящим глотком пробуждающей воды, что дарует энергию эмоций сердцу, воображению, жаждущему почувствовать дуновение свежего ветра душевных порывов.
Я постараюсь максимально четко описать то, что я чувствовала при прочтении работы.
Прошу прощения за то, что не оценила ее вовремя. Начнем сначала. Если сказать, что пролог заинтересовал – значит, ничего не сказать, потому что он меня заинтриговал не на шутку. Ничего подобного я не встречала, а особенно меня впечатлил тот факт, что перед Саске и Наруто, оказывается, стоит сам их внук. Это был как гром среди ясного неба – но это в хорошем смысле, потому что я не перестаю радоваться Вашей занимательной интереснейшей задумке. Восьмой Хокаге – Райдон прибыл из будущего – это уже передает масштабы сюжета, идеи, но то, что он собирается создавать новый мир, в котором все будет по-другому, меняет все представления о вообще возможных изменениях в мире шиноби. Сложно принимать такой крутой поворот событий и нового мировоззрения, что собирается воплотить в жизнь внук таких сильных неповторимых шиноби, как Наруто и Саске. Тот факт, что Райдон является их внуком, говорит о долгой и безумно увлекательной истории, что предшествовала всему, и в этом кроется грандиозная задумка, переворот. То, как Саске поступил с родным домом – Конохой просто ужасает, вселяет болезненное осознание полного поглощения его сердца тьмой. Ненависть жителей деревни вполне понятна. Это словно получить удар от родного человека прямо в сердце... это нападение просто стерло последние надежды. Но то, что Саске сделал с Сакурой, отомстив и ей, любящей его всей душой, сполна, меня просто глубоко и болезненно задело, ранило просто отравленной стрелой. Она бы никогда не могла подумать, что Саске это совершит, так растопчет ее душу! Сложно даже представить, что чувствовала в тот миг Сакура – словно весь мир, вся жизнь разбились вдребезги, а внутри образовалась дыра, пропускающая воздух, и чернота этой бездны опустошала душу, лишая мыслей и даже ощущения самой себя. Боль ее сердца - неумолима и безмерна. Хорошо, что со временем она смогла хоть чуточку прийти в себя, найти в себе свою же нежность, материнскую любовь. Тут много душевных драм: Сакуры, Какаши и других, потому что нападение Саске потянуло за собой цепочку саморазрушения других судеб, которые не имеют никакой вины. Очень больно от того, что Кейтаро должен расплачиваться не за свои деяния, и его печаль до боли в сердце ощутима. Я рада, что Какаши смог ему обо всем сказать, ведь он все поймет. Когда Саске намеревался убить этого маленького мальчика, своего же сына, пусть и не зная об этом, у меня сердце с болью сжималось. То, что Саске собирался их убить, расправится с ними, меня очень глубоко поразило, я даже со страхом понимала, насколько месть и тьма изменили Саске, и отчаянно пыталась уловить в его ауре хоть лучик света. Я не могу не переживать и за его отравленную мраком судьбу. Все еще надеюсь, что свет в его душе есть, что Сакура простит.…Но мы все понимаем, на какие адские мучения он обрек ее, и своего сына, который должен скрывать себя, не видится с родной матерью, потому что месть свершилась. Радует то, что хоть Наруто обрел свое счастье рядом с Хинатой, которая, несомненно, достойна его любящего Сердца.
Данная глава заинтриговала меня! Оказывается, Ренна выполняла свое задание. Столько вопросов: что же будет теперь с ними, с Саске? Мы сразу же окунулись в неудержимый водоворот событий, полных горькой жизненной правды. А события пролога стеной возвышаются за спинами текущих эпизодов, не давая напряжению ни на минуту спадать, и усиливая давление интриги, но это прекрасно.
Не буду искать недочеты. Меня тронули сюжет, чувства, сама работа очень хорошая!
Я желаю Вам удачи и вдохновения!
С уважением, ROSARIO)
Сказать спасибо за комментарий
0
Decoysie добавил(а) этот комментарий 07 Августа 2012 в 00:37 #2
Спасибо Rosario, за столь волнующий комментарий. Признаюсь честно, получая критику в свой адрес, я засомневалась потяну ли я свою же собственную задумку, но вы так правильно прочувствовали всё то, что я хотела донести, что ощутила я какой-то новый порыв вдохновения. Спасибо Вам большое!!!
Сказать спасибо за комментарий
0
ROSARIO) добавил(а) этот комментарий 07 Августа 2012 в 14:58 #3
ROSARIO)
Decoysie, спасибо Вам большое за эти прекрасные слова! Мне несказанно приятно осознавать, что я могу поддерживать Вас! Спасибо
Сказать спасибо за комментарий