Наруто Клан Фанфики Приключения Охотники. Глава 40

Охотники. Глава 40

Категория: Приключения
Охотники. Глава 40
Название: Охотники.
Автор: DitaSpice
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): приключения, романтика, мистика, AU, драма, местами хоррор, элементы эротики,экшн.
Тип(ы): Гет
Персонажи: Сакура, Карин, Ино, Саске, Суйгецу, Джуго, Наруто, Шикамару, Дейдара, Итачи, Какаши, Сай и др.
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OCC, сцены насилия, смерть персонажей, элементы эротики, ненормативная лексика.
Размер: макси
Статус: в процессе
Размещение: Также размещается на ФикБуке, остальное - только с разрешения автора
Содержание: Многовековая война вновь разгорается с новой силой. Какая роль уготована героям теперь, в этом меняющемся с невообразимой скоростью мире?
Она аккуратно взяла в руки его холодную, словно неживую ладонь, переплела их пальцы и прижалась к ней щекой, ощущая лицом легкое прикосновение суховатой поверхности чужой кожи. Он был довольно светлокожим, однако по сравнению с ней казался гораздо темнее, почти что смуглым. Его грудная клетка размеренно вздымалась в такт ровному дыханию, однако каждый раз, стоило ему на пару секунд замереть перед очередным слабым вдохом, как внутри у нее все словно переворачивалось, наполняясь жутким, необъяснимым, всепоглощающим страхом, что этот выдох, движение тела на пару миллиметров вниз, был последним, и после останется лишь оглушающая тишина.
- Так он жив?
Ино испуганно вздрогнула, совершенно не заметив, как в тесной комнатке оказались две новые фигуры: высокий мужчина к черной тканевой маске, скрывавшей нижнюю часть его лица, а также кукольного телосложения брюнетка с небольшим глиняным горшком в руках.
- Трудно сказать, - пожала плечами Куротсучи, принимая из рук Шизуне горшок и тут же снимая с него крышечку. - Его тело функционирует, однако души в нем нет. Можно считать, что он сейчас в коме, так что о его физической оболочке придется заботиться, иначе оно, как и все живое без питания и питья, довольно скоро погибнет.
Ино быстро сморгнула, с трудом сдерживая выступившие на глаза слезы, а потом сильнее прижалась щекой к шершавой поверхности его ладони, словно пытаясь через их прикосновение вдохнуть в него утерянную ранее жизнь. Темноволосая шаманка стянула с бессознательного тела простыню, оголяя мускулистую, жилистую грудь парня и его плоский, впалый живот, опустила в горшочек толстую кисть для каллиграфии, смочила ее в неизвестном, густом содержимом темно-зеленого цвета, а после принялась аккуратно выводить на его коже замысловатые символы вроде того, что он вырезал под своим пупком во время ее самого первого обращения. Там, скрытый тоненькой полоской темных волосков, все еще еле заметно горел красноватый, слегка воспаленный след от пореза.
- Что же там произошло? - взволнованно произнесла правая рука главы организации Охотников, переводя вопрошающий взгляд с Дейдары на заметно потрепанную красноволосую ведьму, что понуро стояла у двери, подперев плечом стену и баюкая в руках огромный золотой медальон.
- Серьезно? - устало протянул ее брат, закатывая глаза. - Мы же вам уже раз десять все рассказывали!
- Ну, может, как раз с одиннадцатого мы наконец-то во всем и разберемся, - зашипела на него Шизуне.
- Я прочла заклинание, чтобы отделить его душу от тела, - внезапно тихо произнесла Карин, протягивая Куротсучи золотой медальон. - Шикамару сам попросил, еще перед началом битвы. Его сила была нестабильна, он не мог ее контролировать, и боялся, что она может вырваться наружу. Что, в общем-то, и произошло. Я не видела иного пути..., - она запнулась, словно споткнувшись в собственных мыслях. - М-мне пришлось.
- И никто тебя не винит, - утешающе протянула темноволосая ведьма, пожимая ей плечо.
Ино недовольно нахмурилась, однако все же решила промолчать. Она винила, еще как ее винила! Другой выход определенно имел место быть! Иначе быть просто не могло!
- Ммм, - с сомнением протянул Дейдара, потирая подбородок, - а мне кажется, дело было вовсе не в этом.
Все присутствующие, за исключением Куротсучи, что, закончив рисовать на теле Шикамару таинственные символы, с любопытством вертела в руках медальон, в тот же миг обратили на него свои взгляды.
- Я, конечно, не эксперт в этих шаманских штучках, - пожал он широкими плечами, - однако после того, как мы покончили со стариком, все с ним было в порядке.
Шаманка поджала губы, но вслух так ничего и не произнесла. Насколько Ино было известно, они сражались с ее родным дедом, что предал Совет и ушел в Акацуки. Однако, несмотря на свое предательство, он все же был ей родным человеком, так что ее скорбь была вполне естественна.
- А потом из трупа Оноки взвилась какая-то хрень, - Дейдара помахал в воздухе рукой, наглядно показывая, как эта «хрень» взвилась в воздух, а после обрушилась вниз, - и давай вдалбливаться ему прямо в глотку. Жесть просто!
- А? - внезапно встрепенулась Куротсучи, в неверии и словно в шоке уставившись на ее брата. - Что ты сказал?
- То, что слышала, хмм, - раздраженно протянул он. - Вот тогда и начался весь этот ад. В меня, правда, вцепился Гаара, так что многого я не рассмотрел. Хотя, с другой стороны, если бы не этот сопляк, то я наверняка бы превратился в горстку пепла.
- Раньше ты этого не рассказывал, - все так же завороженно пролепетала она, словно во сне разворачиваясь к бессознательному телу молодого шамана и зачем-то прижимаясь лбом к его груди.
- Пф! Рассказывал! - отмахнулся Дейдара, однако тут же задумчиво поднял глаза к потолку. - Или же нет? Нет, кому-то я об этом точно рассказывал! А вот кому — хрен упомнишь! С нашего возвращения я только и делаю, что отвечаю на бесчисленные вопросы.
- Это очень многое меняет, - тихо протянула шаманка, теперь скользя лбом вниз по животу Шикамару.
- Ээй, ты чего? - растерянно окликнул брюнетку ее брат. - Выглядишь до жути стрёмно... и, к твоему сведению, даже неприлично! Ты его, что, изнасиловать собралась? Не знал, что ты от трупаков тащишься. Хотя, - насмешливо фыркнул он, - тогда это многое объясняет.
- В чем дело, Куро? - внезапно подал голос Хатаке Какаши, до этого хранивший абсолютное молчание.
- Сначала я думала, что мне показалось, но теперь..., - ответила она, наконец-то отлипая от Шикамару и вытирая со лба размазанные подтеки темно-зеленой субстанции. - С тех пор, как дедушка отрекся от Совета, мы не чувствовали связи с предками. Глава рода - он же, вроде как, объединяет нас всех, связывает единой нитью, помогает наладить контакт с теми, чьи души покинули этот мир. Он является проводником между миром живых и Долиной Теней.
- Долиной Теней? - словно очнувшись, вздрогнула Карин, подаваясь вперед.
- Когда шаман умирает, - согласно кивнула Куротсучи, - то оставляет после себя нечто вроде тени — мыслящий кусочек своей души, содержащий в себе его знания и силы. Долина Теней — это место, где собираются все тени того или иного рода шаманов. Именно благодаря предками, их знаниям и силе, мы можем существовать в этом мире, не боясь противостоять более могущественным ведьмам. Шаманы-одиночки, лишенные этой связи, либо потерявшие ее...
- Лишенные чистоты — ты это имеешь ввиду? - сморщился Дейдара.
- Да, именно, - закивала она головой. - Так вот, они гораздо, гораздо слабее нас, имеющих над собой незримое покровительство предков. Но бывает так, что глава рода... уходит от нас, как было с моим дедом. Тогда мы теряем прямую связь с предками, но не теряем своих сил до тех пор, пока глава жив.
- А что сейчас? - взволнованно произнесла Шизуне. - Оноки ведь погиб, значит...
- В том и дело! - не менее взволнованно, и словно восторженно произнесла шаманка. - Если бы он погиб, не передав никому своих сил, я бы это непременно почувствовала! Но этого почему-то не произошло. Нет, я ощутила... что-то. Не могу сказать, что именно. Но связь..., связь моего рода с предками - она вовсе не утеряна!
- Значит, перед смертью Оноки завещал кому-то свою силу? - нахмурился Какаши.
- Перед тем, как сдохнуть, он что-то шептал, а потом маньячно ухмылялся, - передернул плечами Дейдара. - Он даже испуганным не выглядел, хм.
- Да, но..., - Куротсучи замялась, а потом, вновь повернувшись к Шикамару, легонько, почти ласково, коснулась ладонью его груди. - Если бы это был кто-то из нас, я бы это знала, я бы чувствовала. И я... почувствовала это. Совсем слабо, но...
- К чему ты клонишь? - сложив на груди крепкие руки, глава Охотников выглядел не на шутку встревоженным, даже почти испуганным.
- Сначала я думала, что мне показалось, - вновь повторилась она. - Но после того, как я увидела Шикамару, после того, как прикоснулась к нему, и тем более после рассказа Дейдары, я почти уверена, что... мой дед передал свои силы ему.
На какую-то долгую минуту в комнате воцарилась полнейшая тишина, нарушаемая лишь тяжелым, недовольным сопением ее старшего брата. Ино взволнованно переводила взгляд с одного охотника на другого в надежде, что хоть кто-нибудь наконец-то подаст голос и объяснит, чем этот факт может грозить, или же помочь её Шикамару.
- Это невозможно! - громко фыркнула Шизуне, в неверии качая головой. - Такого просто быть не может! Сила шаманов передается лишь по наследству: от родственника к родственнику.
- Может, если в венах Шикамару есть хотя бы одна капля крови семьи Оноки, - тихо возразил ей Какаши, подходя ближе к койке, на которой все так же неподвижно лежало тело молодого шамана.
- Но шаманы не допускают кровосмешения! - возмущенно всплеснула руками ведьма.
- Если только факт об этом не был тщательно скрыт, - усмехнулся глава Охотников.
- И если это произошло очень и очень давно, - тихо произнесла Куротсучи. - Если какой-то шаман из нашего клана зачал ребенка с шаманкой из рода Нара, то это явно произошло не одно десятилетие назад. О таком скандале в нашем роду знали бы абсолютно все. Но я ни разу не слышала о подобном.
- А вот старикашка знал наверняка, - безмятежно пожал плечами Дейдара. - И я вовсе не удивлен: он же был таким древним! Удивительно, как с него еще песок не сыпался. Кроме того, раз ему было известно даже о том, где восемь столетий назад погребли тело Мадары, то о какой-то там запретной интрижке шамана из своего рода - и подавно!
- Даже если так, - неохотно соглашаясь со сказанным, произнесла Шизуне. - Зачем Оноки было передавать свою силу Шикамару? Особенно если учесть, что именно он его и убил?
- Кхм, поправочка, - поднял руку ее брат, - Оноки убил я.
- Поправочка: ты его добил, - с сарказмом протянула Карин. - Какая вообще, к черту, разница, почему и зачем? Как это поможет вернуть Шикамару? Мы вообще сможем его спасти?
- Думаю, - откровенно игнорируя выпад красноволосой ведьмы, Дейдара деловито облокотился о дверной косяк, - старик это сделал, чтобы его сила не досталась Мадаре.
- В смысле? - забывшись, произнесла Ино, отчего мгновенно поймала на себе заинтересованный взгляд главы Охотников, что, похоже, только сейчас заметил ее присутствие.
- Вы же сами вещали на собрании, что Мадара охотится на шаманов, так? Что ему необходима сила на восстановление? Старик Оноки хоть и был сначала с ними заодно, но наверняка просек, что жить ему осталось недолго: роль он свою исполнил, какой от него теперь прок? Он — пережиток прошлого, от которого Мадара, как и вся его шайка, так усиленно стремится избавиться. Думаю, старикашка и примкнул-то к ним лишь из жажды власти, но, обманув Совет, и сам угодил в капкан. Уйти из Акацуки можно лишь одним путем — ногами вперед, так что вариантов у него было немного. Вернуться к своим не получится — за предательство положена смерть, скрыться от Мадары живым — тоже, а тут ему так удачно подвернулся Шикамару — шаман из Охотников, в жилах которого течет кровь его рода, однако не являющийся членом его семьи.
- Безумие, - в ужасе прошептала Шизуне.
- Ход, конечно, рискованный, но терять ему все равно было нечего, - согласно кивнул Какаши. - Ему в прямом смысле удалось оставить Мадару с носом.
- Так сказать, помахал ему средним пальцем на прощание, - криво усмехнулся Дейдара.
- Но что все это значит для Шикамару? - вновь подала голос Ино, едва сдерживаясь, чтобы не разразиться истерикой. Вся эта болтовня не имела для нее ровно никакого смысла, тогда как Шикамару до сих пор оставался всего лишь телом, лишенным души и разума. Карин была права, какая разница, зачем тот шаман передал ему силу? Главное — это вернуть его в этот мир, вернуть к жизни, вернуть его к ней...
- Сейчас он находится в Долине Теней, - спокойно произнесла Куротсучи. - Карин, ты не просто отделила его душу от тела, ты спасла ему жизнь — он не смог бы выдержать двойного потока энергии, его бы просто разорвало.
Красноволосая ведьма громко шмыгнула носом, но ничего не ответила, лишь виновато понурила лохматую голову.
- К сожалению, из этого мира мы ничем не можем ему помочь. Как и говорится в заклятии на медальоне, душа Шикамару отправилась к предкам, однако его тело все еще живет, а это значит, что у нее есть, куда возвратиться. Столетиями такие магические предметы, - шаманка демонстративно провела пальцем по выгравированному на золотой поверхности оленю, - использовались не только для концентрации и направления силы шаманов, но и для связи с предками. Именно с их помощью кандидата на роль главы рода обучали создавать связь с Долиной Теней. Однако самостоятельно вернуться оттуда необученному шаману было не под силу, и именно поэтому во время ритуала рядом с ним всегда оставался тот, кто должен был помочь ему вернуться назад. Близкий и дорогой ему человек, чья душа станет для него светом в конце тоннеля. Проводник, или маяк — называйте, как вам больше нравится.
Проводником же Шикамару, видимо, должен был стать его отец, по-настоящему близкий ему человек. Между вами, Карин, несомненно есть связь дружбы — поэтому тебе и удалось, хоть ты и не являешься шаманкой, провести ритуал отделения души от тела. Но для того, чтобы вернуть ее обратно, боюсь, этого недостаточно. К тому же, учитывая обстоятельства, трудно что-либо спрогнозировать, ведь теперь ему предстоит объединить предков двух семей шаманов, если подобное вообще возможно. Кто знает, духи предков вполне могут и напасть на него, попытаться разорвать его душу на части, если подобное положение дел их ни коим образом не устраивает. Шаманы всегда были жуткими консерваторами, а подобного слияния еще никогда до этого не происходило.
- То есть, ты хочешь сказать...? - многозначительно произнес Какаши, явно поторапливая ее с ответом.
- Я хочу сказать, что нам остается только ждать, - тяжело вздохнула Куротсучи. - Если Шикамару удастся объединить предков обеих семей — это будет воистину историческим событием. Но если же нет...
- То он погибнет, - севшим голосом произнесла вместо нее Ино, даже не замечая, как текут по ее щекам предательские слезы.
- И оба наших рода лишатся связи с предками, - согласно кивнула шаманка. - Нам придется начинать все сначала — мы будем практически беззащитны.
- Но если у него все же получится? - не унимался глава Охотников. - Может, по нему и не скажешь, но Шикамару — очень сильный и волевой парень. Что будет тогда?
- Боюсь, даже в случае успеха он вряд ли сможет вернуться, - вновь вздохнула брюнетка. - Как я и сказала, у него нет проводника. В этом случае придется искать замену — опытного и сильного шамана, что сможет принять в себя его новую силу. Для этого придется созывать обе семьи, проводить ритуал поглощения... В общем, на это уйдет уйма времени и сил, а результат будет тот же — душа Шикамару так и останется скитаться в Долине Теней.
- У него есть мать, - еле слышно произнесла Карин, наконец-то отлепившись от стены. - Они не были особо близки, но она все равно самый близкий ему человек. Она сможет стать проводником?
- В данном ритуале духовная связь важнее кровной, - покачала головой шаманка. - Если бы у него была жена, или же дети...
- Я смогу...
Она и сама не поняла, что произнесла это вслух. Однако когда пять пар глаз одновременно устремили на нее свои удивленные, а в случае Дейдары — раздраженный, взгляды, Ино уверенно поднялась со стула, все так же продолжая удерживать в ладонях холодную руку Шикамару. Искорка несмелой надежды, поселившись внутри ее грудной клетки, в считанные секунды всколыхнулась неистовым пламенем, разнося по телу горячую кровь и ускоряя сердцебиение.
- Думаю... нет, я уверена - мы были достаточно близки, - уже смелее произнесла она, вперяя в шаманку настойчивый взгляд. - Я уверена, что смогу стать его проводником.
- Близки?! Это насколько же?! - гневно процедил ее брат, брызжа слюной от возмущения и совершенно не замечая, как прочерчивает в стене глубокие борозды внезапно увеличившимися когтями.
- Эмм, это очень мило с твоей стороны, - неловко протянула Куротсучи, бросая на ее брата взволнованный взгляд. - Но, думаю, ты не совсем понимаешь...
- Однажды он тоже стал моим проводником, - упрямо тряхнула она головой. - Шикамару держал меня за руку во время моего первого обращения, он помог мне вернуться обратно, не дал сойти с ума, он..., - подавившись слезами, она громко всхлипнула, утирая текущий нос рукавом своей голубой кофты. - Мы с ним близки, действительно близки. Я хочу, хочу хотя бы попытаться...
На какое-то время в помещении повисла тяжелая тишина. Дейдара сердито хмурился, до крови кусая потрескавшиеся губы, тогда как шаманка задумчиво терла виски, словно решая в уме какую-то замысловатую задачу.
- Ты же вервольф? - наконец-то сказала она, тяжело вздохнув.
Ино лишь согласно тряхнула головой, более не в силах произнести ни слова.
- Значит, в случае чего, не умрешь от потери энергии.
- Что?! - в панике вскинулся ее брат. - В каком смысле?
- Думаю, мы можем попытаться, - твердо произнесла Куротсучи, уверенно тряхнув головой. - Господин Какаши, с вашего позволения, я бы очень хотела попытаться помочь Шикамару Наре. Мне понадобится некоторое время, чтобы подготовиться, однако...
- Нет! - возмущенно воскликнул блондин. - Я откровенно против!
- Для начала необходимо как можно надежнее его спрятать, - вместо согласия ответил Какаши, кивая своей помощнице. - В таком состоянии он легкая добыча, а учитывая, сколько в нем сейчас заключено энергии, еще и желанная. Шаманка Акацук тоже это видела и вполне могла обо всем догадаться. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Шикамару угодил к ним в лапы!
- Эй! Вы меня вообще слышите?! - недобро оскалился Дейдара, шарахнув кулаком по стене.
- Шизуне, сообщи в одно из новых убежищ, чтобы ожидали гостей. И собери все необходимое: как для ритуала, так и для поддержания жизни Шикамару, - не обращая на блондина ровно никакого внимания, глава Охотников подошел к Куротсучи и по-отечески сжал ее плечо. - Куро, в остальном я полностью полагаюсь на тебя.
- Слушаюсь, Хатаке-сама, - бодро кивнула она в ответ.
- Все необходимое медицинское оборудование есть во втором убежище, - быстро протараторила ведьма, извлекая из кармана сотовый. - Так что отправимся туда - чем меньше внимания мы привлечем, тем лучше.
- Дейдара, - властно произнес Какаши, разворачиваясь к уже выпустившему клыки вервольфу, - ты отправишься туда вместе с сестрой и Куротсучи - им потребуется твоя защита.
- Но...
- Ино уже взрослая девушка и сама вправе решать, что ей делать, - перебил он. - Так что выбирай: либо едешь вместе с ней, либо остаешься здесь, и мы находим тебе замену. Думаю, Шии будет вовсе не проти...
- Да еду я, еду! - зло рявкнул Дейдара, прожигая главу Охотников полным ненависти взглядом.
- Тогда все решено, - удовлетворенно протянул он, потирая руки. - Шизуне, помоги им собраться. Карин, о том, что ты здесь услышала, нельзя рассказывать абсолютно никому. Никому. Ты меня правильно понимаешь?
Красноволосая девушка раздраженно передернула плечиками, не отрывая опухших глаз от неподвижного лица Шикамару.
- Еще как понимаю, можете не волноваться. Если хотите, можем даже заключить пакт.
- Не думаю, что в этом есть необходимость, - усмехнулся Какаши. - А теперь все за дело!
Когда за главой Охотников и его помощницей захлопнулась дверь, а Куротсучи поволокла возмущенно пыхтящего Дейдару в кладовку, Карин медленно, будто сомневаясь, подошла к кровати. Несмело протянула руку, бережно заправляя Шикамару за ухо длинный темный локон, а потом наклонилась к его лицу и аккуратно, словно боясь поранить, поцеловала его в бледную, впалую щеку.
- Когда вернешься назад, - тихо произнесла она, распрямляясь, - я как следует надеру твою безрассудную шаманскую задницу, - и, подмигнув Ино, устало улыбнулась. - Ты уж позаботься о нем. У этого парня просто талант находить проблемы на свою пятую точку.
- Меня он тоже как-то назвал проблемой, - нервно хохотнула она, внезапно растеряв ранее обращенную на эту ведьму злость.
- Ну, - пожала Карин плечами, выходя за дверь, - по крайней мере, с этой ему точно повезло.

***

Девушка уверенно ступила на залитую солнцем лужайку и подслеповато прищурилась. Яркий свет и разбитые очки — не самое лучшее сочетание, так что она торопливо побрела вдоль невысоких двухэтажных домиков, надеясь как можно скорее оказаться в надежных стенах своей обители.
Обратный путь занял у них почти сутки: бессознательное тело Шикамару и зажаренного до хрустящей корочки Ли на самолет было тащить довольно проблематично, так что пришлось покупать билеты на поезд. Благо, вампирши из клана Хьюга взяли на себя решение проблемы в виде проводников, а мужская часть их команды помогла с погрузкой раненых. Похоже, всплеск энергии Шикамару был довольно неравномерным, и если Кибу с Хинатой лишь едва зацепило, то Рока Ли поджарило как цыпленка на гриле. Ханаби, конечно, тоже досталось, однако девчонка оказалась стойкой, и за всю дорогу ни разу не пожаловалась ни на свое положение, ни на боль в заново отрастающей конечности. Только, к удивлению окружающих, постоянно крутилась вокруг Ли как беспокойная наседка, вызывая своим постоянным мельтешением головную боль и небывалое раздражение. Дейдара же удивил всех своей сдержанной задумчивостью: всю обратную дорогу он лишь сердито сопел (разорванное горло явно ограничивало его вербальные возможности) и неотрывно наблюдал за неподвижным телом шамана. Впрочем, за последним занятием он нашел себе верного соратника в лице снедаемой чувством вины Карин.
- Так это правда?
Девушка аж подскочила от неожиданности и резко дернулась в сторону, мгновенно разворачиваясь лицом к узкому проходу между домами. Там, прислонившись мощным плечом к кирпичной стене, с самым безмятежным видом стоял Даруи. Его погоня за Акацуками по мертвому лесу продолжалась недолго — Конан, явно не растерявшая в той стычке своих сил, успела вырубить его прежде, чем он смог существенно помешать их попытке скрыться. Побитый и злой он вернулся к реке как раз вовремя, чтобы выловить из ее недр слабое и практически обескровленное тело Дейдары.
Карин мысленно чертыхнулась. Ее так вымотало за последние два дня, что даже внушительная аура этого вервольфа осталась ею совершенно незамеченной.
- Это правда, - повторил он, отлипая от стены и делая в ее сторону пару шагов, - что ты смогла вернуть ему человеческую сущность?
Красноволосая ведьма взволнованно заозиралась по сторонам, явно не желая, чтобы хоть кто-то из охотников стал нечаянным свидетелем их приватной беседы на довольно щепетильную тему.
- Я не знаю, - честно ответила она наконец. - А даже если и так, то получилось это совсем не нарочно.
- Интересно, - как-то недобро усмехнулся темнокожий мужчина, складывая на мощной груди крепкие, размером с небольшое дерево, руки.
Карин настороженно прищурилась, с нескрываемым подозрением рассматривая мужчину напротив. Он был единственным, кто слышал крик Укона о том, что она превратила его брата обратно в человека. Конечно, это было полнейшей чушью! Такой силой не обладала ни одна ведьма на свете! Однако ложная информация такого рода могла принести ей немалые неприятности, особенно учитывая, в каком бедственном положении находились сейчас Охотники. И теперь ее дальнейшая судьба была в огромных ручищах этого вервольфа, а она даже понятия не имела, что же ему от нее нужно... ну, не считая потребностей физических.
- Но, как я понял, ты не спешишь делиться этим открытием с остальными? - спокойно произнес Даруи, однако очень внимательно наблюдая за выражением ее лица. - Почему?
- Потому что не знаю наверняка, - наигранно вздохнула она, устало закатывая глаза. - Разве не ясно? Зачем кормить охотников ложной информацией? Того вампира хорошенько потрепало, ему еще и не такое померещиться могло!
- Ты же ведьма из второй семьи, так? - все не унимался он, подходя к ней еще ближе. - Обладающая невероятной исцеляющей силой. Вдруг,
ты его каким-то образом «исцелила»? Те двое явно были обращенными.
«Я должна его спасти!»
Карин вздрогнула, словно наяву услышав собственный крик. Да, в тот момент больше всего на свете она желала спасти... но вовсе не близнецов-вампиров, а Шикамару! Но что если Даруи был прав? Что если заключенная в ней исцеляющая сила ошиблась и ударила в ближайшего к ней человека... или же она ударила в того, кто сам желал себе спасения?
- Как и говорила раньше: я-не-зна-ю, - по слогам отчеканила она, гордо приподнимая подбородок. - Сколько не допытывайся, большего сказать я все равно не смогу.
Какую-то долгую минуту мужчина сверлил ее пристальным взглядом, однако внезапно расслабился и, широко усмехнувшись, зашагал мимо нее к дому главы Охотников.
- Тогда не смею тебя больше задерживать. И, да, можешь не волноваться, я никому ни о чем не расскажу, - заговорщически протянул он, поравнявшись с ней. - Твоя тайна в надежных руках.
«И мне от этого должно стать легче?» - мысленно простонала Карин, провожая его измученным взглядом. Чего бы от нее не хотел этот вервольф, свои требования он так и оставил неозвученными. Однако тревожное чувство где-то под ложечкой твердило ей, что это был еще далеко не конец: когда тайна попадает в чужие руки, она элементарно перестает ею быть.
Она растерянно почесала затылок, с тоской глянула на безжалостно обожженные кончики своих волос и продолжила путь к дому, когда внезапно дверь жилища Шизуне широко распахнулась, и на улицу вышел незнакомый ей ранее человек... с просто невероятной аурой! У Карин даже дыхание перехватило — настолько яркой, ослепительно яркой была исходившая от него энергия! Казалось, само солнце меркло рядом с ним, постыдно пряча свои лучи. И этот человек, нет, существо, не было ни вампиром, ни вервольфом, ни даже ведьмой... Она никогда ранее не видела и не чувствовала ничего подобного!
- Гибрид?
Молодой парень с взлохмаченной золотистой шевелюрой резко замер, видимо, даже с такого расстояния расслышав ее слова. Внезапно показавшаяся вслед за ним Сакура чуть было не врезалась в него сзади и, заинтересованно вытянув шею, выглянула на нее из-за его плеча.
- Карин?
- А, привет, - не особо приветливо махнула она рукой, подходя ближе и все так же не отрывая зачарованного взгляда от гибрида.
- Слышала, вы только что вернулись с задания..., - Сакура осеклась и тут же замолчала, неловко переступая с ноги на ногу. Видимо, ей уже было известно, чем закончилась их миссия, и какую в ней роль исполнила сама Карин.
- А вы, похоже, собрались на новое? Неужели Какаши решил отправить и вас? - нарушила неловкое молчание Узумаки, только сейчас обратив внимание на их не совсем обычное облачение. Казалось, что двое молодых людей перед ней собрались в шахты копать руду: широкие штаны грубого пошива, куртки из плотной темной ткани, налобные фонарики и рабочие перчатки, торчавшие из оттопыренных карманов.
- Вроде того, - пожала плечами Сакура, завязывая свои светло-розовые волосы в невысокий хвост. - Почти все охотники сейчас заняты, так что, похоже, у него просто не было иного выбора.
- В последнее время возможность выбора стала почти что роскошью, - невесело усмехнулась ведьма. - Кстати, меня зовут Карин, - почти что бодро произнесла она, протягивая светловолосому парню руку. - Узумаки Карин.
Рука гибрида замерла в воздухе на полпути к ее ладони, а его небесно-голубые глаза уставились на нее с таким выражением, словно он узрел самого чупакабру, или еще что диковиннее.
- Узумаки... Наруто, - внезапно расплылся в улыбке он, хватая двумя руками ее ладонь и энергично ее треся. - Ну ничего себе! Спустя почти восемь столетий вот так внезапно повстречать свою родню! Обалдеть просто!
- Ага, очень неожиданно, - согласно закивала Карин, поспешно пятясь задом от уже раскрывшего широкие объятия Наруто. - Мне, это, пора уже. Да и вас, похоже, заждались.
Довольно громкие возгласы из неподалеку припаркованного джипа вроде: «Блииин, сколько можно?! Где их носит?» и «Задолбал ныть, Омои! Сейчас придут!» - явно свидетельствовали об ожидающей этих двоих компании.
- Ты права, - неловко улыбнулась Сакура, хватая Наруто под руку и с силой увлекая его за собой. - До встречи.
- Подожди! - внезапно воскликнула она, оборачиваясь им вслед.
- Да?
- Эээ, просто хотела сказать, что Ино на какое-то время отправится в одно из новых убежищ, - красноволосая ведьма взволнованно почесала шею, пытаясь как можно лучше подобрать слова, не выболтав при этом лишнюю информацию. - Они с братом и Куротсучи должны будут помочь в... эээ... его обустройстве. Просто подумала, что тебе стоит об этом знать. Вы же, вроде как, подруги. Я правильно поняла?
- Да, подруги, - несколько печально протянула Сакура. - Большое спасибо, что предупредила.
- Не за что, - пожала плечами Карин, ощущая себя внезапно смущенной... и виноватой. Врать этой Сакуре было почему-то крайне неприятно, словно она лгала самой себе. Возможно, это было из-за схожести положения, в котором они обе оказались по причине унаследованных ими сил, а, может, из-за того, что они были во многом похожи... гораздо больше, чем она сама могла себе в этом признаться.
- Прелестно! - внезапно раздался до боли знакомый голос у нее за спиной. - Уже со всеми успела повидаться? Хотя, конечно, кто я такой, чтобы тратить на меня свое драгоценное время? Всего лишь парень, что узнает о возвращении своей девушки в самую последнюю очередь!
Резко развернувшись на месте, Карин уставилась на крыльцо своего дома, откуда размашистым шагом, облаченный в такой же шахтерский наряд как и Сакура с Наруто, вальяжно шествовал Суйгецу. Его светлые волосы были завязаны в невысокий хвост на затылке, плотная куртка широко распахнута на мускулистой груди, а жилистые крепкие руки покоились в карманах широких штанов цвета хаки. Сейчас, даже несмотря на неприглядность своего облачения, он больше походил на парня с обложки какого-нибудь глянцевого журнала, совершенно спокойного и абсолютно уверенного в своей привлекательности, а вовсе не на члена подпольной организации, вышедшего на очередное и, вероятно, кровавое задание.
«Подлецу все к лицу» - усмехнулась про себя Карин, только сейчас осознав, как же она по нему соскучилась.
Сама того не осознав, она внезапно сорвалась с места и стремглав бросилась ему навстречу. Фиолетовые глаза Ходзуки удивленно распахнулись, однако уже мгновение спустя довольно прищурились, вторя широкой, привычно нахальной ухмылке его тонких губ. Пара секунд, и его широко распахнутые руки с жаром приняли ее в свои объятия, когда Карин буквально запрыгнула на него с разбега, обхватывая ногами за крепкую талию. Ее длинные волосы с размаха ударили его по лицу, но не успел он выплюнуть изо рта ярко-алый локон, как внезапно его губы накрыли ее, такие пухлые, мягкие и такие сочные. Не давая сообразить и оправиться от удивления, она жадно впилась в него горячим, требующим ответа поцелуем, и он, конечно же, не заставил себя ждать. Податливые, такие сладкие губы послушно распахнулись ему навстречу, и на какие-то долгие, волшебные минуты они полностью погрузились в пучины сладостного, жаркого поцелуя, сливаясь в диком, влажном танце их ищущих, жаждущих прикосновения языков.
- Твой эээ... Кубикирибочо я уже погрузил, - неловко протянул Джуго, проходя мимо них к дому. - Сейчас подогнать джип или... ну, ты же помнишь, каким путем добыл эту машину. Не думаю, что стоит демонстрировать ее охотникам вот так, при свете дня.
- Ты как всегда очень вовремя, друг мой. Оставь машину, где она есть. Я сейчас..., - задыхаясь произнес Суйгецу, на какое-то мгновение размыкая их поцелуй, но уже секунду спустя вновь сливаясь в нем с, казалось, еще большей страстью, при этом совершенно бесстыдно, широко раскрытыми ладонями поддерживая повисшую на нем девушку за округлые ягодицы.
- И, эээ... привет, Карин. Рад видеть тебя... эээ... невредимой, - вновь протянул громила какое-то время спустя, теперь уже выходя из дома.
- Да блин! - раздраженно выдохнул блондин, с причмокиванием отрывая губы от не менее задыхающейся Карин.
- Привет, Джуго, - смущенно протянула она, наконец-то спрыгивая с парня на землю и внезапно заливаясь такой краской, что самый спелый томат обзавидовался бы.
- Вот так... неожиданное приветствие, - глубоко выдохнув, усмехнулся Суйгецу, почему-то тоже смутившийся и теперь не знавший, куда же пристроить свои внезапно освободившиеся руки.
- Я так стресс снимаю, - фыркнула она, едва сдержав улыбку.
- И как, помогает? - рассмеялся он, нежно проводя рукой по ее щеке и убирая с раскрасневшегося лица обожженный локон.
- Ага, - вздох искреннего облегчения.
- Тогда надо будет попросить Какаши почаще тебя посылать на какие-нибудь миссии. Да поопаснее, чтоб стресса потом накапливалось побольше.
- Ах ты, засранец кривозубый! - беззлобно возмутилась она, несильно ударяя его по плечу. - А ты куда намылился? Тоже на задание, с Сакурой и гибридом?
- Угу, - согласно тряхнул он белобрысой головой, - только немного в другом направлении. Вчера Акацуки напали на резиденцию Совета и грохнули старуху Кохару, а пару часов спустя пропал и Данзо. Похоже, он конкретно обделался от страха, когда прознал про ее убийство, и решил зарыться еще глубже под землю. Сай со своими ребятами пытаются его найти, но пока безуспешно. Плюс ко всему, его человек в охране Старейшины тоже не выходит на связь, так что... В общем, услуга за услугу — по его просьбе Какаши послал нас подсобить товарищам из АНБУ. Катакомбы-то огромные, сама знаешь, лишняя пара рук никогда не помешает. Мы поедем к северному входу в подземелья, тогда как гибрид и девица со сладкой ватой на голове отправятся к западному... Карин? С тобой все в порядке?
Девушка непроизвольно вздрогнула, с трудом натягивая на лицо безмятежное выражение. Суйгецу если и знал о подробностях их вчерашнего провала, то явно не показывал вида. Однако последствия, пугающие последствия их фиаско, как и предполагалось, не заставили себя ждать — убив Старейшину от лица ведьм, Акацуки вышли на финишную черту своего плана по уничтожению Совета.
- С каких пор АНБУ требуется помощь от Охотников? - удивленно протянула Карин. - Разве мы все еще не вне закона?
- Ну, - рассеянно почесал затылок блондин, - похоже, Саю все же удалось переманить на свою сторону добрую половину их шайки.
- То есть, - не самая приятная догадка свела брови ведьмы на переносице, выдавая с потрохами переполнявшее ее недовольство, - хочешь сказать, что приманка в виде Мэй сработала?
- Вот это я вскоре и узнаю, - пожал он плечами. - Но, скорее всего, так оно и есть.
- С ума сойти! Меня не было всего три дня, а мы уже сдружились с АНБУ!
- Это еще не факт, - недобро хмыкнул Ходзуки. - Пусть сначала Кушимару освободят — а вот тогда уже можно будет говорить и о дружбе.
- И Джуго тоже едет? - внезапно изумилась она, только сейчас осознав этот факт.
- Никто его не заставлял — сам напросился, - вскинув руки в защитном жесте, Суйгецу невинно захлопал глазами. - Клянусь, я тут ни при чем.
- Ага, конечно, - ни капли не купившись на наглую ложь, Карин недовольно сложила на груди тонкие руки. - Тогда я тоже с вами!
- Ты для начала выспись как следует, - с жалостью протянул он, вновь трогая ее волосы, - на ногах же едва стоишь.
Не стоит она, как же! Зато бегает вполне себе шустро!
Девушка уже открыла было рот, чтобы возразить, однако тут же распрощалась с внезапным порывом погеройствовать — усталость все же брала верх, отзываясь в висках тупой барабанной дробью и жжением в опаленных, все еще не до конца заживших конечностях.
- И, да, сделай что-нибудь с... этим, - осторожно, словно боясь ступить на минное поле, протянул Ходзуки, проводя пальцами по ее левому виску.
Карин поспешно прикрыла его ладонью. Она и сама не сразу заметила, что взрывная волна силы Шикамару конкретно подпалила ей не только руки и ноги, но еще и ее драгоценные волосы! Больше всего досталось левому виску — там волосы обуглились почти что под корень.
- Это мне еще повезло, - тяжко вздохнула ведьма. - Рок Ли обгорел до самых костей. Удивлена, что он вообще смог после такого выжить.
- Знаешь, а ты ведь можешь сбрить виски! - пропустив ее последние слова мимо ушей, он громко восхитился внезапно пришедшей ему на ум идее. - Сейчас же такое в моде, вроде как? Зуб даю, тебе пойдет! Добавит немного стервозности твоему образу, а то в последнее время ты что-то размякла: с поцелуями набрасываешься и все в этом роде.
- Не переживай, - сердито протянула Карин, проходя мимо и на этот раз больно ударяя его в бок острым локтем, - такое больше не повторится.
- И да, имей в виду, - крикнул Суйгецу ей вслед, потирая ушибленные ребра и улыбаясь от уха до уха, - что, когда я вернусь, тебя ждет расплата за содеянное!
- А? - нахмурилась ведьма, в недоумении застыв на верхней ступеньке крыльца.
- Будешь знать, как усыплять меня и сбегать посреди ночи без предупреждения. Так что надевай свои самые красивые трусики и жди, - сладко ухмыляясь, протянул он, заговорщически ей подмигивая. - Вернусь, как следует тебя отшлепаю!

***

Они неспешно продвигались вперед, петляя в лабиринте узких, неосвещенных тоннелей старых катакомб. Ночное зрение оказалось как нельзя кстати, и Саске вновь мысленно поблагодарил судьбу за то, что родился вампиром — высокая фигура ведьмака впереди то и дело натыкалась на каменные выступы и болезненно охала, орошая пространство тирадой тихих ругательств. Когда они в очередной раз свернули направо и ступили на неширокую площадку, окруженную с трех сторон гладкими, отшлифованными каменными стенами, Итачи резко замер и мгновенно схватил Канкуро за шиворот, едва предотвратив фатальное столкновение его головы со стеной.
- Мы на месте, - негромко произнес он в небольшой приемник, зажатый в левой ладони и едва различимый в кромешной темноте подземелий.
- Что, бля, уже?! Ладно, одну секунду, - внезапно раздался скрипучий, насмешливый голос, слегка искаженный помехами радиочастот. - Только штаны натяну...
Итачи брезгливо передернул плечами, содрогнувшись от плохо скрываемого отвращения, и обернулся назад, многозначительно приподнимая брови. Саске тихонько хмыкнул, внезапно представив себе картину бегущего по катакомбам с голой задницей Хидана.
- Даже спрашивать боюсь, какого черта тебе понадобилось их снимать, - обреченно покачав головой, протянул Учиха-старший. - Голова старухи у тебя?
- А куда она, мать его, теперь денется? - раздался кровожадный смешок из рации.
- Он же не...? - скривился Канкуро, видимо, представив себе худший из вариантов возможных причин внезапного оголения белобрысого психопата. - С головой-то...?
- Фу, бля! - громко ругнулся Хидан. - Даже для меня это уже слишком! Просто мы с Таюей немножко предались воспоминаниям.
- О, хвала Ками! - с явным облегчением выдохнули все трое.
- Я рад, что у тебя налаживается личная жизнь, но не мог бы ты немного поторопиться? - раздраженно произнес Итачи, поднося рацию поближе ко рту.
- Не думал, что для него хоть что-то может быть «слишком», - скептически протянул Саске.
- Я тебя слышу, у*бок! И, чтоб тебе было известно, на старух у меня не стоит! - злобно прорычал в приемник Хидан. - А вот на симпатичных молоденьких брюнетов — кто знает? Можем хоть сейчас проверить!
- Попробуй, - оскалился он, извлекая из-за пояса серебряные клинки. - Не терпится вновь порубить тебя на части! Ты же еще помнишь, каково это, а?
- Остыньте, - устало протянул его брат, однако также, видимо, на всякий случай, извлекая из-за пояса короткий кинжал с широким лезвием. - Разборки будете устраивать позже. Сейчас мы все должны сосредоточиться на одном...
Тихий скрип справа заставил всех троих вздрогнуть от неожиданности, когда часть гладкой стены плавно скользнула в сторону, открывая перед ними узкий проход в плохо освещенный коридор.
- То есть, - хитро протянул полуобнаженный громила, что хищно скалился по ту сторону прохода, практически полностью загораживая его своим мощным, перепачканным кровью телом, - ты разрешаешь мне поразвлечься со своим милым маленьким братиком после того, как прикончим Данзо?
- О, да, - так же хищно оскалился Саске, с вызовом выходя вперед навстречу ведьмаку. - Я отлично развлекусь, вспарывая наложенные мной же швы и вновь разбирая тебя на части. А то как-то давненько я не играл в «пазл по имени Хидан».
- Блин, да вы все здесь шизанутые! - ядовито выплюнул Канкуро, проталкиваясь мимо него ко входу в коридор. - Лучше бы я отправился к Святилищу вместо старика Оноки!
- Осторожнее с желаниями, - усмехнулся блондин, уступая ему дорогу. - Ты же в курсе, как он кончил?
- Так! Все закрыли рты и слушайте меня! - не выдержав, прикрикнул на них Итачи, устало проводя ладонью по лицу. - На эти катакомбы наложена чертова туча заклятий — я едва ли могу учуять что-либо дальше, чем на пару десятков метров. Поэтому будьте крайне осторожны: в отличие от нас, личная охрана Данзо знает эти тоннели как свои пять пальцев. На его поиски может уйти уйма времени, так что зря не растрачивайте свои силы. Хидан, - внезапно произнес он, разворачиваясь к громиле лицом, - возвращайся к Конан. Отнеси ей голову старухи и, если от Мадары-сана не будет иных распоряжений, возвращайся к нам.
Белобрысый громила недовольно поморщился, однако возражать не стал и вразвалочку направился в темный тоннель, из которого они вышли парой минут ранее. Проходя мимо Саске, он будто ненарочно зацепил его мощным плечом и, широко оскалившись, едва слышно протянул:
- С нетерпением жду нашего свидания, принцесса.
- И какого черта это было? - встревоженно произнес его брат, когда светлая, прилизанная шевелюра наконец-то скрылась в глубине катакомб. - Я же просил тебя не нарываться! Или тебе жизнь надоела? Хидан — больной, неубиваемый ублюдок! Не хватало еще...
- Так, мы все же идем за стариком или и дальше будем трепаться? Я не подписывался на участие в вашей семейной драме, так что прошу — увольте, - ведьмак в раздражении повернулся к Итачи и требовательно протянул к нему руку, сжимая что-то в крупной ладони. - Держите. Используйте в случае необходимости и не разрывайте ментальной связи, пока остальные не подоспеют на помощь. Радиус их действия, спасибо раздобытым вами в тайниках Охотников костям младенцев, неограничен, так что беспокоиться о прерывании связи не стоит. Но если вы их потеряете, - Канкуро угрожающе нахмурился, переводя тяжелый взгляд с брата на брата, - то очень об этом пожалеете, уж я об этом позабочусь.
Саске растянул губы в деланной полуулыбке, принимая из протянутой ладони маленький кожаный мешочек. Прихваченные по настоянию Итачи ингредиенты для черной магии из одного из тайников северного подразделения Охотников оказались как нельзя кстати — Канкуро тут же приспособил их для создания партии магических мешочков и еще какой-то только ему известной чертовщины. И если до этого юный ведьмак внушал ему лишь некоторую тревогу, то теперь от него исходила реальная опасность - так что угрозы Канкуро имели под собой более чем реальные основания.
- Саске, - произнес Итачи не терпящим возражений тоном, - ты идешь по северному тоннелю. Если там чисто, то направляйся на запад, там и встретимся. Мы с Канкуро сначала пойдем по южному, а потом разделимся: ты пойдешь на восток, - кивнул он ведьмаку, - и впустишь наших ребят с восточного входа, а я прочешу северные и западные катакомбы. Если завидите Данзо или его людей — сразу выходите на связь. На рожон не лезьте, постарайтесь выманить их поближе и не атакуйте, пока не подоспеет подмога. Если верить Таюе, парни из Корня...
- Корня? - с сомнением переспросил ведьмак.
- По словам подружки Хидана, именно так называют себя парни из верхушки АНБУ, что входят в его личную охрану, - быстро пояснил Саске, пожав плечами.
- Так вот, парни из Корня, - продолжил его брат, засовывая ведьмин мешочек в задний карман своих черных джинсов, - профессиональные убийцы с многолетним стажем, натасканные на уничтожение себе подобных, так что не стоит их недооценивать. В одиночку не нападаем. Тебе это ясно, Саске?
- А я что? - деланно невинно развел он руками.
- Я, кажется, задал тебе вопрос, - все не унимался Итачи, сверля его хмурым, недоверчивым взглядом.
Саске раздраженно поджал губы, с трудом удержавшись от ответа, что так и вертелся на кончике его языка. Неужели после всего, что им пришлось пережить, и через что им пришлось пойти, его брат наивно полагал, что он сможет разделить с кем-то привилегию самолично грохнуть чертового старика? Похоже, что Итачи куда больше беспокоил сам факт уничтожения Совета, нежели наслаждение от наконец-то свершившейся мести.
«Черта с два!» - мысленно выругался Саске, до боли сжимая кулаки.
Убийство старика Хомуры не принесло ему успокоения — ублюдок ушел из этой жизни с нахальной ухмылкой победителя, заставив чувствовать себя последним ничтожеством. А старуху Кохару и вовсе дали грохнуть безмозглому психопату Хидану, и тут лишив возможности утолить ядовитую, всепоглощающую жажду отмщения. Черта с два он позволит отобрать у него последний шанс поквитаться с тем, кто превратил его жизнь в ад! Ведь именно он, Данзо Шимура, стоял за убийством всей его семьи. Именно он отдал распоряжение вырезать весь клан Учиха и, кто знает, возможно, самолично участвовал в той резне.
«Черта с два!» - яростно вопило все его существо, вынуждая через силу кивнуть старшему брату.
Никому: ни треклятым Охотникам, ни гребаным АНБУ, ни кровожадным идеалистам из Акацуки, ни, тем более, его собственному брату — он не позволит никому из них лишить себя этой возможности! Такой желанной, такой отчаянно необходимой возможности самолично вырвать сердце из груди никчемного, алчного старика! Призрачной возможности наконец-то вынырнуть из пучин адской, мучительной боли, в которой он безостановочно тонет с самого детства, с того самого момента, как узрел на пороге собственного дома растерзанные, изувеченные тела своих родителей. Возможности обрести долгожданный покой от разъедающей изнутри ядовитой ненависти и горького чувства вины за собственную беспомощность...
- Яснее некуда.
Он и сам удивился тому, с каким холодным спокойствием прозвучал его сдержанный ответ. Похоже, за годы проведенные в стане Охотников он слишком хорошо научился притворяться, скрываясь за маской непоколебимого равнодушия. Однако долгий, тяжелый, недоверчивый взгляд Итачи не сразу оторвался от его лица, и Саске отрешенно подумал о том, что, похоже, его брат наконец-то вновь научился его понимать... без всяких слов, так, как он делал это в детстве, в их прошлой, по-наивному глупой и счастливой жизни.
- Тогда за дело, - со всей серьезностью произнес Учиха-старший, кивая Канкуро и вновь кидая на младшего брата быстрый, тревожный взгляд.
Махнув рукой на прощание, Саске уверенно свернул на ближайшей развилке, довольно скоро оставляя своих спутников далеко позади. Ведьмин мешочек неприятно обжигал кожу, словно у него в руках находился кусок раскаленного железа, и он на мгновение остановился, но лишь для того, чтобы развязать тонкие тесемки, аккуратно разомкнуть пальцами криво обрезанные кожаные края и высыпать его содержимое на грязный каменный пол. В конце концов, Канкуро говорил о самом мешочке, но ничегошеньки не сказал про его содержимое, так что если кого ему и придется винить, так это собственную недальновидность.
Саске недобро ухмыльнулся, обнажая в оскале свои острые, как кинжалы, клыки:
- Прости, брат, - негромко протянул он, ускоряя шаг. - Но делиться с тобой я не собираюсь.
Утверждено Aku
DitaSpice
Фанфик опубликован 05 Июля 2019 года в 15:05 пользователем DitaSpice.
За это время его прочитали 41 раз и оставили 0 комментариев.