Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Первородные. Глава 8

Первородные. Глава 8

Категория: Романтика
"Разница между жизнью, которой я хотела бы жить, и жизнью, к которой меня готовили, такая же огромная, как толстяк после шведского стола". («Звездные войны», принцесса Лейя)

Невеста… это слово эхом звучало в голове, гулко отдаваясь в висках. Краем глаза Гаара видел ошеломленные лица брата и сестры, но основное его внимание было приковано к сидящей на противоположном конце стола девушке. Которая сейчас изо всех сил старалась не смотреть на Кадзекаге. О чем она думает?
- Юкио-сан, - как можно тверже произнес повелитель песка. – Могу я увидеть этот договор?
Свиток незамедлительно перешел в руки Темари. Джая вскинула голову и наблюдала, как злосчастная бумажка передается Гааре. Юноша развернул документ и внимательно прочитал его содержание. Затем молча положил бумагу на стол.
- Гаара? – подала голос Темари.
Парень закрыл глаза и вздохнул:
- Это правда.
Казалось, сестре требовалось только это, чтобы устроить разборки:
- И что? – обрушила она свой гнев на Юкио. – Теперь вы заставите моего брата жениться?
- Темари-сан, - как ни в чем ни бывало ответил старейшина. – Договор был составлен не мной. Освободить от его выполнения может лишь смерть одной из сторон. Когда мы узнали, что деревня первородных была разрушена, то отмена соглашения не вызывала сомнений. После выяснилось, что тела принцесс так и не нашли. Тогда было решено приберечь документ до поры до времени. Сейчас это время настало.
- Да они же едва знакомы, как можно…
- Подождите, - негромкий голос с противоположной стороны стола заставил всех обернуться к юной принцессе.
Джая не сводила глаз с лежащей на столе бумаги:
- У нас есть еще два года, верно?
Юкио кивнул в подтверждение ее слов:
- Да, ваше высочество.
Девушка поморщилась. Напоминание о ее происхождении никогда еще не казалось ей таким неприятным. Но сейчас именно этим и нужно воспользоваться. Если придется.
- Тогда позвольте нам хотя бы присмотреться друг к другу за эти два года. И если мы с Гаарой решим, что никакой свадьбы не будет, то договор немедленно расторгнут.
- Но…
Первородная вскинула голову, смотря на члена совета:
- Наших отцов волновала только выгода. Папа старался избавиться от младшей дочери, чтобы я не посягнула на место Ханы. Четвертый Кадзекаге думал о сильном союзнике для своей деревни. В тот момент данный брак действительно был выгоден для обеих сторон. Но сейчас все иначе, - Харунами перевела дух. – Родителей нет в живых. Моя деревня разрушена. От нее больше нет прока ни в том, кому она принесет пользу, ни в том, кто ее унаследует. Больше нет той силы, которую от нас так хотели получить. Остались только мы с Гаарой. И соглашение, которое в первую очередь касается только нас двоих. Нам решать, что с этим делать. Только нам.
Темари хмыкнула, держась за спинку стула младшего брата. Канкуро позволил себе довольную ухмылку. Гаара не сводил пристального взгляда со своей невесты.
- Ваше высочество, - муж Кумо-сан явно не собирался сдаваться. – Если договор будет расторгнут, куда вы сможете пойти?
Джая смотрела на него как на дурака, не иначе:
- А где, по-вашему, я буду находиться эти два года? Или вы считаете, что мне есть, куда идти? – девушка горько усмехнулась. – Меня продали Суне одиннадцать лет назад.
- Продали? – вполголоса спросил юный Кадзекаге.
Первородная посмотрела на жениха:
- А чему ты удивляешься? Мой отец так боялся, что я перебегу своей сестре дорожку, что постарался продать меня подороже. Он сам так сказал. Только его величество не подозревал, что мы с Ханой подслушивали. Папа знал, что в тебе был запечатан однохвостый. Его это не волновало. Безопасность престолонаследия превыше всего.
- А твоя сестра? – поинтересовалась Темари.
- Ее бы выдали замуж за парня из нашей деревни. И ждали бы от нее рождения сыновей. Которые носили бы фамилию матери и продолжали династию.
- Это бесчестно, - сквозь зубы прокомментировала сестра Кадзекаге.
- Для нашего народа это было в порядке вещей, - Джая снова взглянула на свиток. – Мы с сестрой родились там, где судьбы детей напрямую зависели от решений родителей. Так было принято испокон веков, эта традиция никогда не нарушалась. С самого появления на свет у нас не было выбора. Но теперь все изменилось. Сегодня я сама могу решать, что со мной будет, - теперь она не сводила глаз с правителя деревни. – В этом зале меня волнует мнение только одного человека.
Теперь все взоры были обращены на Гаару. Юноша мысленно послал все свадебные договоры к биджу на хвосты и произнес:
- Я согласен с Джаей. Если через два года мы с ней откажемся от свадьбы, то договор будет аннулирован. До момента принятия окончательного решения по данному вопросу, содержание соглашения афишироваться не будет.
Собравшиеся согласно закивали. Юкио сел обратно на свой стул. Тем временем первородная мило улыбнулась своему жениху:
- Гаара, я могу задать Юкио-сану один вопрос? – улыбка не предвещала ничего хорошего.
Бывший джинчурики пожал плечами:
- Почему бы и нет?
Джая всем корпусом развернулась в сторону жертвы:
- Вы говорили, что наши с сестрой тела обнаружены не были. Следовательно, ваши люди были в Хосигакуре после всего случившегося.
Мужчина кивнул, напоминая в данную минуту кролика перед удавом. Взгляд принцессы стал холоднее льдов на северном полюсе:
- Тогда почему никто не позаботился о найденных телах? Мы с Темари были там, когда искали для меня одежду. Знаете, что мы нашли на главной площади? Пепелище от погребального костра. Свежее. И костер этот разжигала моя сестра, я уверена в этом. Это в обычаях шиноби, оставлять трупы гнить под открытым небом?
- Я могу лишь попросить у вас прощения за бездействие наших людей, ваше высочество, - затравленно раздалось в ответ. – Для них нет оправданий.
- Я не прошу оправданий, - тоном, не терпящим возражений, отрезала девушка. – Просто хочу, чтобы вы знали. Забыть об этом будет непросто.
Темари усмехнулась. Юкио-сан кивнул, признавая свое поражение. Только после этого первородная позволила себе расслабиться. Сразу навалилась непомерная усталость. Слишком много впечатлений для одного дня. К сожалению, на этом ее испытания не закончились.
- Джая, - позвал ее бархатный голос.
- Что? – отозвалась Харунами на зов жениха, потирая пальцами виски.
- Ты выдержишь еще одну неприятную процедуру?
Девушка посмотрела на Гаару. Тот с сочувствием произнес:
- Я должен спросить, ты понимаешь.
В ответ он получил кивок:
- Ты хочешь знать, как они умерли. – Джая выпрямилась, забывая про усталость. – В данном случае моя абсолютная память мало поможет. Нам с сестрой было всего семь. Почему они все погибли? – она дернула плечом. – Когда ты слишком уверен в своих силах, ты расслабляешься настолько, что рано или поздно совершаешь непростительную ошибку. И мы ее сделали. За что и поплатились. Нечего было пускать жить в деревню всякий сброд и надеяться, что никто из них не нападет на тебя. Я помню того человека в маске. Он постоянно ошивался около дворца, заискивал перед мамой, вынюхивал. Думаю, он узнал все, что ему было нужно. В тот вечер, когда человек в маске уходил из деревни, отца принесли домой с кунаем в легком. К утру папа умер. Мама оделась в белое, сломала все свои браслеты, раздала украшения служанкам*. Если бы не мы с сестрой, думаю, она взошла бы на погребальный костер вслед за отцом**.
Принцесса перевела дыхание. Кадзекаге кивнул кому-то за пределами ее зрения. Через минуту перед первородной поставили стакан с водой. Благодарно взглянув на жениха, девушка сделала один глоток и продолжила:
- Они напали не сразу. Почти через год. Это была жуткая ночь. Днем в деревне был праздник. Все устали, расслабились. Мы с сестрой проснулись посреди ночи от жуткого грохота. Дома вокруг горели. Люди кричали так, будто наступил конец света. Нападавшие хорошо подготовились. Первым делом атаковали оружейные склады и госпиталь. Потом лишили нас любой связи с внешним миром. Мама велела своим стражам беречь нас с Ханой, а сама возглавила отряд сопротивления. Мы с сестрой слышали только шум боя. Кто-то говорил, будто людей сгоняют на площадь, чтобы на открытом пространстве перебить всех. Только потом мы поняли, что имелись в виду жители нашей деревни. Охрана переправляла нас обеих в убежище, когда эти люди обнаружили нашу группу. Оказывается, им с самого начала было велено искать именно двух принцесс. Стражники были убиты. Меня и Хану поволокли на площадь. Там уже все было кончено. Столько трупов я больше никогда не видела. Даже младенцы… - Джая на миг прикрыла глаза, не позволяя слезам вырваться наружу. – Там был этот человек в маске. Он держал маму. Потом этот… эта мразь заявила, что мы должны видеть все. Когда маму бросили на землю, Хана обняла меня так, чтобы я ничего не могла увидеть. Зато слышимость была прекрасная, - слезы все-таки потекли по щекам. – Я не знаю, сколько человек насиловало мою мать. Только потом, когда все закончилось, тот мужчина в маске проткнул маме сердце катаной. Меня вырвали из рук сестры и ударили по голове. Очнулась я уже у них в доме. Мне сказали, что мою сестру держат в другом месте, и если я попытаюсь бежать, ее сразу убьют. А еще они били меня. Постоянно.
Гаара сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев:
- Как тебе удалось сбежать?
- Я подслушала их разговор. Оказывается, три года назад мою сестру спасли из плена. Она больше не в их руках. Больше ничто не держало меня в том доме. Я подсыпала им снотворного в чай. Одного не было, но я надеялась успеть ускользнуть незамеченной.
- Не успела.
Принцесса кивнула:
- Да. Он очень некстати вернулся. Пришлось использовать пространственную технику и скакнуть в никуда. Ублюдок прыгнул по моему следу. Все остальное тебе известно.
Все шумно зашевелились. До этого присутствующие в зале шиноби боялись даже вздохнуть, дабы не упустить нить рассказа. Некоторые советники начали шепотом обсуждать услышанное. Кадзекаге встал, упираясь ладонями о стол. Разговоры немедленно смолкли.
- Собрание закрыто, - сухо объявил юноша.
Все начали подниматься со своих мест и расходиться, возобновляя обсуждение последней новости. Усталость вновь навалилась на Джаю. Казалось, что тысячетонная глыба придавливает ее к земле всем своим весом. Девушка со вздохом встала, опираясь о стол. Голова немедленно закружилась. Все поплыло… Первородная уперлась руками о столешницу. Коснулась ладонью лба. Сознание стремительно ускользало… Она успела заметить, как расширяются от тревоги глаза Гаары, запомнила ощущение стремительного падения и то, как ее подхватили уже знакомые руки. Потом все померкло…

- Братец, ты свихнулся! – чуть ли не кричала Темари, едва поспевая за Гаарой, который стремительно несся по улице с девушкой на руках. – Ей нужно в больницу!
- Никаких больниц, - отрывисто рявкнул брат.
- Да? – присоединился к сестре Канкуро. – И куда ты ее тащишь?
- Домой.
Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь. Юный Кадзекаге ворвался в нужное здание и, под аккомпанемент братско-сестринских воплей, отнес свою ношу в гостевую комнату. Бережно положив невесту на кровать, парень развернулся в сторону дверей и сложил на груди руки. Сейчас начнется массированная атака.
Первой в комнату влетела Темари:
- Гаара, твою мать! Ты соображаешь или нет? Джае нужен нормальный уход, а в нашем доме она его не получит!
- Это всего лишь слабость, в домашней обстановке ей будет лучше, - парировал жених.
- Головой ударился? – блондинка развернулась к появившемуся в дверях старшему брату. – Канкуро, чего молчишь? Скажи ему!
- Если он тебя не слушает, то я тем более ничего не добьюсь.
- Трус! Я с тобой потом отдельно поговорю, - девушка обернулась к Гааре. – Ты не подумал, что это могло быть обострение? Она же только-только пришла в себя после лечения! Ее должен осмотреть врач!
- Я позову Кумо-сан, не волнуйся.
- Да? А кто будет с ней ночью сидеть?
- Я буду. Я еще не привык спать по ночам.
Темари схватилась за голову:
- Тебе вожжа под мантию попала? Очнись уже, отото***! Сиделка из тебя никакая!
В ответ раздалась почти презрительная усмешка:
- Ты не проверяла.
- Что мы скажем людям?
- Что она наша гостья. Я все равно намеревался пригласить ее жить к нам.
Сестра шумно выдохнула. Закрыла глаза. Мысленно сосчитала до десяти. Потом еще раз. И еще. И только после этого посмотрела на младшего брата:
- Почему ты упрямишься? Ведь знаешь, что я права.
Парень на минуту закрыл глаза, словно прислушивался к самому себе. Потом вздохнул и посмотрел на Джаю.
- Я обязательно позову врача, и ее осмотрят. Но мне кажется, что это переутомление, а не болезнь. Она пережила слишком много за последние дни. – Кадзекаге подошел к Темари и коснулся ее плеча. – Ты за нее беспокоишься, значит, Джая тебе понравилась. Подумай вот о чем. Ее держали в плену несколько человек. А я убил только одного. Если остальные смогут выследить след беглянки, за ней придут. И в первую очередь они будут искать ее в госпитале.
- А ведь он прав, - рискнул заметить Канкуро. – Никому и в голову не придет обыскивать дом Кадзекаге.
- Эта девушка – моя невеста, - добавил Гаара. – Неужели ты думаешь, что я мог бы оставить ее без заботы? Я уже давно не тот монстр, каким был раньше.
Темари тяжело вздохнула, принимая поражение.
- Хорошо, - сказала она. – Но если ты решил дежурить около нее всю ночь, то хотя бы переоденься. И вообще, валите отсюда оба. Я пойду найду ей что-нибудь, в чем можно спать.
Когда братья вышли из комнаты, куноичи Песка посмотрела на принцессу. Что ж. Возможно, одна из сорочек ей подойдет.

- С ума сошла? А если он нас заметит?
- Заткнись, идиот. Готова поспорить с тобой на что угодно, он еще не проснулся.
- Вечером ты орала на него, как полоумная, а теперь собралась подглядывать? У тебя точно не все дома.
- У тебя тоже, если ты тащишься за мной.
Вот с такой содержательной беседой Канкуро и Темари подкрались с утра пораньше к комнате для гостей. Тихонько приоткрыв дверь, сестра заглянула в комнату. Парень последовал ее примеру и еле сдержал ухмылку. Гаара, явно не рассчитавший своих сил, заснул прямо поверх одеяла в положении полулежа. Одной рукой он прижимал к себе обнявшую его во сне девушку. Картина умилительная до безобразия. Фотоаппарата не хватает, потрясный вышел бы компромат. Канкуро все-таки не выдержал и хихикнул. Темари немедленно оттолкнула брата в сторону и закрыла дверь.
- Придурок! Еще разбудишь! – но злости в голосе сестренки не было совсем. Похоже, увиденное зарядило ее позитивом на весь день.

Тем временем в комнате Гаара осторожно приоткрыл глаза. Убедившись, что дверь закрыта, парень прошептал:
- Они ушли.
Джая немедленно открыла глаза:
- Как ты и говорил. Очень любопытные.

--Flashback--

Гаара проснулся первым. Протер глаза правой рукой и только потом ощутил тепло чужого дыхания на своей груди. Девушка прижалась к нему во сне, обнимая рукой. Его собственная левая рука покоилась на плече принцессы. Парень положил голову обратно на подушку и прислушался к своим ощущениям. Непривычно, но приятно. Протянув руку, он осторожно убрал со лба невесты прядь темных волос. Они такие мягкие… А кожа у нее смуглая, темнее, чем у Наруто. Наверное, это особенность первородных. Черты лица тонкие. Его невеста очень красивая…
Джая пошевелилась, нахмурилась. Открыла глаза, несколько раз моргнула. Затем проснулась окончательно. Приподняла голову и посмотрела на Гаару. Покраснела.
- Прости, - выдохнула она и попыталась отстраниться.
Но юноша не торопился расставаться с ощущением чужого прикосновения:
- Все в порядке, - он крепче прижал к себе свою нареченную. – Еще рано, можешь поспать подольше.
- У тебя же работа.
- Я Кадзекаге. Если задержусь, всегда могу сослаться на срочное дело, - тут юноша прищурился и посмотрел в сторону двери. – Кроме того, хочу кое-что проверить.
- Что?
- Мои брат и сестра. Уверен, они заявятся посмотреть, что мы делаем. Точнее, подсмотреть.
Девушка хихикнула:
- Думаешь?
- Любопытство, Джая, любопытство.
Принцесса уставилась на дверь:
- Тогда давай притворимся спящими. Пусть полюбуются.
Гаара неожиданно для самого себя улыбнулся:
- Дадим им повод подкалывать нас?
- Решай быстрее, я уже слышу чьи-то шаги.
Действительно, в коридоре раздалось шушуканье. Юный Кадзекаге немедленно притворился спящим. Харунами улыбнулась и последовала его примеру.

--Конец Flashback--

Все-таки она не выдержала и рассмеялась. Звонко, уткнувшись лбом в его плечо. Гаара приподнялся и недоуменно посмотрел на девушку.
Джая подняла голову и взглянула на жениха:
- Мы с тобой как маленькие дети, ей богу!
Парень нахмурился:
- Это плохо?
- Нет, - она протянула руку, чтобы провести кончиками пальцев по его щеке. – Это сближает.
- Сближает… - эхом повторил повелитель песка.
Принцесса со вздохом села на кровати, растерянно коснулась сорочки, огляделась вокруг.
- А куда ты меня принес?
Судя по шороху, Гаара за ее спиной устроился поудобнее:
- Это наш дом. Теперь ты живешь с нами.
- В качестве кого?
- Пока что в качестве моей гостьи.
Джая обернулась. Взгляд юноши скользнул по ее фигуре. Кадзекаге шумно выдохнул и посмотрел в сторону. Девушка снова залилась румянцем и попыталась прикрыться одеялом. Потом проговорила:
- Гаара. Расскажи мне о себе.
- Что ты хочешь знать?
- Все.
Нареченный посмотрел на нее:
- Хорошо. Сегодня вечером я расскажу тебе все, что ты захочешь узнать.

*В Индии вдовы носят одежды только белого цвета. Браслеты, как символ замужества, разбиваются и ломаются. Носить украшения вдове запрещено.
**Обычай самосожжения вдов, называемый сати, действительно существовал на территории Индостана. Облаченная в свадебный наряд вдова, одурманенная наркотическими средствами, восходила на погребальный костер умершего мужа и сгорала в нем заживо, демонстрируя тем нерушимость уз брака даже после смерти.
***Отото – (яп.) обращение к младшему брату.
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 09 мая 2014 года в 09:32 пользователем Chaterina.
За это время его прочитали 413 раз и оставили 0 комментариев.