Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Он не такой, как все. Глава 10. Все дороги ведут в прошлое.

Он не такой, как все. Глава 10. Все дороги ведут в прошлое.

Категория: Романтика
Он не такой, как все. Глава 10. Все дороги ведут в прошлое.
Заглянув в такие же голубые, как и у нее самой, глаза, по телу Ино прошла дрожь. «Его улыбка такая искренняя, вот он сидит прямо передо мной, мы не общались слишком долго, что я должна сказать ему?!»

– И тебе привет, дурнушка, – ответил блондин.

– Для чего ты хотел меня увидеть? – пронзительный и твердый взгляд сестры поверг Дейдару в шок.

– Эй, откуда взялся этот взгляд, сестренка? – с насмешкой произнес парень.

– Прекрати так заносчиво разговаривать со мной! Если ты сейчас же не скажешь, в чем дело, я развернусь и уйду! – девушка пыталась казаться холодной и неприступной.

– Я думал, что мы посидим, поговорим по душам, пороемся в воспоминаниях… – начал перечислять блондин.

– Так, все, с меня хватит! – Ино схватила свою сумку и, встав со стула, собралась было уходить, как теперь уже непривычные для нее холодные руки обхватили ее сзади и заключили в объятия.

– Отпусти меня, Дей, – тихо проговорила она.

– Нет, не отпущу. Больше не отпущу! – уткнувшись в плечо сестры, ответил Дейдара.

Девушка резко развернулась к парню лицом и увидела напротив себя абсолютно поникшего человека. Он совсем отличался от того Дейдары, который только что сидел перед ней.

– Ты что, действительно думал, что мы сможем поговорить по душам? – начала она. – После всего, что ты сделал?! После того, как оставил меня жить на улице, продав дом ради своей ничтожной группы?! Или может после того, как перестал мне звонить?! Или, может, когда забыл о моем существовании?!

– Ино, я… Прости! – только и смог сказать юноша.

Глаза девушки наполнились слезами. Ее тело вздрагивало от учащенных бешеных звуков сердца. Душу рвало на части, совсем как тогда…

***Флешбек***

По дому раздался звонок. Голубоглазая блондинка подбежала и поспешила открыть дверь.

– Здравствуйте, вы Ямонако Ино? – задал вопрос представительный мужчина в черном костюме.

– Да, это я, а что-то случилось? – невинно хлопая ресницами, поинтересовалась девушка.

– Меня зовут Умино Ирука, ваш брат нанял меня для продажи дома. Я могу войти? – абсолютно спокойно спросил мужчина.

– Эээ… да, конечно, – Ино распахнула дверь и проводила гостя на кухню. – Могу я предложить вам чай?!

– Нет, спасибо, я к вам ненадолго. Ваш брат попросил передать вам кое-какую информацию и показать все подготовленные документы на продажу вашего дома.

Удивлению Ино не было предела. Девушка приземлилась на стул рядом с мужчиной, и все, что происходило дальше, все разговоры и жесты риэлтора отдавались в ее голове жутким эхом. Мужчина раскладывал на столе какие-то бумаги, указывал на росписи, в которых она узнавала почерк своего брата, а в голове крутилась лишь одна фраза: «документы на продажу вашего дома».

– Простите Ино, но вам придется в течение недели съехать отсюда. К сожалению, мне пора, – сказал Ирука и, положив все бумаги в кейс, встал из-за стола. – До свидания.

Мужчина вышел из дома, оставив девушку в одиночестве со своими мыслями.

Еще не до конца осознав, что же все-таки произошло, блондинка с бешеными глазами пыталась как можно быстрее найти телефон, чтобы позвонить брату. «Абонент временно недоступен», – раздавался голос в трубке.

– Нет, нет, – кричала девушка, – что происходит? Дей! Включи телефон, возьми же трубку!

Весь день Ино просидела с телефоном в руках, периодически набирая номер брата.

Вечером того же дня Дейдара все-таки взял трубку.

– Алло, – послышался мужской голос.

– Алло, Дей?! – выкрикнула Ямонако.

– А-а-а, нет, это Наруто, сейчас я дам ему трубочку. Эй, Дейдара, тебе звонит сестра, – позвал блондина парень.

– Что, это Ино? – взволнованно спросил парень.

– Ну да, на, возьми трубку, – протягивал Наруто телефон.

– Нет, сбрось!

– Что? – удивился блондин.

– Сбрось, Наруто, – послышался шепот Дейдары в трубке.

– Нет-нет-нет, Дей, пожалуйста, не бросай трубку! Объясни мне, что происходит?! – взмолилась девушка.

– Ино, тебе стоит собрать вещи и уехать! – голос брата был твердым.

– Что? Нет! Куда я должна уехать? – не понимала блондинка.

– Прости, мне очень жаль, – в трубке послышались обрывистые гудки.

Из голубых глаз потекли соленые едкие слезы. В душе зародилась пустота. Ее бросили, бросили на произвол судьбы. И кто? Родной брат! Внутри все сгорало в бешеной агонии. Все чувства, эмоции проливались горькими слезами на пушистый белый ковер.

Разум не мог принять все то, что только что произошло.

***Конец флешбека***

– Прости? Просто скажи, что тебе нужно? – поникшим голосом спросила девушка.

Блондин кинул на девушку печальный взгляд. Ино даже немного начала верить тому, что брат действительно раскаивается. Оба снова сели за стол.

– Ино, ты единственный человек, который меня поймет, – начал говорить Дейдара.

Девушка немного напряглась, кажется, она уже начала догадываться, о чем пойдет разговор.

– Сасори? – задала вопрос она.

Блондин поднял на сестру удивленные широко распахнутые глаза.

– Да.

– Этот парень всегда волновал тебя больше, чем кто-либо другой. Даже больше, чем я, – ухмыльнулась Ино.

– Родная, я прошу тебя простить меня. Позволь, я все объясню.

Ино кивнула головой, дав понять, что она готова слушать оправдания брата.

– Дело в том, что все изменилось. Все стало совсем не так, как было раньше. Жизнь просто пошла под откос. Я начну рассказывать с самого начала, чтобы ты поняла всю суть моих переживаний.

Вся эта слава и деньги ослепили нас. Мы начали позволять себе слишком многое, и перестали замечать, в кого стали превращаться. Наркотики, секс, вечеринки, много алкоголя. По правде говоря, слишком много наркотиков и алкоголя. Жизнь на этом остановилась. Наруто, он был умен, и он ушел, собравшись с силами. У Саске была и остается такой по сей день своя политика. Он считал, что мы богаты, знамениты и все радости жизни лежат у нас на ладони. Успех нашей группы ослепил его, он изменился. Он был убежден в том, что мы вполне можем справиться без вокалиста. Он взял на себя его роль и возомнил себя богом.

С небес на землю его спустил наш первый концерт без участия Наруто. Я прекрасно помню тот момент, когда Саске объявил всем, что Узумаки больше не является частью нашей группы и роль вокалиста он берет на себя. Фанаты были в негодовании от такого заявления. Наши выступления перестали собирать полные залы поклонников. Все постепенно катилось к чертям, все, к чему мы так долго шли, стремительно упало на самое дно. Денег становилось все меньше, публика была уже не та, всем было сложно привыкнуть к «новым нам».

В итоге мы докатились до того, чтобы выступать в парках и на благотворительных вечерах, дабы сохранить хоть какую-то известность и собирать бюджет на записи новых альбомов. Нам с Сасори пришлось даже устроиться на дополнительную работу, чтобы можно было оплачивать съем квартиры. К сожалению, мне пришлось продать дом. Хочу признаться, что тогда, я действительно не думал о тебе. Сам не знаю почему, но я полностью погрузился в нашу с Сасори жизнь, и все остальные проблемы меня не интересовали.

– Вот именно, Дей, ты не думал обо мне, – поникла девушка.

– Прошу тебя, Ино, я обещаю сделать все, чтобы ты простила меня. Мне очень жаль, правда. Я болван, – взволнованно проговорил блондин.

Ино тяжело вздохнула.

– И что же было потом?

– Вдобавок ко всему вышеперечисленному в наших отношениях постепенно начала образовываться пропасть, – продолжил Дейдара, – я не мог понять, почему. Он стал ко мне холоден, все чаще проводил время, сидя за компьютером и печатая свои дешевые статьи. Все мои попытки с ним поговорить рушились в один момент. Его единственным оправданием были слова: «У меня очень много работы, Дей, поговорим позже». Мне удалось все понять лишь недавно. Так случилось, что на днях, рано утром, Сасори начал куда-то собираться. Поначалу я не придал этому значения и просто спокойно отдыхал в свой выходной. Однако лежа на кровати и смотря телек, я обнаружил на тумбочке его телефон, – Дейдара выдержал паузу, – в нем было включено напоминание: «Сегодня выставка Любимого!» Сложно передать словами, что творилось со мной, когда я прочитал это. Осознание того, что он снова общается со своим бывшим, вызвало во мне гнев и ревность. Я не мог и до сих пор не могу в это поверить.

В этот день я поехал к дому Сая и до самого вечера стоял и ждал, когда этот ублюдок вернется домой. Моему удивлению не было предела, когда я увидел, как машина Сасори подъехала и припарковалась на обочине дороги. Из нее вышел Сай, и мое сердце забилось бешено. Он стремительно начал направляться ко входу в дом, и я увидел, что так же стремительно за ним направился Сасори. Какое-то время они стояли слишком близко друг к другу и о чем-то разговаривали. Не в силах больше на это смотреть я окликнул его, и Сай сразу же убежал в дом. Мы остались одни на улице.

Сасори был удивлен моему появлению, но при всем этом он оставался холоден. Я был просто вне себя от злости и попытался его задеть, отдав телефон, на котором все еще высвечивалось напоминание. Я был груб и дерзок, но а как еще я должен был себя вести?! А потом он спросил, люблю ли я его, но вместо того, чтобы ответить, я снова начал дерзить. После он прошептал что-то себе под нос и уехал. С того момента он не появлялся дома, – голос парня дрогнул, а по телу прошла волна мурашек. – Ино, прошу, помоги мне во всем разобраться. Так больно и тяжело на душе, – блондин сжал ткань водолазки у самого сердца, что было силы, и впервые после своего рассказа осмелился посмотреть на сестру.

Девушка сидела и слушала рассказ своего брата. По бледным щекам текли слезы. Ей было обидно за брата, но еще больше ей было обидно за себя. Она металась между прошлым и настоящим, не в силах сделать выбор, простить или же нет?!

– Прости, Дей, но мне нужно время, чтобы все обдумать. Ты взял и свалился, как снег на голову, спустя столько времени. Ты просишь тебя простить, но даже понятия не имеешь, как это тяжело. Пройди бы ты столько же неприятностей, сколько прошла я, ты бы понял, что мне очень больно и тяжело. Особенно сейчас, когда ты сидишь здесь, передо мной. Должны ли меня волновать твои проблемы, как думаешь?! – подытожила Ино.

– Да, ты права. Не должны, – парень встал со стула. – Прости за то, что потревожил тебя. Действительно, я ублюдок, и то, что я сделал, непростительно. Я могу понять, как больно тебе, я осознаю всецело свою ошибку и готов исправляться. Но я думал, что как сестра ты так же поймешь и мою боль. Кажется, я ошибся. Пока, Ино, – молодой человек развернулся и направился к машине.

Вдруг он почувствовал, как что-то потянуло его за рукав куртки, и, обернувшись, он увидел сестру, которая взволнованно смотрела на него.

– Братик, прошу, больше никогда не оставляй меня! – девушка уткнулась головой в рукав Дейдары и начала плакать. Молодой человек же в ответ несколько секунд нежно поглаживал ее волосы, улыбаясь широчайшей улыбкой.

– Ну все, прекращай. Не нужно больше плакать, – взяв сестру за подбородок, длинными пальцами парень вытирал соленые слезы с щек блондинки.

Внезапно из-за поворота на бешенной скорости вылетела черная машина, и Ино в испуге зажмурила глаза, в то время, как ее брат невозмутимо остался стоять на месте ничуть не шелохнувшись.

Попытавшись припарковаться, водитель задел машину Дейдары, и та заверещала противным звуком сигнализации.

Блондин кинулся к обочине и что-то кричал на бегу.

– Какого черта, Саске?! Ты что творишь?!

Дверь черного порше открылась, и в поле зрения Ино попал пронзающий взгляд темных глаз.

– Почему твой телефон выключен? – монотонно произнес брюнет.

– Что? Ты поцарапал мне машину идиот! – негодовал Дейдара.

– Я спрашиваю еще раз, почему твой телефон выключен? – повторил вопрос Учиха.

– Да не знаю я, разрядился, наверное. Может, ты все-таки объяснишь мне, кто дал тебе право портить чужое имущество?! – не унимался блондин.

Саске закатил глаза и попытался унять парня еще одной холодной фразой:

– Поехали, Дей, у нас проблемы, – окинув взглядом удивленную девушку, Саске ухмыльнулся в своей манере и, захлопнув дверь машины, завел мотор.

– Как же ты достал меня. Творишь, что хочешь, – продолжал возмущаться Дейдара.

Черный порш вмиг скрылся за домами.

Несколько секунд Ино пыталась понять, что произошло. Но прекрасно зная Саске, она понимала, что случилось нечто серьезное. Интерес взял верх над всеми эмоциями, и у ранее неуверенной в себе девушки снова загорелись глаза.

– Поехали, сестренка, кажется, случилось, что-то интересное, – проговорил блондин и открыл переднюю дверь, приглашая Ино сесть в салон автомобиля.

– Ну что ты, братик. Я поеду на своей, – достав из сумочки ключи, блондинка нажала на кнопку отключения сигнализации, и взгляд ее брата мгновенно перенесся на машину из его прошлого.

Голубой феррари стоял сбоку кафе. Ностальгия заполонила голову юноши на некоторое время, но, оклемавшись, парень ответил: – Что ж, хорошо, тогда погнали.

И вдавив газ в пол изо всех сил, они направили свои машины за горизонт.

***

В одном из местных баров, опустошая очередной бокал мартини, сидел красноволосый юноша. Пряди его волос свисали вниз из-за наклона головы. Запах сладких сигарет и алкоголя впитался в его одежду. Затуманенный рассудок отказывался от всех мыслей: где он, кто он, который час, какое число и какой день недели. Все смешалось, оставив только одно чувство внутри – любовь. Сасори пытался разобрать по полочкам в своей голове чувства и эмоции, испытываемые им к двум разным людям. С одной стороны – Сай: такой родной, любимый, нежный. С другой стороны – Дейдара: дерзкий, заносчивый, страстный. Сложно было понять собственную душу, которая разрывалась на части, мечась между двух огней. Но с каждым новым выпитым бокалом истинные чувства всецело поглощали разум молодого человека.

***

Утро встретило Сая теплыми лучами яркого солнца, с трудом пробивающимися сквозь ткань темных штор. Как обычно он уснул на своем диване за прочтением книги. Шея немного затека от долгого пребывания в одном положении, и, усаживаясь поудобнее, брюнет попытался ее размять. На настенном календаре все еще был понедельник, и потому Сай подошел и оторвал страничку, давая новому дню войти в этот дом. Взгляд парня упал на настольные часы, пылившиеся на книжной полке. Уже был полдень. Сегодняшний день не предполагал ничего грандиозного, и потому Сай решил обдумать, как же его провести, за чашкой горячего чая. Чайник вскипел и, налив кипятка в чашку, парень сделал свой первый глоток. Тогда он еще не знал, какое блюдо приготовил ему на обед день.

***

Бокал мартини. И еще. Еще один. Затянувшиеся пеленой глаза, не могли сфокусироваться ни на одном предмете. Все кружилось в бешеном вальсе. Он снова был пьян, как и вчера, как и несколько дней назад. Но на этот раз он точно знал, чего хочет.

Распахнулась дверь машины. Молодой человек сел внутрь. Трясущимися руками он попытался вставить ключи в зажигание. Несколько первых попыток были обречены на провал, но вскоре машина завелась и тронулась вперед, оставляя за собой черные следы от шин.

***

Посуда после вчерашнего ужина по-прежнему лежала в раковине. Кухонная утварь была покрыта тонким слоем пыли. Влажную уборку Сай не проводил уже очень давно, и потому решил, что время пришло. Мокрой тряпкой он вытирал пыль со стола, стульев, комодов и некоторой кухонной посуды, заброшенной в дальние углы кухни. Затем в дело пошел пылесос, собиравший накопившуюся за долгое время грязь с ковра. Цветы на подоконнике склонились в трауре и очень просили пить, поэтому брюнет поспешил наполнить их горшки теплой водой. Внезапно он обернулся на звук открывающейся двери, и его тело застыло в оцепенении. Чашка с водой выпала из рук и расплескала жидкость по всему полу. Но для Сая в этот момент не существовало ничего, кроме усталых медовых глаз, так пристально смотрящих на него.

***

Дорога казалась длиною в вечность. Летящие на встречу машины постоянно сигналили, и Сасори не мог понять, зачем они это делают. Только спустя некоторое время он осознал, что в какой-то момент выехал на встречную полосу и умело парировал между автомобилями. Все вокруг казалось каким-то серым и, может даже, неживым. В голове юноши красками заливалось только одно чувство – любовь к Саю. Спустя годы раздумий и несколько дней пьянства он действительно понял свои истинные чувства. Каждое утро со дня его ухода было лишено тепла и ласки. Дейдара был другим во всех отношениях. Он был полон страсти. Сасори не мог устоять перед желанием запутать руки в его длинных блондинистых волосах. Дернуть за них, заставляя партнера изогнуть свою спину и поддаться навстречу жгучим поцелуям. Наслаждаться сладким прерывистым дыханием и получать экстаз от громких стонов. Но это все было полной противоположностью его любимого Сая. Он был нежен и заботлив. Всегда приносил с утра горячий чай в постель и готовил завтрак. Целовал перед уходом на работу и встречал вкусным ужином. Звонил в течение дня, просто чтобы узнать, все ли в порядке, и со словами «я люблю тебя» клал трубку. Он возбуждал своими мягкими прикосновениями, мимолетными поцелуями в щеку и нежными словами. Сасори осознал, что страсть проходит, а любовь вечна. Что он хочет заботы и ласки, вкусных ужинов и звонков каждые полчаса. Именно поэтому сейчас он направлялся навстречу своему прошлому, чтобы исправить все ошибки и попытаться загладить свою вину. Подъехав к дому, он достал из бардачка ключи, которые вот-вот должны были открыть дверь в воспоминания.

***

– Сасори? – только и смог выдавить из себя брюнет.

Внутри все сгорало в немыслимой агонии. В голове возник ураган, и Сай не мог точно понять, о чем он думает. Все смешалось: воздух, мысли, чувства. Одно по-прежнему оставляло юношу в реальности: его собственное сердцебиение.

Огромными спешащими шагами, преодолев расстояние между ними, Сасори оказался напротив парня.

– Я твой! – вылились слова из уст Акасуны.

***

Когда Ино вышла из машины, внутри у нее возникло неприятное ощущение. Последний раз, когда она находилась у дома Учихи, был не из самых приятных. Но интерес перевешивал всю неприязнь прошлого. Саске открыл дверь: в гостиной уже находились Суйгецу и Карин. Как обычно, они о чем-то спорили. И вполне откровенный образ девушки заставлял блондина постоянно пробегаться глазами по декольте и обнаженным ногам, в тот момент когда она громко пыталась доказать свою правоту.

На звук открывающейся двери оба обернулись, и брови Суйгецу поползли вверх от удивления.

– Ино, дорогая, где же ты пропадала?! – радушно вскрикнул блондин. Он вскочил с места и подлетел к девушке, заключая ее в крепкие объятия. – Я так рад тебя видеть, пожалуйста, проходи, присаживайся. Эй, толстуха! Подвинься! – обратился парень к Карин.

– Ты что, совсем охренел, урод?! – заорала та.

– Кофе, чай или что-то покрепче? – подмигивая, спросил Гец, проигнорировав все возможные попытки со стороны Карин задеть его.

– Гец, кажется, что мне стоило бы предложить девушке выпить, – напряженно произнес Учиха.

– Ой, да ладно, из тебя хозяин никакой. Не умеешь ты принимать гостей, – заверещал блондин.

– Я буду чай, Гец, спасибо, – улыбнулась Ямонако, присаживаясь на мягкое кожаное кресло.

– Сейчас соображу, – ответив улыбкой на улыбку, сказал парень и скрылся в просторах кухни.

– Рада видеть тебя, Ино. Какими судьбами? – показала свой мерзкий оскал Карин.

Ино никогда не общалась с ней хорошо, так как они были вечными соперницами, пытавшимися завоевать сердце Саске. Учиха лишь играл ими обеими, но у блондинки хватило сил вовремя уйти, поняв, что ни о какой любви и речи быть не может. В итоге никто так и не стал его одной-единственной, но Карин до сих пор изредка принимала ненасытный секс за любовь.

– Просто решила заглянуть в гости к Саске, – ответно кинув ядовитую ухмылку, сказала Ино.

Карин затрясло от злости, но блондинка не придала этому значения – ее интересовало совсем другое: что же им всем хочет сказать Саске.

Дейдара присел на мягкий ковер рядом с сестрой, попутно захватив со столика бокал с виски. Суйгецу вернулся с кухни с чаем и устроился на диване рядом с уже сидевшим на нем Саске.

– А где Сасори? – поинтересовался Учиха, пристально смотря на Дея.

– Я не знаю, – склонив голову, ответил блондин.

– Снова он это делает, – руки брюнета сжались в кулаки. – Ну да ладно, у меня к вам очень серьезный разговор, ребята.

Спускаясь по лестнице со второго этажа, Хината остановилась, услышав серьезный голос брата, и, присев на ступеньках, начала прислушиваться к каждому слову.

– Нашей карьере музыкантов потихоньку приходит конец. Думаю, вы и сами это понимаете, – брюнет выдержал паузу. – Мы потеряли сноровку, нас уже не хотят слушать, и все из-за чертового Наруто, – злобный оскал появился на лице Учихи, и он склонил голову, чтобы все не увидели этих бушующих в нем эмоций за прядями черных волос. – Я и не знал, что с его уходом все станет так плохо. У нас маленькие выручки, очень маленькие. Едва хватает на запись альбомов, я уже не говорю о выступлениях. Мы просто не можем потянуть ни один, даже самый плешивый зал. В нас больше нет изюминки. К сожалению, думаю, что это наш конец. Группы больше нет! – Учиха поднял на ребят полные отчаянья и боли глаза, не переставая сжимать руки в кулаках.

Хината округлила глаза.

Все пришли в недоумение от такого заявления. Хлопая ресницами и не совсем осознавая всю суть сказанного, ребята переглядывались друг с другом, пытаясь уловить хоть в чьих-то глазах нотки понимания.

– Саске, я не понял, что ты сейчас сказал? – переспросил Суйгецу в надежде, что он, как и все остальные, ослышался.

– Группы больше нет, – уже в более хладнокровном тоне ответил Учиха.

– Что значит «нет»? – все еще не веря своим ушам, снова поинтересовался Гец.

– То и значит! Вы что, слепые? У нас нет денег, нет концертов, нет той популярности, что была раньше. Каждый из вас думает только о себе. В нашей группе больше нет командного духа. Вон, один только Сасори чего стоит. Он уже несколько раз не присутствовал на репетициях, плюнул на этот разговор, на все предыдущие наши встречи. Дей все время возится с ним и выясняет отношения, конечно, его голова не забита работой, она думает о каких-то своих проблемах. А ты, Гец, и ты, Карин? Вы же просто два чокнутых, помешанных на наркотиках и сексе идиота. Наша группа ни для кого больше не пребывает на первом месте. Я помню слова Наруто, которые он не переставал произносить с того самого момента, как мы начали процветать: «Неважно, через что нам придется пройти, какие трудности преодолеть и сколько падений выдержать, мы всегда должны держаться друг за друга и оставаться вместе». Он верил в каждого из нас, он жил этой группой, музыкой, песнями. Но все пошло под откос с его уходом. Нам больше не вернуть прежних нас.

– Подожди, Саске, это звучит, как какой-то бред, – сняв очки и начиная их протирать, высказалась Карин.

– Я не хочу всего этого говорить, но у нас нет выхода. Отец нас больше не спонсирует, выступления мы себе оплатить не можем, все рухнуло, – снова склонил голову брюнет.

Хината ухмыльнулась всему разговору и, встав с лестницы, грациозной походкой направилась в гостиную.

– А рухнуло ли? – послышался интригующий голос сзади.

Все обернулись. Ино выпучила глаза от удивления. Саске ударил рукой по лбу. Гец присвистнул, а Карин и Дей просто сидели, молча устремляя взгляд на объект внимания.

– Хината? – удивилась Ямонако.

– Ино, не пойму, я что, восстала из мертвых или похожа на зомби? Откуда столько удивления? – съязвила Хьюго и присела рядом с братом на край дивана. Белая мужская рубашка едва прикрывала бедра и была расстегнута на несколько пуговиц, предоставляя возможность наслаждаться ее декольте и длинными ногами. Суйгецу не смел упускать такую возможность и откровенно пожирал девушку глазами.

– Я, кажется, ясно дал понять, чтобы ты не спускалась вниз, – кинув злой взгляд на брюнетку, выплюнул Саске.

– Хочешь сказать, что смеешь указывать мне, что делать? – ответила она, с ухмылкой посмотрев на брата.

– Сука! – огрызнулся Учиха.

– Мой дорогой братец, уверенна ты будешь целовать мне ножки за то, что я готова сделать для вас и вашей группы, – заинтриговала ребят девушка, выпрямляя свои длинные стройные ноги вперед.

– О господи, о чем ты вообще говоришь? Иди в комнату и занимайся своими делами, вот что ты вечно лезешь! – начал противится Саске.

– Да? Ну хорошо! Тогда я пошла, а вы сидите тут, как кучка придурков, и плачьтесь друг другу в жилетку, упуская возможность снова выдвинуться на пик популярности, – вскочив с дивана, вновь зацепила словами Хината.

– Постой, постой! – схватил ее за руку Дейдара. – Прошу, скажи, что ты имеешь в виду?

– Значит, кому-то все-таки не плевать на вашу группу! А, братик?! – присаживаясь обратно на свое место, Хината кинула взгляд в сторону Саске.

– Да говори уже, – закатил глаза Учиха.

– Дело в том, что у моего любимого Кибы, – девушка задержала паузу и посмотрела на бешено сердитые голубые глаза блондинки, усмехнувшись при этом, – есть очень богатенький папочка, и, уехав за границу, он оставил его следить за своим рестораном. Так вот, там, невероятно огромная сцена, куча посадочных мест и огромное пространство для танцпола. Если вы не будете сидеть здесь и раскисать, как тряпки, то уверена, что смогу договориться по поводу того, чтобы это заведение стало новым рождением вашей группы. Вас снова будут слушать, у вас будут выступления, поклонники и деньги. Стоит лишь только попросить меня об этом, – подмигнула Хьюга своему брату.

– Ребята, это же наш шанс. Хината, ты гений! – заверещал Дейдара с широчайшей улыбкой на лице.

– Не обольщайся, Дей! Это все не за просто так, верно? – с подозрением взглянул на брюнетку Саске.

– Хм… ну, знаешь, думаю, мы обсудим это с тобой наедине, – пробежалась пальчиками по плечу парня Хьюга.

Ино молча сидела и вникала во весь разговор. Она узнала, что Хината является сестрой Саске, и удивилась тому, как он мог так долго это от нее скрывать. Как ей показалось, у них были совсем не братско-сестренские отношения, что немного пугало Ямонако. Из слов и действий Хинаты она узнала, что ее лучший друг и парень, который ей нравится, Киба, встречается с Хьюго. Также она отметила для себя, что та хочет использовать его в своих личных целях. Жизнь брата рухнула и снова вспарила ввысь у нее на глазах. Хината сделала выгодное предложение ребятам, но что она хочет взамен?! В голове творился жесточайший хаос.

«Что же мне делать? Стоит ли говорить Кибе о том, что Хината использует его? Ха, конечно, так он мне и поверил. И к тому же, это единственный шанс для брата не потерять любимую работу. Господи, прошу, дай мне сил все это пережить. Нужно срочно поговорить с Сакурой».

***

Шлейф запаха алкоголя распространился по комнате и проник в ноздри Сая.

– Сасо, да ты пьян! – принюхался тот.

– Поверь мне, это никак не повлияет на то, что я тебе сейчас скажу, – пошатываясь, ответил юноша и ухватился руками за щеки брюнета.

Сасори взволнованно дышал и видел, как Сай тревожно смотрит на него. Воздуха в легких не хватало для того, чтобы произнести самые важные слова. Облизнув губы и глубоко вздохнув, он решился и сказал: – Я все еще люблю тебя, Сай.

Брюнет прикрыл глаза и улыбнулся. Но улыбка была грустной, сказанные слова явно произвели на молодого человека неправильный эффект.

– Сасо, я прошу тебя, не нужно таких слов. Они больше ничего не значат для меня, – произнес юноша, резко кинув свой твердый взгляд на Акасуну.

– Что? Нет! Не ври, зачем ты врешь?! – противился Сасори.

– Я не вру. Ты думал, что я буду сидеть и ждать, когда ты там разберешься в себе?! – Сай убрал руки со своего лица. – Нет! Я все это пережил. И твой уход… и звонки твоего парня… и воспоминания, твой запах повсюду. Я проветривал окна неделями, чтобы только он ушел, но потом я понял, что запах был не в комнате, а в моей голове. Я долго, очень долго жил надеждами. Мои собственные мысли убивали меня, резали без ножа. Каждый миллиметр этого дома был связан с тобой. Но все притупилось и стало не так больно. Сейчас чувства уже не те. Однажды ты сделал свой выбор, и к прошлому уже не вернуться.

Сасори усмехнулся серьезному выражению лица парня, на что тот вылупил глаза.

– Почему ты смеешься? – спросил брюнет.

– Сай, по правде говоря, я не понимаю, для чего ты все это говоришь. Возможно, что я повелся бы на твои слова, если бы не тот вечер, – опьяненные глаза смотрели на юношу, который нервно покусывал нижнюю губу.

– Я хочу немного отдохнуть, если ты, конечно, не против, – обратился с просьбой к своему возлюбленному Акасуна, уже начиная подниматься по лестнице в комнату.

– Подожди Сасо, не нужно туда ходить! – закричал Сай.

– Это еще почему? – удивился тот.

– Мне бы этого не хотелось, – поник юноша.

– Интересно как! А мне вот хочется туда сходить, – и парень побежал вверх по лестнице с особым интересом.

Сай ринулся вслед за ним.

Распахнув дверь, Сасори не поверил своим глазам. Огромный слой пыли покрывал кровать, пол, комоды, шкафы и книги. В некоторых местах завелась паутина, и он увидел разбитую вазу с цветами, которые когда-то подарил Саю на их годовщину. Цветы засохли, но не рассыпались и тоже были покрыты паутиной. Перед глазами вырисовывались образы из прошлой жизни. Вот Сасори спит, и Сай приносит ему свежезаваренный чай в постель. Вот он стоит у окна и поправляет занавески, а Акасуна подходит сзади и начинает целовать гладкую щеку, покрытую румянцем. Вот они на кровати наслаждаются друг другом. Акасуна несколько раз помотал головой, чтобы все воспоминания растворились, и задал один только вопрос: – Чувства уже не те, да?

Брюнет стоял позади и не знал, что ответить. Действительно, он не появлялся в этой комнате с самого ухода Сасори из его жизни. Было больно смотреть на эти стены, спать на этой кровати и ходить по этому полу. Однажды Сай просто закрыл дверь и больше не смел тревожить уют прошлого.

– Сасори, я… – он не смог договорить, так как его крепко заключили в объятия и нежно поцеловали.

Два человека вломились в комнату. Их поцелуи из нежных переходили в страстные и желанные. Их одежда стремительно падала вниз. Все вокруг кружилось. Упав на кровать, они сплели свои пальцы и крепко сжали их в кулаки. Пыль разлетелась в разные стороны и закружилась, как смерч вокруг любовников. Вздохи, стоны, поцелуи, прикосновения к коже… еще немного… и они достигли экстаза.

Словно маленький котенок, Сасори свернулся калачиком и положил голову на грудь Сая. Сам того не заметив, он уснул, так и не услышав слов брюнета: – Сасо, я наврал.
Утверждено Bloody
Голубоглазая
Фанфик опубликован 09 октября 2014 года в 17:05 пользователем Голубоглазая.
За это время его прочитали 1283 раза и оставили 0 комментариев.