Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Осознание

Категория: Романтика
— Кто бы меня так полюбил?
— Нет, неправильная постановка вопроса: кого бы я так полюбила…
Ринат Валиуллин
Где валяются поцелуи


- Сакура, ты не думала немного отдохнуть?
Девушка удивленно прервала свой отчет о задании и встретилась взглядом с мужчиной напротив. Только сейчас она осознала, что даже не помнит, что было ею сказано, словно ее мысли были полностью отключены. И это открытие полностью выбило из колеи куноичи, заставив напряженно работать мозг. Что же она сейчас говорила? Не упустила ли чего? А может, сказала какую-то глупость, и поэтому на нее сейчас так сочувственно смотрели?
- Что вы, Хокаге-сама… я просто задумалась. Со мной все в порядке.
- А я так не думаю, - он встал и, обогнув стол, подошел к Харуно, отчего та невольно сделала шаг назад. Ей не очень-то хотелось, чтобы он видел компрометирующие мешки под глазами, а еще слегка выступающие скулы. Ведь девушке совсем не хотелось отдыхать, напротив, желание работать просто кипело во всем ее существе, ну а тело начало потихоньку привыкать к напряженному ритму жизни. Больница, миссия, отчеты. Это все чем она сейчас жила, работа –воздух, наполняющий ее легкие кислородом; то, что позволяло куноичи не думать о плохом и оградиться от уныния.
- Хокаге-сама, я в порядке. Просто сегодня не выспалась, - она вложила в свой голос как можно больше убедительности и даже слегка зевнула, словно подкрепляя свои слова действием. Вообще сейчас Сакура умела лгать намного искуснее, чем когда-либо. Когда ей было больно, лицо девушки оставалось каменным, и далеко не всегда милую улыбку она демонстрировала в моменты радости. Никто не мог уличить ее во лжи. Наверно, распознать искренность Харуно было под силу лишь паре человек. И, как ни странно, этими людьми были не Наруто и Ино, а Сай и Какаши-сенсей. Вот поэтому в данную минуту она выжимала из себя весь свой актерский талант, чтобы Хатаке, не дай бог, не понял ее состояния. Лишиться работы - это то, чего куноичи меньше всего хотела.
- Сакура, ты можешь называть меня, как раньше, сенсеем. Ничего не изменилось, - она увидела как он улыбнулся сквозь свою маску и лишь кивнула в ответ. Затем девушка почувствовала мягкое касание на своем плече и почему-то мгновенно ощутила всю тяжесть, которую переносило ее тело в последнее время. Словно этот маленький жест запустил в ней какой-то механизм, вызывающий разрушение. Просто хотелось упасть в чьи-то крепкие надежные руки и закрыть глаза. Ей так не хватало нежных объятий. Не особо задумываясь о том, что делает, Харуно уткнулась лицом в грудь мужчины и расслабленно вздохнула. Ее ноги были ватными. И как она все это время держалась?
Какаши мягко обнял ее и замер, не совсем понимая, что он сейчас должен делать. Она тихо дышала в его руках, будто засыпая. Они стояли так довольно долго, а вокруг была сладкая тягучая тишина. Что еще было нужно для двух вымотанных людей? Хатаке уже начал думать, что Сакура уснула вот так, но внезапно ее голос разрезал их длительное молчание:
- Сенсей, все уже не совсем так, как было. И я не знаю радоваться этому, или нет. Между нами неразрывная нить, но при этом мы все стали далеки друг от друга. Хотя… иногда мне кажется, что она потихоньку рвется. Не знаю, отчего я так думаю. Ведь мы все живы и рядом друг с другом. И даже Саске теперь считает нас важной частью своей жизни, но…
Куноичи вдруг почувствовала, как ее нежно гладят по голове и почему-то чуть не расплакалась от этого любящего жеста.
- Сакура, ты просто чувствуешь себя одиноко. Твои родители погибли, Сай постоянно на заданиях, про Саске и говорить ничего не стоит. Хотя, наверно ты больше всего скучаешь по Наруто. Ведь у вас больше нет совместных заданий. Тем более он занят своей невестой и скоро станет Хокаге.
Девушке было больно осознавать, что он говорит правду, задевая ее за живое. Какаши только что поведал ей о том, чего она старалась не замечать.
- Это ведь так глупо, сенсей. Чего мне не хватает? – она подняла на него умоляющие глаза, ища ответ на мучащий ее вопрос. – Мне кажется, что мой мир рушится, несмотря на то, что с моими любимыми людьми все в порядке. Чувствую себя эгоисткой, но не могу ничего поделать. А еще, иногда мне кажется, что я всегда была одинока, что я никогда не была нужна своей команде. Я доказывала себе, что могу принести пользу, старалась, набиралась сил и умений, но в итоге всегда стояла за кулисами. Я все время самоутверждаюсь. Работаю. Но это не приносит мне ничего, кроме новых разочарований.
Какаши ничего не говорил. Он только гладил ее по голове и молчал, зная, что слова сейчас будут лишними. Мужчина слегка наклонился к ней и, спокойно улыбнувшись, сказал:
- Не хочешь немного выпить?

Напряженно глядя куда-то в пространство, Сакура перебирала в голове варианты, чтобы хоть как-то оправдать свою глупость. И как она могла умудриться дожить до того момента, когда будет распивать саке вместе со своим собственным учителем, который к тому же является главным лицом в деревне. Не дай Ками, их кто-нибудь заметит вместе, и тогда пойдут разговорчики, хоть застрелись! Ведь Какаши-сенсей является одной из самых уважаемых и обсуждаемых персон в деревне. Какой там! Скорее даже во всей стране Огня! И очень... очень многие следят за тем как продвигается его личная жизнь, ведь в таком возрасте у него уже давно должна быть семья.
«Ну, что ж, Сакура... молодец. Дала местным кумушкам тему для обсуждения. Хотя... ну чего я так переживаю? Многие знают, кто я, и что между мной и сенсеем точно ничего быть не может».
От столь беспорядочных и смущающих мыслей щеки Харуно начали заливаться стыдливым румянцем, что не могло не привлечь внимание рядом сидящего мужчины.
- Что-то ты рано краснеешь. Выпила-то всего ничего, - его голос был безмятежно-спокойным и словно окутывал девушку сладкой пеленой.
Она впервые за долгое время позволила себе оторвать взгляд от достаточно посредственной картины, висящей напротив и заглянуть в глаза своему собеседнику. Мужчина не пил, а лишь загадочно смотрел на нее, слегка склонив голову на бок, почему-то напомнив ей Ино, которая точно вот так же глядела, когда ей было что-то интересно. В угольно черных глазах был добрый блеск, вызывавший в груди Харуно какое-то сладко-горькое чувство.
- Почему вы не пьете?
Ей показалось, как она увидела сквозь маску его улыбку.
- Я буду.
На лице Сакуры промелькнула ответная улыбка и почему-то рука сама потянулась поправить волосы, которые и так, в принципе, выглядели вполне сносно. Поймав себя на мысли о том, что она сильно волнуется, девушка слегка откашлялась, прочищая горло, чтобы голос перестал звучать так тихо и неуверенно.
- Вы, наверно, просто не хотите показывать своего лица, - куноичи усмехнулась, покрутив в руках глиняное отёко. - Делаете из этого такой секрет. Ей богу!
- Отчего же? И вовсе нет. - Какаши тихо засмеялся.
- Никто не видел вашего лица. Разве это не значит, что вы его скрываете? - В голосе Сакуры, мужчина почувствовал нотки обиды и осуждения. Ее глаза с почти детским выражением недовольства глядели на него, обезоружив и слегка смутив. Он немного помолчал и, взяв со стола бутылку, налил бледно-прозрачную жидкость и в свое отёко.
Сакура словно завороженная глядела на его действия, будто перед ее глазами развернулся любопытный ритуал, и выжидающе уставилась на его лицо. Он даже заметил, как она слегка высунула язычок, облизывая пересохшие губы. И в этот момент Какаши замер, наблюдая за тем, как очаровательно заблестели глаза цвета сочной зелени. Сейчас они заметно преобразились и потеряли следы длительной усталости.
- Знаете, сенсей, мы с Наруто и Саске все время думали, что же за этой чертовой маской. То ли у вас огромные губы, то ли огромные бобровые зубы, которые вы не хотите показывать... - из ее розовых губ сорвался тихий слегка хрипловатый смех, - честно, мы думали все что угодно.
Мужчине нечего было на это сказать. Он лишь пожал плечами, наблюдая за тем, как его ученица с легкостью опрокидывает очередную стопку саке. И даже не поморщилась.
«На дай, Ками, станет как Цунаде. Тогда всем несдобровать».
- Ну, сенсей! Что же вы такой несмелый? - Зеленые глаза его спутницы затянула дымка опьянения, отчего она казалась сейчас даже несколько развязной. - Хотите я закрою глаза?
Она слегка наклонилась к Какаши, вперив свой дерзкий взгляд на него. Сейчас Сакура была очень близко, слишком близко, так, что он чувствовал тепло ее дыхания на своих губах, а также запах только что выпитого ею напитка. В его теле возникла тяжесть, он напряженно следил за тем, как ее манящие губы шептали какой-то пьяный бред.
- Знаете, говорят, что вы красавчик. Такой, что из-за вас жены уходили от своих мужей, а некоторые даже не выдерживали вашего равнодушия и расправлялись с собой, - она выдержала длительную напряженную паузу, - Это правда?
Не зная зачем, но он тоже наклонился ей навстречу, так что ее брови удивленно приподнялись. Он с ухмылкой следил за тем, как куноичи смущенно глядела уже не на него, а куда-то пониже. Но, все же, не отдалялась из чистого упрямства.
- А ты как думаешь, а, Сакура?
У нее резко пересохло в горле, и она медленно перевела взгляд на бутылочку. Да куда угодно, только бы не встретиться с его глазами. Может ей кажется, но голос Какаши-сенсея звучит как-то хрипловато или, скорее, сексуально? Она перестала чувствовать, как бьется ее сердце, нет, Харуно даже не заметила как перестала дышать. Девушка следила за тем, как мужчина налил ей еще саке, но затем его рука потянулась к краю черной маски.
Сакура напряженно замерла, даже не до конца понимая, чего же она хочет. Страшно хотелось самой сорвать эту маску, так как казалось, что сенсей делает это больно медленно, а с другой стороны хотелось закричать, чтобы он остановился. Эти противоречивые чувства разрывали ее напополам, и девушка вдруг прикрыла ладонью свой рот.
Вот. Его губы. Ах... а еще красивая родинка на подбородке, прямо под губой. Захотелось дотронуться. Но Сакура лишь сжала пальцами край стола, да так, что ногти оставили следы на дереве. Примерно таким она его и представляла, но все равно в душе что-то перевернулось. В груди было такое чувство, будто она влезла в чью-то тайну, нарушила порядок вещей и ей предстоит об этом горько пожалеть. Харуно и сама была поражена абсурдности своих мыслей, но ощущение запретности увиденного никуда не делось.
Когда она была еще генином, ей так хотелось узнать лицо сенсея, а теперь она даже не знала зачем ей это. Что ж, он действительно красивый мужчина. Не смазливый, каким она его порой представляла, но и без грубоватых черт. У него выразительные глаза, теперь это было заметнее, а еще у него красивый шрам на лице, хотя он должен скорее пугать, чем приносить эстетическое удовольствие, Да и, скорее всего, этот шрам отпечатался не сколько на лице этого мужчины, сколько у него на сердце. Сейчас ей казалось, что вместе с лицом сенсей только что открыл ей и свою душу.
Лицо Сакуры не выдавало никаких эмоций, за что он был ей благодарен. Ведь на самом деле было странно обнажить свое лицо перед ней. Он быстро опрокинул отёко и слегка поморщился от горьковатого вкуса, разлившегося по всей ротовой полости. Но после этого пришла и некоторая легкость, и мужчина выпил еще.
- Так вот. Вернемся к предыдущему разговору. Тебе нужно взять перерыв.
Харуно, охотно поддержав смену темы, в ответ тяжело вздохнула.
- Я. Не. Устала, - она выделила каждое слово.
- Хм, Сакура, ты считаешь нормально, когда человек ходит бледный как смерть, да и еще с огромными синяками под глазами? Ты же врач. Сама должна понимать эти вещи.
Девушка упрямо молчала, понимая, что у нее нет весомых аргументов, чтобы дать достойный отпор. Да и не стукнешь сенсея, как Наруто, поэтому Харуно решила просто придерживаться молчаливой политики. Авось, сам отстанет.
И Хатаке глядя на нее сразу смекнул, что эту дуреху даже кунаем под ребрами не убедишь сделать так, как надо. Ему, наверное, только остается стукнуть ее, да посильнее, а потом привязать в кровати, чтобы лежала и не рыпалась. Но почему-то представив Сакуру привязанной к кровати, в горле мужчины словно образовался ком, а воображение все никак не отпускало этот сладкий образ, который незаметно деформировался из невинного в очень манящий.
- Сенсей, мне кажется пора.
Сакура обеспокоенно глядела на растерянное выражение на лице своего собеседника, но, все же, решила воспользоваться ситуацией. Да и вообще, она нутром чуяла, что ей надо бежать от него, как овечке от волка. Уж очень сильно она ощущала как ее непреодолимо тянет к нему. Это просто ужасно. Неужели одиночество так сильно на нее повлияло? Ей казалось, что стоит ему поманить ее пальцем, как она тут же набросится на него, а потом... Но это же странно. Он старше ее на много лет.
«Ну, хотя тридцать четыре — не так уж и много», - протянул противный внутренний голос.

- Я тебя провожу, - прервал ее кощунственные мысли Какаши, - уже довольно поздно

Они шли по опустелым уличкам Конохи, совершенно не представляя, о чем должны друг с другом разговаривать. Но оба чувствовали, что хотели в чем-то признаться. Хатаке безмятежно глядел вперед, прекрасно различая в темноте каждый объект. Он думал о том, что его ученики стали совершенно взрослыми и самостоятельными, и он им уже ничем не может помочь. Какаши был уверен, что Саске и Наруто волне могут сами о себе позаботиться, и он, их сенсей, сделал для них все что мог, и передал часть своего опыта и техник. Но с Сакурой все было несколько иначе. Он не мог точно сказать, связано ли это каким-то образом с ее гендерной принадлежностью или с тем, что пятая во многом взяла на себя заботы по обучению юной куноичи, но Хатаке отчетливо чувствовал, что хочет что-то поменять в их с Сакурой отношениях. Может наладить с ней ту связь, которую была у него с Наруто и Саске, а может он желает совсем иного. Ясно мужчина осознавал только то, что хочет позаботиться о ней на этот раз лучше, чем ранее.
Харуно шла с ним бок о бок и иногда поглядывала с вопросительным выражением в глазах. Сакуру удивляло то, что сенсей так и не надел маску. Ее походка была слегка нетвердой от количества выпитого саке, а с щек не сходил нежный румянец.
Они уже подошли к ее дому, и куноичи, достав ключ, начала открывать дверь. Завершив нехитрые манипуляции с замком, она с улыбкой повернулась к позади стоявшему мужчине. Но сенсей не спешил уходить. Девушка уже раскрыла было рот, чтобы попрощаться с ним и, наконец, завершить этот странный вечер, но ее оборвал голос Какаши:
- Мне жаль.
- Простите? - Брови Сакуры в очередной раз за сегодняшний день удивленно приподнялись.
- Я плохо заботился о тебе, Сакура. Теперь я это вижу.
- Что вы такое говорите, Какаши-сенсей? Это неправда.
- Я всегда думал, что был плохим учителем для Саске, и поэтому отдал все силы на Наруто, но к тебе всегда был невнимателен.
- Вы пьяны сенсей... да и это все прошлое. - она мило улыбнулась, не зная как выразить нежность, которая разлилась в ее груди от его слов. Поэтому она просто положила свою ладонь на его грудь, но этого было мало. Каждая клеточка в ее теле требовала большего. Хотелось окунуть пальцы в его растрепанные пепельные волосы, понять каковы они на ощупь.
Но тут она почувствовала его руки на своей талии. Он погладил ее по спине, отчего по ней сразу пробежали мурашки. И опять куноичи ощутила ватность собственного тела, и опять она прильнула к его твердой груди. От него пахло саке и книгами, а еще ощущался тонкий аромат чайных листьев. И все эти запахи казались сейчас самыми восхитительными и будоражащими на Земле.
В его глазах вспыхнул загадочный блеск, и он, положив свою ладонь на затылок девушки, притянул ее и поцеловал так нежно и страстно, что она могла поклясться, что у нее в груди взрываются фейерферки. Это был для нее не первый поцелуй (первый был с будущим Хокаге, и его тоже нельзя было назвать плохим), но было в нем что-то совершенно исключительное.
Не очень поняв как, они очутились в ее квартире, совершенно не осознавая когда, они уже блуждали меж простыней ее кровати.
Сакура бы все отдала, чтобы эти руки ее больше не отпускали, он же даже под страхом смерти не смог бы этого сделать. Их обнаженные тела словно были созданы друг для друга. Сакура с восторгом глядела на его плечи, грудь и торс. Ее смущал его бессовестный взгляд, который с мрачным удовольствием рассматривал каждый уголок ее стройного, и как ей казалось, совсем не сексуального тела. И грудь у нее совсем не такая как у Хинаты или Ино.
Но тут пальцы Какаши нежно коснулись чувствительного розового бугорка, и несовершенства ее фигуры абсолютно перестали заботить куноичи. Он что-то хрипло прошептал ей у самого уха, но Сакура совершенно ничего не смогла различить, она слышала только бешеное биение собственного сердца и учащенное дыхание нависшего над ней мужчины.
- Мы...я не настолько пьяна, чтобы забыть потом об этом, - ей захотелось дать последний шанс для отступления. Ему. Не себе. Она была уверена, что никогда об этом не пожалеет, единственное, ей будет тяжело отпустить его. - Какаши?
На его лице была тихая улыбка, от которой сердце куноичи замерло в груди. Его рука нежно погладила по ее щеке.
- Я бы расстроился, если бы ты забыла.
Сакура в радостном порыве резко обняла его за шею, и мужчина ошеломленно упал на бок вместе с ней. А он был счастлив, что никто из них не пытался видеть в происходящем что-то неправильное или плохое, ведь если им сейчас хорошо, имеет ли значение то, кем они были друг для друга раньше?
- Сенсей...
- Какаши. Просто Какаши.
По лицу Сакуры пробежала по-детски милая улыбка, совершенно стершая следы былой усталости.
- Мне кажется, я наконец поняла кто я и что мне нужно.
Он нежно поцеловал ее и, слегка оторвавшись от губ Харуно, прошептал:
- Пожалуй, я сегодня в этом тоже преуспел. Быстрее бы уже Наруто стал Хокаге, чтобы я мог заняться более интересными вещами.
Сакура звонко засмеялась и быстро чмокнула его в губы:
- Этим можно заняться и сейчас.
Утверждено Evgenya Фанфик опубликован 03 октября 2015 года в 23:16 пользователем Ell.
За это время его прочитали 645 раз и оставили 0 комментариев.