Наруто Клан Фанфики Охотники. Глава 34. Часть 2.

Охотники. Глава 34. Часть 2.

Охотники. Глава 34. Часть 2.
Название: Охотники.
Автор: DitaSpice
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): приключения, романтика, мистика, AU, драма, местами хоррор, элементы эротики,экшн.
Тип(ы): Гет
Персонажи: Сакура, Карин, Ино, Саске, Суйгецу, Джуго, Наруто, Шикамару, Дейдара, Итачи, Какаши, Сай и др.
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OCC, сцены насилия, смерть персонажей, элементы эротики, ненормативная лексика.
Размер: макси
Статус: в процессе
Размещение: Также размещается на ФикБуке, остальное - только с разрешения автора
Заглавная тема: Cousin Marnie – Cain
Содержание: Многовековая война вновь разгорается с новой силой. Какая роль уготована героям теперь, в этом меняющемся с невообразимой скоростью мире?
- Сукин сын! Приди в себя, кому говорю!
Очередной удар по лицу, и Суйгецу сдавленно захрипел, судорожно хватая ртом воздух.
- Какой ты, оказывается, нежный, - с издевкой протянула Ринго, по-хозяйски оседлав его грудную клетку.
- Слезь с меня! У меня же…
- Все с тобой уже в порядке, - хмыкнула она, но все же послушно поднялась и, уперев руки в бока, застыла над ним, подобно грозной статуе. – Твоя рана уже затянулась. Конечно, поболит немного, но через пару минут вновь сможешь ходить.
- Спасибо.
Девушка замерла, со странным выражением лица взирая на него сверху вниз. Кажется, она что-то очень хотела ему сказать, однако слова словно застряли по пути из ее рта, и сейчас она усиленно их пережевывала, словно намереваясь проглотить обратно.
- Не за что, - наконец-то выдохнула она, так и не решившись высказать вслух свои мысли. – Кстати, куда делись мои клинки? Я тебе их одолжила, а не подарила насовсем.
- Похоже, - прокряхтел Суйцецу, с трудом приподнимаясь на локтях и ощущая пронзительные отголоски боли в позвоночнике, - я их потерял в полете.
- Охренел, что ли?! – буквально взревела она, вновь кидаясь ему на грудь и хватая за ворот окончательно испорченной рубашки.
- Уж прости, так вышло, - вполне искренне протянул он. – Можем потом вернуться и поискать их.
- Это непременно! – злобно фыркнула Ринго, вновь вставая. – Если не найдешь, хрен я тебе верну Кубикирибочо.
- Он у тебя?! – в шоке выдохнул Сейгецу, рывком поднимаясь на ноги, однако уже мгновение спустя вновь падая на холодную поверхность асфальта, пронзенный уколом невыносимой боли.
- Угомонись, бешеный, - устало протянула Амеюри, с жалостью взирая на его попытки подняться. – Естественно он у меня. Неужели, ты мог подумать, что я позволила бы Кисаме или кому другому забрать его? Конечно, этой громадиной мог управлять только ты – уж слишком он тяжелый и приметный, однако не могла же я не позаботиться о таком славном оружии… Тем более, когда я думала, что ты погиб. Память, как-никак.
Суйгецу на мгновение замер и, все так же восседая на земле, поднял взгляд на свою бывшую напарницу. К его удивлению, Амеюри выглядела заметно смущенной. И только сейчас, в эту самую минуту, до него дошли слова, что она бросила тогда Карин.
- Спасибо тебе, мартышка, - тихо произнес он с легкой, но вполне искренней улыбкой. – За то, что единственная продолжала верить в меня, и за то, что любила такого козла как…
- Если произнесешь еще хоть словно – одним сломанным позвоночником не отделаешься, - предостерегающе протянула она, однако уголки ее губ предательски дернулись вверх. – Своей ведьме будешь нежности шептать, со мной этот номер не пройдет.
Суйгецу довольно усмехнулся, вновь опираясь на руки в неловкой попытке подняться с земли.
- Пошли уже. Мы и так засиделись, - с тревогой произнесла Ринго, хватая его под руку. – Джузо неподалеку. Однако стоит поспешить – его ищем не мы одни.
- Не думал, что они так быстро оправятся после взрыва, - изумленно приподнял он брови.
- Нет, - отрицательно покачала она головой. – Это уже не они. Похоже, Акацукам он нужен куда сильнее, чем мы могли себе представить, - а потом расплылась в широкой, гаденькой улыбке. - Но сначала тебе придется раздеться.
Суйгецу в изумлении поднял белесые брови.
- У меня, как бы, есть девушка...
- А еще ты весь вымазан в вампирской крови, придурок! - раздраженно выплюнула Амеюри, деланно оскорбленно разворачиваясь на месте и шагая в противоположную от него сторону. - Тебя за милю учуять можно!
- А, ты об этом, - растерянно протянул он, с трудом стягивая с себя рубашку. - И штаны тоже?

***

Ино сидела на полу вот уже почти полчаса. Голая, с раскрасневшейся после недавнего обращения кожей, она подтянула к себе коленки и уткнулась в них носом. Белокурые волосы спутанным водопадом струились по ее спине, словно надеясь скрыть наготу своей хозяйки.
- Прости.
- Прости.
Они произнесли это одновременно, а потом смущенно покосились друг на друга… впервые с тех пор, как она вернулась в свое обличье.
- Теперь из-за меня у тебя будут неприятности, - глухо произнесла она, вновь пряча лицо в коленки.
- У тебя они тоже будут, не переживай, - невесело усмехнулся он, подходя ближе и протягивая ей руку. – Так что, считай, мы квиты.
Девушка виновато улыбнулась ему, однако помощь принимать явно не торопилась.
- Тебе стоит принять душ, - подсказал он, кивая в сторону коридора. – И одеться тоже не помешает.
- Именно, - протянула она, многозначительно приподнимая брови.
Шикамару мысленно хлопнул себя по лбу. Ну что за болван?
Быстро подхватив с ближайшего дивана тонкое покрывало, он бережно опустил его ей на плечи.
- А говорила, что тебе больше нечего скрывать.
- Уже нечего, - потухшим голосом произнесла она, поднимаясь с пола. – И не от кого...
Шикамару аккуратно поддерживал ее под локоть, пока она, спотыкаясь и пошатываясь на ослабших ногах, медленно брела в сторону ванной. Однако перед дверью Ино внезапно замерла, а потом резко развернулась к нему, уставившись в глаза неожиданно твердым взглядом.
- Прости, что так вышло. Правда. Извини, и за мои действия, и за действия Дейдары. Он не имел права, это все моя вина. И я в полной мере готова принять на себя всю ответственность как перед ним, так и перед лицом твоей организации.
Шикамару растерянно уставился на нее, не в силах отвести взгляда. Было немыслимо то, что она ощущала себя перед ним виноватой, когда сама, одним своим существованием и присутствием, спасала его от безумия, готового в любую секунду обрушиться на него подобно цунами. Если бы не она, если бы ее сейчас не было рядом, он бы просто утонул в своем горе. Он и сейчас хотел этого – просто утонуть, позволить этой невероятной боли и все разрастающейся пустоте поглотить его целиком, но не мог… Не мог, потому что она в нем нуждалась. А потому он продолжал из последних сил держаться на плаву, дрейфовать в бескрайнем океане горечи от потери самого близкого ему человека.
Ино ошибалась. И он ошибался тоже. Вовсе не она нуждалась в нем. Это он хватался за нее, как утопающий за спасительную соломинку, хоть и прекрасно осознавал, что рано или поздно ему все же суждено пойти на дно.
- И прости за спину, - еще более виновато протянула девушка. – Сильно болит? Я могу чем-нибудь помочь?
- Все в порядке, - неопределенно качнул он головой.
- Я не…
- Забудь, все нормально.
- Ты уверен?
Он замер. Ее небесно-голубые глаза смотрели на него с пронзительной ясностью, словно видя его насквозь. На какую-то долю секунды ему даже показалось, что она все знает…
Нет, чушь какая!
А может…
Может, стоит ей рассказать?
Идиот! Не стоит взваливать на нее еще и свои проблемы. Ей и своих по горло хватает.
- Серьезно, со мной все хорошо. Иди.
Очередной виноватый, грустный, но на сей раз еще и обеспокоенный взгляд, и Ино скрылась за дверью. Шикамару наконец-то позволил себе поморщиться – спину покалывало и жгло. Раны, нанесенные вервольфами, заживали долго и нехотя, а потом оставляли после себя уродливые шрамы. Но ей было не обязательно об этом знать. Он не хотел еще больше ее расстраивать. Эта ночь и так причинила немало боли.
За дверью раздался приглушенный звук воды: сначала резкий и звонкий – из крана, а потом более тихий и рассеянный – из душа. Нара прислонился плечом к закрытой двери и тяжело вздохнул. Теперь, когда Ино больше не была в поле его зрения, пугающая пустота в грудной клетке снова начинала разрастаться, затягивая в себя его существо подобно черной дыре. И мысли… ужасающие мысли лезли ему в голову.
Как?
Где?
Кто?
И что стало с телом?
А потом внезапно все стихло, исчезло, потонуло в пугающей его самого апатии. И лишь только тихие, едва различимые отголоски голоса отца на границах его сознания вновь и вновь, как заезженная пластинка, просили Шикамару принять его силу…
Дверь в ванную комнату распахнулась неожиданно и быстро. Потеряв равновесие и не успех ухватиться рукой о косяк, парень рухнул вперед, однако тут же уперся в теплое, все еще влажное от воды, женское тело. Тонкие руки быстро скользнули ему на плечи, обвились вокруг шеи и зарылись в растрепанные волосы. А потом он ощутил прикосновение ее губ. Нежные, такие мягкие и пухлые, они словно вливали в него утраченную ранее жизнь, оставляя на коже легкое, но такое приятное покалывание. Ино настойчиво целовала его шею, медленно поднимаясь к подбородку, прижимаясь к его обнаженной груди своим мокрым, совершенно нагим телом, а он словно окаменел, не в силах ни оттолкнуть ее от себя, ни притянуть ближе.
Когда она приподнялась на цыпочках, чтобы наконец-то поцеловать в губы, он резко схватил ее за плечи и легонько встряхнул, заставляя остановиться и устремить на себя растерянный взгляд небесно-голубых глаз.
- Я так не могу, - тяжело выдохнул он, буквально выдавливая из себя слова, что совершенно не хотел произносить. - Мы даже на свидание не ходили. Это неправильно.
- У меня в жизни все неправильно, - раздраженно протянула она задыхающимся голосом. - Меня никто не спрашивал, хочу ли я этого - все само так получилось.
- Если я это сделаю, то буду последним уродом, - сквозь зубы процедил Шикамару, прикрывая глаза. Ее нежные соски невыносимо приятно скользили по обнаженной коже его груди, делая сопротивление с каждой секундой все слабее. - Ты просто расстроена. Я не стану пользоваться моментом твоей слабости, чтобы затащить тебя в постель.
- Можешь, - тряхнула головой Ино, вновь подаваясь вперед, - я разрешаю.
Истома в ее внезапно охрипшем голосе, немой призыв в удивительно голубых глазах, и сводящий с ума сладкий аромат ее кожи… Идея забыться в близости внезапно показалась ему не настолько уж и плохой. А потом она наконец-то коснулась его губ, и весь мир перестал существовать.
Шикамару притянул ее к себе, неистово и почти грубо. Впился в ее губы, погрузил одну руку в шелковистые волосы, притягивая еще ближе, а второй скользнул ей на спину. Ниже, по позвоночнику к тонкой талии, а потом – снова вниз, на мягкие, упругие ягодицы. Жадно сжал их в руке, продвинул ладонь глубже, а когда скользнул пальцами по ее шелковистой нежности, и она пронзительно охнула ему в губы, сильнее углубил их поцелуй, проникнув в ее ротик своим ищущим языком.
Он целовал ее со страстью и жаром, которых никогда раньше не испытывал, зная, что поступает неправильно, что использует ее, что потом непременно пожалеет об этом, но не мог остановиться. Он буквально тонул в ней, плавился в прикосновениях к ее телу, в ее невероятном аромате, иссыхал и сгорал от желания, что не могло найти успокоения. Когда он оторвался от ее невероятных губ и скользнул языком вниз по шее, когда достиг ее восхитительной груди, прочертив к ней дорожку из влажных поцелуев и захватив в плен своих губ нежную вишенку ее соска, Ино жадно выгнулась ему навстречу… а потом тихо всхлипнула.
Нет, не от страсти. Иначе. Так, как всхлипывают, когда плачут.
- Прости, - она виновато опустила голову, скрывая лицо за золотистым водопадом своих волос. – Я не хотела… Я…
Шикамару шумно выдохнул и, словно растеряв все остатки сил, медленно опустился на пол, увлекая ее за собой.
- Это жестоко, знаешь ли.
- Прости, - вновь всхлипнула она, зарываясь носом ему в шею.
- Я же говорил, что ты расстроена.
- Да.
- А теперь у меня пожар в штанах и плачущая девушка на руках. И что теперь прикажешь делать?
- Не знаю…
Шикамару вновь глубоко вздохнул, притягивая ее к себе и зарываясь носом в светлую макушку.
- Черт возьми! Ну и проблем от тебя, женщина!
Ино вновь всхлипнула, а потом жалостливо шмыгнула носом. Шикамару рассеянно улыбнулся, не совсем понимая, какого черта они вообще делают. Странно это. Вроде бы он ее утешает, а легче почему-то становится ему. Хоть и не знал, надолго ли. Просто черная дыра где-то глубоко в груди внезапно начала медленно, очень медленно, но затягиваться…
- Значит, сначала свидание? – глухо протянула она, все так же не поднимая головы.
- Боюсь, выбор у меня невелик, - пожал он плечами. – Иначе твой брат попытается меня освежевать. К твоему сведению, именно это он мне и пообещал.
- Пусть только попробует, - хмыкнула Ино, обнимая его сильнее. – Теперь-то я смогу за себя постоять. Но об «этом» ему все же лучше не знать.
- Можно тебя попросить? – произнес Шикамару, слегка от нее отстраняясь.
- О чем?
- Ты не могла бы все же одеться? А то намерения вести себя по-джентельменски иссякают буквально с каждой секундой.
Ино тихонько хрюкнула ему в плечо, а потом подорвалась с места и, блеснув прямо у него перед носом белоснежной задницей, проворно исчезла за дверью.
- Без ножа режешь! – простонал он, заваливаясь на пол и прижимаясь пылающей спиной к прохладной кафельной поверхности. Поднял руки, с силой обхватил лицо ладонями и снова, в очередной раз за эту длинную ночь, болезненно и тяжело вздохнул.

***

Пробираться вдоль складских помещений оказалось делом нелегким – спина всё ещё ныла, продолжая рассылать по телу волны боли, стоило лишний раз нагнуться или присесть. А потому Суйгецу продолжал кряхтеть как старый дед, тяжело пошатываясь из стороны в сторону. Видимо, нормально излечиться он мог, лишь глотнув живительной крови, однако поблизости не наблюдалось не то что людей, но даже бродячих кошек. В конце концов, Амеюри просто не выдержала и, дав ему указание заткнуться и выпустить из легких весь воздух, вновь вскинула его себе на спину. Да уж, всего за один вечер он умудрился по уши влезть перед ней в долги, а учитывая, что задолжал он Ринго, то ничем хорошим ему это в итоге точно не светило.
Какое-то время они передвигались в полной тишине. Суйгецу мысленно усмехнулся, представив на мгновение, как нелепо они сейчас выглядели: она - хрупкая на вид коротышка в мешковатой одежде, и он – высокий, широкоплечий, да еще и голый детина, что повис у нее на спине подобно школьному ранцу. Однако веселые мысли были внезапно прерваны ее недовольным шипением.
- Дерьмо! – с ясно различимой досадой выпалила она, усиленно принюхиваясь. – Мы опоздали!
Амеюри шумно выдохнула, явно следуя его примеру и выпуская из себя кислород, а потом подскочила на месте, вцепляясь в выступ на крыше ближайшего бокса и уже мгновение спустя ловко на него взбираясь. Как можно сильнее пригнувшись к металлической поверхности крыши, они какое-то время следовали на запад, осторожно, стараясь не издать ни звука, перебираясь с одного бокса на другой, пока она наконец-то не остановилась, с напряжением вслушиваясь в тишину. С хирургической аккуратностью опустив его тело на крышу, Амеюри многозначительно кивнула головой вперед, после чего, распластавшись подобно ящерице и не издавая ни единого шороха, проворно поползла вперед. Мысленно чертыхнувшись и сцепив зубы, Суйгецу последовал ее примеру, хоть и вышло это у него куда менее грациозно.
А потом он почувствовал их. Нет, не обонянием – это чувство пришлось отключить вместе с дыханием, просто ощутил их присутствие самой кожей. Казалось, окружавшее их пространство звенело и содрогалась от неистовой, невидимой, но физически ощутимой силы. Это было похоже на ощущение наэлектризованности в воздухе перед сильной грозой, только вот источником этой энергии была не мать-природа, а худшее из ее порождений.
Это были две женщины. С высоты бокса, на котором они притаились, были видны лишь их затылки, однако он сразу их узнал. Одну – по отчетам охотников и еще совсем недавнему банкету, на котором Карин чуть было не лишилась жизни, а вот вторую он вряд ли смог бы забыть, даже если бы очень захотел. Конан Тенши, предводительница Акацуки и невероятной силы шаманка, сейчас находилась прямо перед ними, всего в паре десятков метров, и даже не подозревала об их присутствии. Однако ни он, ни Амеюри, не собирались воспользоваться представленной им возможностью. Напасть на неё без прикрытия и поддержки было равносильно самоубийству, а это вовсе не входило в их планы. Вторая же девушка была ни кем иным, как Кин Цучи – бывшей подопытной Орочимару и его преданной собачонкой. Интересно, какова была бы ее реакция, узнай она, с какой скукой обсуждал ее любимый хозяин подготовку к ее препарированию. Видимо, она не оправдала его ожиданий, а потому старик решил избавиться от своего провала вполне научным способом. Только ей повезло – буквально через пару дней после этого разговора, что Орочимару и слизняк Кабуто вели, проделывая над ним очередной из своих садистских опытов, ее «выкупил» один из постоянных клиентов старика. Теперь не оставалось ни капли сомнений в том, кем именно был тот самый покупатель. И вот теперь эти две опасные особы стояли между ними и безмозглым идиотом Джузо, которому хватило ума по собственной воле влезть во все это дерьмо.
Сам Бива, если судить по доносившемуся со стороны дамочек хриплому дыханию, сейчас находился прямо перед ними. Однако, долго гадать не пришлось – шаманка, резко шагнув вперед, с силой вцепилась в голову лежащему перед ней мужчине, а потом с легкостью подняла его над землей, словно в нем не было и грамма веса. Да уж, теперь сомневаться не приходилось – это был старина Бива Джузо. Высокий, худощавый, с жуткими шрамами через все лицо, что он заполучил еще будучи человеком, однако заметно потрепанный и словно высушенный, будто последние несколько недель у него во рту не было ни капли крови. Хотя, вероятнее всего, он просто потратил слишком много сил на восстановление после многочисленных ран, о чем красноречиво говорила и его обильно испачканная кровью одежда. Шаманка стояла ровно, словно натянутая тетива, сжимая правой ладонью лоб их старого приятеля. Внезапная вспышка света, что на несколько секунд озарила окружающее пространства, вскоре превратилась в едва различимое свечение между ладонью женщины и лбом Джузо. В ту же секунду мужчина пронзительно заорал, да так, словно его на части резали. Суйгецу перевел взволнованный взгляд на Ринго, однако она благоразумно покачала головой. Она была права – они опоздали, и если после этой магической хрени, что сейчас проделывала над ним шаманка, он отдаст концы, то они уже ничего не могли с этим поделать. Сейчас им оставалось лишь одно – ждать и надеяться, что их друг окажется достаточно крепок, чтобы не откинуться слишком рано.
Прошло около двух минут, прежде чем Конан Тенши отпустила пленника. Мужчина грузной кучей плоти свалился ей под ноги и теперь что-то хрипло бормотал, словно в бреду. Женщина слегка пошатнулась, однако тут же взяла себя в руки и, обернувшись к напарнице, негромко произнесла:
- Позаботься о нём. Не хотелось бы из-за него лишиться чистоты.
А потом небрежно бросила через плечо, скрываясь за соседними боксами:
- Спасибо, Джузо. Ты оказался на удивление полезен.
Поймав на себе растерянный взгляд Амеюри, Ходзуки лишь неопределенно пожал плечами. Сейчас не было времени объяснять, что шаманы могли лишиться львиной доли своей силы, осквернив себя убийством. Похоже, Конан не хотела марать руки, а потому оставила это на длинноволосую девчонку, что, к его удивлению, не особо торопилась исполнять данный ей приказ. Кин присела на корточки перед скрюченным то ли от боли, то ли от страха, телом Джузо и что-то тихо и быстро ему говорила, то и дело с тревогой озираясь по сторонам.
Когда Ринго пнула его в бок острым носом своего ботинка, Суйгецу стоило огромных усилий не застонать от вновь отозвавшейся в его теле боли и не скинуть паршивку с крыши. Однако на хмурый взгляд его напарница ответила многозначительным кивком, после чего помахала рукой куда-то в сторону и показала ему два пальца. Ходзуки скривился, не совсем понимая, что от него требовалось, за что был награжден очередным пинком и деланно закатанными глазами.
«А, ясно»
Как в старые добрые времена.
Согласно кивнув ей в ответ, блондин вновь замер, тогда как коротышка, как можно сильнее распластавшись по крыше, проворно и совершенно бесшумно поползла вперед, пару мгновений спустя исчезая за стройным рядом складских помещений. Два пальца, значит? Суйгецу напрягся, мысленно отсчитывая секунды и неотрывно наблюдая за Кин, которая теперь топталась на месте, словно не зная, что ей делать дальше.
«Восемьдесят семь, восемьдесят восемь…»
Это было довольно странно - она вовсе не походила на человека, чья рука могла дрогнуть перед убийством.
«Сто пятнадцать, сто шестнадцать…»
Конан наверняка ушла уже довольно далеко.
«Сто двадцать»
Суйгецу глубоко втянул воздух ноздрями, с наслаждением расправляя легкие, а потом что было мочи шарахнул кулаком по металлической поверхности крыши, рассылая по утопавшему в вечерней мгле пространству пронзительное эхо. Кин вздрогнула от неожиданности и в то же мгновение бросилась его сторону, однако резкий, мощный удар слева отправил ее тело в непродолжительный полет. Со всей дури влетев телом в стену бокса, Кин, заметно пошатываясь, попыталась подняться на ноги, но очередной мощный удар в спину не дал ей этого сделать. Вцепившись мертвой хваткой в руки длинноволосой девушки, Ринго резко рванула их назад, словно пытаясь вырвать с корнем…
- Стой! Не надо!
Хриплый, словно задыхающийся голос Джузо на долю секунды заставил Амеюри замереть на месте, однако уже мгновение спустя она вновь рванула Кин за руки.
- Оставь ее! Просто выруби, но не… убивай…
Тихо чертыхнувшись, коротышка со всей силы шарахнула Цучи головой о стену бокса. Бывшая подопытная Орочимару приглушенно крякнула, а потом без чувств свалилась на землю прямо под ноги Ринго.
- Кажется, не ты один размяк, Ходзуки, - с отвращением выплюнула вампирша, грубо пиная Кин в бок, под головой которой медленно растекалась густая, темно-красная лужица крови.
- Суйгецу? – в изумлении выдохнул мужчина, с трудом приподнимаясь на одном локте и усиленно щурясь сквозь заметно отекшие веки.
Блондин усмехнулся и, сцепив зубы от боли, спрыгнул с крыши ближайшего бокса.
- Рад видеть тебя живым, Бива. Неслабо тебя потрепало.

*Адуляр – полудрагоценный минерал, именуемый в народе как «лунный камень»
Утверждено ф.
DitaSpice
Фанфик опубликован 06 Апреля 2018 года в 22:14 пользователем DitaSpice.
За это время его прочитали 70 раз и оставили 0 комментариев.