Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

По кругу

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
По кругу
На грани реального.

Существует легенда о боге, исполнявшего желания людей. В прошлом его сила была безмерной, ибо желание любое он мог исполнить. Потому во многих селениях стоял храм сему ками. Вот только остальные божества испугались подобной силы и прокляли его, чтобы больше молитвы народа Ямато не укрепляли власть низкородного бога.
И люди, приходившие за желаемым, отреклись от ками, творящего чудеса. Ведь, получив желаемое, человек терял намного больше, нежели мечтал. Поэтому, затаив злобу на бога, не умевшего правильно исполнить желания, люди уничтожили практически все храмы и приравняли его к демону, прозвав Йоку-но-они. История позабыла настоящее имя сего божества, и даже в «Кодзики» не упомянуто оно.
Столь печальна судьба того, кто одним своим словом мог изменить мир человека.
И легенда гласит, что во времена, когда люди палили храмы Йоку-но-они, горы Никко утаили между собой последний храм, в котором спряталась душа умирающего бога. Считается, что если найти среди опасных лесов и неприступных гор деревянный храм, то можешь пожелать все что угодно. Вот только существует одно предупреждение, о котором не стоит забывать: «Будь осторожен с желаниями, ведь они имеют свойство исполниться».


И вот, стоя на коленях перед маленьким, потрепанным дождем и ветром храмом Йоку-но-они, я произнес единственное, чего желал в тот миг: «Верни время вспять». И капли дождя, падавшие на скалы, окружившие хранилище души ками, были тому подтверждением.
Не зря лучи солнца спрятались за тучами, ведь недостоин проклятый бог узреть дар богини Аматэрасу – свет. Так менялся мир от одного появления Йоку-но-они.

1. За месяц до происшествия.

- Еще с юных лет Учиха Саске отличался сообразительностью и способностью вести сложные дела. Уже с начальной школы Фугаку Учиха прислушивался к словам младшего сына, и совсем не зря. Благодаря подсказкам юного Саске было раскрыто не менее семи дел, за которые даже самые опытные офицеры не решались браться. И пусть юноша выбрал совсем другой путь, нежели ему пророчили, даже в бизнесе младший сын Фугаку проявил талант наследника старинного клана Учиха. Невзирая на многочисленные испытания судьбы, Учиха Саске поднялся на высоты, не виданные для двадцатисемилетнего мужчины. И кто бы мог подумать, что мальчишке, которому пришлось пережить смерть родителей, а после и старшего брата, юноше, сражавшемуся за право первенства в клане, удалось стать одним из самых влиятельных людей Японии, да что там – мира…
Жестикуляция, произношения, мимика… Суйгецу читал отрывок из статьи так, словно декламирует обращения императора к народу. А это всего лишь очередная статья, без особого смысла и с заезженными фразами «гений-мальчик», «сын капитана полиции превратился в одного из самых влиятельных людей мира», «история Учихи Саске» и так далее и тому подобное. Японские журналисты не особо отличались фантазией, даже западные ЗМИ, и то оказались более изобретательными – от «японской мечты» и до «восхождения нового императора японского бизнеса».
Хм, но все они были столь глупы или настолько наивны, приписывая мне очередные гениальности. Ошибка, сделанная мною двадцать один год назад, дала подобные последствия. Как компенсация за смерть Итачи. Ведь тогда, стоя перед Йоку-но-они, я мешкался между двумя желаниями: воскресить семью и вернуть время вспять. Если первое граничило с безумием, то второе хоть как-то объяснялось логикой. Ведь если бы вернулись к жизни давно умершие, ни мир, ни Япония, ни даже родители не смогли бы принять сей факт, да и те знакомые, погибшие во время поисков Йоку-но-они, не воскресли бы… Вспомнить о них тогда было ошибкой, никто не был застрахован от смерти, да и знали они, на что шли… Но все же…
Саске-кун…
Мотнув головой, я вернулся снова в свой кабинет, в котором Суйгецу вовсю зачитывал самые нелепые отрывки.
- Они даже одноклассников спрашивали о тебе. Представь, кто-то рассказал, что тебе нравились девушки с длинными волосами, именно поэтому практически все девчонки пытались отрастить волосы. Не забавно ли? – Скорее глупо, но Хозуки посчитал это интересным и начал комментировать каждое написанное слово, попутно проверяя, правда ли это. – Теперь понятно, почему все твои барышни были не только длинноногими, но и имели длинные волосы. Фетиш, нэ?
Именно в такие моменты мне особенно хотелось врезать Суйгецу, но каждый раз приходилось сдерживаться. Он мне еще пригодится, ведь в той, другой реальности, когда у меня все рушилось, сей балбес один из немногих был рядом.
- Кстати, ты не говорил мне, что учился вместе с Харуно Сакурой, – с нотками обиды заявил Хозуки. – Почему я узнаю последним о твоих знакомствах с одним из лучших медиков страны? А ведь когда я болел, ты даже не заикнулся о ней. – Все, придурок начал старую песенку опять. Неужели только Карин может заткнуть вечного балабола? Ибо мне пока это не удалось.
- Мы учились в младшей школе, вряд ли она меня помнит, – откинувшись на кресло, ответил я на поток обвинений в свою сторону.
- Оправдываешься? – с некой долей фарса не умолкал придурок. – Если бы она тебя забыла, вряд ли написала это. Да и ты помнишь её.
Честно говоря, было плевать на подколки друга, ведь я не надеялся услышать нечто особенное от этой Сакуры, ибо маленькой девчонке не открылась дверь в мою жизнь. Она видела лишь тени, как и все, впрочем.
Но произнесенные Суйгецу слова напомнили мне о прошлом, в котором медик, укутавшись в простыню, прошептала, глядя на утреннее солнце сквозь окно:
- В его (твоем) взгляде за пеленой неприглядной пустоты скрывается не ребенок, оказавшись один на один с миром, а мужчина, способный прожить без кого-то либо.
Именно поэтому ты закрылся от всего мира, чтобы остаться в одиночестве, ибо заводить связи так мучительно.
Услышать в голове отголоски – даже не прошлого, ведь здесь, в мире без Итачи, ничего подобного не произошло... Не стоит продолжать эту мысль. Потому что все, нашептанное подсознанием, – фантом, о котором не стоит вспоминать. Ведь она не была той причиной, по которой я вернул время вспять. Без неё жить легче, и нечего здесь менять.
Гоня непонятные смятения прочь, я взглянул на календарь: осталось меньше месяца до того случая.

2. За две недели до происшествия.

В надежде, что за последние полчаса, пока я был в душе, не было телефонных звонков, включил автоответчик. Все же привычка, выработанная годами, была сильнее усталости.
- Четыре голосовых сообщения. – Здравый разум, не особо верящий в ценность информации, посоветовал не отвлекаться от дел – просмотра цен на акции.
- Саске… ну возьми же трубку, я ску-у-у-у-учаю, – слащавый голос был настолько противен, что хотелось просто забыть о происхождении девицы и уничтожить одним махом. Но связи с её отцом заставляют пока просто молчать и ничего не предпринимать. – Учиха, почему это на Хану у тебя хватает времени, а мне даже ни разу не ответишь, ну Са-а-аске. – Второе сообщение было не менее «информативное», особенно часть о младшей сестре, у которой хотя бы есть мозги, чтобы работать. О том, что наши компании заключили сделку, этой дуре не хватило извилин подумать. – Саске, я ради тебя отказалась от предложение Джоша, а ты ведь знаешь, как он ко мне относится! – Знаю, твои исповеди по телефону действительно нечто… ужасное. – Учиха, черт тебя дери! С меня хватит, вали к черту – к своим длинноволосым шлюхам. – Кажется, не только Суйгецу читает желтую прессу.
В ожидание того, что и следующие сообщение будет от одной, как высказался не так давно Хозуки, длинноногой, поднял смартфон, чтобы отключить автоответчик… Но вместо искренних извинений от Миры я услышал голос одного балаболы:
- Не забудь включить HNK в 21:30. Целый час они будут говорить только о тебе, не пропусти, твой вечно обо всем напоминающий друг.
Среди лишнего иногда попадается что-то важное. Все же решение разорвать все связи с прошлым было не таким уж и плохим ходом. Хотя кое-что не изменилось. Вместо вечно названивавшего Наруто я выслушиваю Хозуки.
Кинув слегка влажное полотенце на столик – чистота и порядок меня мало интересовали, – я включил новости. И заголовок сразу же осветил содержание программы: «Пророчества от Учихи Саске». Издевательство над христианством уж слишком глубоко въелось телевизионщикам, словно они видели собственными глазами, как иезуиты уничтожили синтоистские святыни.
- Вас никогда не интересовало, почему обычный мальчик, – в зале послышался смех, – ах да, простите, Учиха Саске совсем не простой человек, – одна из ведущих явно косила под американский стандарт, плоские шутки просто ужасно сочетались с безвкусной манерой речи, словно уважительный стиль она выучила прям перед эфиром, ибо ошибки делала элементарные. – А ведь ответ лежит совсем на видном месте. – Ужасная пародия на интригу, ведь название само за себя говорит. – Да, – слишком театрально, – Учиха Саске умеет предвидеть будущее. Разве не это объясняет феноменальные ходы бизнесмена: падения акций на бирже, новые пути вложения капитала и так далее.
- Говорят, что некоторые предприниматели спрашивали советов у Учихи, – продолжила вести беседу какая-то гостья.
В конечном счете все их разговоры свелись ко одному: я – пророк. Где-то под конец мне не хватило терпения, поэтому без угрызения совести выключил телевизор, оставив дебаты в самом разгаре. Что ж, глупость вышла на новый уровень. Хотя в это есть и моя вина – не стоило так быстро поднимать свое дело. Но память о том, как отцовские приятели строили за его спиной козни, а «товарищи» так и норовили ударить сзади… Несознательно я, помня события той Вселенной, исправлял ошибки.
Не в гениальности заключался мой талант и далеко не в предвидении будущего. Я всего лишь помнил то, что произошло со мной когда-то. То есть Йоку-но-они отправил меня в прошлое с моими воспоминаниями. Некий бонус или же проклятие. Ведь я прекрасно понимаю, что Итачи умер из-за моего эгоистичного желания вернуть семью. Вернуть удалось, но удержать – нет. Вместо того чтобы умереть во время несчастного случая в Корее, родители задохнулись газом, пока я был в путешествии с классом, а после Итачи разбился на самолете, когда летел на похороны с Австралии. Нелепая смерть и воспоминания о том, другом брате, который всегда поддерживал, были одними из самых страшных мучений.
Откинувшись на спинку дивана, я устремил взгляд на столик, на котором все еще лежало полотенце. И все же я поднял его и вынес в ванную, ибо в гостиной ему не место. Раньше раскиданные вещи ставила на места Сакура… Не раньше – в другой реальности. Наверное, я просто еще не привык. Ничего, обойдусь без неё или кого-либо, как и всегда, впрочем.
На смартфоне высветилось имя, а сбоку совсем мелким шрифтом было указано время. До инцидента оставалось ровно две недели.

3. За несколько дней до происшествия.

- Знаешь, это совсем не круто – оставаться одиноким. – Наверное, из-за того, что уходящая девушка была не так давно моим товарищем в одиночестве, я выслушал её прощальную речь. – Не подпускаешь никого к себе ближе вытянутой руки, даже тех, кто оказался в твоей постели. Девушки от тебя уходят не потому, что ты неправильный или какой-то особенный, просто… – закончив поправлять прическу возле зеркала, она обернулась ко мне. – Просто они не хотят быть заменой, тенью в твоем гордом одиночестве. Прости, – знакомая прикоснулась ладонью к моей щеке, словно пыталась что-то открыть для себя, как будто была старшей сестрой или матерью, пытавшейся найти правду. – Но и мне не хватило сил быть одинокой. Если я сейчас уйду, ты не побежишь за мной, даже не попытаешься остановить, просто развернешься и уйдешь.
Одна из немногих, кто осмелился сказать подобное мне в лицо, она приблизилась к моему уху, чтобы прошептать последнее предложение. И начала она его с имени, о котором я долгое время не вспоминал.
- Каждый раз ты шептал её имя, – немного отодвинувшись, знакомая грустно улыбнулась. – Я хочу пожелать тебе счастья, Учиха Саске. Найди его и не отпускай, иначе умрешь в этой тьме, – и пусть уже светало, но Кана видела лишь темные тоны комнаты.
На прощание она прикоснулась к моим губам, словно запечатала какое-то заклинание, а после ушла. И, как девушка и предполагала, я не пошел за ней. Хотя по вздрагивающим плечикам было видно, что она до последнего надеялась… Мне хотелось быть с ней честным, не лгать, что все изменится или станет лучше. Я не хотел ничего менять в своей жизни, и родное мне одиночество было куда приятней суеты с противоположным полом.
И пусть что-то все же витало призраком над моей жизнью, но и оно скоро исчезнет. Возможно, навсегда. Ведь до того случая осталось ровно неделя.

- Саске, ну ты же не робот, хватит сидеть в офисе, так и поседеешь за этим креслом.
В той реальности этими словами все и началось – решение согласиться на предложение товарищей пойти на поиски мифического Йоку-но-они, который оказался довольно-таки реальным. Тогда я пошел просто за компанию, ведь Итачи находился в Китае, а Сакура с Наруто как малые дети крутились возле и предлагали немного отдохнуть от городской суеты.
- Нет, – подписав очередные бумаги, ответил я Хозуки. – Не сейчас.
И с этого момента моя судьба изменилась. Ведь что бы ты ни пожелал у демона, он заберет намного больше. Если и в этом мире несколько идиотов пойдут на поиски легкого счастья, то в сей раз происходящее не мои проблемы. Все, что мог для них, я уже сделал в детстве – разорвал любые связи. И это принесло свои плоды. Харуно, не зацикленная на Саске-куне, смогла достичь еще больших высот, Наруто нашел другого компаньона из семьи Сабаку. Остальные… наверное, тоже неплохо живут. Ведь Хозуки в прошлом году так рекламировал мне мангу некого Сая и пускал слюнки на фото модели Ино Яманако.
- Как знаешь, – вздохнул Суйгецу и забрал документы прочь.
Стоит ли переживать за тех, кто давно тебя позабыл? И несколько строчек в журнале ничего не значат.
До инцидента осталось три дня. И если они действительно пойдут на поиски храма, то их тела найдут приблизительно через шесть-семь дней.
Не будьте такими глупыми, особенно ты, Сакура, ведь в школе ты была одной из лучшей в теории. По крайне мере в той реальности, в которой я тебя подпустил к себе.

4. В день инцидента.

- Итак, готов ли ты явиться перед самыми влиятельными людьми Японии без сопровождающего? – Суйгецу снова пытался подсунуть какую-то девицу для вида, чтобы обезопасить меня от атак незамужних дам. – Все же не вовремя ты расстался с Каной, с ней хотя бы выйти не стыдно…
И так далее и тому подобное. Иногда мне кажется, что Хозуки моя расплата за прошлые грехи. Он не только лез во все дела компании и моего холодильника, но и пытался устроить всем подряд личную жизнь, мне в том числе.
- Если ты позвонил только из-за этого, я отключаюсь, – так как на несколько секунд повисла тишина, я действительно подумал, что разговор окончен. Но как только было принято решение снять наушник, Суйгецу подал голос:
- Ну есть еще кое-что, нам поступило анонимное предупреждение о том, что в твою машину подложили взрывчатку.
- Через двести метров поверните направо, – сообщил GPS-навигатор.
И пусть этот придурок пытался говорить безразлично, все равно проскользнули нотки переживания.
- Очередной ложный звонок, – вздохнув, я повернул на светофоре, прежде чем выехать на трассу.
- Возможно, но машину стоит проверить, – послышалось с того конца. – Ведь раз на раз не приходится.
Столь нежные переживания всегда вызывали ухмылку, ведь в подобные моменты сразу в памяти проскальзывает Хозуки в кухонном фартуке, готовящий рис. После того я зарекся не болеть, ибо созерцать подобную картину еще раз опасно для жизни. Умереть от смеха далеко не лучшая перспектива.
- Эй, почему ты замолчал! – послышались ворчания из наушника. – Или тебя уже разорвало на сотни кусочков? Слышишь, у меня нет желания находить то сям, то там части твоего тела!
Совсем случайно в голове всплыла картина, как Хозуки в фартуке собирает меня по частичках... Что ж, довольно забавное зрелище.
- Хорошо, до связи, – а после, не услышав прощания заботливого друга, я вынул наушник.
Наверное, в такие моменты я благодарен Ками за этого балабола, ведь иногда он может отвлечь меня от других проблем.
Например от прошлого, которое сегодня должно вновь встретиться с кучкой идиотов в Никко.
- Езжайте прямо, – в очередной раз сообщил электронный голос.

Саске-кун… поехали, тебе стоит отдохнуть, я уже получила разрешение от Хозуки-сана. Будет весело.

- Через сто метров сверните налево.

Тэмэ, ну сколько можно тебя уговаривать. Неужели тебе совсем не интересно, существует ли этот храм Йоку-но-они?

- Триста метров езжайте прямо.
Лишь спустя пятнадцать секунд я понял, что потянулся к телефону в поисках контактов, которых у меня просто не может быть. Память о той реальности снова всплыла, но странный порыв спасти друзей быстро прошел, ведь теперь мы лишь незнакомцы друг другу. Даже если бы я чудом нашел их номера, при разговоре что бы сказал?
Сай, тебя укусит змея и ты умрешь на глазах у всех? Или, Ино, ты свернешь себе голову, когда будешь подниматься по скалам! Эй, Наруто, а тебя раздавит камнями, когда ты будешь спасать Хинату. Хьюга, а ты вообще потеряешься. Харуно, практически у цели тебе суждено умереть, прикрыв меня собой. А ко всему прочему, мы потерялись в лесу и не могли найти выход. Нелепо, так ведь?
Кинув смартфон на сиденье, я снова глянул на экран. В голосе само собой всплыли слова Сакуры: «Посмотри, сумма чисел моего номера равны твоему, правда, классно, Саске-кун? Я специально искала такой». Вряд ли у неё тот же номер, как и у Наруто с Саем в первом варианте реальности.
Пора отпустить прошлое, не стоит тревожиться о том, что тебя не касается. Ведь эту противную связь я уничтожил еще двадцать один год назад, в начальной школе…
Но память о Вселенной до Йоку-но-они глубоко засела во мне, и почему-то именно сейчас… Ксо.
Нажав на газ, я попытался в очередной раз забыть о несуществующей – теперь несуществующей – дружбе.
Сегодня я раз и навсегда разорву эти чертовые нити, связывающие нас.
- Поверните через сто метров направо.

5. Несколько дней спустя после инцидента.

Очнулся я с чугунной головой. И в первую очередь меня интересовало: где я и что случилось, какое сегодня число и, черт побери, почему мне так трудно двигаться.
- Саске-сан, вам не стоит сейчас делать резкие движения, – возле меня появилось странное пятно, говорящее женским голосом. – Вы помните, что с вами случилось?
- Я… – голос звучал хрипло, боль в горле мешала говорить.
- Вы попали в дорожное происшествие и сейчас находитесь в больнице. Скоро подойдет врач и все вам объяснит.
Голос девушки заставил тело напрячься, но картинка постепенно начинала набирать четкости, и я на некоторое время забыл о людях в халатах. Какое происшествие? Почему мне так тяжело двигаться и какое сегодня число?!
Где-то через две минуты в палату кто-то вошел, судя по аромату духов, это явно была женщина.
- Учиха-сан, – до боли знакомый голос заставил меня резко открыть глаза.
Да, я не ошибся – передо мной стояла Харуно Сакура собственной персоной. Неужели все обошлось, или день еще не закончился?
- Вам крупно повезло, что вы нарушили правила езды за рулем. Если бы вы были пристегнуты к сиденью, кто-то бы долго собирал ваши обгоревшие части тела.
- Что случилось? – едва слышно прошептал я, надеюсь, она услышала.
На лице медика появилась тень улыбки, словно что-то хорошее случилось, очень хорошее, но последующие слова заставили засомневаться, что я видел именно радость.
- Вы попали в ДТП, и в результате столкновения вас в прямом смысле выкинуло из машины. Несколько дней назад вы были оперированы и скоро должны пойти на поправку. Наверное, вы действительно счастливчик, – подумала в голос Харуно. – Такое показывают только в фильмах.
В фильмах… Я хотел было спросить о храме, как в палату ворвался Хозуки и начал истерить. Отношения с Карин явно не шли ему на пользу. Всю свою гордость, а заодно и характер продал за возможность находиться возле стервы…
Хотя какое мне дело до Сакуры, пошла ли она в путешествие или же осталась лечить меня. По факту никакого. Но нечто, спрятанное в самый дальний угол души, напомнило о себе: облегчение – она жива, и, возможно, другие тоже.
Ведь, со слов Суйгецу, происшествие произошло пять дней назад. А значит, мертвая Харуно никак не могла меня оперировать.
Прошло несколько дней с того момента, как Судьба во второй раз изменила свое направление, и не только для меня.

6. Две недели после происшествия.

Пусть никто не знает, но мир изменился. Несколько людей оказались умнее, и некоторым семьям не придется оплакивать умерших детей. Теперь все будет не как прежде. И знания о возможном будущем исчерпались. Нет, просто жить без слов «происшествие», «инцидент», «случай» было в новинку для меня. Улыбающаяся Харуно каждый день подтверждала эту новую истину. И пусть эта Сакура так не похожа на ту, что была рядом со мной, но мне все равно было спокойно, как когда-то очень давно. Хотя здесь и сейчас она живет не ради меня... Странно это осознавать. Даже аромат духов в этой Вселенной у нее другой, а ведь не так давно я вспомнил, что еще в средней школе Харуно кардинально изменилась… и даже тогда ради меня. Мне не нравился сладкий запах духов – она начала использовать резкие, не нравилась какая-то вещь – и Сакура больше не надевала её, говорил, что раздражает – затихала. Но стоящая передо мною девушка была совсем другой – уверенной в себе, не уничтожена чужим влиянием.
Наверное, по этому мое эго действительно скучает. Кем-то владеть – не только телом, но и душой – чертовски приятно, словно ты дайме, которому беспрекословно подчиняются. И, самое заманчивое, как бы сильно я ни ранил – она не только не отворачивалась, но и была способна любить за двоих.
Возможно, из-за этой детской любви я и поблагодарил её в сей реальности и уничтожил самое светлое чувство девчонки еще в начальной школе, когда не было поздно. Она не связала себя окончательно и смогла выпутаться из собственной ловушки.
А вот мое одиночество за несколько дней начала давить жаба. Вот только ничего необдуманного не стоит делать. Ведь я уже давно осознал, что нельзя вернуть то, от чего сам же и отказался. Зачем искать дороги в прошлое, которые так долго забывал?
Такие раздражительные мысли портили равновесие, достигавшееся годами. Ни одна секунда любопытства не стоит того, что я пережил. Я отказался от всего, и не стоит поступать эгоистично только из-за возникшего желания удостовериться, что все поменялось.
Неизвестная на первый взгляд девушка, да и на второй тоже, постепенно становилась знакомой. Речь, фразы, взгляды… все шло к такому знакомому концу. Слишком свежа память о смерти Сакуры, чтобы снова возвращаться в никуда. Зачем она мне? Ведь в первые двадцать лет мне прекрасно жилось без нее. Я в этом уверен. Поэтому просто не стоит…
И, закрыв последнюю сумку с вещами, я обернулся и глянул на Хозуки.
- Ты так медленно собирался, что я уже подумал, что тебе совсем не хочется покидать сие здание, – снова берет на понт. – Признайся, здесь красивые медсестры, кого-то заприметил?
И мой друг услышал бы много чего грубого, если бы в палату не вошла Харуно.
- Хозуки-сан…

получила разрешение от Хозуки-сана…

И что бы я себе ни рисовал в душе, картина смерти девушки снова и снова всплывала в голове. И не мудрено, я ведь виновен в её гибели. Если бы тогда я отказался… если бы она…
- Учиха, с тобой точно все хорошо? Смотришь в одну точку, – пощелкал перед глазами Суйгецу.
- Все хорошо, – небрежно ответил я, а после взял сумку на плечо и, не слушая протестов знакомого, пошел к машине.
Я так и не поблагодарил Сакуру за лечение… ни разу. Хм, хотя зачем благодарить, сумма, перечисленная на счет больницы, – самая лучшая благодарность.
- И после этого только скажи, что она тебя не заинтересовала. – Как этот балбес дошел до такого умозаключения, боюсь даже представить. Но лучше промолчать, ведь какими аргументами бы я ни раскидывался, он скажет: «Отнекиваешься – значит, я угадал».
- Молчишь? Значит, я угадал! – сев на пассажирское сиденье, я глянул на маленький кусок зеркала, в которое смотрел Хозуки. Вот о какой силе я когда-то и мечтал, так это о способности уничтожать взглядом. Хотя и молчанку знакомый интерпретировал иначе. – И не убьешь ты меня взглядом, уж слишком я стойкий. Если хочешь, могу выслать ей приглашение на твой день рождения, как благодарность за лечение.
- Поехали.
Я попытался сказать все безразличным тоном, ибо если Суйгецу почувствует мой гнев, то точно назло пригласит Харуно. Конечно, из благих побуждений.

7. Месяц после происшествия.

Наверное, мой милый друг действительно захотел остаться без головы. Ибо шутка пригласить Сакуру на празднование моего дня рождения быстро переросла в настоящий план. И только разум, что иногда проявлялся в Суйгецу, спас его от неминуемой гибели – терять компаньона в бизнесе довольно-таки неприятное дело.
В попытке сделать все идеально Хозуки просчитался, и я в очередной раз ранил глупую Сакуру. И пусть в этом мире она сильнее, но даже я заметил, как изменилось-исказилось лицо медика на мою колкость. И вот нужно было моему эго проснуться от фразы: «Не ожидала, что Вы меня пригласите. Но когда Хозуки-сан…». Наверное, произнесенное имя Суйгецу ее голосом автоматически запускало в голове кадры с гибелью девушки. Я даже не заметил, когда успел хмыкнуть и обыденным тоном произнести: «Вас пригласил не я, а тот идиот, – показывая бокалом на знакомого с Карин. – Надеюсь, Вы насладитесь вечером, ибо действительно спасли мне жизнь. За это стоит отблагодарить».
Жестоко? Бесспорно. Но то, что Харуно хватило несколько недель, чтобы практически разрушить прочный фундамент, залитый двадцать один… нет, двадцать два года назад?.. Неужели она настолько наивна, что попадается в одну и ту же ловушку дважды? Ведь больше мне не интересна глупышка с короткими волосами.
И не прав Суйгецу насчет того, что я целый вечер не отводил взгляда от ученицы Цунаде. Ну попала она пару-тройку раз в поле зрения, не более. А этот всевидящий балбес уже придумал целую историю любви.
И как бы ни убеждал меня вышеупомянутый дурак, мне нравится такая жизнь без лишнего шума, который постоянно создавали Наруто и Сакура.
Ведь это то, чего я хотел, загадывая желание перед Йоку-но-они. Вернуться назад, когда можно все исправить не только для отца и матери, но и спасти нескольких идиотов, связавших неосторожно свою жизнь со мной.
И пусть мир обыграл меня, оставив с носом. Но… я не буду жалеть – незачем. Ведь это построенная мною реальность, и только я несу за нее ответственность своими поступками.
- Эх, спина в последнее время болит, – жаловался на очередную болячку Хозуки. – Пора сходить в больницу. Кстати, – словно случайно перевел тему. – Ты знал, что на той вечеринке твоя одноклассница нашла себе парня? Помнишь такого себе Ли из компании «Коноха»?
Притвориться, что вошедшего в кабинет человека не существует, а после обсудить бизнес-план – вот моя стратегия. Знакомый, что-то заметив, ехидно улыбнулся, а после, словно ничего не говорил, перевел тему.
И мне все равно не важно, что там с Харуно. Я создал свой мир, в котором мне уютно. И большего мне не надо.

8. Два месяца после инцидента.

Буддийское возмездие опять настигло меня. После смерти Итачи я пообещал себе никогда не связываться с тем, что привело меня к Йоку-но-они. Но надо же было мне встреться с Наруто, который за все это время не изменился. И речь идет не о воспоминаниях о младшей школе, а о той, совсем теперь чужой, реальности. Такой же… только живой. И было бы не все так печально, если бы с ним не вошла и Сакура. На дне рождения Карин, которая оказалась недалекой родственницей школьного друга, мне пришлось встретиться с двумя призраками прошлого. Наруто, считавшего меня другом даже спустя столько лет, и Сакурой, которой недавно все же удалось «расстаться» с Роком. Да, когда Суйгецу говорил о любви между этими двумя, он явно преувеличивал. Неужели хотел вызвать мою ревность? Хах, когда я случайно (!) оказался возле места работы Харуно, то мне пришлось стать свидетелем того, как назойливый поклонник какой-то силы юности пытался пригласить уставшую девушку на прогулку. Посреди ночи. Да, и это мне приходило в голову, что Хозуки ненормальный... На удивление, есть кадры похлеще…
- О, Саске-сан, – медик окликнула меня, как только заметила. А я надеялся, уже начал надеяться, что хоть сегодня наши пути не пересекутся.
И мой компаньон, который, кстати, и пригласил Сакуру на праздник, оценив меня взглядом, возобновил разговор с Карин. И все же в этом мире он стал куда хитрее и ярым авантюристом, чтоб его.
- Я хотела Вас поблагодарить за той случай, – прошептала девушка, по голосу было сразу понятно, что ей неприятно вспоминать тот вечер. Почему-то я не удивлен. – Просто Ли бывает уж слишком…
- Надоедливым, – закончил вместо знакомой и проговорил слово уж слишком резко, ибо Сакура восприняла это за признак раздражения.
- Еще раз прошу прощения за тот случай. – Хоть Харуно и свойственно извиняться, но этот раз отличался от прошлых.
Я помнил девушку, становящейся едва ли не ангелом, до того как Наруто не выведет её из себя. Теперь же в её голосе звучала сила – и не из-за желания что-то мне доказать. Просто потому, что это стало неотъемлемой частью девушки. Наверное, это она переняла от Цунаде.
- Не стоит.
Харуно улыбнулась и, вспомнив что-то, продолжила разговор. Я не помню, о чем он был, скорее всего о школе. Но все мысли растерялись от той искренности на её лице. Такое я видел в последний раз, когда медик умирала... Тогда.
Я страстно желал в тот день вернуть все назад, создать идеальный мир для себя. Ведь это именно то, чего я хотел: собственный Рай с запахом Ада... Но среди тьмы отчаяния, которую я так по-глупому выпросил у Йоку-но-они, выросло дерево, даже в таком месте и при таких условиях... И девушка, носившая имя растения, отражалась в напитке, бокал с которым я держал.
Почему-то ехидная улыбка Хозуки, разговаривавшего в тот момент с Наруто, отозвалась во мне тревогой, обозначающей поражение. И не удивительно. Я вернулся к начальной точке. Вот только Итачи мне не вернуть. Возмездие за желание изменить судьбу столь же жестоко, как и сама мысль об этом. Мне вряд ли удастся выбраться из сети иронии. И поэтому решил поддержать разговор с Харуно, которая совсем скоро почувствует дежавю.
Словно когда-то ей приходилось вот так спокойно разговаривать с Учихой. Быть рядом, слышать его голос, поддерживать в сложную минуту и чувствовать, как замирает сердце после того, как он произносит её имя. И даже в Аду, где огонь превращает материю в пепел, может расцвести цветок или же дерево. И не это ли первый шаг к Раю, о котором так мечтал Учиха Саске?..
Утверждено kateF
kateF
Фанфик опубликован 31 октября 2014 года в 13:17 пользователем kateF.
За это время его прочитали 906 раз и оставили 0 комментариев.