Приветствуем Масаси Кишимото на этой странице
Наруто Клан Фанфики Приключения Охотники. Глава 39. Часть 2

Охотники. Глава 39. Часть 2

Категория: Приключения
Охотники. Глава 39. Часть 2
Название: Охотники.
Автор: DitaSpice
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): приключения, романтика, мистика, AU, драма, местами хоррор, элементы эротики,экшн.
Тип(ы): Гет
Персонажи: Сакура, Карин, Ино, Саске, Суйгецу, Джуго, Наруто, Шикамару, Дейдара, Итачи, Какаши, Сай и др.
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OCC, сцены насилия, смерть персонажей, элементы эротики, ненормативная лексика.
Размер: макси
Статус: в процессе
Размещение: Также размещается на ФикБуке, остальное - только с разрешения автора
Содержание: Многовековая война вновь разгорается с новой силой. Какая роль уготована героям теперь, в этом меняющемся с невообразимой скоростью мире?
Невыносимая боль в ребрах по-царски устроилась как в ее теле, так и в сознании, вытесняя собой происходящее вокруг безумие и заставляя забывать абсолютно обо всем после каждого неосторожного движения. Способность к самоисцелению была, несомненно, невероятно полезным приобретением, однако, в то же время, чертовски болезненным. Карин непроизвольно вскрикнула, когда Дейдара попытался подхватить ее на руки, ясно давая понять, что это была не самая лучшая его идея. Блондин тихо выругался, подставляя ей свое плечо и аккуратно приобнимая за талию.
- Так мы еще не скоро доберемся до Святилища, хмм, - недовольно пробурчал он, волоча ее вниз по каменистому склону. - А ты не можешь снять заклятие прямо отсюда?
- Нет! - раздраженно рявкнула она. - Иначе бы уже давно это сделала.
Вервольф что-то неразборчиво протянул себе под нос, однако больше не стал задавать глупых вопросов и, наконец-то достигнув конца спуска, поспешно потащил ее к берегу. Когда они уже практически достигли неистово бурлящей реки, скользя и оступаясь на покрытой крупной галькой земле, Карин внезапно затрясло словно в лихорадке, а по ее спине прошлась волна обжигающего холода. Девушка резко обернулась назад, едва не заорав от пронзившей ее при этом боли, и уставилась на крутой склон, с которого они только что спустились. На самом краю скалистого выступа, спиной к ним, замерла стройная фигура шамана, что, широко раскинув длинные руки, явно совершал какой-то магический ритуал. Земля под ним неистово вибрировала, высоко подкидывая в воздух камни и сухие комья покрытого засохшей травой грунта, а у самых его ног медленно клубились полупрозрачные ленты теней. Поднимаясь все выше и выше, они закручивались вокруг него подобно смерчу, а в тяжелом, наэлектризованном воздухе то тут, то там ярко вспыхивали ослепительные разряды молний.
- Что б меня! - в бешенстве выплюнул Дейдара, глубоко втянув воздух ноздрями. - Их там двое!
- Кого? - с усилием прокряхтела Карин. Она тоже чувствовала чью-то энергию, но определить наверняка попросту не могла - чувствовать других ведьм и, тем более, шаманов было для нее вновинку.
- Шаманов! Кого же еще? - прорычал он сквозь зубы, внезапно ускоряясь. - Милашка Конан и старый пердун из Совета!
- Оноки?! - в ужасе выдохнула Карин. - Шикамару сражается сразу с двумя шаманами?!
- Если я достаточно хорошо их знаю, - фыркнул блондин, - сначала в бой полезет старик - он тот еще любитель повыделываться, а Конан не особо спешит марать руки без особой необходимости. Скорее всего, она просто воспользуется Оноки, чтобы под шумок добраться до Святилища, а там...
Яркий всполох света, короткий раскат нарастающего грома, и их с силой ударило в спину мощным потоком горячего воздуха. Карин едва успела вновь обернуться назад, чтобы увидеть, как напротив самодельного смерча Шикамару из теней вырастает плотная стена из молочно-белого тумана.
- Я же говорил, хм, - пожал плечами Дейдара, а потом внезапно напрягся всем телом, словно хищник, вот-вот готовый к смертельному прыжку. - Этого еще не хватало!
- С вервольфом мне сейчас не справиться, - решительно произнесла девушка, вырываясь из его аккуратных объятий и старательно игнорируя последовавшую за этим телодвижением боль. - Так что вампиров беру на себя.
Красноволосая ведьма мысленно выругалась, проклиная как Акацук, так и свою временную недееспособность. Из-за боли она не сразу смогла различить ауру сразу трех существ, спешивших им наперерез по извилистому берегу быстрой реки.
- Будем сражаться? - приподнял блондин изящную бровь.
- Если попытаемся пересечь реку сейчас, то получим удар прямо в спину, - Карин поспешно запустила руку за пояс, извлекая из коротких ножен заточенный магией деревянный кол. - Черт! Как же не вовремя!
- На то, видимо, и был расчет, - хмыкнул вервольф, снимая через голову майку и без промедления начиная свое извращенное стариком Орочимару обращение. - А вот и они.
Из-за резкого поворота извилистого русла реки, частично скрытого за скалистым выступом, на котором во всю сражались двое шаманов, рассыпавших по небу многочисленные вспышки ярко-красных и иссиня-черных искр, показались три до боли знакомые фигуры. На неистовой скорости к ним мчались огромный вервольф с яркой бурой шерстью и двое вампиров-близнецов, с которыми Карин уже имела неудовольствие познакомиться на том злополучном приеме в честь дня рождения Конан.
- Это же..., - в изумлении протянула она, чувствуя, как бешено колотится в груди ее сердце.
- Ваш старый приятель, ага, - криво усмехнулся Дейдара, оскаливая свои неправдоподобно огромные клыки и слегка приседая на задние лапы. - Веселый сегодня денек, ничего не скажешь. Справишься без меня?
- Как будто у меня есть выбор, - вздохнула девушка, сжимая в одной ладони кол, а другой поспешно совершая магические па. - Как закончишь с Гаарой, сразу дуй за Конан! Или постарайся хотя бы выйти на ее след. Старик Орочимару не зря над тобой корпел столько времени. Уверена, после его экспериментов силы природы больше не представляют для тебя особой опасности.
Блондин ничего ей не ответил, лишь широко оскалился в недоброй, хищной улыбке. С силой оттолкнувшись от земли мощными задними лапами, он в пару огромных прыжков настиг своего противника и яростно атаковал его прямо в лоб. Разливая по воздуху яростный, животный рев, два вервольфа отчаянно вцепились друг в друга когтистыми лапами и грузно свалились в воду, поднимая вокруг себя неистовый фонтан брызг. Карин медленно выдохнула, с облегчением ощутив, что боль в ее ребрах постепенно затухает, и взмахнула левой рукой, завершая последний магический жест. Вампиры-близнецы накинулись на нее с невероятной скоростью и воистину потрясающей синхронностью, так что девушка едва успела вскинуть вперед кисть, выпуская им навстречу горячий поток заключенной в ней энергии. Ближайшего к ней кровососа с силой подкинуло в воздух, швыряя спиной прямо на каменистый выступ, тогда как второй с поразительной ловкостью ухватился руками за огромный валун, прижался к нему всем телом и замер, выжидая, когда у нее наконец-то закончатся силы.
Дейдара мертвой хваткой вцепился в загривок бурого вервольфа и со всей силы долбанул его головой о торчащий из воды камень. На какую-то долю секунды он, казалось, обмяк, пуская по течению алые ленты крови, однако внезапно резко рванул в сторону в отчаянной попытке вырваться из цепкого захвата. Блондин приглушенно рассмеялся и, вонзив в затылок врага длинные когти, навалился на него всем телом, безжалостно притапливая его в прозрачной, сияющей на солнце, реке. Он был заметно крупнее, и уж точно сильнее Гаары, да и недавнее полнолуние, спасибо Орочимару, никак на нем не сказалось, так что исход их битвы был более чем очевиден. Однако сладкое чувство близкой победы мгновенно потонуло в зловещем рокоте сгущавшихся с невероятной скоростью туч. Солнце, что еще минуту назад нещадно слепило глаза, внезапно потухло, исчезнув за плотным, фиолетово-черным занавесом небес, и Дейдара в тревоге обернулся назад, разыскивая взглядом стройную фигуру шамана. Шикамару все так же стоял на выступе, но теперь его было практически невозможно разглядеть за жутким магическим вихрем и частыми вспышками красно-синих молний. А вот старика было видно как нельзя лучше.
Блондин тихо выругался и, секунду поразмыслив, вновь шарахнул Гаару об камень, прежде чем расцепить хватку и рвануть по каменистому склону наверх, туда, где вот-вот могло произойти непоправимое. Старик Оноки стоял на коленях, тяжело дыша и глубоко погрузив узловатые пальцы в землю. Беззвучно, одними губами, он быстро шептал какое-то заклятие, пока защищавшую его стену из белого тумана жестоко разрывало на части порывами искусственно созданного торнадо, тогда как Нара уверенно приближался к нему с явным намерением размазать старика по земле. Глубоко погружая когти в твердую землю и обламывая их об острые камни, Дейдара в пару огромных прыжков достиг Оноки как раз в тот момент, как последняя защищавшая его стена, проиграв напору жуткой черной бури, с громким свистом растворилась в воздухе. Хищно оскалив острые, как лезвия, клыки, он с удовольствием вонзил их в шею старого ублюдка, яростно помотал головой, вырывая трахею, и с отвращением сплюнул кусок плоти на землю. Хрипя и булькая разорванной глоткой, шаман тяжело рухнул на землю, пару раз конвульсивно вздрогнул, а потом, широко раскрыв выцветшие от старости глаза, окончательно замер с застывшей на его окровавленных губах жуткой, зловещей улыбкой.
- Какого черта?! - взревел откуда-то из глубин урагана Шикамару, вызывая на лице вервольфа злой оскал.
- Лучше скажи спасибо, что не дал тебе прикончить его самому! - рявкнул он в ответ, утирая с губ кровь и убирая с лица раздуваемые ветром волосы. - Хотя, наверное, не стоило вмешиваться и просто позволить тебе по-дурости лишиться чистоты!
Брюнет, чью фигуру теперь было гораздо легче рассмотреть, явно собирался что-то крикнуть ему в ответ, однако внезапно схватился за горло и, издав дикий, полный неистового ужаса вопль, упал на землю, содрогаясь в безумных конвульсиях, словно кто-то пустил по его телу мощный электрический разряд. Не в силах пошевелиться, Дейдара пораженно смотрел на то, как на коже шамана проступают сначала едва заметные, а потом ставшие ярко-черными полосы, покрывая все его тело подобно сетям. Вздымаясь и извиваясь, они то ли душили, то ли обнимали Шикамару, пока с громким хлопком не взорвались, стекая на землю словно густая черная смола. В тот же миг нижняя, окружавшая парня часть торнадо на какое-то мгновение словно растворилась, и он резко и неестественно замер, широко раскрыв рот в немом крике и уставившись в пространство перед собой белками закатившихся глаз.
Вновь обретя контроль над телом, блондин хотел было кинуться к нему, однако в ужасе отпрянул назад, когда из тела мертвого старика внезапно вырвался мощный поток холодной энергии и, взвившись в воздух метров на десять, обрушился на обездвиженное тело Нары, в прямом смысле вбиваясь ему в глотку. В то же мгновение что-то с неистовой силой влетело в Дейдару сзади, отбрасывая его к краю выступа, а потом грузно приземлилось ему на спину, ломая ребра и вышибая из легких кислород. Он отчаянно тряхнул головой, пытаясь прийти в себя, однако прежде, чем успел что-либо сообразить, в его шею глубоко вонзились кинжалы чьих-то клыков, вспарывая кожу, терзая плоть и безжалостно разрывая артерии.
Балансируя на краю выступа, отчаянно хватаясь руками за раненную шею, землю, камни, нависшего над ним вервольфа, какое-то время он беспомощно сражался с затягивающей сознание тьмой, пока оглушительный взрыв где-то за спиной не сотряс окружающее пространство невероятным выбросом дикой, обжигающей энергии. Разрывая барабанные перепонки, опаляя кожу и врезаясь в тело тысячами мелких игл, адская взрывная волна в мгновение ока смела двух вервольфов со скалы, сбрасывая их по-прежнему сцепленные в битве тела в петлявшую у подножия реку.

Она понимала, что долго сдерживать их у нее не получится. Стоило потоку энергии сойти на нет, как близнецы с бешеной скоростью вновь рванули к ней. Тот, что схватился за камень, настиг ее первым, но Карин не позволила ему коснуться себя. «Дай вампиру тронуть тебя пальцем — и лишишься головы» - так говорила старая пословица, и она была на сто процентов верна. Девушка резко пригнулась, вновь выставляя вперед руку и произнося короткое заклинание. Оно не отбросило блондина назад, однако существенно замедлило его движения, так что ведьма с легкостью увернулась от его выпада, а потом как можно сильнее ударила вампира в грудь деревянным колом. На долю секунды темные глаза кровососа расширились от праведного ужаса, однако уже мгновение спустя он хитро прищурился и, прежде чем она успела среагировать, ударил ее в лицо кулаком.
Сила удара была такой, что ее отбросило в сторону, словно в ней не было и грамма веса. Карин тихо застонала, сплевывая на землю густую кровь из разбитой щеки и пытаясь подняться на ноги. В голове неистово гудело, будто там разбушевался духовой оркестр, а перед глазами плыли большие разноцветные круги. Хорошо хоть зубы каким-то чудом остались на месте, да и челюсть, вроде, не была сломана. Узумаки едва пришла в себя, как внезапно ощутила мощный поток приближающейся с невероятной скоростью энергии. Она поспешно вскинула голову и прищурилась сквозь разбитые очки. Первый вампир, которого она всего пару секунд назад пырнула в грудь, валялся на земле и грязно ругался, безуспешно хватаясь пальцами за деревянную рукоять. Судя по всему, кол вошел достаточно глубоко и достаточно близко в сердцу, так что самостоятельно извлечь его, не поранив при этом жизненно важный орган, не представлялось для него возможным... Или же деревянное оружие просто-напросто застряло у него в ребрах. В любом случае, это немного, да утешало — пусть она и не добила его, но, по крайне мере, обезвредила, а со временем дерево завершит за нее дело, отравив его кровь. С другой стороны, это так же вселяло тревогу, ибо кол у нее был всего один, и тот теперь находился вне зоны ее досягаемости.
Красноволосая ведьма поспешно сплюнула в руку перемешанную с кровью слюну и, прошептав очередное заклятие, ударила ладонью об усыпанную галькой землю. Тут же, буквально в паре метров позади нее, раздался приглушенный удар и последовавший за ним злобный вскрик, что вскоре сменился чередой сильных, глухих ударов, словно кто-то тарабанил кулаками по толстому стеклу. Карин обернулась, хотя и так прекрасно знала, что предстанет перед ее глазами: второй вампир, которого она ударила ранее о скалистый выступ, как бешеный носился вокруг нее в отчаянных, но пока бесполезных попытках пробить невидимую глазу броню ее магической защиты. Она прекрасно знала, что долго ей так не продержаться — радиус защищавшего ее барьера неумолимо уменьшался с каждой новой минутой. Надо было срочно придумать, как добраться до кола прежде, чем этот близнец сможет до нее дотянуться.
Внезапный мощный раскат грома грубо ворвался в ее мысли, заставляя в панике поднять голову на скалистый выступ. Карин в ужасе вытаращила глаза, с трудом осмысливая происходящее.
- Черт подери! - простонала она, наблюдая за тем, как вокруг Шикамару с бешеной скоростью вырастает невероятных размеров иссиня-черная стена плотной, словно сжатой под прессом энергии, в которой тут и там яростно взрывались ослепляющие вспышки коротких молний. Нара выходил из-под контроля, рискуя потерять себя или, того хуже, быть проглоченным собственной энергией - это было более чем очевидно. Тогда как она ничего не могла с этим поделать, запертая в ловушке магического барьера с парочкой жалких вампиров на хвосте.
«Я должна ему помочь!» - отчаянно билась в ее сознании мысль, затапливая изнутри ощущением тупой, болезненной безысходности.
«Я обещала ему помочь!» - вторила ей вторая, заставляя наплевать на боль и подняться на колени.
«Я должна его спасти!» - орала во всю глотку третья, хватая Карин за шею удавкой тревоги и рывком поднимая на ноги.
- Я должна его спасти! - неосознанно выкрикнула она вслух, когда внезапно, издав леденящий душу треск, ее невидимая защита окончательно рассыпалась на части, более не сдерживая беснующегося всего в метре от нее вампира. Она едва успела сделать вздох, прежде чем на ее шее сомкнулись крепкие, холодные пальцы...
Обжигающе-ледяной поток энергии, вырвавшись из, казалось, самых недр ее существа, с неистовой силой выплеснулся наружу, и, просачиваясь сквозь кожу, вторгся в тело державшего ее за шею блондина. Вампир пронзительно заорал и что было мочи рванул руку на себя, однако она, словно приклеившись, так и осталась на месте, перекрывая доступ Карин к спасительному кислороду и не давая ему пошевелиться. Девушка беспомощно брыкалась на месте в бессмысленной попытке освободиться, тогда как ее мучитель теперь уже практически визжал от боли, словно по его венам медленно растекалось кипящее масло.
Хватая воздух подобно рыбе, она краем глаза уловила какое-то странное движение неподалеку. Возможно, виной тому была все укрепляющая свои позиции асфиксия, взрывавшая ее мозг болезненными спазмами и вызывавшая у нее галлюцинации, однако первый близнец, с трудом поднявшись на колени, что было мочи бросился на ближайшие камни, ударяясь о них грудной клеткой и всаживая ее кол еще глубже в свое тело. Жуткий звук разрываемых живых тканей, и заостренный кончик кола, вспарывая бледную кожу и орошая серую майку кровью, показался из костлявой спины вампира. Еще раз шарахнувшись о камень, блондин в бешенстве вцепился пальцами в кол, с усилием вырывая его из спины, а потом, харкая кровью и ехидно ухмыляясь, повернулся в ее сторону. Однако не успел он сделать и пару шагов в сторону Карин, как в него на бешеной скорости влетела огромная туша черного, как сама ночь, вервольфа. Дико взревев, Даруи осатанело вцепился мощными клыками в худощавую фигуру близнеца. Разливая по воздуху тошнотворный треск ломаемых костей, он без особого усилия оторвал вампиру руку, а потом, не медля ни секунды и не выпуская его из цепкого захвата, вонзил клыки во вторую.
Девушка в последний раз конвульсивно дернулась, смутно ощущая, как ее сознание медленно погружается в темные пучины холодного небытия, когда окружающее пространство внезапно сотряс невероятной силы взрыв. Неистово ревущий поток раскаленной энергии врезался в них подобно скоростному поезду, в доли секунды сшибая с ног и опаляя кожу. Вцепившегося в нее близнеца с поразительной легкостью оторвало от ее тела, подбросило в воздух, а потом, словно безвольную тряпичную куклу, кинуло в холодные пучины беснующейся реки. Карин повезло гораздо меньше. Жадно хватая ртом воздух, хрипя и захлебываясь в словах, она в панике выставила вперед руки, произнося защитное заклинание. Силы были уже на исходе, голову разрывало на части от дикой, пульсирующей боли, а вскрыть себе плоть, чтобы воспользоваться хотя бы черной магией, у нее попросту не было времени. Оглушающая, ревущая, раскаленная до бела энергия пожирала все, что попадалось ей на пути. Словно слепящее белое пламя, она покрывала собой все окружающее пространство, и, казалось, с каждой секундой становилась все больше и неистовее. Карин в ужасе зажмурила глаза, опасаясь, что иначе может просто ослепнуть, а над ней, всего в сантиметре от выставленных вперед рук, бушевало всепоглощающее пламя вышедшей из-под контроля силы ее друга-шамана.
Невидимая броня ее защитной магии была слишком тонкой и слишком слабой, чтобы противостоять подобной мощи. Красноволосая ведьма хрипло стонала, ощущая, как кожа волдырями ожогов вздымается на ее ладонях, лопается, а потом стекает вниз в по рукам горячей, светло-желтой жижей. Ноги, что она в последнюю секунду успела согнуть в коленях, подтянув к подбородку, вскоре постигла та же участь, и девушка уже больше не могла сдерживать пронзительных воплей боли, извиваясь на земле подобно брошенному на раскаленную сковороду угрю. Казалось, еще немного, и она зажарится заживо... точнее, запечется в собственном соку, накрытая крышкой своей защитной магии.
Однако, внезапно все прекратилось, словно кто-то невидимый закрутил вентиль, перекрыв адскому пламени выход из преисподней. Громко всхлипывая и тяжело глотая ртом горячий кислород, Карин с усилием села на землю и подняла слезящиеся глаза на скалистый выступ. Там, в кругу беснующихся черных теней и завивающихся в смерч канатов плотного белого тумана, неподвижно лежало жилистое, бледное тело абсолютно обнаженного шамана. Он все еще был жив, иначе вырвавшаяся на свободу энергия сразу бы исчезла, растворилась в природе, а не продолжала свои неистовые пляски, уничтожая все в пределах досягаемости. Просто сейчас, после первого всплеска, она набиралась сил, чтобы вновь обрушиться на них и добить тех, до кого не смогла добраться с первого раза.
А потом на опаленную землю легла непроглядная, густая черная тень, и Узумаки в ужасе обернулась назад, только сейчас вспомнив, зачем они здесь вообще находятся, и запоздало осознав, что они все же проиграли. Там, на невысоком холме, до которого ей так и не довелось добраться, стояла высокая стройная женщина с короткими, иссиня-черными волосами. Ее бледно-голубое платье, грубо опаленное снизу, свисало с ее покрасневших, обожженных колен неровными, почерневшими кусками, а горящий решимостью взгляд был устремлен на землю прямо под ее босыми ногами. Бледные, потрескавшиеся губы беззвучно дрогнули в коротком заклинании, и сухая почва под ней с громким треском обрушилась вниз, поднимая очередную, высокую волну, но на этот раз из пыли и праха.
Карин согнулась пополам, утыкаясь лицом в пылающие болью колени и закрывая нос и рот куском опаленной футболки.
На какое-то долгое мгновение время словно остановилось, погрузившись в непроглядные темно-серые пучины тяжелой пыли, однако вскоре пространство вокруг начало понемногу проясняться, представляя глазам Карин жуткую картину. Мертвая, опаленная земля была покрыта толстым слоем темно-серой пыли, а на том месте, где еще недавно находилось Святилище, зияла огромная черная воронка. Конан все еще стояла там, на самом краю сотворенной ею пропасти, хоть и выглядела теперь куда менее внушительно. Устало упершись в колени руками, она пыталась отдышаться, а к ней, оставляя на земле грязные, мокрые следы, прихрамывая, спешил Гаара, на ходу принимая свой человеческий облик и в тревоге оглядываясь назад на скалистый выступ.
- Кажется, я вдохнул чью-то бабушку, - громко фыркнул Даруи, вылезая из-под небольшой груды камней поблизости, и тут же принялся неистово, часто чихать, поднимая вокруг себя новый фонтан из праха предков Утатане Кохару.
Метров в двадцати от него из-под серого покрывала пыли тяжело поднялась худощавая, безрукая, заметно обгоревшая фигура и, спотыкаясь и оскальзываясь, сломя голову бросилась к реке, где, прибившись к высоким камням, спиной вверх слегка покачивалось на волнах чье-то хрупкое, безвольное тело.
- Сакон! Сакон! - надрывно орал безрукий близнец, вытаскивая брата из воды и разворачивая его лицом вверх.
- Нам пора! - закричал ему с другого берега Гаара, уже добравшийся до шаманки и теперь с отвращением отдиравший прилипший к мокрому телу прах.
Подхватив брата под руку, перескакивая с одного торчащего из воды камня на другой, Укон в пару мгновений оказался на другом берегу. Однако, добравшись до своей компании, внезапно заорал, грубо скинул близнеца на землю и в ужасе уставился на него сверху вниз.
- ЭТА СУКА!! - пронзительно заверещал он, хватаясь за голову единственной рукой и переводя горящий бешенством взгляд с брата на все еще сидящую на земле Карин. - Эта сука превратила его обратно в человека!!
Девушка вздрогнула и в изумлении уставилась в сторону застывших над Саконом Акацук. Конан склонилась над бледным, мокрым телом светловолосого близнеца, мягко коснулась его обожженной ладонью, а потом резко вскинула голову, вперив в Карин наполненный ужаса и благоговения взгляд.
- Уходим! - рявкнул на вампира Гаара, грубо закинул на плечо безвольное тело Сакона и поспешно зашагал в сторону черного, опаленного леса на том берегу реки. Укон, немного потоптавшись на месте, все же последовал за ним, злобно оглядываясь на ведьму через плечо, а Конан... все так же не отрывала от Карин восхищенного и в то же время словно испуганного взгляда, пока новый раскат грома не сотряс затянувшуюся тишину, заставляя девушку в панике обернуться в сторону лежащего на краю выступа шамана.
- Они серьезно думают, что смогут так легко уйти?! - в бешенстве взревел Даруи, кидаясь в сторону реки и на ходу принимая облик огромного, черного зверя.
- Стой! - тихо прохрипела Карин, однако вервольф уже вряд ли мог ее расслышать, мгновения спустя исчезая в черной чаще мертвого леса.
Девушка в отчаянии ударила кулаком по земле, однако тут же вскрикнула от боли и притянула обожженную, а теперь еще и ушибленную руку к груди. Внезапный резкий порыв ветра с силой отбросил назад ее перепачканные пылью и прахом волосы, и она вновь вздрогнула, но на этот раз уже от покрывшего ее тело холодного, липкого страха. Дрожащими пальцами она потянулась к своей шее, схватилась за толстую, все еще горячую металлическую цепь и извлекла из-за пазухи огромный золотой медальон с изображением оленя. На глаза навернулись слезы, мешая прочесть выгравированные на блестящей поверхности роковые слова. Узумаки вновь подняла взгляд к вершине выступа, в последней, слабой надежде, что на этот раз ее глазам предстанет совсем другая картина, и ей не придется...
Шикамару, разметав по земле руки, все так же лежал, не подавая признаков жизни, а вокруг него, поднимаясь все выше и выше к небу, завиваясь в вихре смерча и испуская яркие молнии, бесновались потоки неистовой, первобытной энергии. Тыльной стороной ладони утерев глаза, она тяжело выдохнула, собираясь с последними силами.
- Fila vitae..., - едва слышно протянула Карин, судорожно сжимая в опаленных ладонях медальон. Ни сочащиеся серозной жидкостью ожоги, ни яростные удары ветра, ни страх от того, какими чудовищными последствиями может обернутся их сегодняшний провал — ничто из этого не причиняло такой боли, как осознание простой истины: она убивает своего друга, чтобы спастись самой.
- Umbra mortis...
Из-под полога черного, мертвого леса показалась сгорбленная фигура полуобнаженного Кибы, аккуратно удерживающего в объятиях бессознательное тело Хинаты.
- Tolle...
Нет, не только чтобы спасти себя! Чтобы спасти всех, кто еще остался в живых. Он сам ее просил. И она была более чем уверена, что, поступи она иначе, Шикамару бы ни за что ее не простил... если бы, конечно, каким-то чудом смог после такого выжить.
- ...animam meam, - глотая слезы, выдохнула она, ощущая, как накаляется в ее руках золотое покрытие медальона. Чудовищная буря, что, казалось, и не собиралась утихать, неожиданно взревела пуще прежнего, взмывая в покрытое тучами небо мощным столбом яркого света. Тело шамана резко дернулось вверх, неестественно выгибаясь в спине, а потом обрушилось на земь в жутком, подобном эпилептическому, припадке.
- Что ты с ним делаешь?! - донесся до нее наполненный ужасом голос Кибы. - Карин!! Какого черта ты...?!
Золотой медальон в ее руках внезапно налился весом, и она, более не в силах его удерживать, опустила ладони на землю, даже на таком расстоянии прекрасно ощущая исходящие от Шикамару неистовые вибрации энергии.
- ОСТАНОВИСЬ!! - орал во всю глотку Инузука, мчась к ней по усыпанному камнями склону, все так же не выпуская из рук хрупкое девичье тело.
Карин судорожно втянула в себя наполненный электричеством воздух, устремляя взгляд на бессознательное тело друга и наконец-то смирясь с неизбежным. Он был абсолютно прав: иного выбора у нее просто не было.
- Cursum...
Медальон в обожженных ладонях вспыхнул ярким черным светом, и по ее рукам, словно вылезшие из-под камня насекомые, во все стороны побежали тонкие нити теней, заволакивая ее тело в кокон из темно-серого, плотного тумана.
- НЕ СМЕЙ! - взревел Киба, опустив Хинату на покрытую травой землю, и тут же сломя голову бросился к ней, с чудовищной скоростью обращаясь в вервольфа.
Карин закрыла глаза, более не в силах, да и не желая, сдерживать наполненные горечью слезы.
«Прости, Шикамару»
- ...perficio!

***

Они быстро, едва ли не бегом, преодолели последний коридор, соединявший подвалы резиденции с выходом в катакомбы, и проворно нырнули за одну из многочисленных дверей по обеим сторонам прохода. По ту сторону их ожидала невысокая рыжеволосая девушка в бандане, по неофициальной традиции АНБУ с ног до головы облаченная в черное. Она вежливо поклонилась в знак приветствия, а потом махнула рукой, призывая следовать за ней.
Утатане Кохару взволнованно подняла глаза к потолку. Там, в паре десятков метров над ее головой, грязные выродки смешанных кровей уничтожали благородных потомков ее уважаемой семьи..., а она ничего не могла с этим поделать. Лишь только сбежать, как какая-то крыса, трусливо поджав хвост!
- Госпожа Утатане, - еле слышно произнес провожавший ее черноволосый молодой человек, - вам не о чем беспокоиться. Мы надежно спрячем вас, а потом, когда появится возможность, и членов вашей семьи.
«Если к тому времени от них хоть что-нибудь останется», - мысленно процедила она, поджав сухие старушечьи губы.
- Не о чем, говоришь? А как насчет всей этой ситуации? Как они вообще могли на нас выйти? Никто их моих людей не мог быть тому причиной — я лично заключила пакт с каждым из них! А значит, среди вас, мой дорогой, завелся шпион! И эта ваша ошибка обойдется мне не в один десяток мертвых шаманов и ведьм!
Молодой человек виновато потупил взгляд, а потом низко поклонился, опустив голову, словно готовясь прямо сейчас понести наказание за всю организацию АНБУ. Старейшина от лица ведьм лишь презрительной фыркнула, поворачиваясь к нему спиной и ступая вглубь плохо освещенного узкого тоннеля.
- Чтобы ко мне не совался никто из низов АНБУ, ясно тебе? - ядовито прошипела она вместо слов прощания. - Если увижу хоть одну шавку второго или третьего ранга — убью на месте!
Рыжеволосая девушка впереди слегка вздрогнула, видимо, осознав, что это могло относиться в том числе и к ней. Что ж, на ее счастье Кохару сейчас не могла обидеть даже малюсенького паучка, притаившегося в углу тоннеля. Что уж говорить о вампире, пусть даже самого низкого ранга? Только вот им, этим чертовым АНБУ, знать об этом было ни к чему.
Старуха взволнованно хмурилась, поспешно следуя за девицей по узкому, петляющему проходу, и изо всех сил пыталась осмыслить происходящее. Конечно, эти тупые выродки из охраны были здесь ни при чем! Предателем мог быть только кто-то из своих, в этом не было ни капли сомнений! Только члены ее семьи знали о Святилище, только они могли разрушить или же осквернить его, и только они могли поведать Акацукам о самом подходящем моменте для нападения. Только вот в этом не было никакого смысла! Какая ведьма станет собственноручно лишать себя сил и всякой возможности обороняться? Чушь какая-то!
- Госпожа Старейшина...
Девица впереди внезапно замедлила шаг, а потом, выйдя из тоннеля на небольшую круглую площадку, и вовсе остановилась, запустив правую руку за пояс и сжав напряженные пальцы на рукояти длинного, загнутого серебряного клинка.
Утатане Кохару недовольно сжала губы, поражаясь тупости юной вампирши. Неужели эта девка заблудилась? Они стояли на неширокой площадке, в стенах которой зияли черные дыры уходящих в разные стороны тоннелей, и, похоже, просто не знали, куда идти дальше.
- Милочка, неужели ты хочешь сказать, что за годы службы в АН..., - старуха осеклась, внезапно уловив в тишине приглушенный звук чужих шагов. Она нерешительно выглянула из-за спины вампирши и едва удержалась от крика ужаса: в проходе тоннеля напротив, хищно скалясь в довольной ухмылке, стоял высокий, невероятных размеров мужчина. Его платиновые, зализанные назад блестящие волосы были безжалостно перепачканы кровью, а в его правой руке мотылялась отрезанная голова одной из ее внучатых племянниц, удерживаемая его крепкими пальцами за клок спутанных, слипшихся от крови волос.
- Я уже, блять, заждался! - будничным тоном произнес он, зевая и разнося по своду свое громкое эхо. - Где вас, херовы черти, носило?
- Ты что застыла? - испуганно зашипела старуха, толкая девицу в спину. - Давай уже, исполняй свой долг! Прикончи эту скотину!
- Как скажете, госпожа Старейшина, - спокойно ответила вампирша, извлекая из ножен кинжал, замахнулась... и, развернувшись с едва уловимой глазу скоростью, со всей силы вонзила ей в горло блестящее лезвие.
- Ну че ты, бля, делаешь?! - разочарованно взревел гигант, бросая на пол голову своей предыдущей жертвы и наблюдая за тем, как рыжеволосая девчонка с яростью вонзает кинжал старухе в горло раз уже в четвертый. - Мы так не договаривались! Все веселье, сука, испортила!
- Закрой свою грязную пасть, Хидан! - рявкнула на него рыжая, наконец-то окончательно отсекая голову ведьмы от сухой старческой шеи. - Я с первого дня в этой жопе только об этом и мечтала! К тому же, - удовлетворенно вздохнула она, поворачиваясь к нему лицом и швыряя ему голову Старейшины, - она все равно лишилась своих сил. Какой тебе был прок от этой старухи?
- Эмоциональная разрядка, слыхала о таком? Я убийствами стресс снимаю, - деловито произнес громила, засовывая голову в тряпичную сумку на поясе. - Узнала, где старик?
- Нет, чтоб его! - в злости выплюнула девица. - О его месторасположении знает только верхушка АНБУ.
- Это, блять, нехорошо, - покачал головой Хидан. - Снова придется ждать, а этот хер ждать не любит.
- Я тоже ждать ненавижу, и что? Словно у нас есть выбор, - девушка устало пожала плечами, а потом, внезапно расплывшись в хитрой усмешке, быстро огляделась, хорошенько прислушалась и, пнув окровавленное тело старухи под ногами, вновь повернулась к громиле. - Тебе это ничего не напоминает?
- Резня в синтоистском храме в шестьдесят восьмом? - отвечая ей взаимной ухмылкой, произнес он, уверенно ступая ей навстречу.
- Кровь на стенах, - томно протянула она, расстегивая пуговичку на поясе, - оторванные части тел повсюду...
- Ебать, да я в жизни так не кончал, как тогда, - мечтательно вздохнул Хидан, разрывая на рубашке пуговицы и стягивая кожаные штаны вместе с нижним бельем.
- Не хочешь повторить? - ухмыльнулась она, снимая через голову майку и сбрасывая брюки прямо на перепачканный кровью пол. - Это, конечно, не храм, но...
- На хуй храм! И так сойдет, - пожав мощными плечами, он резко подошел к ней вплотную, грубо схватил за талию и с легкостью оторвал от земли, уже в следующую секунду жадно насаживая на себя податливое девичье тело. - Ебать, как я по тебе скучал, Таюя!
Утверждено Aku
DitaSpice
Фанфик опубликован 05 Июля 2019 года в 11:50 пользователем DitaSpice.
За это время его прочитали 40 раз и оставили 0 комментариев.